Главная | вверх

Якобсен - Продавец троллей (1 из 1)

назад вперед | первая последняя | полностью
Бент Якобсен


Тролли #1
Покой обитателей английской деревушки XIX века нарушен: невесть откуда появившиеся тролли сделали их жизнь совершенно невыносимой. В конце концов деревенский трактирщик, английский моряк и уличный мальчишка из Марселя в сопровождении очень умной собаки и не менее умного попугая отправляются в экспедицию и после многочисленных приключений оказываются в Константинополе, где и разрешают загадку троллей. Впрочем, это ещё не конец…





Бент Якобсен

Продавец троллей


Посвяшается Есберну, Мартину, Лсгеру и Нанне





Удивительный совет


Посреди моря на большом зелёном острове есть немного необычная страна под названием Англия. В Англии много старинных селений, которые чем-нибудь да замечательны, в одном из них и случилось то, о чём я хочу рассказать в этой истории. Наша семья одно время жила как раз там, где приключились эти события, так что всё, о чём я пишу (кроме некоторых вещей, о которых я узнал из рассказов), происходило у меня на глазах.

Неподалёку от города Оксфорда, где полно умных людей, у которых голова всегда занята сложными мыслями, находится гряда холмов, протянувшаяся с одного конца острова в другой. У подножия этой гряды лежит долина, она называется Долиной Белой Лошади. А возле самого склона приютилась деревушка под названием Комптон Бассет, вот там-то и берёт начало наша история.

Комптон Бассет — это уютный старинный английский уголок, именно такой, каким и должна быть старинная английская деревня. У многих домов здесь соломенные крыши, покосившиеся стены и маленькие игрушечные окошечки, а летом во всех садиках пышно цветут цветы и гудят пчелы. Через всю деревню протянулась извилистая дорожка, огибающая на своём пути небольшой пруд, по-старинному весь заросший жерухой. Из пруда вытекает речка, которая сбегает в долину. Для того чтобы люди на автомобилях, велосипедах и просто пешком могли перебраться на другой берег, через речку перекинут мостик, а чтобы никто не свалился в воду, по бокам сделаны белые перила.



Жители деревни Комптон Бассет все друг друга знают, и летом они вечерком часто ходят в гости друг к другу. Гостей тут потчуют чаем с лепёшками, потому что в Англии очень любят летом печь лепёшки. Англичанам особенно нравится пить чай в саду, чтобы, сидя за столом, любоваться цветами, обсуждая с гостями, у кого они нынче лучше всех удались, да толковать о том, какая стояла погода и какая предстоит в ближайшие дни. В Комптон Бассет очень редко кто-нибудь приезжает, поэтому, живя там, можно не опасаться никаких воров. Но вот поди ж ты! На ночь глядя все обитатели Комптон Бассета запирают на замок все двери в домах, сараях и теплицах! Одним словом, тщательно запирают все строения, где у них хранятся какие-нибудь вещи или лежит что-нибудь нужное. Очень редко случается, чтобы кто-то из жителей Комптон Бассета обмолвился о том, зачем они всё у себя запирают, а многие и вовсе ни за что не проронят об этом ни слова.



Когда мы с нашими тремя мальчиками приехали в Комптон Бассет, к нам в первый же день пришли знакомиться и поздравлять с новосельем многие его обитатели. Нам было очень приятно и радостно так быстро познакомиться со всеми односельчанами, причём мы сразу получили от них множество полезных сведений о деревенской жизни. Так» например, я узнал, кто тут главный старожил, где летом собирают дикую малину и годится ли мост через речку для игры в салки. Первым пришёл знакомиться наш сосед Джек. Он всю свою жизнь провёл в деревне. Очень скоро мы подружились. Джек славный старик. Никто лучше Джека не знает ягодные места в окрестных рощах, а уж о том, какие ягодные торты они с женой пекут, и говорить нечего! Иногда, набрав особенно много ягод, он и к нам приходит с таким тортом. У Джека есть три собаки и четыре утки. Он часто гуляет с собаками по полям, но водит их всегда на поводке, чтобы они не гонялись за кроликами. В каждой руке он держит по поводку, а третий привязывает к щиколотке. Когда он идёт со своими тремя собаками, это потрясающее зрелище. Как правило, всё обходится благополучно, но иногда собаки начинают носиться взад и вперёд, туда и сюда, и тут уж получается настоящая куча мала. Как ты легко можешь вообразить, хуже всего бывает тогда, когда начинает резвиться тот пёс, чей поводок обмотан у Джека вокруг щиколотки, но до того, чтобы свалить Джека с ног, дело доходит чрезвычайно редко. Страшнее всего смотреть, когда он с собаками на поводках несёт домой собранные ягоды. Но это я лучше даже не буду пытаться описывать, иначе мне никогда не дойти до конца истории, которую я хочу рассказать.

Итак, как я уже сказал, Джек первым пришёл к нам поздороваться и познакомиться в тот день, когда мы переехали в Комптон Бассет. Мы с ним очень душевно побеседовали, как говорится, обо всём на свете. Но под конец, уже попрощавшись, Джек вдруг замешкался. Он обернулся и, посмотрев на меня с каким-то странным выражением, сказал:

— До свиданья, до свиданья! Завтра ещё увидимся! Только не забудь хорошенько запереть на ночь двери!

«Что это он вдруг?!» — подумал я, потому что ни о чём таком не было речи во время нашей беседы, да и сам он только что рассказывал мне, что все жители Комптон Бассета как на подбор сплошь честные люди. «Мало ли что! — сказал я себе. — У многих людей бывают какие-нибудь чудачества! Джек, например, считает, что нужно всегда запирать на ночь двери». Поэтому я не стал над этим долго ломать голову. Да и некогда было, потому что к нам все шли и шли гости, надо было с каждым познакомиться, угостить чайком, потолковать. Мы только успевали бегать из сада в дом и обратно, заваривать чай, подносить печенье и пирожные, не упуская ничего из разговоров, которые велись за столом.

Я быстро позабыл о странных словах, сказанных Джеком на прощание, но скоро получил новое напоминание! Когда первые гости, наговорившись всласть, начали расходиться по домам, мы услышали от них тот же наказ: не забудьте, дескать, на ночь запереть все двери! Тут-то я всерьёз задумался над тем, что в Комптон Бассете, похоже, творится что-то неладное!

В тот день мы так и не дождались объяснения, что за странные чудеса творятся в нашей столь идиллической с виду деревушке, но на всякий случай я старательно запер вечером все двери, и уж только потом мы поняли, до чего полезный совет дали нам добрые люди, ставшие отныне нашими соседями.




Ивовая роща на Грэмпс Хилле


Всю первую неделю после приезда мы были заняты тем, что устраивались в доме, который, поспешу заметить, был довольно-таки старинной и очень уютной постройки. Мы расставляли привезённые с собой вещи, прибирались, мыли полы и наводили красоту. Поэтому нам было не до прогулок, мы редко выбирались из дому, и до сих пор у нас не получалось подольше побеседовать с другими жителями. Но Джека мы встречали едва ли не каждый день во время его прогулок с собаками, он появлялся то с одной, то с двумя, а несколько раз и со всеми тремя сразу. Когда он брал с собой всех своих собак, то двух вёл на поводках, а одну нёс под мышкой или же вёл на поводках всех трёх, намотав один ремешок себе на щиколотку. Об этом мы с ним успели подробно поговорить, и он объяснил нам, как на собственном опыте убедился, что такой способ самый удобный.

На прощание он всегда напоминал, чтобы мы запирали на ночь двери, хотя, почему так надо, мы все как-то не успевали спросить. Но когда подошла к концу первая неделя нашего пребывания в Комптон Бассете, я подумал, что теперь ждать осталось недолго и скоро я наконец выясню, что творится в этой маленькой деревушке.

И вот в один прекрасный, особенно погожий денёк я посмотрел вокруг и понял, что мы окончательно устроились в своём новом старинном доме (или, может быть, правильнее будет наоборот — в старинном новом). Дело было под вечер, наши мальчики уже спали в своих комнатках наверху, и тут я решил, что сейчас самое время прогуляться на сон грядущий по деревне и познакомиться с нею поближе. Петляющая дорога, которая ведёт в деревню от нашего дома, взбирается в гору мимо древних, крытых соломой сараев и амбаров. В центре деревни от неё ответвляется узкая дорожка, поднимающаяся к церкви и дому священника. Его усадьба называется Грэмпс Хилл. За нею начинается долгий-долгий подъем по крутому склону на вершину. Наверху по гребню холма пролегает дорога, в старину ею пользовались странники, державшие путь через Юго-Западную Англию. Цепочка холмов и проложенная по гребню дорога протянулись на несколько сот километров, и в прежние дни путники тратили несколько дней, чтобы пройти её из конца в конец. Утомившись в пути или заметив, что начинало темнеть, путешественники спускались по одной из дорог, которые вели в долину к какой-нибудь деревне. В деревне обыкновенно был трактир, где можно было поесть и остановиться на ночлег, были бы только деньги. Если в трактире находилась свободная комната, которая оказывалась тебе по карману, ты мог переночевать в доме, ну а нет, так приходилось довольствоваться местечком на конюшне рядом с лошадьми.

Итак, дорога, которая ведёт с вершины холма вниз к деревне Комптон Бассет (или наоборот, если тебе угодно), называется Грэмпс Хилл, и дорога эта совсем не простая, а очень даже необыкновенная. Когда выходишь по ней из деревни, подъем сначала кажется не очень крутым, но потом дорога забирает вверх все круче, и скоро ты уже чувствуешь, что совсем запыхался. В тот летний вечер, когда я впервые отправился по ней, чтобы поглядеть на Комптон Бассет, вся деревня и усадьба священника так и купались в лучах летнего солнца. Но не успел я пройти немного вверх по Грэмпс Хиллу, как солнечный свет скрылся из глаз, заслонённый стеною древней ивовой рощи и зарослей плюща, покрывающих высокие откосы, которые возвышаются по обе стороны дороги. Старые ивы корявы и причудливы, а с их ветвей свисают густые, спутанные пучки каких-то вьющихся растений. Даже внизу, у подножия деревьев, под густой растительностью лишь кое-где можно разглядеть почвенный покров. Корни ив и вьющихся растений так и расползаются по земле, змеясь и свиваясь клубками, крепко стискивая своими корявыми лапами земляные откосы в вековечной хватке. Среди корней зияют глубокие впадины и ямы. Некоторые похожи на настоящие пещеры, в которых скрывается лаз в лисью нору; на такие пещеры ты натыкаешься тут на каждом шагу, как будто здесь расположился целый лисий городок. Тогда я, конечно, ещё не знал, что в норах кто-то живёт. Как не знал и того, что это никакие не лисы.

Между тем солнце клонилось к закату и брести по глубокой теснине между ивами становилось как-то неуютно, но я упорно карабкался выше, решив полюбоваться с вершины холма на заход солнца. Можно было и не забираться на самый верх, так как на полпути между одиноким клёном и каштаном, которые часовыми замерли справа и слева, в зарослях открывался просвет. Могучие и стройные стволы этих стражей высились как две колонны, по обе стороны небольшой поляны, на которую не смели вылезать ивы и плющ. Здесь я остановился и окинул взглядом открывшиеся внизу дали и деревню. Солнце уже садилось, и передо мной раскинулся прекрасный вид, озарённый последними лучами солнца, ласкавшими хлебные поля и золотившими соломенные крыши приютившейся внизу деревни. Я залюбовался этим зрелищем и не заметил, как красный солнечный шар скрылся за гребнем холмов. Только тут я почувствовал, что придорожная чаща на Грэмпс Хилле в наступившем мраке совершенно изменила свой вид.

Больше тут делать было нечего, и я быстро зашагал по дороге в обратном направлении. Между обступивших меня с двух сторон зарослей было тёмным-темно. Мне показалось, что чаща вдруг зажила своей жизнью, оттуда слышался шум и разные звуки, словно там закопошились, зашуршали в листве какие-то звери и птицы. Я шёл домой, погружённый в свои мысли, но скоро мой нос вдруг уловил непонятно откуда взявшийся запах, которым тянуло то с одной, то с другой стороны. Запах показался мне странным. Пахло противно и остро, причём самое странное было в том, что, поднимаясь наверх, я ничего такого не заметил. Это было любопытно, и я несколько раз даже остановился, чтобы хорошенько принюхаться. Мне определённо никогда ещё не встречался такой запах, но я ещё не знал, что отныне не скоро придётся его забыть.

Я прошёл ещё немного, но тут случилось нечто такое, отчего я остановился как вкопанный и мгновенно обернулся назад. Краем глаза я успел заметить, как что-то промелькнуло по земле, выскочив из-под корней, где прятались норы. Я понял только, что это не кролик, но существо скрылось раньше, чем я успел разглядеть его. Едва я подумал, кто бы это мог быть, как снова повторилось то же самое, на этот раз по другую сторону дороги. Опять я как можно быстрей обернулся, но все равно опоздал и не увидел, кто это был.

Всё это было уже чересчур странно! Я сорвался с места и что есть духу припустил назад в деревню. Вскоре впереди смутно замаячил в сгущающейся тьме поворот, а оттуда, насколько я знал, было уже недалеко до человеческого жилья. Мне стало спокойнее на душе, когда я уверился, что с таинственными приключениями на сегодня покончено.

Однако вышло иначе!




Неожиданный испуг


Я мчался со всех ног, чтобы поскорее добраться до Комптон Бассета. Я не имел никакого понятия о том, что такое я увидел на дороге или, вернее сказать, не увидел, а лишь мельком заметил краешком глаза. В настоящую минуту мне совсем не хотелось знать, что это было. Я несомненно понял только то, что столкнулся с чем-то непонятным и таинственным. А между тем уже стемнело, так что предаваться биологическим разысканиям было совсем не ко времени. В данный момент я не испытывал ни малейшего желания рыскать по зарослям, выясняя, что за странный зверь обитает в норах под корнями ивовой рощи. Я был уже почти у самого поворота, откуда оставалось совсем немного до усадьбы священника, поэтому мог с облегчением перевести дух. И тут вдруг повторилось то же самое! Внезапно я увидел, как в зарослях кто-то выскочил из-под земли, на этот раз впереди. Не успел я разобрать, кто же это такой, как это незнамо что шмыгнуло за дерево, а может быть, вскарабкалось наверх и спряталось среди ветвей. Хотя в темноте было плохо видно, я всё же успел разглядеть, что передо мной мелькнуло крупное животное, высотой более чем вполовину человеческого роста. Это уже само по себе было странно, но ещё более странным показалось мне то, что оно, по-видимому, передвигалось на двух ногах, как человек, хотя в Англии, насколько я знаю, таких животных не водится.

Думаю, ты представляешь себе, как я прибавил ходу, потому что, честно говоря, мне сделалось немного не по себе. Я бежал и на бегу видел, как по обе стороны дороги начало твориться что-то невообразимое. Какие-то существа молниеносно выскакивали из нор и тут же скрывались в них, едва лишь я успевал взглянуть в их сторону. Хорошенько рассмотреть их было сложно, но мне всё-таки показалось, что все больше и больше этих странных созданий, вынырнув из-под земли, уже не прячутся в норы, а разбегаются по роще и скрываются среди деревьев. И как же ловко они умели прятаться, ведь роща — это вам не густой лес, а между тем, сколько я ни всматривался, так никого и не углядел!

Но потом вновь кто-то выглянул из-за дерева справа от меня. На этот раз я оказался хитрее и проворнее этого существа. Сначала я притворился, что не заметил его, и продолжал смотреть прямо перед собой, а затем вдруг молниеносно обернулся. И вот прямо перед собой я успел увидеть пару самых удивительных глаз, какие мне только приходилось встречать в жизни. Они были большущие, просто-таки огромные по сравнению с человеческими, а по форме овальные, причём в вышину втрое больше, чем в ширину. Они блеснули в темноте и тотчас без единого звука исчезли.

«Ага, — подумал я. — Всё-таки удалось застать одного врасплох. Может быть, это внушит им немного почтения и они поймут, что из меня нельзя делать дурака».

