Главная | вверх

Якобсен - Продавец троллей (65 из 150)

назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью


— А что же делать, когда небо закрыто тучами и звёзд нельзя видеть? — спросил Анри.

Бомстаф улыбнулся:

— Тогда приходится приблизительно вычислять своё положение, исходя из того, каким было звёздное небо, когда мы его в последний раз видели, и учитывая скорость, с которой мы плыли. Если звезды очень долго не показывались, по ним уже ничего не узнаешь, и тогда остаётся только спросить своего попугая. Ничего путного от него, конечно, не услышишь, но по крайней мере ты перестаёшь всё время думать о том, как это плохо быть в открытом море и не знать, куда тебя занесло. А так — чем черт не шутит, вдруг попугай знает, где мы находимся?

— Скажи, ты знаешь, в каком месте Средиземного моря мы находимся? — спросил Анри Кастанака.

— Под звёздами, на воде, позади месяца, — важно изрёк попугай, и все дружно рассмеялись, а «Элинор» между тем медленно-медленно подплывал по потемневшим волнам к африканскому берегу.




О моряках и попугаях


На следующее утро, едва встало солнце, заиграв во всём своём золотом великолепии на волнах Средиземного моря, «Элинор» уже проплыл вдоль длиннейшего мола, на котором, вероятно, стоял когда-то гигантский маяк, а затем вошёл в Александрийскую гавань. У входа в порт весь фарватер кишел странными по форме речными судами, которые использовались для перевозки товаров вверх и вниз по течению могучей египетской реки Нил. Нильские парусники величаво скользили по воде — до того величаво, что иной раз невозможно было сказать, движутся они или стоят на месте. В их движении не было никакого порядка, и «Элинор», чтобы протиснуться в гавань, должен был то и дело уворачиваться, пропуская снующие взад и вперёд суда. Бомстаф только поспевал выкрикивать команды стоявшему за штурвалом Гудвину и матросам, которые трудились не покладая рук, то и дело переставляя паруса каждый раз, как «Элинор» поворачивал то в одну, то в другую сторону. Им всем приходилось нелегко, потому что одновременно с командами Бомстафа раздавались приказы попугая, который вмешивался в работу своими инструкциями.

— Три румба лево руля! — кричал Бомстаф.

— И так держать, а затем бери право руля! — вмешивался попугай.

Хорошо, что хоть Гудвину хватило ума не слушать попугая, потому что, выполни он этот приказ, они раздавили бы по меньшей мере три нильских парусника, которые бестолково крутились с правого борта.

— Подтяни грот и береги голову, сейчас повернётся гик! — приказывал Бомстаф.

— И отпусти грот, бери рифы на фок-мачте! — орал попугай.

Матросы Бомстафа не отличались сметливостью, один был туговат на ухо, поэтому команды попугая иногда сбивали их с толку. Хуже всего вышло, когда Кельвин отпустил гик с правого борта, а его брат Мельвин одновременно с ним отпустил его с левого. Так как Гудвин в то же время круто положил штурвал на левый борт, развернув корабль против ветра, гик с гротом вымахнул далеко за правый борт. Вслед за вылетевшим парусом из блоков вырвались шкоты, а Кельвин и Мельвин только разинули рты.

— Что вы наделали, сухопутные крысы?
назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.