Главная | вверх

Якобсен - Продавец троллей (114 из 150)

назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью



Блоксбергская пустошь 20 сентября 1852 года

Любезный друг Кастанак!

К сожалению, я тебе долго не писал. Очень многое занимало мои мысли и не оставляло на это времени, и только сейчас я понял, что именно потому мне и следовало давно тебе написать. Остаётся только надеяться, что я не опоздал.

В последние годы жизнь пустоши изменилась. Почти все люди отсюда уехали, и даже на меня все чаще пытаются нападать волки.

Дорогой друг, я вижу, что отстал от жизни. Только вчера я начал понимать, что происходит вокруг. Впервые за несколько лет я поднялся на северный склон Блоксберга.

Вечные ивы вот-вот погибнут.

    Альберт




Сломя голову


Кастанак медленно опустил письмо Альберта. Взгляд у него сделался озабоченным и сердитым при мысли о событиях, происходивших много лет назад.

— Как уже сказано, я был глубоко обеспокоен письмом Альберта. Альберт Шмидт — истинный отпрыск своего прапрадеда. Он настоящий гигант и не боится ни одного существа на этой земле. Как и прапрадед, он в молодости занимался охотой на холодных, бескрайних просторах России, где хозяин леса — медведь. В конце концов он тоже устал от тесноты лесной чащи и вернулся на пустошь, которая окружает Блоксберг. Сейчас он живёт там на том же самом месте, где прежде стояла хижина Вальтера Шмидта, и, кажется, дом Альберта мало чем от неё отличается.

Все существа, населяющие пустошь, уважают и побаиваются Альберта. Даже волки опасаются к нему приближаться, потому что Альберт отважный охотник и встреча с ним может быть смертельной. Тролли его уважают и чуть ли не заключили с ним молчаливый союз, хотя и не могут совсем отказаться от своих дурацких проказ, которыми иногда дразнят его. Но самое удивительное, что даже ведьмам не удаётся произвести на него впечатления. Чаще всего он делает вид, будто просто их не замечает, а поскольку они не в состоянии его запугать, то и зла причинить ему не могут.

Когда я прочёл в письме, что волки пытаются нападать на Альберта, меня это очень обеспокоило. Это могло означать только одно: очевидно, волки и другие тёмные силы пустоши почувствовали, что настал их час. Дойдя до последнего замечания в письме Альберта, я внезапно понял, что все эти годы, пока мы вслед за нашими пращурами пытались разгадать тайну, связанную с Блоксбергом, мы были слепыми!

По мере того как двигалось вперёд его повествование, Кастанак все больше начинал горячиться. Борода и брови его растопорщились, на лбу пролегли глубокие морщины. Он поднялся с кресла и быстро заходил взад и вперёд по комнате, продолжая рассказывать. Он был так поглощён своими мыслями, что, казалось, забыл про слушателей.

— Слепцы! Все эти годы мы оставались слепцами! Мы изучали злые силы пустоши — волков и ведьм, воображая, что, поняв их, узнаем, как с ними бороться, когда настанет час. Но тут меня внезапно осенило, что все мы: и я, и Арсен Састрафен, и все мои предки — дали заманить себя в ловушку, в сети, расставленные ведьмами!

Ивы — вечные ивы, растущие на северном склоне Блоксберга, — погибают!
назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.