Едва я это подумал, как в воздухе раздался странный звук, похожий на свист: «Фьюиттть!» Казалось, что-то быстро, и даже очень быстро, несётся прямо мне навстречу. Я так и оцепенел, и в следующий миг мне пришлось пережить самое ужасное потрясение: передо мною без всякого предупреждения внезапно возникла невероятная рожа. Такой страхолюдной я ещё в жизни не видывал. Мало того, она ещё и болталась передо мной вниз головой! Здоровенная башка со зверской мордой, которая висела передо мной в воздухе вверх тормашками, уставилась на меня такими же огромными овальными глазами, какие я только что видел. Нос этого существа смахивал на крупную картофелину вроде тех, какие выкапывают из земли в августе, и был украшен длинными жёсткими волосьями, растущими из ноздрей. Толстогубый рот тоже не отличался изяществом, а лицо было утыкано пучками волос, которые росли как попало и стояли торчком. Тут уж я понял, откуда шёл запах, который я учуял на горе. Такой же вонью отчаянно разило от этого существа. Всего лишь какой-то миг оно смотрело на меня своими необыкновенными глазами, и я застыл, не в силах шевельнуть ни рукой, ни ногой.

— Бу-у! — сказала рожа. Я попятился и, запнувшись обо что-то, так и сел наземь. Очевидно, это было очень смешно, потому что рожа расплылась в широкой ухмылке, так что видны стали кривые зубы у неё во рту. Судя по всему, существо решило ещё раз повторить свою удачную шутку.

— Бу-у! — снова сказало оно, по-прежнему вися передо мной вверх тормашками.

Я отодвинулся ещё немного, насколько мог, но тут уж и сам тоже рассердился. Я вскочил и попытался его схватить, твёрдо решив проучить шутника, который так меня напугал, а теперь ещё. и радовался своему успеху!

Однако едва я успел протянуть руку, как оно опять свистнуло «фью-ить!» и скрылось в темноте за деревьями так же внезапно, как появилось, а я остался стоять с разинутым ртом, схватив рукой пустоту.

Но тут сзади кто-то вдруг тронул меня за плечо. Я обернулся — и нате вам! — прямо за плечом у меня оказалась такая же рожа и тоже вниз головой.

— Бу-у! — сказала вторая, и я опять невольно отпрыгнул, чем вызвал самую радостную ухмылку, какую только можно вообразить.

— Хе-хе-хе! — засмеялся второй шутник густым сиплым басом, продолжая висеть вниз головой.

— А вот я сейчас покажу тебе «бу»! — крикнул я и ринулся вперёд, но не тут-то было!

Он опять свистнул «фью-ить!», и я только его и видел.

Голова у меня шла кругом, и я так растерялся, что не мог сразу сообразить, в какую сторону мне надо было идти, поэтому обернулся и стал осматриваться. И тут я увидел, что по обе стороны дороги вокруг меня из земли повылезало видимо-невидимо странных существ, которые теперь уже отбросили всякое смущение. Все они уставились на меня своими странными глазами, которые смотрели бессмысленно и в то же время насторожённо и загадочно. Мне также показалось, что в этом взгляде было немного грусти, но боюсь, что это всего лишь обманчивое впечатление, будто на уме у них не одни только каверзы и зловредетва.

Дело выглядело довольно скверно. Я не знал, что затевают эти существа, но их было много, и я, не долго думая, принял решение, которое заключалось в том, что мне самое время дать стрекача и удирать отсюда во все лопатки.

Уж не знаю, чем бы всё это кончилось, потому что не успел я сделать и шагу, как случилась новая неожиданность. Внезапно у странных существ вокруг изменилось выражение глаз. В них как по команде вдруг отразилось беспокойство. Почти бесшумно все дружно бросились в норы и разом исчезли, буквально провалились сквозь землю!

В тот же миг я услышал звук колокольчика, а впереди на дороге блеснул луч света. Из-за поворота со стороны деревни показалась небольшая вереница людей с фонарями и факелами в руках. Я двинулся им навстречу. Это было четверо жителей деревни, и я, должен признаться, ощутил облегчение, завидев их приближение.

— Ну вот и ты! — сказал тот, что шёл первым. Это был старый Натан, который несколько лет назад оставил должность деревенского доктора. В руке он держал медный колокольчик. — Мы решили, что надо тебя встретить, а то скоро совсем стемнеет. Но, похоже, с тобой не случилось ничего худого.

Он приподнял фонарь и посветил на меня.

— Спасибо, — сказал я. — Со мной всё в порядке. Но я хотел бы наконец узнать, отчего вы запираете на ночь все двери и что это были за существа, которые старались напугать меня до потери сознания.

— Вона что! — сказал старик Натан. — Так я и знал! Раз уж тебя занесла нелёгкая рыскать тут в потёмках, ты не мог с ними не познакомиться. Хорошо, что мы вышли тебе навстречу. Но ты прав, мы должны объяснить тебе, в чём дело. Тогда давайте пойдём сейчас ко мне, и я поведаю тебе историю про лесных троллей в роще Комп-тон Бассета!




Предание о чужеземном страннике


Заглянув к себе, чтобы предупредить домашних о том, что я собираюсь провести вечер у старого Натана, и проверив на всякий случай, хорошо ли заперты все двери, я отправился к домику доктора Натана, который жил возле заросшего жерухой пруда.

Расположившись с чашками чаю в удобных старинных креслах перед камином и дождавшись, когда доктор Натан раскурит трубку, мы услышали следующий рассказ:

— Теперь, когда ты сам видел троллей и уже не станешь говорить, что я от старости выжил из ума, можно рассказать тебе всю эту историю, по крайней мере всё, что нам об этом известно. (Я понял, что старый Натан считает себя самым осведомлённым на этот счёт человеком в деревне.)

Ты уже знаешь, конечно, что Комптон Бассет — очень и очень старинная деревня. Люди жили здесь с незапамятных времён, когда в других странах, на севере, ещё правили викинги, то есть более тысячи лет тому назад. С тех самых пор дорога, пролегающая по гребню холмов, была одним из важнейших торговых путей Англии, и так продолжалось всё время вплоть до начала двадцатого века. По этой дороге ходили бродячие торговцы, которые приносили товары из самых дальних мест. Комптон Бассет славился своим хорошим трактиром, где бродячим торговцам заодно удавалось продать много товара. Поэтому на дорогу, которая ныне называется Грэмпс Хилл и ведёт с вершины холма в нашу деревню, тогда охотно сворачивали путники. С годами эту дорогу сильно вытоптали, а когда наступала пора дождей, то вода лилась по ней потоком. Дожди постепенно вымыли почву посередине, оставив по бокам высокие земляные откосы.

В середине девятнадцатого века, лет сто пятьдесят тому назад, в Комптон Бассете обосновался приезжий помещик. У помещика было довольно денег, чтобы приобретать вещи получше тех, какие можно купить у странствующих торговцев, и он обзавёлся множеством красивых предметов из серебра и золота, сделанных в Лондоне. Однако рассказывали, что помещик покупал эти вещи только для того, чтобы ими хвастаться перед людьми, а на самом деле он больше всего любил разглядывать интересные и занятные безделушки, которые привозили из дальних мест странствующие торговцы, скупая у них для своего собрания самые занятные. Поэтому он наказал трактирщику, чтобы тот посылал к нему всех торговцев, которые останавливались в деревне, желая посмотреть всё, что они принесли.

Тут Натан замолчал, чтобы сделать несколько затяжек из трубки, выпустил вверх вереницу прозрачных колечек дыма и задумчиво проводил их взглядом. Они немного повисели, расползаясь по сторонам, пока не попрятались в потолочные щели. Затем он продолжил свой рассказ:

— Про ту историю, которую я тебе сейчас расскажу, никто не знает наверняка, как в точности было дело, но именно так её сохранило предание, которое вот уже много поколений передаётся в Комптон Бассете из уст в уста.

Однажды осенью много-много лет тому назад над Комптон Бассетом с вечера разразилась гроза с громом и молниями. Весь день из-за холмов надвигались свинцовые тучи, пока над долиной не скрылись последние проблески света. Случилось так, что это произошло как раз тридцать первого октября, в День Всех Святых, отчего грозный вид неба ещё больше напугал жителей Комптон Бассета. После захода солнца настал непроглядный мрак и только вспышки молний на миг озаряли окрестность. Ветер метал по улице секущие струи Дождя, так что все жители попрятались по домам. Все и без того знали, какой нынче вечер, а непогода добавляла своё, действуя людям на нервы.

В трактире собралось довольно много народу. Все с жаром уверяли друг друга, что они ничего не боятся — ни разбушевавшейся грозы, ни того, что нынче Ночь Всех Святых. Однако же никто почему-то не хотел уходить домой. Один лишь трактирщик Гудвин не поддался тревожному настроению, так как от природы отличался уравновешенным характером и рассудительностью, да и много чего повидал на своём веку. Подав всем заказанную еду, он собрался было погасить в печке огонь, считая, что в такую ночь вряд ли можно ждать новых посетителей.

Но спустя несколько часов после того, как стемнело, дверь в трактирную залу без стука отворилась и на пороге показался странного вида человек в насквозь промокшей одежде. Его появление, наверное, сильно всех перепугало, ведь в такую ночь добрым людям положено сидеть по домам, а не бродить по дорогам. Было сразу видно, что путник пришёл издалека, потому что говорил он как-то чудно и одет был не по-нашенски, в невиданное для Комптон Бассета платье. На нём был длинный синий плащ и высоченный колпак с широкими полями, острый кончик которого загибался книзу. На спине вошедшего висел небольшой заплечный мешок, сшитый из какой-то неизвестной кожи.

Незнакомец потребовал себе ужин и сказал, что останется на ночлег, поэтому ему нужна комната. Он хочет пораньше лечь, так как завтра с рассветом собирается продолжить свой путь. Гудвин дал ему все требуемое, но сам тотчас же послал поварёнка к помещику сообщить о госте. Трактирщик решил, что помещик сразу загорится желанием поскорее посмотреть, что принёс с собой необыкновенный пришелец.

И трактирщик не ошибся. Едва новый постоялец закончил ужинать и встал из-за стола, чтобы отправиться в отведённую ему комнату, в трактирную залу уже явились от помещика два лакея. Они обратились к незнакомцу с просьбой отправиться с ними в помещичий дом, хозяин-де приглашает его в гости, чтобы вместе отведать доброго вина. Но, к удивлению посланцев, незнакомец ответил отказом. Он говорил с лакеями очень вежливо, и просил их кланяться от него хозяину и передать ему благодарность за приглашение.

— Но я очень устал, — сказал он, — весь день провёл в дороге, шагал быстро, не останавливаясь, и платье моё промокло. А завтра я собираюсь спозаранку продолжить путь.

Таких речей ещё никогда не слыхали в Комптон Бассете! Люди в трактире приняли незнакомца за странствующего торговца, а торговцы обыкновенно бывали только рады, когда их звали в дом помещика. Для них это означало удачную возможность выгодно сбыть часть товара. Но нынешний гость не выказал никакого интереса и не принял приглашения, а ведь такой ответ наверняка придётся не по нраву владельцу усадьбы. Человек он был вспыльчивый, и уж коли звал кого в свой дом, то ожидал, что приглашение будет принято с благодарностью.

Лакеи это отлично знали, и им вовсе не хотелось возвращаться к хозяину без чужестранца, тем более что время было позднее. И пока они будут бегать в усадьбу, а потом назад в трактир, наступит глубокая ночь. Поэтому они настаивали, чтобы незнакомец отправился с ними, и постарались втолковать ему, что в Комптон Бассете все пришлые люди должны подчиняться приказаниям помещика, а иначе их могут ждать большие неприятности! Видя, что делать нечего, незнакомец поневоле подчинился и под дождём потащился с ними в господскую усадьбу.

Помещик радушно встретил незнакомца, усадил его в горнице и дал ему бокал вина. Затем принялся восторженно разглагольствовать о своём гостеприимстве и о том, как он любит узнавать новости из дальних мест. Но чужеземец отвечал ему строгой отповедью:

— Там, откуда я пришёл, ничего нового не случилось. Как повсюду, люди дерутся за землю и за золото, а кто хочет жить мирно, занимается своим делом. Вот уже месяц я всё время был в пути, стараясь пройти за день такое расстояние, какое только можно осилить, в дороге мне было не до разговоров, так что мне нечего вам рассказать. Сегодня я тоже проделал большой путь, я устал и весь промок. Конечно, я очень высоко ценю ваше гостеприимство, но мне непросто было найти дорогу, которая ведёт к вашей деревне, а когда я наконец отыскал, одолеть её оказалось не так-то легко. Несколько раз меня сбивало с ног и чуть не уносило вниз потоком воды, так что моя одежда перепачкана грязью.

Помещик превосходно понял, что хотел сказать чужеземец, и дал себе слово заняться дорогой, чтобы спускаться с холмов в деревню стало удобнее и обожаемые им бродячие торговцы почаще к нему наведывались. Однако он вовсе не собирался просто так отпускать своего гостя, не выведав сперва, что лежит в его странном мешке. Поэтому он сказал:

— Я очень люблю необыкновенные вещи и всякую всячину из дальних стран. Я собираю вещи на память о людях, которые побывали в моём доме. Не покажешь ли ты мне, что там у тебя в мешке? Если у тебя найдётся что-нибудь подходящее для моего собрания, я щедро тебе заплачу.

Тут незнакомец встревожился и ответил:

— У меня нет ничего такого, что могло бы заинтересовать столь тонкого ценителя, как вы, но в следующий раз, когда я сюда приду, я принесу самую необыкновенную вещь, какая только мне попадётся во время странствий.

Как потом оказалось, это были роковые слова, но помещик не мог этого знать, и он потребовал от странствующего торговца, чтобы тот развязал перед ним свой необыкновенный мешок. Гость медленно и нехотя выполнил приказание, не сводя с хозяина горящего взора, который словно прожигал помещика насквозь, так что тот в смущении невольно отвёл глаза.




Семена красной ивы


Чужеземец нехотя развязал шнурок, которым были стянуты края его заплечного мешка, и осторожно высыпал содержимое перед владельцем усадьбы.

В мешке оказалось только три предмета. Во-первых, маленький кожаный мешочек для бронзовых, серебряных и золотых монет, которыми торговец расплачивался, когда делал покупки, но этого добра у помещика, разумеется, и у самого было навалом, так что деньги нисколько его не заинтересовали. Второй предмет был завёрнут в цветной платок с диковинными узорами. Это оказалась серебряная фигурка девушки. Глаза её были сделаны из драгоценных камней и мерцали, когда её поворачивали в руках. Но самое удивительное было то, что в одной руке у неё была кисточка, похожая на ослиный хвост, и эту кисточку она держала высоко над головой. В другой руке был маленький продолговатый чёрный кристаллик, по виду совершенно безжизненный. Помещик никогда не видал прежде такой фигурки, и она его очень заинтересовала. И наконец, там был ещё один кожаный мешочек, но странник, казалось, не собирался его развязывать.

— А что у тебя во втором мешочке, чужеземец? — спросил помещик, после того как, подержав в руках и внимательно рассмотрев серебряную фигурку, положил её на место. Ответ незнакомца был уклончив.

— Это лишь семена растения. Просто семена ивы, — сказал он.

Но помещик и тут не успокоился, и в третий раз гостю пришлось уступить и выполнить требование хозяина.

Очень бережно он расстелил на полу тонкий платок и высыпал на ткань содержимое мешочка. К своему удивлению, помещик убедился, что торговец сказал правду. Это была горстка мелких пушистых семян, и впрямь похожих на семена ивы. Однако в них было и кое-что необычное, потому что они были красного цвета и как будто светились.

— Скажи мне, чужеземец, — спросил помещик, — зачем ты носишь с собой семена ивы? Ведь ивы и без того растут повсюду сами собой, и я не слыхал, чтобы их где-то нарочно сеяли.

Но чужеземец уже так рассердился, что заупрямился и ничего не ответил, и тут помещик, догадавшись, что семена, видимо, какие-то необыкновенные, опять совершил ошибку. Чтобы проверить свою догадку, он сказал:

— Я не хочу, чтобы из-за меня ты остался в убытке, и не возьму у тебя ничего ценного, так что позволь уж мне взять на память о нашей встрече эти семена. Хотя они ничего не стоят, я вместо гостинца дам тебе на дорогу два золотых в обмен на семена.

