Главная | вверх

Якобсен - Продавец троллей (132 из 150)

назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью
Жизнь — удивительная штука, но, возможно, в этом есть свой особенный смысл!

Манера Бомстафа держаться весело и добродушно внезапно исчезла без следа. На самом деле он был гораздо умнее, чем думало большинство окружающих людей, и смысл речей Кастанака не укрылся от него. Глядя прямо в глаза волшебнику, он сказал:

— Я не имею права решать за Анри, и если он желает учиться тому, чему вы можете его обучить, я не стану мешать. Но он очутился тут из-за меня, и я отвечаю за то, чтобы он стал счастливым человеком и повидал всё, что только можно, на белом свете и чтобы он сам выбрал, чему он захочет учиться. Я буду привозить его в Константинополь каждый раз, как «Элинор» будет заходить в эти края. Если он захочет, пускай остаётся и побудет у вас, а потом я могу снова забрать его с собой, когда мы направимся к другим берегам, которых он ещё не видал.

Кастанак уважительно кивнул Бомстафу. Теперь он понял, что недооценивал раньше этого великана, и знал, что добился того, чего хотел. Может быть, Кастанак наконец-таки нашёл себе преемника, который продолжил бы его великое дело.




В обратный путь


Возвращение домой после дальних странствий совсем не то что путешествие в заморские страны. И Гудвин испытал это на себе на обратном пути в Англию. Как ни странно, на этот раз плавание показалось ему гораздо короче.

Гудвин проводил много времени на палубе «Элинор», предаваясь своим мыслям. Он думал обо всём, что с ним случилось с тех пор, как он однажды осенью вышел из Комп-тон Бассета, и думал о новых друзьях, которых нашёл в пути. Он размышлял над рассказом Кастанака, в особенности о его долгом путешествии десятилетней давности из Константинополя в Блоксбергскую пустошь, вспоминал об одиночестве волшебника, когда тому не с кем было разделить свою тревогу о троллях. Думал Гудвин и о серебряной фигурке с осколком чёрного кристалла в руке. Теперь ему предстояло решать, что он с ней сделает и, главное, согласен ли он, чтобы её использовали для ловли троллей в Комптон Бассете.

Каждый день Гудвин несколько раз вынимал маленькую торбочку, полученную от Кастанака. Дотрагиваясь до странной грубой кожи, Гудвин всякий раз вздрагивал, и мороз пробегал у него по спине при мысли о том, что сумка сделана из шкуры блоксбергских волков, которых Альберт Шмидт уложил своими страшными кинжалами. Не раз и не два Гудвин вглядывался в изящную серебряную фигурку и крошечный осколок кристалла, словно ожидая получить от них ответ на свои вопросы. Но кристалл оставался черным и безжизненным даже в ярких солнечных лучах.

Бомстаф и Анри отлично понимали, отчего Гудвин стал таким задумчивым, и старались ему не мешать, когда он стоял на палубе, устремив взгляд в морскую даль. Анри пуще прежнего уверовал в то, что тролли не злые, а добрые существа, ему казалось, что будет ужасно, если их всех изловят и прогонят из Комптон Бассета. Мальчик был глубоко убеждён, что тролли погибнут вдали от вековечных ив, а, насколько он знал, Комптон Бассет был единственным местом, где ещё сохранились эти деревья.
назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.