Главная | вверх

Яковенко - Герои смутного времени (117 из 176)

назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью
Но, как и Логвиненко, Попов не видел иного выхода.

— Ну, сегодня, так сегодня, — сказал он, поднимаясь, — пойду бойцам скажу.

Ротный сделал протестующий жест.

— Не надо, — сказал он. — Ничего не говори! Подожди. Скажем прямо перед прорывом. Чтобы не успели испугаться. А потом им пугаться будет некогда… Пусть пока побудут в блаженном неведении…

За час до того времени, когда Логвиненко запланировал бросок, Попов пробрался к своим минометчикам.

— Товарищ лейтенант, — обратился к нему Воробьев, — мин осталось еще на сутки максимум. Что дальше будем делать?

— Ничего, — пробурчал Юра. — Снимайте прицел, давайте, а я пока тут кое-что вытащу ценное.

— Это зачем? — изумился Толтинов, и раскрыл рот.

Лейтенант посчитал, что нет смысла в излишней секретности:

— Мы скоро отсюда уходим.

Бойцы вздрогнули и повеселели.

— К нам придет помощь?! Когда, сегодня?

Рагулин пробормотал нечто нечленораздельное, но Попов расслышал что-то вроде «Слава Богу, дождались».

— Нет, — резко оборвал восторги лейтенант. — К нам никто не придет. Мы на хрен никому не нужны! Мы сейчас испортим миномет, а потом подойдем к воротам, и все вместе пойдем на прорыв… Как у вас с боеприпасами?

Никто не ответил. Вся троица пребывала в шоке. Видимо, резкий переход от эйфории к ужасу сказался на них не самым лучшим образом.

— Как у вас с боеприпасами? — уже громче переспросил Попов.

И снова никто не ответил. Воробьев сидел с остекленевшим лицом. Потом черты его исказились, и он почти крикнул:

— Я не пойду! Я не хочу лежать в блиндаже, как остальные!

Юра дотянулся со своего места, и влепил ему пощечину.

— Все пойдут, идиот! Все! У нас нет другого выхода. Иначе ты просто тупо умрешь. А так у нас есть шанс. Будем прорываться к своим. Понял? К остальным нашим.

Личный состав был растерян, расстроен и сильно напуган. «Вот, блин, пристроились!» — зло подумал Попов. — «Здесь место самое тихое на блоке получается. Просидели в укрытии, мины покидали, и думали, что так до конца и будет. Не фига!».

— Толтинов! Понесешь прицел. Держи.

— А что с собой брать? — встрял очнувшийся Рагулин. Дуропляс как-то всегда быстрее отходил от шока. Дуропляс и есть дуропляс.

— Ничего. Боеприпасы — все что есть. Остальное — не нужно. Машины мы тоже бросаем. Налегке бежать легче.

В этот момент послышалось цоканье сапожных подков. На огневую позицию свалился растрепанный, весь какой-то потный, почему-то запыхавшийся солдат из пехоты.

— Товарищ лейтенант! Там ротный! В общем, все к воротам. Очень тихо.

— Идем, — ответил Попов. — Уже выходим.

Он похлопал Воробьева по спине:

— Ну что, братья — славяне? Все, пора! Поднимайтесь, и за мной.

В душе лейтенанта нарастали страх и возбуждение. В голодном животе что-то заурчало, а давно пересохшее горло саднило.

— Прорвемся — воды напьемся, — добавил он.

— Да, ради этого стоит, — искренне ответил Толтинов. — Мне вода постоянно снится. Я думал, с ума скоро сойду. Да и жрать хочется — мочи нет.

— Ага, сейчас пулю в живот всадят, — мрачно пробурчал Воробьев, — и нажрешься, и напьешься.
назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.