Тут торговец по-настоящему заволновался и в первый раз за всё время заговорил нервным тоном:

— Простите, но я не могу допустить, чтобы такой благородный господин получил такую ничтожную вещь. Возьмите лучше эту серебряную фигурку! Этот маленький знак признательности не может отплатить за оказанное мне гостеприимство, но это самое ценное, что у меня есть.

Теперь помещик окончательно уверился, что в ивовых семенах есть что-то особенное, и потому ответил:

— Ну уж нет! Оставь себе свою драгоценную фигурку, а семена ивы как раз пригодятся в нашей деревне, я засею ими обочину крутой дороги, которая ведёт на гребень холма. Когда ивы пустят корни, они укрепят откосы, и если ты как-нибудь надумаешь вновь заглянуть в наши места, то идти по дороге будет гораздо удобнее. А теперь прошу меня извинить! Время уже позднее, и я устал. Мой слуга выдаст тебе два золотых. Желаю тебе доброго пути!

С этими словами помещик поспешно удалился, старательно избегая встречаться глазами с пронзительным взглядом незнакомца. Так закончилось свидание удивительного странника с помещиком, состоявшееся в доме последнего в Комптон Бассете.



Натан помолчал немного, глядя в потолок, прежде чем снова заговорил:

— Уж не знаю, насколько эта история соответствует действительным событиям, однако встреча помещика с чужеземным странником впоследствии привела к таким событиям, которые навсегда изменили жизнь Комптон Бассета. Ивовыми семенами были-таки засеяны все обочины дороги, начиная от самой деревни и до усадьбы священника, а оттуда вплоть до вершины холма, деревья выросли и стоят там по сию пору.

— Надо же! — воскликнул я. — Ведь это значит, что им уже около ста пятидесяти лет!

— Да, — подтвердил старый Натан. — По крайней мере, так говорят. На моей памяти придорожная роща почти не изменилась, и то же самое говорил мой отец, а перед ним его отец, если сложить это вместе, как раз будет сто лет. Только ведь ивы-то не совсем обыкновенные! Слушайте же, что было дальше.

Итак, жители деревни посеяли семена ивы, как велел помещик. В тот же год, как их посеяли, из земли показались ивовые ростки, и всего за два года густая поросль встала стеной по обе стороны дороги. Большинство жителей были довольны, потому что корни ив быстро разрослись вширь и крепко схватили землю, так что дорогу перестало размывать дождём.

Но не всем понравилась новая ивовая роща. Некоторые считали, что деревья растут неестественно быстро, им также не нравилось, что ветки у ив такие корявые и суковатые, не как у других ив. Особенно не нравилось им то, что корни всего за один год расползлись во все стороны, переплелись между собой, покрыв всю землю вокруг деревьев. Прошло немного времени, и вдоль дороги образовалась ивовая роща, ряды деревьев по обочинам сомкнулись, и всё стало так, как это можно видеть сегодня.

И вот однажды в Ночь Всех Святых снова налетела ужасная буря. Ещё не успело стемнеть, как над долиной сгустились мрачные, чёрные грозовые тучи, а с наступлением темноты внезапный порыв ветра поднял и помчал по улице нападавшую за лето с возов солому. Вместе с опустившимся мраком хлынул дождь, и вскоре обитатели деревни заслышали первые далёкие раскаты грома. Чем ближе к ночи, тем ближе подходила гроза, которая в конце концов повисла над деревней так, словно, докатившись до тесной долины, застряла в ней, как в ловушке. Казалось, она решила извергнуть на маленькую деревеньку злость попавшего в капкан зверя; гроза бушевала так, что сотрясалась даже земля под ногами. В эту ночь ни один человек в деревне не ложился спать, а уж выйти на улицу тем более никто не решался. Однако поздно вечером, когда все устали до изнеможения и только ждали, когда гроза наконец перестанет, в трактире вдруг отворилась дверь, как это было уже несколько лет тому назад. Как тогда, на пороге появился странный незнакомец, который принёс в деревню необыкновенные семена ивы. Как тогда, он заказал ужин, но комнаты на этот раз не спросил. Трактирщик, добряк Гудвин, уточнил у него, не хочет ли он всё-таки остаться переночевать, на улице, мол, давно стемнело, и ночка выдалась не из приятных, но пришелец отказался. Он ответил, что должен идти дальше и не может остановиться на ночь, а сейчас он зашёл ненадолго, только чтобы перекусить. Он тихо усмехнулся, но чему — никто из присутствующих не понял. Затем он сказал:

— А пришёл я для того, чтобы отдать подарочек вашему помещику, как было обещано, когда я приходил сюда в прошлый раз. — И снова чему-то усмехнулся.

Трактирщику и всем остальным присутствующим это показалось несколько подозрительным. Однажды повидав незнакомца, они его побаивались. Многие в деревне считали, что он колдун. Ведь именно он принёс семена странных деревьев, которые росли теперь на Грэмпс Хилле. Трактирщик спросил его, не послать ли кого-нибудь к помещику известить о том, что незнакомец желает проведать его и вручить подарок.

— Нет, спасибо! — сказал незнакомец. — Незачем поварёнку бегать на ночь глядя, пускай уж лучше останется здесь мыть посуду. Для того чтобы передать этот подарок вашему помещику, мне не надо к нему ходить. Да к тому же мне не хотелось бы брать за него плату! — закончил он, засмеявшись несколько громче.

Людям, собравшимся в трактире, этот смех совсем не понравился. За столами сделалось тихо, сосед с соседом только шёпотом переговаривались между собой. Вскоре чужеземец поднялся из-за стола, положив на него плату. Попрощавшись со всеми лёгким кивком, он, не говоря больше ни слова, вышел за порог. Едва он скрылся за дверью, как все посетители трактира дружно заговорили.

— Представляю себе, какой подарок может быть у такого нищего! — воскликнул один.

— Да уж! А мне кажется, что он просто возьмёт и уйдёт — только его и видели! — добавил другой.

— А мне сдаётся, что тут попахивает колдовством! — заключил третий.

Но тут трактирщик Гудвин высоко поднял руки, прося тишины, и, когда все умолкли, сказал так:

— Насчёт колдовства никому из нас про этого чужеземца ничего не известно, хотя речи его и впрямь звучали странно. Но чтобы всем успокоиться, я предлагаю следующее. Хоть ночка нынче выдалась и не самая приятная для прогулок, но думаю всё же, что ничего худого с нами не случится, если мы пойдём за незнакомцем и проследим, чтобы он, уходя из деревни, не наложил на нас какое-нибудь колдовское заклятие.

И они договорились, что трактирщик вместе с двумя посетителями пойдут за странным чужеземцем и своими глазами посмотрят, что он там будет делать под тёмным покровом промозглой ночи.




Первые лесные тролли в роще близ Комптон Бассета


Трактирщик Гудвин и двое его спутников, решившие проследить за незнакомцем, вынуждены были догонять его чуть ли не бегом, так как, пока они вели разговоры, он давно мог скрыться во тьме и потеряться из виду. Выйдя на улицу, они сначала ничего не могли различить. Go всех сторон их окружала тьма, и дождь хлестал в лицо. Потом резкая вспышка молнии прорезала черноту ночи, на краткий миг осветив пространство, и они увидели впереди, у поворота на Грэмпс Хилл, силуэт человеческой фигуры. Чужеземец уже успел далеко уйти, но знакомые очертания высокого длинного колпака с загибающимся концом даже на таком расстоянии невозможно было ни с чем спутать.

— По-моему, он направляется туда, откуда пришёл, в сторону Грэмпс Хилла, — сказал Гудвин. — Давайте подождём немного и посмотрим, куда он свернёт.

Ещё одна молния прорезала тьму, и на этот раз они увидели, что незнакомец свернул в сторону усадьбы священника и дороги на Грэмпс Хилл.

— А мы срежем угол, — сказал Гудвин и первым ступил на тропинку, которая вела мимо церкви и усадьбы священника.

Его спутники не могли предложить ничего лучшего, и они двинулись следом за решительным трактирщиком, стараясь не отставать от него в темноте.

Миновав усадьбу и выйдя опять на дорогу, они почти нагнали чужеземца, теперь во тьме перед ними всё время маячила в виде серой тени его фигура. Гудвин уже не решался ни подать голос, ни даже сказать что-нибудь шёпотом из опасения быть услышанным незнакомцем и только рукой поманил своих спутников идти за ним дальше. Крадучись они двинулись вперёд и таким образом довольно долго провожали незнакомца вверх по Грэмпс Хиллу, пока трактирщик не убедился, что тот действительно направляется в сторону проезжей дороги, ведущей по гребню холмов, хотя выбрал для этого, казалось бы, самое неподходящее время. Непогода крепчала, молнии сверкали всё чаще и чаще. Гудвин отлично знал, что находиться под открытым небом в такую ночь дело небезопасное. Не говоря уже о том, что сегодня была Ночь Всех Святых, о чём Гудвин старался не думать, сейчас и без того были все основания повернуть назад и поскорее убраться восвояси.

Но едва только Гудвин решил, что пора возвращаться, и обернулся, чтобы махнуть своим спутникам, как вдруг чужеземец остановился и снял заплечный мешок. Трое его преследователей так и замерли затаив дыхание, но незнакомец их не заметил. Он наклонился над мешком и начал его развязывать. И тут произошло нечто поразительное. Он достал из мешка маленькую клетку, быстро поднял её и заглянул внутрь. Затем поставил клетку на землю и открыл дверцу. Вспышки молний как раз пошли одна за другой, так что деревенская троица могла хорошо рассмотреть всё, что происходило дальше. Сначала из клетки высунулась маленькая ручонка с тонкими пальчиками и ухватилась за край клетки. Потом показалась маленькая головка с большущими овальными глазами и громадным носом. Существо насторожённо посмотрело по сторонам, затем одним скачком выпрыгнуло из клетки. Поражённые наблюдатели остолбенели от неожиданности, ибо маленькое существо в полфута ростом, стоявшее сейчас перед незнакомцем, не могло быть не кем иным, как только троллем! Его голова, сидевшая на круглом тельце, была покрыта густыми курчавыми волосами, такими же волосатыми были его маленькие, но сильные ручки и ножки. Но главным признаком, по которому безошибочно можно было определить в нём тролля, был длинный хвост, заканчивавшийся пышной кисточкой жёсткого волоса! Держа кисточку левой рукой и почёсывая за ухом правой, тролленок осматривал окрестность. Постояв немного и решив, как видно, что никакая опасность ниоткуда ему не грозит, он издал несколько странных звуков, после чего рядом повыскакивало ещё несколько тролльчат. Каждый сперва высовывал из клетки голову, озирался по сторонам, затем выпрыгивал и останавливался в ожидании рядом с первым. Тут чужеземец заговорил тихим голосом. Может быть, он обращался к троллям, может быть, говорил сам с собой, но трое деревенских жителей отчётливо расслышали, что он сказал:

— Я пообещал помещику, что принесу ему самое удивительное, что встретится мне во время моих странствий. Сейчас я могу наконец выполнить своё обещание — будет ему подарочек за то, что бессовестно отнял у меня ивы, которые достались мне таким трудом!

Остальные слова, как поняли трактирщик и его спутники, были предназначены для троллей:

— Бегите, мои дружочки! Растите большие, на радость помещику из Комптон Бассета! — сказал незнакомец с тихим смешком.

Но тролли не уходили и смотрели на него во все глаза. Он стал их гнать, нетерпеливо махая рукой:

— Бегите же скорее! Тут много чудных ив, которые вы так любите. Так бегите же и прячьтесь!

Однако тролли не тронулись с места. И тут он сделал нечто такое, что возымело на них удивительное действие. Наверное, он и сам не ожидал такого поразительного эффекта.

Чтобы разогнать троллей, он сказал: .

— Бу-у!

В первый миг это, казалось, не произвело на них никакого впечатления, потому что тролли не двинулись с места.

Но тут передний тролльченок вдруг подскочил к чужестранцу и сипловатым, тоненьким голоском тоже произнёс:

— Бу-у!

Того это так насмешило, что он громко расхохотался и долго не мог успокоиться. Наконец он распрямил плечи, вскинул за спину мешок и, все ещё хохоча, побрёл дальше по дороге, ведущей на вершину Грэмпс Хилла. И ещё долго после того, как он скрылся из виду, наша деревенская троица слышала доносящиеся из темноты взрывы его смеха.

Тролли немного постояли, глядя вслед уходящему, но и не подумали за ним бежать. Тогда трое приятелей подошли поближе, чтобы хорошенько разглядеть троллей, но те, едва заслышав их шаги, кинулись врассыпную и исчезли среди деревьев.

— Ну и насмотрелись же мы чудес нынче ночью! — сказал Гудвин. — Однако больше тут делать нечего. Пора, пожалуй, возвращаться в деревню.

И опять ни у кого не явилось охоты ему возражать, так что они повернули назад и поплелись домой. Когда они дошли до поворота дороги и хотели свернуть на тропинку возле усадьбы священника, впереди вдруг кто-то выскочил из зарослей.

— Бу-у! — крикнул тролленок сиплым голоском, но этого оказалось достаточно, чтобы все трое вздрогнули от неожиданности.




Печная труба с испорченной тягой


— Вот так, говорят, в Комптон Бассете завелись тролли.

Хотя рассказанное старым Натаном казалось совершенно невероятным, у меня были все основания поверить, что в общем и целом это было правдой. Ведь всего несколько часов назад я сам познакомился с лесными троллями.

— Сперва в деревне мало кто верил в то, что рассказали трактирщик Гудвин и двое его друзей, — продолжал Натан. — Большинство думало, что в темноте у них просто разыгралось воображение. Ведь как-никак то, о чём они рассказывали, происходило в Ночь Всех Святых, да ещё когда разыгралась такая непогода.

Однако годы шли, и всё больше людей убеждалось, что на Грэмпс Хилле творится что-то странное. В первые годы после того, как в деревне побывал чужеземец, с этими странностями сталкивались только те, кому случалось взбираться или спускаться с холма после наступления темноты. Поэтому по большей части о встречах с непонятными явлениями сообщали захожие люди вроде странствующих торговцев. Тролли подросли, стали осторожными и научились прятаться от людей, поэтому мало кому доводилось их увидеть. Зато все больше народу узнавало про то, что они есть. Однако должно было пройти много времени, прежде чем все деревенские жители, а главное помещик, поверили в лесных троллей. Это произошло зимой, когда в деревню приехал вызванный помещиком человек, занимавшийся починкой каминов и печных труб. Надобно заметить, что в те времена необходимы были камины, и очень важно было, чтобы в печных трубах как следует работала тяга, так как дома тогда обогревались каминами. В большом помещичьем доме стали плохо топиться некоторые камины из-за того, что в трубах испортилась тяга. Тогда хозяин усадьбы вызвал мастера, который знал, как её наладить.

Когда только что прибывший в Комптон Бассет мастер вошёл в трактирную залу, все заметили, что вид у него испуганный. Он рассказал, что, спускаясь по дороге, ведущей к деревне с холма Грэмпс Хилл, он вдруг почувствовал, как кто-то тычет его пальцем в плечо. Когда он обернулся, сзади никого не было, и тут же кто-то потыкал его в другое плечо, однако и там тоже никого не оказалось. Пока он соображал, что бы это могло быть, чья-то рука молниеносно сунула ему за ворот целую горсть холодных как лёд лесных улиток! Среди присутствующих в трактире нашлось бы немало людей, которые прекрасно поняли, что с ним случилось, но никому не хотелось говорить об этом вслух. Они уже знали, что стоит заговорить о троллях, как их поднимут на смех. Однако недалеко уже было то время, когда всем жителям деревни стало не до смеха.

Мастер удивился, почему никто из присутствующих не может объяснить, что это было. Но он громко заявил, так, чтобы все это слышали, что он не из тех, над кем можно безнаказанно подшучивать! Трактирщик и один из его приятелей, с которыми он несколько лет тому назад видел маленьких тролльчат, незаметно переглянулись, но ничего не сказали. Им не очень-то верилось, что печной мастер на деле сумеет доказать, что слово у него не расходится с делом!



