Главная | вверх

Якобсен - Продавец троллей (137 из 150)

назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью


Над Средиземным морем дул слабый восточный ветер, и «Элинор» спокойно, хотя и медленно, двигался вперёд, так продолжалось, пока они не обогнули Гибралтар и не вышли в Атлантический океан. Тут ветер заметно усилился и посвежел, и, пока они плыли на север, на палубу часто залетали солёные брызги.

Было очень забавно наблюдать за тем, как вели себя попугай, Гектор и Боффин, когда новая волна заплёскивалась на палубу, обдавая её фонтаном брызг. Гектор поднимался и переходил лежать на другую сторону палубы. Когда рулевой поворачивал штурвал и корабль менял курс, палубу начинало заливать с другой стороны и Гектор снова оказывался под душем. Тогда он вставал, отряхивался, спускался в каюту и укладывался там. Анри научил Боффина крутить на палубе сальто-мортале, но, несмотря на всю ловкость Боффина, этот фокус получался у Анри лучше, чем у тролля. Однажды это чуть не кончилось бедой, когда Мель-вину почему-то взбрело в голову в виде исключения созвать всех на обед колоколом. Едва колокол звякнул один раз, как Боффин высоко подпрыгнул и с громким воплем вылетел за борт. В первый миг все подумали, что он упал в воду, но, подбежав к поручням и заглянув вниз, увидели, чтоБоффин уцепился за верёвку такелажа, висевшую с краю вдоль борта. Через некоторое время Анри при помощи намазанного вареньем корабельного сухаря снова заманил Боффина на палубу, и все облегчённо вздохнули.

— А что там случилось? — спросил Бомстаф. — Чего эта скотинка так испугалась?

Ответ не заставил себя долго ждать, потому что Мельвин опять принялся звонить в колокол, и все повторилось снова. Во второй раз было ещё труднее заманить Боффина обратно на борт.

— Чтобы больше никто в продолжение этого рейса не смел звонить в колокол! — зычным голосом объявил Бомстаф, поняв, чего испугался Боффин. — Иначе у нас кончится варенье раньше, чем мы войдём в Бискайский залив.

Гудвин наблюдал за всей этой сценой со стороны. Наморщив лоб, он глубоко задумался. Его очень заинтересовало, что Боффин, оказывается, так боится колокольного звона.

По мере того как корабль, пройдя Гибралтарский пролив, двигался к северу, Гудвин освобождался от прежних опасений. Барометр все падал, падал и падал, и погода все портилась, пока наконец не начался ураган. На «Элинор» все были заняты, потому что надо было то и дело поднимать и убирать паруса, и Гудвин, имевший за плечами большой опыт, так как сам в молодости немало плавал на кораблях, часто становился за штурвал. В такую погоду требовалось много сил, чтобы удерживать «Элинор» на нужном курсе. Корабль скрипел и зарывался носом в разбушевавшиеся волны, но, чем больше злилась непогода, тем веселее делался Бомстаф. В отличие от своей команды из четырёх матросов, совсем обессилевшей от тяжёлой работы, без которой корабль не удержался бы на плаву, капитан чувствовал себя превосходно при шторме. Ветер трепал его бороду, но он только смеялся, когда очередная волна, перехлёстывающая через борт, поливала всех с головы до ног солёной водой.
назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.