На следующий день мастер занялся осмотром печных труб и каминов в доме помещика. Многие дымоходы и печи — на кухне, в хозяйской спальне и в большом зале — оказались не в порядке. Печник начал с починки кирпичной кладки топок. С этим делом он покончил быстро, так как главные неисправности обнаружились в дымоходах. К концу дня, несмотря на то что уже начало смеркаться, печник решил приступить к чистке труб. Он принёс с собой целую связку шестов, которые можно было насадить один на другой, так что получался один предлинный шест. На него он насадил круглую метёлку, чтобы прочищать дымоход. Она была почти такая же, как те, которыми в наши дни пользуются трубочисты.

Печник начал работу с хозяйской спальни, собираясь к вечеру привести в порядок этот камин, чтобы на ночь, перед тем как хозяин ляжет спать, можно было протопить его комнату. Мастер хотел угодить хозяину и думал, что тот будет доволен, когда придёт в тёплую спальню. Печник развёл небольшой огонь, чтобы проверить тягу в трубе, и увидел, что дело дрянь. Дым не пошёл в трубу, а весь повалил в спальню. Тогда он загасил огонь и, начав снизу, стал через каминное отверстие прочищать от сажи забитый дымоход, чтобы дать проход воздуху. Это была нелёгкая работа, в камин всё время сыпалась грязь, и мастер долго шуровал в дымоходе метлой, прежде чем отчистил его сверху донизу. Тогда он снова разжёг огонь в камине, чтобы проверить свою работу, и, к своему удовольствию, увидел, что дым теперь, как положено, вытягивает в трубу. И вдруг нежданно-негаданно тяга опять пропала и клубы дыма повалили в хозяйскую спальню. Печник засуетился, стараясь поскорей затушить огонь. Хозяину вряд ли понравится, если дым закоптит ему всю комнату. Тогда он снова принялся орудовать метёлкой, но сколько ни водил ею по дымоходу, не нащупал там ничего такого, что застряло бы и не пропускало воздух, а просунув метёлку до самого верха, почувствовал, что тяга в трубе хорошая. Затем тяга вдруг так усилилась, что он еле удержал шест, чтобы тот не вырвался у него из рук и не улетел в трубу. А потом вдруг — раз! — и опять нету тяги! Сверху до него донёсся далёкий визг и что-то загремело, покатившись по крыше. Он вытащил из дымохода свой шест и увидел, что последнее звено с метёлкой на конце исчезло. Ты, конечно же, догадался, что на крыше сидел тролль, он-то и безобразничал. С наступлением темноты они часто залезают на крыши. Тролли удивительно умеют карабкаться по стенам, а по крыше ходят так же спокойно, как по земле, потому что пальцы на ногах у них очень цепкие и могут ухватиться за что угодно. Когда из трубы высунулась метёлка, озорному троллю сразу захотелось её схватить, он подумал, вдруг там кто-то есть и можно над ним подшутить. Он ведь не ожидал, что шест может развалиться, а когда потянул посильнее, верхняя часть оторвалась и тролль вместе с ней скатился по крыше. Однако тролли — существа увёртливые и ловкие, так что он повис на краю, уцепившись за водосточный жёлоб.

Печник, конечно, не понял, куда подевалась его метёлка. Он же не знал, что на крыше проказничает лесной тролль. Сначала он пытался достать метёлку остатками шеста; разумеется, это не получилось. Тогда он просунул голову в дымоход, пытаясь разглядеть, что там наверху застряло. Но едва он заглянул туда, как на него сверху с шумом полетела метёлка.

«Ффу!» — только и сказал печник, когда она свалилась ему на голову. Чёрная сажа залепила ему все лицо, иначе можно было бы увидеть, что оно побагровело от злости! Такого конфуза с ним ещё никогда не случалось. Мастер снова насадил метёлку на шест и попробовал ещё раз просунуть её через дымоход. Поначалу она легко вошла в отверстие, но потом её опять как будто потянул кто-то сверху, а когда он втянул шест обратно, то метёлки на конце снова не было. Он ещё раз попытался просунуть шест и стал им тыкать туда и сюда, чтобы найти метёлку, но нигде ничего не было. Наконец он залез с головой в камин и снова стал вглядываться, что там наверху. На мгновение перед его глазами мелькнул кусочек звёздного неба, затем отверстие вдруг потемнело и раздалось шуршание, оповестившее его о том, что сверху на него что-то летит.

«Ффу», — произнёс чей-то голос, прежде чем мастер успел убрать голову. На этот раз печник до того разозлился, что так и запрыгал по комнате от ярости. Однако не таковский он был, чтобы так легко сдаться. Немного погодя он снова собрал шест и ещё раз повторил попытку. Ты, конечно, уже догадался, что на другом конце кто-то опять сорвал с палки метлу. На этот раз печник решил сам слазить на крышу и узнать, за что каждый раз зацеплялась его метёлка, когда он не смотрел в дымоход. Поэтому он быстро поднялся по лестнице на чердак, где было слуховое окошко, которое можно было открыть и посмотреть, что делается на крыше. Он открыл окошко, высунул голову и увидел возле трубы такое, отчего у него глаза полезли на лоб.

Натан сделал паузу и посмотрел, что осталось в чайнике.

— Надо пойти на кухню и заварить нового чаю, — сказал он, — а то, когда долго рассказываешь, в горле все пересыхает.




Удивительная метёлка


Натан заварил нового чаю, и мы опять расположились в креслах перед камином. Над каминной доской у него висела старая удочка, которая всегда была тут наготове, если Натану вздумается провести ещё один тихий вечерок за ловлей форели на берегу извилистого быстрого ручья. Сидя в его старинном доме и глядя на простые, но милые вещи, которые тебя тут окружают, странно было представить себе, что на свете есть какие-то тролли и что они водятся вот здесь, в этой деревушке. Убедившись, что всё готово, Натан продолжил свой рассказ:

— Ну и удивился же наш печник! Озарённый лунным светом, возле трубы на крыше стоял тролль и держал в руках его метёлку. Хотя печник до сих пор никогда не встречал троллей, он сразу понял, что на крыше сидит тролль. У тролля был длинный хвост с кисточкой на конце, большущие ступни и ручищи, и хотя он был невысок, примерно вполовину человеческого роста, башка у него была даже больше человеческой головы, а нос картошкой. Пучки длинных, жёстких волос стояли торчком. Склонившись над трубой, тролль с метёлкой в руке заглядывал в дымоход, подстерегая печника. У печника больше не осталось сомнений, теперь он наверняка знал, кто выдёргивал у него метёлку и почему она всякий раз падала ему на лицо, как только он заглядывал в дымоход. Он тихонько закрыл слуховое окошко и поспешил назад в спальню помещика. Здесь он сначала рассказал обо всём, что с ним случилось, а потом о том, кого видел на крыше. Но хозяин и его домочадцы только посмеялись над ним.

— Тролль! — воскликнул помещик. — А может быть, ты просто заглянул в зеркало. Посмотри, ты же весь чёрный и сам похож на тролля. Впрочем, если серьёзно, я никогда никаких троллей не видел.

Помещик и все домашние принялись наперебой потешаться над печником, но тот не желал терпеть их насмешки.

— Я докажу вам всем, что рассказал сущую правду, — заявил он. — Дайте мне какую-нибудь бечёвку и пойдёмте со мной в спальню, но только чтобы никто ни звука, пока я не подам знак.

И вот вся компания во главе с печником двинулась в спальню хозяина. Большинство ужасно веселилось над смешной историей, рассказанной печником, но все вели себя тихо, как он их просил.

— Сначала мне надо вернуть назад свою метлу, — шёпотом предупредил печник. — Для этого мне придётся сунуть голову в дымоход, чтобы тролль мог швырнуть мне метёлку в лицо.

Он уже собрался было залезть с головой в камин, но тут его остановил хозяин. Помещик так разошёлся, что на радостях уже не мог остановиться, ему очень захотелось выступить перед домочадцами большим шутником.

— Если там наверху действительно спрятался тролль, — сказал он громким шёпотом, обращаясь к присутствующей публике, — то уж позволь-ка мне самому взглянуть на него. Жаль было бы упустить такое редкостное зрелище!

Мастер сначала не соглашался и пытался объяснить ему, что он рискует тоже оказаться с перемазанной физиономией, но помещик ничего не хотел слушать. Он полез в камин и заглянул в дымоход.

—  — Ффу! — сказал чей-то голос, и в тот же миг прямо на нос помещику плюхнулась метёлка и знатная лепёха свежей печной сажи. Похоже, что тролль не терял времени даром, сидя в засаде, и хорошенько вымазал метёлку.

Помещик пулей вылетел из камина на середину комнаты с перемазанным сажей лицом и разъярённый, как бешеный бык. Многие из присутствующих еле удержались, чтобы не рассмеяться, но они хорошо понимали, что смех добром не кончится.

— Теперь глядите! — заговорил печник. — Сейчас мы в этом до конца разберёмся, и тогда сами увидите, в чём тут дело.

Он снова собрал шест, закрепил на конце метёлку, но на этот раз привязал к ней тонкую бечёвку, завязав рядом скользящую петлю, которую можно было затянуть, дёрнув за нижний конец бечёвки. Затем он просунул шест в дымоход и стал поднимать его вверх, разматывая бечёвку таким образом, чтобы петля сама собой не затянулась узлом от натяжения. Едва лишь метёлка дошла до самого верха, как в следующую секунду печник почувствовал, что тролль снова дёрнул за шест. Но он уже знал, что при некотором везении тролль должен угодить рукой в петлю, когда захочет покрепче ухватиться за шест. И тут он изо всех сил потянул за бечёвку.

Сверху послышался вой, который, все усиливаясь, пронёсся по всему дымоходу.

— Уууууааааууууфф! — Из камина вырвалась в спальню целая туча сажи и пепла.

Затем в камине послышались громкий «бумс» и звонкое «ой-ой-ой!».

Люди в спальне остолбенели и уставились на камин, не понимая, что же такое вывалилось из дымохода. Но сначала за тучей пепла и сажи ничего нельзя было различить. По всей очевидности, пыль не понравилась и тому, кто сидел в камине, потому что в следующий миг все услышали оттуда:

— Апп-чххи!

После этого пыль немного рассеялась и появились огромные ярко-голубые овальные глаза, смотрящие на людей. От неожиданности все растерянно застыли на месте, не в состоянии что-либо предпринять. Пыль медленно улеглась, и тогда стало хорошо видно чёрного от сажи тролля, который раскорякой сидел в камине. Он немного помаргивал, но блеск в его глазах не пропадал ни на миг, и не успели люди опомниться, как произошла следующая неожиданность.

— Буу! — выкрикнул тролль, выпустив изо рта облачко пепла. Горничные подняли многоголосый визг и бросились в объятия лакеев, чтобы не попадать навзничь от страха. Тролль тотчас же воспользовался такой восхитительной кутерьмой. Гигантским прыжком он скакнул из камина прямо на хозяйскую кровать. К нежданной радости тролля, мягкий матрас несколько раз подбросил его вверх, а тонкое дорогое постельное бельё сразу украсилось большими чёрными пятнами, что, кажется, также очень ему понравилось. Он уселся и весело осмотрелся вокруг, помахивая хвостом, причём его мохнатый кончик расписывал постель чудесными узорами.

Напрыгавшись всласть и дождавшись, когда стихнут вопли, вызванные его прыжком из камина на кровать, тролль подобрал рукой свой хвост, соображая, что делать дальше. Тут он заметил открытую дверь на лестницу и, прежде чем люди в спальне успели опомниться от пережитого испуга, новым прыжком выскочил за порог, скатился по перилам и очутился в подвале. Тут он влетел на кухню и сиганул на широкий кухонный стол. В это время одна из младших кухарок мешала на столе соус. Подняв глаза, она увидела у себя перед носом тролля. Бедняжка так и обомлела. Тролль медленно повернул голову сначала в одну сторону, потом в другую и вдруг заметил роскошный олений окорок на разделочном столе как раз за спиной кухарки.

Тролль бросил короткое и даже не очень громкое «бу!», но кухарку как ветром сдуло, и она с визгом вылетела из кухни. Тролль перепрыгнул к окороку и начал его обнюхивать. Тут он заметил в углу дровяной ящик, скакнул в него и опустил за собой крышку.




Миссис Хоукс встречает лесного тролля


— Миссис Хоукс! Миссис Хоукс! — вопила младшая кухарка, опрометью выбегая из кухни. — Караул! Помогите! В кухне тролль!

Миссис Хоукс служила в помещичьей усадьбе домоправительницей. Это была дама суровая, но, надо отдать ей должное, справедливая, и все в доме её беспрекословно слушались. И вот она появилась и, сохраняя достоинство, без излишней спешки направилась к кухонной двери.

— Что там стряслось, голубушка? Что за чушь ты несёшь? — спросила она строго.

— Да нет же! Истинная правда! — отвечала бедняжка. — Это был настоящий тролль. Как вскочит прямо передо мной на стол, я как раз соус мешала! Такой весь чёрный… Это я про тролля, а не про соус… Хвост у него ещё длинный такой, с кисточкой… Ну и насвинячил так, что просто ужас. Вот, посмотрите сами, он должен быть там, на кухне!

Миссис Хоукс с порога окинула орлиным взором кухню, где до тех пор все всегда делалось в точном соответствии с её указаниями. А тут обнаружилось, что большая миска для приготовления соуса перевёрнута, весь стол залит соусом, а часть даже стекла на пол.

— Мне всё равно, тролль там или не тролль! Но на моей кухне я не допущу этих штучек! — заявила миссис Хоукс и вошла в кухню с таким выражением, которое ясно показывало, что она сейчас разберётся, что тут произошло, и тогда тому, кто нарушил рабочий порядок, очень не поздоровится.

До сих пор вот уже двадцать с лишним лет на её кухне всё шло без сучка без задоринки и ни разу не случалось ничего подобного.

Между тем на шум сбежались все кухарки и горничные и, столпившись у порога, с любопытством глазели на происходящее. Помещик со своими домочадцами и печник тоже спустились в подвал и, вытянув шеи, выглядывали из-за их спин, чтобы узнать, что там творится. Но, видя, что миссис Хоукс сердится, никто из зрителей не смел вмешиваться.

Миссис Хоукс принялась прохаживаться по кухне, оценивая нанесённый урон. Мало того что всё было залито соусом, так ещё кухонный стол кто-то заляпал чёрными пятнами сажи! Никогда ещё миссис Хоукс не встречала такого возмутительного безобразия! Увидев это, она ещё больше рассердилась. С полок над разделочным столом кто-то пошвырял вниз все горшки и сковородки, а затем она увидела, что оттуда пропал аппетитнейший олений окорок, который она сама только что вынула из духовки. Миссис Хоукс осмотрела всю кухню сверху донизу. Она нагибалась и заглядывала под столы, открывала шкафы, заглянула даже за занавески, но нигде никого не было видно. Тогда она встала, скрестив руки на груди, что бывало чрезвычайно редко. Кухарки поняли, что её гнев достиг крайней точки кипения! Все, кто присутствовал при этом зрелище, невольно затаили дыхание, а уж про ту несчастную, которая видела тролля, и говорить нечего. Она не могла понять, куда подевался тролль, и очень боялась, что миссис Хоукс ей теперь не поверит. В кухне воцарилась мёртвая тишина, вернее, тишина царила до тех пор, пока все не услышали чьё-то довольное чавканье. Чавканье слышалось из угла с дровяным ящиком.

Не разнимая сложенных на груди рук, миссис Хоукс направилась в этот угол и тут поняла, что звуки доносятся из дровяного ларя. Подойдя к ящику, она остановилась с таким выражением, при виде которого всякий разумный человек бросился бы прятаться, как перед надвигающейся грозой. И вот миссис Хоукс подняла крышку ящика и заглянула внутрь. Тролль, успевший уже основательно потрудиться над окороком, поднял глаза и встретился с нею взглядом. Одним стремительным движением миссис Хоукс наклонилась, подхватила тролля под мышки и без видимого усилия, как есть, вместе с окороком, вытащила на свет хвостатого, перемазанного в саже злодея. Болтаясь в воздухе, он всё же попробовал прибегнуть к испытанному средству и издал своё привычное «бу-у!». Но, к его огорчению, этот приём не произвёл на миссис Хоукс ни малейшего впечатления. Это сильно озадачило тролля.

— Буу-ууу! — повторил он уже погромче, но миссис Хоукс не разжала рук и недрогнувшим взглядом, в котором ничуть не прибавилось дружелюбности, продолжала твёрдо смотреть ему в глаза.

— Ишь ты, какой молодчик нашёлся! Вот я тебе сейчас покажу! Будешь знать у меня, как пачкать на моей кухне и таскать еду! — промолвила она таким ледяным тоном, от которого мороз пробирал до костей. Зрители содрогнулись. Увидев грязь на своей кухне, миссис Хоукс, казалось, пришла в такое негодование, что нисколько не удивилась, когда поняла, что виновник, которого она держала железной рукой, был троллем — настоящим троллем! Нахальное выражение на мордочке тролля исчезло, как не бывало. Он прижал уши и наполовину прикрыл огромные, сияющие синевой глаза, а сам бессильно повис в руках миссис Хоукс, приняв почти что — однако именно только почти что! — покорный вид!

— До поры до времени там и посидишь! — объявила миссис Хоукс, молниеносным движением перевернула тролля вверх тормашками и схватила его за хвост. — Я займусь тобою попозже, — сказала она, сунула тролля на дно дровяного ящика и захлопнула крышку.

Тролль снова ожил и завозился в ящике, пытаясь открыть крышку, но миссис Хоукс уселась сверху, придавив её всем своим довольно-таки внушительным весом. Теперь даже лесному троллю было не под силу приподнять крышку дровяного ящика.

Из круга зрителей послышалось протяжное «о-о-о-о!».

Миссис Хоукс поймала лесного тролля!

Все собравшиеся заговорили, перебивая друг друга. Печник пытался всем рассказать, что, как он и говорил, в деле замешан тролль. Помещик сообщал каждому, кому только мог, какая миссис Хоукс замечательная женщина, что с нею никто не может сравниться и она способна справиться с любой неожиданностью. А кухарки и горничные повторяли, что это просто ужас что такое, и гомонили все сразу, не слушая друг друга.

— А вы видели, какие у него волосья на голове? Фффу! — говорила одна.

— И что только мы теперь будем с ним делать? — вопрошала другая, словно это ей предстояло решать.

— Ну до чего же он был противный! Я хотела закричать, но у меня даже голос пропал! — сказала третья и издала пронзительный визг, очевидно вознаграждая себя за упущенную раньше возможность.

— Ну и вонища! Фу, гадость! Я, кажется, упаду сейчас в обморок! — пожаловалась четвёртая, схватившись за голову, и зашаталась.

— А ну как он сейчас возьмёт да и снова выскочит! Тогда я уж точно упаду в обморок! — сказала кухарка, при которой тролль появился на кухне. — Говорю вам, он посмотрел мне прямо в глаза!

— Ой-ой-ой! — заверещали остальные служанки, которым завидно было, что их там не было и они не видели этой удивительной гадости.

Но тут голос миссис Хоукс перекрыл их нестройный хор и наступило молчание.

— Может быть, вы немного помолчите! Здесь ни слова не слышно!

Тут даже лесной тролль затаился и перестал колотить кулаками по крышке дровяного ящика.

— До каких пор я, одинокая женщина, буду тут сидеть и одна сражаться с негодяем, который загадил мне всю кухню, дожидаясь, когда кто-нибудь из мужчин додумается прийти мне на помощь!

Эти слова подействовали на печника, помещика и всех остальных, и они дружно кинулись на помощь домоправительнице, хотя по ней и незаметно было, что она попала в такое затруднительное положение, с каким ей самой было не справиться.

На подмогу призвали егеря, и он заколотил толстыми гвоздями крышку дровяного ящика, чтобы не дать выбраться троллю. Затем начали совещаться, что делать дальше.

— Положение очень серьёзное, если в деревне объявился тролль, — начал помещик и сделал многозначительную паузу, давая понять, что высказал неожиданную мысль, которая до него никому не приходила в голову.

Одна из горничных шёпотом сказала своей соседке:

— А вот и нет! На самом деле это очень забавно. В кои-то веки в доме случилось что-то интересное!

К счастью, помещик этого не расслышал и продолжал важным тоном:

— Такое событие нужно довести до сведения королевы. Когда в деле замешано колдовство, церковь обыкновенно присылает священников и королевских егерей, чтобы изгнать нечисть. Однако я никогда не слышал о случаях, в которых речь шла бы о троллях. Поэтому в нашем деле чрезвычайно важным обстоятельством является то, что мы можем предъявить в подтверждение нашей жалобы живое свидетельство в виде тролля, которого поймала миссис Хоукс.

Все согласились с этим разумным соображением, и потому было единогласно решено завтра же отправить кого-то из слуг в Лондон, чтобы представить жалобу на рассмотрение королевы.

До тех пор дровяной ларь с троллем был вынесен по распоряжению помещика в один из амбаров. Никто не решился возразить и хотя бы спросить, не лучше ли было бы оставить его на месте, поскольку все понимали, что миссис Хоукс этого никогда не допустит. В кухне уже чувствовалась вонь, которой тянуло из ящика, и даже после того, как слуги вынесли его на конюшню, в кухне, как её ни проветривали, все ещё ощущались следы недавнего присутствия тролля. Миссис Хоукс объявила, что кухню теперь следует пять раз вымыть сверху донизу, иначе тут никогда больше нельзя будет заниматься приготовлением пищи. И несмотря на то что дело было поздно вечером, бедным служанками пришлось на ночь глядя приниматься за работу и трудиться не жалея сил под пристальным надзором домоправительницы. Мытьё продолжалось до глубокой ночи, так что поспать им почти совсем не пришлось, но вскоре выяснилось, что не лучше обстояло дело и для остальных обитателей господского дома.




Тени ночи


Над Комптон Бассетом взошла луна и осветила холодным светом жилые дома и служебные постройки. Было уже далеко за полночь, когда миссис Хоукс наконец решила, что в кухне стало достаточно чисто, и в доме закончилась уборка. Пока шла работа, она неустанно напоминала о том, что ещё никогда у неё на кухне не бывало троллей. Вообще-то никто и не думал утверждать, что раньше тут могли быть тролли, но домоправительница по этой причине сочла необходимым устроить чистку, равную пяти генеральным уборкам. Если бы ты знал, что такое генеральная уборка в понимании миссис Хоукс, ты бы сразу понял, какую гигантскую работу пришлось проделать служанкам.

Но вот работа наконец была закончена, все разошлись по спальням, а тролль был надёжно упрятан в ящике, который стоял в большом амбаре. В доме помещика воцарились тишина и покой.

Но этому не суждено было продлиться долго!

Под покровом ночи за стенами дома уже разворачивались нежданные события. Если бы помещик и все, кто ещё спал тогда в доме, хотя бы отчасти могли догадаться, что на них надвигается, им бы и в голову не пришло укладываться в постель!

Из рощи и придорожных зарослей, из-под корней и через кусты поскакали и, рассеявшись по деревне, начали карабкаться на крыши и на трубы домов какие-то бесшумные тени. Они сбежались в деревню на бархатных лапках, засновали среди домов и сараев, закишели повсюду, а из подземных нор в лесу выскакивали все новые существа. Некоторые взбирались на крыши по крутым скатам и водосточным трубам или цеплялись за ветки растений, которые вились по стенам. Они влезали так проворно, словно ничто не могло их задержать, а очутившись на крыше, принимались бегать там вприпрыжку так уверенно и резво, словно это была ровная лужайка. Некоторые играли в чехарду, перепрыгивая через трубы, — лесные тролли никогда не упустят такой возможности, несмотря даже на такое воинственное настроение, в каком они были в ту ночь.

Как раз в ту ночь трактирщик Гудвин оставил своего пса Гектора спать на улице. Бладхаунд Гектор был его другом и служил сторожем. Внезапно пёс учуял мерзкий запах, который распространился по всей деревне, и понял, что происходит что-то нехорошее. Он залаял густым басом, чтобы разбудить Гудвина, но тот вышел не сразу — кому же захочется в такую холодную осеннюю ночь вылезать из тёплой постели. Однако, слыша, что лай Гектора звучит все сердитее, он в конце концов выглянул в окно. И от того, что он увидел во дворе, у него мороз пробежал по коже! Там около трактира сидел на земле Гектор, а перед ним стояли три тролля, точно таких, каких он несколько лет тому назад видел в роще, только за эти годы они сильно выросли. Три тролля вовсю скакали и приплясывали перед Гектором, один даже сделал стойку на руках, причём они всё время строили ему рожи и высовывали языки. Пёс отлично понимал, что, сидя на цепи, ничего не может поделать, поэтому терпел и только глухо рычал. Но когда один из троллей вздумал передразнить его и залаял, Гектор не стерпел и с устрашающим, бухающим гавком рванулся вперёд! Тролли взвыли и так и взлетели на ближайшее дерево, всё-таки пёс их крепко испугал!

Поглядев в окно, трактирщик очень скоро понял, что тролли заполонили всю деревню. Когда его глаза привыкли к темноте, он стал различать их длинные тени, которые метались повсюду. Лучше всего было видно тех, которые забрались на крыши, их очертания отчётливо проступали в голубоватом лунном свете на фоне ночного неба.

На некотором расстоянии от трактира на дорогу выходили ворота господской усадьбы. Трактирщик заметил, что возле большого амбара тролли особенно возбуждённо суетились. Один из них сразу вскочил на крышу и заухал оттуда совой — по крайней мере так это кажется на человеческий слух, хотя очень может быть, что для троллей это звучит по-другому. Тролли толпой устремились на этот зов. Они выныривали из тени, из кустов и живых изгородей, соскакивали с крыш и с деревьев, сбегаясь со всех сторон в усадьбу помещика.

Вскоре все тролли собрались вокруг большого амбара и начали ломиться в запертую дверь или протискиваться в щели и трещины через стены. Но у них ничего не получалось, постройка была почти совсем новая и такая прочная, что оказалась неприступной даже для троллей. Дверь была надёжно заперта егерем на большой замок. Увидев, что им никак не попасть к пленному товарищу, тролли подняли вой. И тут Гудвин увидел, как к воющим троллям подбежал ещё один, очень крупный, и уселся посередине. Он начал тыкать их в бока своими здоровенными ручищами, все перестали выть и обернулись к нему. Тогда тролль показал на тёмные окна жилого дома и первым побежал в ту сторону. Вскарабкавшись по стене, он забрался на крышу. Остальные кинулись следом, и вскоре уже вся крыша господского дома кишела троллями. Гудвину оставалось только смотреть на происходящее. Он очень жалел, что не может предупредить обитателей дома, но ничего не мог поделать.

Между тем тролли на крыше господского дома все от мала до велика сгрудились вокруг его четырнадцати труб. Самый большой тролль зажал нос пальцами и одним прыжком скрылся в ближайшей трубе. Тотчас же остальные тролли один за другим попрыгали в трубы. И вот в печах и каминах по всем спальням и горницам начали приземляться тролли. Большие и маленькие плюхались друг на дружку, так что получилась настоящая куча мала, и сажа столбом повалила в комнаты.

В помещичьем доме поднялась суматоха! Едва успев приземлиться, все тролли первым долгом постарались сказать «бу-у!» каждому встречному-поперечному, кто подворачивался им на пути.

Сам помещик был разбужен шумом, поднятым приземлившейся в его камине четвёркой или пятёркой визжащих троллей. Один за другим они вскакивали к нему на кровать и делали «бу-у!». Первым к нему подскочил крупный тролль, за ним парочка средних, а последним подоспел малютка, который еле сумел пискнуть своё «бу-у» сипленьким голосочком. Он ещё не выучился как следует выкрикивать «бу-у», чтобы добиться максимального эффекта, и тотчас же ускакал на лестницу вслед за своими приятелями, которые умчались в поисках ещё кого-нибудь, кого можно было бы попугать. Едва только помещик обрадовался, что все тролли, кажется, умчались, как обнаружил ещё одного, раскачивающегося у него над головой. Тролль висел на люстре, уцепившись за неё ногами, и пришёл в полный восторг, когда понял, что, забыв на радостях крикнуть «бу-у!», пролетая над помещиком в первый раз, напугал его сильнее, когда издал свой вопль на втором качке, так как это вышло ещё неожиданнее. Помещик не верил своим глазам. Все это наверняка казалось ему дурным сном.

На самом верху, где были комнаты горничных и кухарок, не было ни печей, ни каминов, но часть троллей живо туда забралась. Теперь они развлекались тем, что носились по коридору и стучали во все двери подряд. Так что можешь представить себе, что было, когда одна из горничных отворила дверь. Вскоре весь верхний этаж звенел от пронзительного женского визга. Некоторые девушки попытались спастись, сбежав вниз по лестнице, другие залезали под кровать или в платяной шкаф.

В доме творилось что-то невообразимое. Доходило даже до того, что, когда один тролль постучал в какую-то дверь снаружи, изнутри её открыл другой, свалившийся в комнату через дымоход. «Бу-у!» — крикнули одновременно один другому, и оба страшно перепугались, но, разбежавшись сначала с воем в разные стороны, потом очень веселились, вспоминая это приключение.

Внизу, в комнате егеря, в камин свалилась сразу целая орава троллей, но егерь был рослым и сильным детиной, он быстро пробудился к действию. Немало троллей почувствовали на своей шкуре, что не на таковского напали. Те, что сунулись первыми, едва унесли ноги и выскочили оттуда с расквашенными носами, а уж когда егерь выбрался из постели, он начал ловить их по одному и вышвыривать за дверь. Но едва он успевал расправиться с одним троллем, как на его место прибегал другой такой же молодчик и бросался в бой. К счастью для егеря, тролли, получив кто хороший фингал, а кто могучий пинок под зад, очень скоро начинали понимать, что с ним лучше не связываться, и выкатывались подобру-поздорову из его комнаты. Полученный урок научил их осторожности, и они старались больше не приближаться к егерю, но всё же их было так много, что он не мог расправиться со всеми. Они задали ему такую работу, что он только успевал сам защищаться, но не мог прийти на помощь никому из домашних.

Для обитателей помещичьего дома дело обстояло скверно. Тролли буквально захватили их врасплох.




Духи против дурного запаха


В доме помещика царил сущий хаос. Тролли были повсюду. На кухне они вышвыривали из шкафов и с полок горшки и сковородки. В кладовке разворотили всё, что там было съестного. Они перебили банки с вареньем, попробовали на зубок караваи хлеба, окороки и куски масла. Несколько троллей продырявили мешки с сахаром и мукой и потом забавлялись тем, что обсыпали мукой остальных сородичей, радуясь, как их чёрные от печной сажи товарищи становятся беленькими. Однако это кончилось тем, что шутники, посыпавшие всех мукою, сами ужасно перепугались при виде белых троллей и бросили эту игру. В библиотеке несколько троллей носилось среди полок, сбрасывая на пол книжки, и всё это сопровождалось диким визгом бедных служанок, которые тщетно пытались куда-нибудь убежать и спрятаться. Помещику тоже приходилось не лучше. Тролли ухитрились закатать его в перину и простыни, и теперь они забавлялись, гоняя этот свёрток взад и вперёд по спальне, так что у помещика от такого верчения голова шла кругом. В нижних комнатах егерь, дворецкий и лакеи сумели организовать оборону, и объединёнными усилиями им удавалось отбиваться от троллей, но прийти на помощь остальным они не могли. Подоспела помощь и со стороны трактирщика, он явился сам и привёл свою собаку, но не мог попасть в дом — дверь была заперта на замок, и Гектор только напрасно надрывался в громком лае, толку от этого не было. Другие жители деревни тоже собрались возле усадьбы, но и они, разумеется, не могли попасть внутрь, чтобы помочь её обитателям. В деревне к этому времени все проснулись, разбуженные шумом, долетавшим из большого дома, но большинство ещё не знало, что там происходит.

Однако один человек в господском доме всё-таки продолжал спать. Дело в том, что миссис Хоукс, как она считала сама, отличалась очень и очень чутким слухом, и чтобы её не разбудил ночью какой-нибудь шум, она перед сном всегда затыкала уши ватой. Служанки, правда, удивлялись, как это миссис Хоукс при таком чутком слухе не слышит собственного храпа, в то время как они его слышали через два этажа. Но о таких вещах не спросишь человека напрямик. Так вот и сегодня, ложась спать, миссис Хоукс заткнула уши ватой, считая, что ей необходимо хорошенько выспаться после того, как ей пришлось до поздней ночи руководить уборкой на кухне. Потрясение, пережитое ею, когда она обнаружила на кухне чумазого тролля, тоже прибавило ей усталости. Оттого что у неё были заткнуты уши, а может быть, ещё и от собственного храпа, она не услышала, что в доме все ходит ходуном. Не услышала она ничего и тогда, когда к ней в камин с ликующим визгом вывалился из дымохода пяток троллей. Миссис Хоукс спокойно продолжала спать, и даже весьма своеобразные звуки её храпа ни разу не изменили своего равномерного ритма. Беспокойно прислушавшись к издаваемым ею странным звукам, почти все тролли предпочли убраться из её комнаты, чтобы принять участие в тех развлечениях, которыми занимались тролли в других помещениях. Но одного тролля так замучило любопытство, что он подскочил поближе к её постели, чтобы посмотреть, откуда идёт этот странный звук и каким образом он возникает.

Послушав сначала с полу, тролль вскочил на край кровати, уселся там и, склонив голову набок, стал наблюдать за миссис Хоукс. Таких удивительных звуков он ещё ни разу не слыхивал, и ему тоже очень захотелось научиться такому фокусу. «Вот было бы здорово!» — думал тролль. Такая новинка как раз подойдёт, чтобы похвастаться перед собратьями из подземных нор в ивовой роще. Хотя миссис Хоукс и спала, но её чуткий нос — а в том, что он чуткий, никто не сомневался! — уловил острый запах лесного тролля, и от этого размеренный ритм её храпа немного нарушился.

Но по-настоящему она проснулась лишь тогда, когда любопытный тролль, который никак не мог понять, спит ли миссис Хоукс, не утерпев, сам решил проверить, так это или не так. Он осторожно протянул палец и приподнял её веко. Посмотрев, он увидел, что она действительно спит, но вдруг человеческий глаз уставился прямо на тролля. Тролль так и отпрянул, а миссис Хоукс рывком села на кровати.

— Здрасьте! Это ещё что за явление! — воскликнула она. — Никак ещё одна, из этих неумытых тварей! И где! В моей спальне! Нет, дальше просто ехать некуда!

Тролль воззрился на неё с некоторым недоумением. Ему было странно, что она, проснувшись, не испугалась, как все другие люди, при виде тролля.

— Бу-у! — попробовал он попугать её на всякий случай, однако получилось не очень убедительно. По крайней мере на миссис Хоукс это не произвело должного впечатления.

— Ну, знаете ли! Это уж никуда не годится! — сказала она. — Ишь что вздумал! Погоди у меня, мохнатая тварь, я научу тебя, как надо разговаривать с дамой! А вонищи-то, вонищи! Фу, гадость! Нет, этого нельзя так оставить!

И с этим словами миссис Хоукс схватила маленький пульверизатор, который всегда стоял у неё под рукой на ночном столике. В пульверизаторе у неё была самодельная настойка лаванды, и не успел тролль опомниться, как она пшикнула на него из пульверизатора и маленькое облачко благородных лавандовых духов рассеялось над троллем, насквозь пропитав его лохматую шкуру.

Едва тролль сделал вдох, как лавандовый аромат ударил ему в ноздри. Такого кошмара с ним ещё никогда не случалось! В тот же миг тролль заорал как резаный, его вопль был слышен по всему Комптон Бассету. Даже на дальней окраине деревни люди услышали в ту ночь визг тролля, такой жуткий, что они потом ещё много лет о нём вспоминали. Это было просто счастье для миссис Хоукс, что у неё были заткнуты уши, ведь она находилась тогда ближе всех к троллю. Если бы не затычки, она могла навсегда оглохнуть! А бедному троллю и в страшном сне не могло присниться, что на свете бывает такой отвратительный запах, каким ему показалась лаванда. Он вылетел из спальни домоправительницы как из пушки. Тогда миссис Хоукс встала и пошла к двери посмотреть, что там такое происходит. Другой тролль тотчас же воспользовался удачным моментом, чтобы прыгнуть в открытую дверь и прокричать своё «бу-у!».

Разумеется, миссис Хоукс и тут не испугалась. Её уже ничто не могло удивить.

— До чего же вы все вонючие! — заявила она и с самым решительным видом обдала и второго тролля духами из своей пшикалки.

Этот тролль тоже пережил ужасное потрясение, которое запомнилось ему на всю жизнь; громко взвыв, он бросился наутёк и выскочил прямо в окно. Тогда миссис Хоукс вынула из ушей затычки, и первое, что она услышала, были дикие визги служанок, доносившиеся с верхнего этажа. Миссис Хоукс откликнулась на призыв зычным голосом, и говорят, он тоже был слышен повсюду, вплоть до самых последних домов:

— Я УЖЕ ИДУ, ДЕВУШКИ, НЕ БОЙТЕСЬ!

И миссис Хоукс начала свой боевой поход по дому. Выставив перед собой своё грозное оружие — пульверизатор с самодельными лавандовыми духами, она пшикала им в каждой комнате, изгоняя троллей. Сначала она поднялась на самый верх, чтобы спасти от нашествия троллей служанок. Очистив от неприятеля этот этаж, где с тех пор навсегда поселился неистребимый лавандовый дух, она постепенно прошлась по всем остальным сверху донизу, гоня перед собой улепётывающих троллей, пока все они не выскочили за дверь и не скрылись в ночи.

Но вместе с ними исчез из дровяного ларя и пойманный тролль.




Как быть и где взять тролля?


За окном уже сгущались сумерки, последние лучи солнца, озарявшие комнату в доме Натана, давно погасли, и он встал, чтобы зажечь несколько маленьких лампочек. В их свете наши кресла отбрасывали на стены громадные тени, и я почувствовал, что настроение, создаваемое сумерками, как нельзя лучше подходит для историй о троллях. Сейчас я ни за что не ушёл бы отсюда домой. Натан опять сел на место и продолжил свой неторопливый рассказ:

— Наутро в господском доме стали наводить порядок в том разгроме, который оставили после себя тролли. Они успели похозяйничать везде, и кабы не миссис Хоукс, а главное не её лавандовые духи, всё было бы гораздо хуже. Горничные и кухарки по-развлекались как никогда, но теперь расплачивались за веселье, так как им пришлось заниматься уборкой под надзором миссис Хоукс. Но худшим было то, что удрал из дровяного ларя тролль, пойманный миссис Хоукс. В амбаре рядом с ящиком нашли ключи егеря. Трактирщик высказал предположение, что большой тролль, по-видимому бывший у них предводителем, стащил их во время суматохи и отпер амбар. Ворвавшись в амбар, тролли взломали ларь заступами, лопатами или другими орудиями, которые попались им под руку. У обитателей деревни не было больше живого вещественного доказательства, которое можно было предъявить королеве, а без него, как опасался помещик, их посланника только поднимут на смех, когда он явится в Лондон просить помощи от троллиной напасти.

— В Лондоне все не так, как у нас в деревне, — с сожалением говорил помещик. — Лондонцы привыкли потешаться над деревенскими и не понимают того, что в природе есть много такого, чего не знают городские.

Как видно, помещик уже забыл, что и сам ещё вчера весело смеялся над печником, когда тот стал рассказывать ему, что видел тролля.

Наутро после большого нашествия троллей все жители деревни собрались в большом амбаре помещичьей усадьбы, чтобы вместе решить, как защищаться от троллей. Один из крестьян предложил нанять для борьбы с ними нескольких охотников, но у егеря нашлось достаточно благоразумия, чтобы возразить против такого предложения. Взяв слово, он сказал:

— Мы уже видели, какие опустошительные набеги способны устраивать тролли, если заподозрят, что с нашей стороны им грозит опасность. Ночное нападение, без сомнения, произошло потому, что мы поймали одного из их собратьев, и тогда остальные прибежали ему на выручку. Кроме того, из рассказов нашего трактирщика видно, что жилища троллей располагаются вдоль дороги, ведущей на вершину холма. В последние годы я замечал, что под ивами на Грэмпс Хилле появилось множество странных нор. Должно быть, там они и живут. Из рассказов путников, заходивших в нашу деревню, мы знаем, что тролли умеют незаметно подкрадываться к людям, мы их даже не слышим. Думаю, что мы ни одного тролля не выгоним из норы, а если попытаемся, то добьёмся только того, что они на нас ополчатся.

Воцарилось долгое молчание, в глубине души обитатели деревни хорошо понимали, что егерь был прав. Наконец слово взял помещик. С хмурым лицом он произнёс:

— Полагаю, мой егерь прав. Однако же я сомневаюсь, что самой королеве удалось бы изгнать отсюда троллей. Невозможно побороть врага, который окопался под землёй. Придётся нам, как видно, как-нибудь уживаться с троллями.

Из рядов собравшихся послышалось протяжное и огорчённое «о-о-о!». Но помещик ещё не закончил свою речь. Ему пришла в голову новая мысль:

— Послушайте! Прогнать троллей из Комптон Бассета нам, может быть, и не удастся, но если мы сумеем сделать так, чтобы они держались подальше от наших домов, то они не очень будут нам мешать. Мы уже знаем, что их можно отпугивать духами миссис Хоукс. Значит, если мы наготовим побольше духов по рецепту миссис Хоукс и опрыскаем ими все в своих домах, то этот запах, наверно, отпугнёт троллей.

Миссис Хоукс выслушала это с натянутым выражением лица. Ещё бы! О её духах высказывались как об оружии, способном отпугивать троллей! Однако события минувшей ночи подтвердили правильность такого суждения, и ей нечего было возразить против этого предложения. Народ внизу загудел, затем раздался чей-то голос:

— Я знаю, как пахнут лавандовые духи миссис Хоукс. Уж лучше пусть будут тролли!

Зал ответил громовым смехом, затем послышались одобрительные возгласы и кто-то выкрикнул:

— Он прав! Лучше уж тролли, чем лавандовые духи!

С другого конца зала кто-то откликнулся:

— Если полить деревню духами, то бежать отсюда придётся и троллям, и людям!

Ещё один голос подхватил:

— Пожалейте бедных троллей! Нельзя так издеваться над троллями!

Однако кто это был, нельзя было определить, так же как невозможно было сказать, кто выступил первым.

У миссис Хоукс от таких высказываний лицо сделалось совсем кислое, как будто она только что съела целый лимон, но всё-таки она тоже взяла слово:

— Я просто не понимаю, как наши мужчины могут спокойно смотреть, когда беззащитные женщины подвергаются нападениям стаи волосатой нечисти! Эти косматые и блохастые твари за пять минут способны напачкать столько, сколько целый штат прислуги не в состоянии убрать за целый день! И конечно же, как всегда, бедные, беззащитные женщины должны воевать один на один с этими неумытыми мохнатыми существами, а потом ещё делать за ними уборку! Я считаю, что всю эту шайку следует сунуть в ушат с мыльной водой и отмыть мочалкой! Кстати, их надо бы заодно и подстричь, в моем хозяйстве вы не найдёте ни одной собаки, которая бегала бы с длинными космами!

Миссис Хоукс умолкла с таким видом, словно высказала окончательное мнение, а больше тут просто не о чём рассуждать. Она не сочла нужным вдаваться в подробности, например, каким образом она предлагает посадить троллей в ушат с мыльной водой, если никто даже не может придумать, как выкурить их из подземных нор. После этого выступления никто больше не выразил желания высказаться, отчасти потому, что никому не хотелось спорить с миссис Хоукс, отчасти потому, что ни у кого не было свежих идей. В конце концов заговорил доктор Пилбери, добродушный старичок, который до этого с улыбкой наблюдал за происходящим со стороны:

— Нельзя не согласиться с миссис Хоукс, что чистоплотность — вещь превосходная, — начал доктор с дипломатического вступления. — Однако мытьё троллей потребует колоссальной работы, тем более что мыть их пришлось бы не один раз, а по крайней мере один раз в неделю, чтобы поддерживать относительную чистоту. Нельзя возлагать такую дополнительную нагрузку на кого-то из жителей нашей деревни, кто знает толк в мытьё.

Таким образом любезный доктор изящно вышел из положения, не обидев миссис Хоукс, на лице которой ясно было написано: «Всегда все трудности сваливают на беззащитных женщин, и мы безропотно несём это бремя». Далее доктор продолжал:

— Как мне представляется, мы должны учесть всё, что нам известно о троллях, кроме того, что они не любят лавандовых духов, что, кстати, как мне кажется, относится и к некоторым из других обитателей нашей деревни.

Это замечание вызвало громкий смех среди части собравшихся. Но доктор невозмутимо продолжал свою речь:

— Из рассказа нашего доброго трактирщика мы узнали две вещи: нам известно, что тролли были выпущены на дорогу, ведущую на холм, таинственным чужеземцем, а также известно со слов чужеземца, что тролли любят те необыкновенные ивы, которые растут вдоль дороги. Возможно, если мы срубим ивы и на дороге станет светло, троллям там разонравится и они уйдут с этого места. Корни мы, конечно, не сможем выкорчевать, с этим не справилась бы и вся королевская рать, да к тому же они скрепляют землю и защищают дорогу от размыва. Поэтому деревья вырастут снова, как всегда вырастают обычные ивы, но если мы будем их подрезать, не давая слишком разрастись, то тролли наверняка больше туда не вернутся.

Предложение доктора понравилось собранию, и многие даже удивлялись, как это им самим не пришло в голову такое решение. Егерь высказался в том смысле, что у него-де, конечно, нет опыта борьбы с троллями, но всё же он склонен предположить, что доктор, вероятно, прав. Без деревьев троллям станет трудно прятаться, а, судя по всему, они не любят всё время быть на виду.

Собрание постановило, чтобы все трудоспособные мужчины сходили домой за топорами и пилами. А затем они все вместе отправятся на Грэмпс Хилл и начнут рубить придорожные ивы.




Животный мир Грэмпс Хилла при близком знакомстве


Немного спустя все работники деревни собрались возле усадьбы священника с топорами и пилами, а оттуда дружно отправились на Грэмпс Хилл. Дойдя до подножия холма, они разделились на три бригады и приступили к работе. Первая бригада начала у самого подножия холма рядом с усадьбой священника. Вторая расположилась на середине подъёма, а третья принялась за работу на вершине, где кончались заросли. Они рассчитывали, что к вечеру покончат со всеми ивами!

Однако на самом деле всё оказалось не так просто.

В бригаде, которая приступила к работе на вершине холма, рубку начали с последней ивы в самом конце дороги, за дело взялся Филберт — рослый, могучий работник из помещичьей усадьбы. Высоко занеся над головой топор лесоруба с длинным топорищем, он широко размахнулся, и острое лезвие, сверкнув на солнце, со свистом рассекло воздух. Со всей своей молодецкой силы он лихо рубанул по стволу ивы. Но вместо хруста ломающейся древесины что-то громко и резко звякнуло: «Дз-з-инь!» Это было похоже на звук, который можно услышать, если стукнуть молотом по наковальне, а ведь наковальня сделана из сплошного железа!

— Ой-ой! — вскрикнул бедный Филберт. Он почувствовал сильный удар по ладоням, когда топор отскочил от твердокаменного ствола.

— Ну, чего там у тебя? — сказал другой работник, которого звали Огберт. — Топором, что ли, рубить не умеешь?

— Да оно же твёрдое как камень! — ответил растерянный Филберт. — Ты погляди — на стволе вон даже и зарубки почти не видать!

Филберт сказал правду. Хотя он ударил топором изо всей силы, на коре ивы осталась только едва заметная царапина.

— Просто руки у тебя не из того места растут, топор держать не научился! — сказал Огберт. — А ну-ка пусти меня! Подумаешь, делов-то! Разве ж это дерево толстое! Сейчас я его — раз-два и готово!

Огберт засучил рукава, уверенно подошёл и забрал у Филберта топор. Как и тот, он сначала размахнулся сплеча, но ударить так и не успел. Он вдруг начал как-то странно поёживаться и подёргивать плечами и поневоле опустил топор.

— Ну, чего там у тебя? — спросил Филберт. — Чего ж ты не рубишь?

— Спину, понимаешь, засвербило, будто какая-то дрянь за шиворот заползла, — сказал Огберт, стараясь дотянуться туда рукой. — Сперва вытащу её, потом и рубить буду.

Товарищи помогли Огберту стащить рубаху, и под ней оказался сзади здоровенный паук.

— Надо же! — воскликнул повеселевший Филберт. — Чего это ты вздумал пауков под рубахой разводить? Как он там у тебя ещё паутину не сплёл!

— Очень смешно! — отозвался Огберт, снова натягивая рубаху. — Чем зря зубы скалить, давай сюда лучше топор! Пора дело делать.

Но едва Огберт взялся за топор, как вдруг запрыгал на месте.

— Ну, чего там опять не слава богу? — спросил Филберт. — Никак ты решил показать нам пляску лесорубов?

— Да ну тебя! — огрызнулся Огберт. — Теперь какая-то гадина ползает у меня в штанине и так щекочет, что прямо сил нет!

Делать нечего, пришлось Огберту скидывать рабочие штаны. В штанине оказались две уховёртки, которые каким-то образом залезли туда и не смогли сами выбраться.

— Скажи-ка, приятель! — весело спросил Филберт. — Чего это ты на себе столько живности пригрел? Эдак и не дождёшься, когда ты нам наконец покажешь, кэк умеешь махать топором!

С поникшим видом Огберт поспешно натянул штаны и в третий раз взялся за топор. Но едва он поднял его, чтобы замахнуться, как завопил и схватился обеими руками за свой зад.

— Караул! — вопил он. — Кто-то вцепился в меня и кусает! Ой, уберите его скорее!

Пришлось Филберту и остальным товарищам поспешить на помощь бедному Огберту. Еле добились, чтобы он перестал крутиться и дёргаться. В кармане штанов у него обнаружилась землеройка, которую он нечаянно придавил, когда начал махать топором. Прижатая мышь со страху вцепилась в него своими острыми зубками.

— Да у тебя там, кажись, целый зверинец! — заметил Филберт, отцепляя мышь. Он еле удерживался, чтобы не расплыться в усмешке. — Может, ты где-нибудь там ещё и курицу припрятал, она небось уже снеслась, так что ты уж поосторожнее, а то как бы не раздавить яичко!

Огберт, весь красный, только покосился на него. Он схватил топор, размахнулся, топор просвистел в воздухе и с оглушительным грохотом стукнул по дереву.

— Дззззинннь! — отозвалось дерево, и с лица Огберта сбежала почти вся краска. Удар был так силён, что Огберт почувствовал отдачу по всей руке до самого плеча, но он так разъярился, что не захотел признаться, как звон пошёл по всем его косточкам, которые задрожали в ответ, словно камертон. Он тотчас же замахнулся во второй раз, но опустить топор не успел и так и застыл с ним в руке, словно вдруг оцепенел.

— Ну, чего там такое? Опять тебе что-то не так? — спросил его Филберт, которому уже надоело на это смотреть. — И долго ты ещё собираешься стоять столбом?

— Что-то холодное потекло у меня по спине, — шёпотом сказал Огберт. Он стал совсем бледный.

— С тобой не соскучишься! То там кто-то ползал, теперь вон течёт, — сказал Филберт.

Опять пришлось стягивать с Огберта рубашку, чтобы посмотреть, что там на этот раз делается. И ведь надо же! По спине Огберта стекало раздавленное яйцо.

— Говорил же я тебе! — радостно воскликнул оживившийся Филберт. — Оказывается, он и правда кур при себе держит! Вот только не пойму, где он их прячет.

— Да заткнись ты, дурья башка! Видать, здесь творится что-то странное. И пока мы не разберёмся, в чём дело, нам нипочём не срубить эти деревья.

— Я думаю, это тролли! — сказал Ламберт, невидный, но башковитый мужичонка, тоже батрачивший на помещика. — Сдаётся мне, что тролли как-то незаметно подсовывают тебе все это под одежду.

— Ужо я сейчас задам этим троллям! — воскликнул Огберт, сердито озираясь, но, сколько ни смотрел, никого не было видно, так что ему не на ком было сорвать свою злость.

— А по мне, так у тебя и без того хватит хлопот, тебе бы только успеть за той живностью приглядывать, которую ты на себе развёл! — потешался Филберт.

Огберт только глазом на него зыркнул, но от злости не мог найти слов и ничего не ответил.

— Бросьте лучше ругаться, — вмешался Ламберт. — Я тоже не понимаю, как тролли это делают, но, быть может, они сидят на деревьях и сбрасывают на нас оттуда всякую дрянь. А может быть, высовывают из нор под деревьями свои длинные лапы и запихивают тебе в штанины что им вздумается.

После этих слов все начали заглядывать в тёмные норы, спрятанные среди корней под ивами, но там ничего нельзя было разглядеть. Тогда работники стали вглядываться в макушки деревьев, но в гуще ветвей тоже ничего не увидели. Они немного потоптались вокруг, и тут вдруг один из них воскликнул, показывая пальцем наверх:

— Эй, глядите! Я видел, как что-то там шевельнулось! Посмотрите туда!

Все сгрудились возле него, стараясь разглядеть. И увидели, что в ветвях прячется какой-то зверь. А может быть, тролль? Он стремглав перепрыгивал с ветки на ветку, спускался с дерева и вновь взбирался на другое. Внезапно он замер на месте.

— Глядите! — закричал Огберт. — Он держит что-то в руке. Не могу разглядеть, что там такое, но, по-моему, это…

Он так и не успел договорить до конца, потому что в тот же миг что-то шмякнулось ему на лицо.

— Яйцо! — радостно воскликнул Филберт. — Надо же, всю рожу тебе залепило!

Филберт не мог скрыть своего удовольствия по поводу тех невзгод, которые пришлось претерпеть Огберту.

— Надо всем держаться начеку! — сказал Ламберт. — И всё время следить, что делается вокруг.

Он и не догадывался ещё, насколько своевременно было его замечание.

— Гляньте-ка! Вон там! — крикнул он, показывая наверх.

Вверху как раз один тролль перескочил с дерева на дерево. Все опять столпились, чтобы лучше видеть. И тут получилось нехорошо.

— Эй, ты, перестань толкаться! — крикнул Филберт.

— А я и не толкаюсь! Сам лучше подвинься! — ответил Огберт.

— Поосторожней! Вы же свалитесь на меня! — завопил Ламберт, но было уже поздно. Вся бригада лесорубов с криками и воплями попадала наземь, так что получилась настоящая куча мала, и чем больше они толкались, стараясь подняться, тем больше запутывались. Дело в том, что, когда они, задрав головы, сгрудились под деревьями, кто-то связал их шнурки. И пока они возились, развязывая узлы, наступил вечер. А они так и не срубили ни одного дерева!




Странная Беседа


Бригада лесорубов, остановившаяся неподалёку от усадьбы священника, принялась за дело иначе. Разбившись на пары, они начали пилить деревья двуручными пилами. Пилы у них были большие, с крупными зубьями, но как ни пыхтели мужчины, обливаясь потом, работа не слишком у них подвигалась и им никак не удавалось спилить ивы. Пильщики, как ни старались, все не могли приноровиться друг к другу, потому что стоило им начать, как пила отчего-то начинала заедать и не шла ни взад ни вперёд. Они то и дело оборачивались, чувствуя, что кто-то держит и не пускает пилу, но рядом никого не было. Потом работа как будто пошла лучше, однако толку всё равно было мало, потому что дерево оказалось твёрдым как камень и зубья пилы от него так и отскакивали. Вдобавок попилить по-настоящему никак не удавалось, приходилось то и дело точить пилы, так как древесина была слишком твёрдая и зубья сразу тупились.

Рэндал и Кендал — главные силачи среди лесорубов, работавших на помещика, — скоро поняли, что им досталась нелёгкая задачка. Оба в один голос решили, что такой твёрдой древесины, как эта, им никогда ещё не попадалось. Они даже вообразить себе не могли, что деревья бывают такими твёрдыми. Отнюдь не способствовали дружному трудовому настрою разные странные происшествия, из-за которых им то и дело приходилось останавливать работу: сначала странное ощущение, будто кто-то придерживает пилу, так что она не двигается ни взад ни вперёд. Но это было ещё не самое плохое! Как назло, всё время какие-то мелкие неприятности вызывали заминку в работе, такого с ними ещё никогда не бывало.

Как только они принимались пилить, сверху что-то падало на козырёк картуза, закрывая все перед глазами. Самое удивительное, что это случалось одновременно с обоими пильщиками, и всякий раз пила выскакивала из надпиленной бороздки. Из-за этого они немного повздорили, доказывая, кто из них виноват, что плохо держал пилу.

— Эй! — кричал Рэндал. — Я ткнулся во что-то картузом и не вижу во что. Придержи пилу, а я поправлю шапку.

— Я тоже ничего не вижу, — отвечал Кендал, — но я держу крепко.

Однако, поправив картузы, они обнаруживали, что пила опять соскользнула с бороздки, а длинное и гибкое лезвие не так-то легко вновь водворить на место.

— Ты почему плохо держал свой конец? — обиженно вопрошал Рэндал.

— Я-то держал, — обижался в свой черёд Кендал. — А вот ты так дёргал пилу, что она опять съехала.

На том разговор и кончался, потому что у лесорубов не принято тратить время на пустую болтовню, но каждый оставался при своём мнении, что другой сегодня пилит не так, как надо.

Потом, когда они после небольшой передышки, присев на корточки, снова приготовились пилить, случилось кое-что похуже. Едва они взялись за пилу, как Кендал с громким воплем подскочил вверх.

— Ну что там ещё стряслось? — спросил Рэн-дал, видя, что Кендал завертелся, потирая себя пониже спины.

— Сам не знаю, — жалобным голосом ответил Кендал, — но сзади меня кто-то точно шилом кольнул.

Рэндал посмотрел и увидел, что на том самом месте, с которого только что вскочил Кендал, пристроился свернувшийся в клубочек ёжик. Как видно, Кендал, садясь, угодил прямо на ежа.

— Да ты же просто сел на ежа, — объяснил ему Рэндал. Он, понятное дело, гораздо спокойнее отнёсся к этому происшествию, чем Кендал. — Поди сюда, я вытащу из тебя колючки!

У Кендала из мягкого места торчало множество иголок, так что пришлось порядком повозиться, прежде чем Рэндал под его жалобные стоны вытащил последнюю.

— Что же ты не глядишь, куда садишься? — сказал Рэндал. — Это же надо постараться, чтобы сесть на ежа!

— Не было там никакого ежа, когда я садился! — убеждённо заявил Кендал.

— Ну, знаешь ли! — возмутился Рэндал. — Некому тут незаметно подкладывать тебе ежа! Ты его просто не заметил.

Кендал только хотел заспорить, но не успел ничего сказать, потому что в эту минуту на дороге показались помещик, доктор Пилбери и миссис Хоукс, чтобы посмотреть, как движется работа.

Когда вся компания приблизилась к лесорубам, Рэндалу пришлось оправдываться, почему так мало ещё сделано, но он не успел и рта раскрыть, как вдруг кто-то рядом произнёс:

— Квак!

Со стороны казалось, что этот звук издал Рэндал.

— Как вы сказали, простите? — спросил помещик, и все присутствующие, включая Кендала, с удивлением уставились на Рэндала, который и сам не мог понять, отчего это он вдруг квакнул, вместо того чтобы заговорить по-человечески.

Он снова открыл рот, и снова послышалось:

— Квак!

— Ну, знаете ли, голубчик! — заговорила миссис Хоукс. — Надо бы изъясняться как-то понятнее. Неужели вы и впрямь ничего не умеете сказать, кроме «квак»?

— Квак, квак! — долетели в ответ те же радостные звуки, но, что самое странное, на этот раз Рэндал даже не раскрывал рта.

— Скажите, пожалуйста! Может быть, вы чревовещатель? — несколько раздражённо поинтересовалась миссис Хоукс. — Это, конечно же, очень занятно, но сейчас мы все хотели бы узнать, как продвигается рубка деревьев. Поэтому, уж будьте так добры, ответьте обыкновенным человеческим языком!

Но бедняга Рэндал уже до того смутился, что не мог произнести ни слова. Он сам совершенно не понимал, что это с ним происходит, но Кендал догадался и пришёл на помощь своему товарищу. Он приподнял картуз на голове Рэндала и, ухмыляясь до ушей, показал на его голову. Под картузом сидел зелёненький лягушонок.

Лягушонок снова квакнул, теперь его было слышно ещё громче, чем из-под картуза.

— Очень остроумно! Так смешно, что дальше некуда! — воскликнула миссис Хоукс, однако по выражению её лица нельзя было сказать, что её это очень рассмешило. — Значит, пока мы, женщины, не покладая рук трудились на кухне, чтобы приготовить обед для этих сильных мужчин, которым надо было срубить несколько деревьев, эти замечательные мужчины ловили лягушку и успели придумать необыкновенно весёлый и остроумный способ подшутить над нами! Откуда же им при таких важных делах было взять время, чтобы ещё и деревья рубить! Ничего, время терпит, и господам незачем спешить! Подумаешь, велика важность, если ни в чём не повинные женщины подвергаются нападениям мохнатых, неумытых бестий!

После такого выговора Рэндал и Кендал совсем сникли и стояли как побитые, но добрый доктор Пилбери сразу догадался, что всё было совсем не так, и в конце концов выяснил, что случилось на самом деле. Ему даже удалось более или менее растолковать это грозной миссис Хоукс, хотя она и продолжала упорно твердить, что не видит ничего смешного в том, чтобы прятать у себя под картузом лягушку.

После того как помещик, доктор и миссис Хоукс обошли все три бригады и своими глазами убедились, как продвигается (а вернее, как не продвигается) рубка деревьев, им стало ясно, что из этой затеи всё равно ничего не выйдет. Ни одна бригада не срубила ни одной ивы, между тем как дело уже было близко к вечеру. Мало того что тролли как хотели измывались над лесорубами, деревья оказались настолько твёрдыми, что их никакими способами невозможно было свалить. Поэтому помещик отменил рубку и было принято решение провести завтра ещё одно совещание в амбаре, чтобы жители деревни обсудили вопрос о том, как справиться с нашествием троллей.

Люди разошлись по домам и тщательно заперли все двери и окна. Однако тролли умудрились в ту ночь выкинуть много фокусов. Было очевидно, что события прошедшего дня только подогрели у троллей охоту безобразничать в деревне.




Новая встреча миссис Хоукс с лесным троллем


На следующее утро одна из горничных шла по коридору мимо спальни миссис Хоукс. Было уже восемь часов, и в помещичьем доме все кончили завтракать. Поэтому девушка не поверила своим ушам, услышав из-за двери характерный храп миссис Хоукс. Обычно домоправительница первая была на ногах! Когда служанки, спускаясь со своего этажа, встречали утром миссис Хоукс, им казалось, что она давным-давно уже занята каждодневными хлопотами. По крайней мере к их приходу она успевала уже разработать точный план на весь день, кому и что надлежит делать. Девушке даже понравилось, что вот в кои-то веки миссис Хоукс тоже проедала, и решила не упускать случая, чтобы её разбудить. Она осторожно подкралась к двери и на цыпочках прошмыгнула в спальню. Б комнате сильно-пресильно благоухало лавандовыми духами, запах был ещё гуще, чем обычно. Горничная подумала, что после вчерашних событий миссис Хоукс, вероятно, опрыскала духами всю комнату, чтобы уж ни один тролль не вздумал к ней забраться. Ведь двое или трое из них уже испытали на себе, каково это быть обрызганным духами. Девушка на цыпочках подобралась к постели и уже приготовилась будить все так же храпящую экономку. Но в тот же миг дверь у неё за спиной распахнулась, и хорошо знакомый голос спросил:

— Что это ты здесь делаешь, девушка? Кажется, тебе было сказано заняться раскладкой белья!

У горничной потемнело в глазах, потому что на пороге стояла сама миссис Хоукс! И в то же время её храп по-прежнему раздавался из постели. Как же она могла очутиться в двух местах сразу?

— Ой, что же это делается? — вскричала бедная служанка. — Как же так вы стоите в дверях, миссис Хоукс, когда сами лежите в постели?

— Что за чушь ты мелешь, девушка! — решительно остановила её миссис Хоукс. — Вот она я здесь стою. Да где же это видано, чтобы я лежала в кровати так поздно!

Такого ужаса горничная не выдержала. Она сорвала с постели перину, чтобы посмотреть, кто же это храпит, разлегшись в кровати. А там на самой середине, уютно подложив ладошки под голову, с блаженной улыбкой лежал лесной тролль! От него ужасно несло лавандовыми духами, он так пропах ими, что почти невозможно было уловить его природного запаха. Тролль храпел в точности как миссис Хоукс, однако он совершенно определённо не спал. Большие ласковые глаза тролля уставились на девушку. Потом он несколько раз моргнул, и девушка как зачарованная не могла отвести взгляда от его бездонных, удивительных, ярко-синих глаз. И тут тролль перестал храпеть и самым ласковым голосом тихонько сказал:

— Бу-уу!

Затем он протянул к горничной покрытую косматой шерстью руку с зажатой ладонью, как будто хотел ей что-то передать. Девушка, не успев даже подумать, протянула навстречу свою раскрытую ладонь и, продолжая смотреть ему в глаза, взяла то, что он ей протянул. Она глянула на свою руку и пронзительно завизжала от ужаса. На её ладони сидел невиданной величины паук с омерзительными мохнатыми лапками. Она дико замахала рукой, чтобы сбросить паука, и опрометью кинулась к двери, но тут увидела рядом с собой миссис Хоукс. Миссис Хоукс стояла, уперев руки в бока, и выражение у неё было очень недовольное! Она наклонилась над лежащим в постели лесным троллем.

— По крайней мере пахнет от тебя уже получше, но что это за манера ложиться в чужую постель! — строго сказала она и впилась пронизывающим взглядом в глаза тролля. У тролля вдруг сделался очень унылый вид, словно он ужасно сожалел, что сделал что-то не так. Казалось, ещё немного, и из глаз закапают слезы, но на миссис Хоукс такие штучки не действовали. Молниеносным движением она схватила тролля за свесившийся с кровати длинный хвост. Миссис Хоукс вытащила тролля из постели, и он, несчастный, болтался в её вытянутой руке, с опущенными ушами и печальным взором.

— Если хочешь спать в чистой постели, ты должен ложиться в неё умытым. И я прямо сейчас научу тебя, как надо! — объявила миссис Хоукс, быстрым шагом направившись в свою ванную комнату.

Тролль не успел опомниться, как впервые в жизни очутился в ванной комнате. Там как раз кстати (или, наоборот, некстати, если смотреть на дело с точки зрения тролля) стояла полная лохань мыльной воды. Тролль фыркал и отдувался, иногда из воды выныривала то рука, то ступня, иногда вся голова тролля, а иногда только большой нос. Но миссис Хоукс крепко держала его, намыливая ему уши и нос.

— Вот как это делается! Стыд и срам, какой ты грязнуля, от тебя вся вода в лохани почернела! Тебя надо отмывать в семи водах, прежде чем можно будет пустить за стол!

Возможно, тролль и пытался выкрикнуть своё «буу!», но единственное, что вылетало из его рта, были мыльные пузыри. Отплевавшись наконец, он заорал страшным голосом.

— Ууу-ааа! — кричал тролль, и крик этот был ужасен.

Тут миссис Хоукс наконец ослабила хватку и удивлённо на него посмотрела:

— Ишь ты! Скажешь, тебе это не понравилось? Может быть, почистим тебя лучше большой банной щёткой? — бодро предложила она и уже потянулась за этим орудием. Тут уж тролль почувствовал, что больше он так не может, а главное, почувствовал, что миссис Хоукс перестала его крепко держать. Одним прыжком он вырвался из лохани, ринулся в комнату и, перемахнув через подоконник, выскочил в окно.



Потом в то же утро все жители Комптон Бассета опять собрались в большом амбаре, чтобы ещё раз вместе подумать, как быть дальше с троллями. Все возбуждённо, перебивая друг друга, говорили об ивах. Зато мало кто говорил о том, как их дурачили тролли, в то время как они пытались свалить деревья. Наконец помещик призвал к тишине и, когда все угомонились, заговорил сам:

— Как нам всем известно, попытка срубить деревья оказалась не очень удачной, так что, по-видимому, этот план невозможно будет осуществить. Нужно придумать что-то другое. Если у кого-нибудь из собравшихся есть предложения, мы просим их высказать.

Миссис Хоукс на этот раз воздержалась от выступления, но когда помещик сел рядом с ней на скамью, она решила, что ей всё-таки следует высказать своё мнение.

— Так вот, — начала она, — я считаю, что этих лохматых существ нужно вымыть с мылом. Сегодня утром я как раз одного помыла, и он смирно сидел в лохани, пока я не взялась за банную щётку.

Наконец со своего места поднялся доктор Пилбери, и в амбаре воцарилась тишина.

— Итак, выяснилось, что моё предложение срубить ивы было не очень удачным, но ведь кто же мог знать, что деревья окажутся такими твёрдыми. — Он сделал небольшую паузу, пережидая, пока уляжется одобрительный шум. Затем продолжил: — Твердокаменные ивы, хозяйничающие повсюду тролли, то есть всё, с чем нам пришлось столкнуться, представляет собой достаточно странное явление. В Комптон Бассете действуют какие-то необычные силы! Для того чтобы справиться с таким бедствием, как нашествие троллей, которые в буквальном смысле слова пустили здесь корни, нам нужно в первую очередь понять, откуда они взялись на нашу голову. В этом, по-моему, наша единственная надежда. И поведать об этом может только один человек — тот странный незнакомец, который занёс сюда семена ив и выпустил здесь троллей.

По рядам пронёсся тяжкий вздох. Все слышали историю о странном чужеземце, но теперь, уже зная, что он, вероятно, был могущественным волшебником, все испугались при одном упоминании о нём. А после следующих слов доктора у всех просто мороз прошёл по коже, хотя в душе они понимали, что доктор прав.

— Ничего другого не остаётся, как только кому-то из нас отправиться в путь на поиски иноземного волшебника.




В путь за волшебником


Стрелка на часах в уютной горнице старого Натана передвинулась за половину двенадцатого. Я мог бы хоть всю ночь не спать, слушая легенду о лесных троллях, поселившихся в Комптон Бассете, но, глядя на старого Натана, нельзя было не заметить, что он устал. Речь его текла все медленнее и медленнее, и несколько раз мне даже показалось, что он совсем заснул. Однако же, хотя старик и клевал носом, он не переставал попыхивать трубкой, а после каждой затяжки снова просыпался. После того как это повторилось несколько раз, я встал, поблагодарил его за рассказ и спросил, можно ли мне прийти завтра, чтобы дослушать конец истории.

Натан проводил меня до дверей и зажёг на крыльце лампу, чтобы я, выходя в сад, не споткнулся в темноте на ступеньках. Дождавшись, когда я выйду на дорогу, он помахал мне с крыльца и закрыл дверь. В ночной тишине я отчётливо слышал, как он заперся на замок и задвинул щеколду. Лампа погасла, и я зашагал по дороге. К счастью, мне не надо было подниматься на Грэмпс Хилл, а предстояло немного пройти от деревни до моего дома. Идя по дороге, я внимательно осматривался по сторонам. Хотя Натан и сказал, что тролли уже не так часто, как раньше, появляются в деревне, однако кто же их знает. Я оглядывался по сторонам, а главное, присматривался к живым изгородям и кустам, но в этот вечер ни один тролль не показался поблизости. И всё же, войдя в дом, я, прежде чем закрыть за собой дверь, ещё раз на всякий случай оглянулся. И тут на крыше соседнего дома увидел мелькнувшую тень. Конечно, это могла быть белка, но я так не думаю.



На следующий день я снова повстречал старого Натана, на этот раз на скамеечке возле почтового ящика. На улице стояла теплынь, мы сели, и он продолжил вчерашний рассказ:

— В тот же день, когда состоялось это собрание, все жители пришли сюда, чтобы проводить в путь своего посланца, доброго трактирщика Гуд-вина.

Когда было решено отправить кого-то на поиски таинственного странника, который принёс в деревню ивовые семена, выбор пал на Гудвина. Во-первых, Гудвин видел незнакомца оба раза, когда тот появлялся в деревне, и поэтому все решили, что он скорее других узнает чужеземного колдуна. А во-вторых, в самом Гудвине было что-то особенное, почти загадочное. Последнее объяснялось тем, что он, единственный из всей деревни, много путешествовал по свету. Уже на протяжении многих поколений люди, родившиеся и выросшие в Комптон Бассете, так и оставались тут на всю жизнь. Случалось, конечно, что какая-нибудь девушка на время нанималась в услужение в соседнюю деревню, однако никто из здешних стариков не мог (или не хотел) припомнить, чтобы на их веку кто-то отправлялся искать счастья в чужих краях. На первых порах за молодым Гудвином тоже не замечали ничего такого, что предсказывало бы в нём нарушителя традиций. В двенадцать лет он поступил в учение к своему дядюшке Моргану Эшвелу, почтенному строительному подрядчику, которого все в деревне очень уважали. Гудвин пошёл по стопам престарелого дядюшки и вскоре доказал, что хорошо овладел плотницким и столярным ремеслом, а также стал умелым каменщиком и кровельщиком. Года через три деревенские старики уже часами могли рассуждать о том, что Гудвин, как видно, унаследует дело старого Моргана. А как же иначе! Всё шло к тому. Такое уже не раз бывало в Комптон Бассете, и в результате всё складывалось как нельзя лучше, вот и на этот раз повторится то же самое. И вдруг, когда Гудвину исполнилось семнадцать лет, в трактир заглянул бывалый морской волк, представившийся Харрисом. Своё полное имя он никому не сказал. Харрис остановился в трактире и провёл там около недели, рассказывая по вечерам о приключениях на семи океанах, и все жители деревни слушали его с круглыми глазами, хотя за спиной моряка уверяли друг друга, что не поверили ни слову из его баек. Гудвин часами мог беседовать с Харрисом, и многие заметили, что старый морской волк с особенным интересом относится к Гудвину и его матери Бетти Эшвел — вдове младшего брата Моргана Эшвела. Последние два вечера перед отъездом Харрис провёл в домике Бетти. Морган и Гудвин тоже там были, и любопытные односельчане, которых оказалось немало, заметили, что свет у них горел допоздна. На следующее утро Харрис отправился дальше, и после этого соседи некоторое время неодобрительно косились на членов семейства Эшвел, главным образом потому, что не могли узнать, о чём разговаривали Бетти, Морган и Гудвин с моряком. Потом, спустя много лет, история, связанная с посещением Харриса, выплыла наружу, но с этим тебе придётся потерпеть, пока до неё дойдёт черёд в нашем повествовании, а это произойдёт ещё не так скоро[1 - Эту часть истории можно будет прочесть во втором томе «Борьба за ночные кристаллы»].

Но как бы там ни было, вскоре все вроде бы опять пошло по-старому. Морган с Гудвином снова занялись строительными делами, а старики начали обсуждать что-то другое. Но вот прошло несколько месяцев, и тут случилась большая неожиданность! В один прекрасный день Морган и Гудвин наконец закончили строительство большого амбара, которым были заняты всё это время, а на другое утро Гудвин, к удивлению остальных жителей, собрал кое-какие пожитки и с заплечным мешком ушёл из деревни. Прошло тринадцать лет, прежде чем они увидели его снова. Однажды он появился так же неожиданно, как ушёл. Как и раньше, он стал жить в домике своей матушки, но спустя несколько недель купил участок земли в центре деревни, расположенный на взгорке у дороги, и начал строить домик на два крыла. Хотя он выполнил все работы своими руками, было видно, что за время отсутствия он разжился деньгами, потому что в один приём сразу расплатился за участок и за строительные материалы. И всё же остальным жителям деревни было трудно свыкнуться с мыслью, что Гудвин снова должен считаться своим человеком в Комптон Бассете.

Однако лёд, как говорится, был сломан, когда Гудвин открыл трактир. (Старый трактир закрылся несколько лет назад, а потом и дом этот сгорел.) Большинство жителей отнеслись к этому событию скептически: откуда, дескать, Гудвину знать, что надо делать трактирщику? Но когда он открылся, народ быстро почувствовал, что Гудвин умеет создать посетителям хорошее настроение, еда у него вкусная, и даже очень! А как известно, ничто так не способствует атмосфере доверия и доброжелательства, как вкусная еда! Таким образом, трактир и Гудвин вскоре заняли во всех отношениях очень важное место в жизни Комптон Бассета.



Когда спустя много лет начались неприятности с лесными троллями, вся деревня уже знала, что Гудвин человек положительный и разумный. Все полностью доверяли ему и знали, что он не пропадёт в чужих краях. Помещик снарядил его в путь, объяснив, что от него теперь зависит будущее всего Комптон Бассета.

— Он ушёл по этой дороге, — сказал Натан, махнув в сторону Грэмпс Хилла. — И на этот раз прошёл почти целый год, прежде чем он вернулся обратно.

Помещик снабдил Гудвина большим, увесистым кошельком, туго набитым серебром и золотом. Серебро он дал ему на дорожные расходы и на прожиток, чтобы хватило на всё время поисков волшебника. Кроме того, серебром Гудвин должен был расплачиваться с теми встречными, которые помогли бы ему советом в розысках таинственного незнакомца. А золото ему велено было приберечь до встречи с колдуном и воспользоваться им, чтобы уговорить того помочь жителям деревни избавиться от троллей.

Гудвин взял с собой в путешествие своего пса, огромного бладхаунда Гектора. Гектор был рассудительной и умной собакой и всегда хорошо охранял своего любимого друга Гудвина. С Гектором Гудвин мог не бояться воров и грабителей, потому что пёс был хорошим сторожем и всякому было видно, что связываться с ним — дело нешуточное. А с таким кошельком, как у Гудвина, полным серебра и золота, ему, конечно, будет спокойнее, если рядом верный и надёжный друг.

Под добрые напутствия односельчан, которые махали платочками и кричали им вслед разные пожелания вроде «Счастливого пути!» и «Возвращайтесь поскорее!», Гудвин и Гектор вышли из деревни и направились вверх по склону Грэмпс Хилла.

В этот день путешественники не заметили ни одного тролля. Может быть, по той причине, что вышли в путь при дневном свете, может быть, потому, что с Гудвином был Гектор, а может быть, и потому, что предстоящему путешествию суждено было оказаться гораздо более значительным по своим последствиям, чем они могли предполагать.

Поднявшись на вершину холма, Гудвин в последний раз взглянул оттуда на родную деревню. Он не знал, сумеет ли когда-нибудь отыскать чужеземного колдуна, и потому совершенно не представлял себе, сколько пройдёт времени, прежде чем он сможет вернуться назад.

— Видишь вон там соломенную крышу? — обратился он к Гектору. — Это крыша нашего с тобой трактира. Никто не знает, когда нам доведётся увидеть её вновь. Быть может, путешествие заведёт нас далеко-далеко отсюда, быть может, даже в заморские страны, где всё будет иначе, не так, как у нас.

Гектора это, по-видимому, не очень огорчило. Пока он был с Гудвином, которого любил больше всех на свете, все для него было хорошо.

— Однако пора двигаться! — сказал Гудвин, бросив последний взгляд на деревню. — Так мы никогда не найдём волшебника, если простоим тут до темноты.

И вот они побрели по дороге, которая пролегала по гребню холмов. Они направились на запад, потому что во всех старинных английских легендах говорится, что волшебники приходят из пустынных краёв, которые расположены далеко на западе. По слухам, в западных селениях можно было встретить много всякого чародейства и волшебства, поэтому Гудвин решил, что там он скорее всего встретит человека, который что-нибудь знает про чужеземного волшебника. Гудвин и Гектор бодро шагали вперёд, день уже клонился к вечеру, и до захода солнца оставались считаные часы. Гудвин хотел в первый же день сделать большой переход. Как он любил говорить, «в любом деле доброе начало — это половина успеха», хотя скоро он понял, что его первый дневной переход был лишь маленькой-маленькой частью всего путешествия.

Когда начало смеркаться, наши путники спустились в низину в маленький городок Бишопстоун. У Гудвина была с собой куча денег, так что он заказал себе в трактире хороший обед, а для Гектора мясную косточку. Подкрепившись, он угостил нескольких местных жителей кружкой пива. Часть из них хорошо знала Гудвина, ведь пока что он ещё недалеко отошёл от родной деревни. Они знали, что Гудвин и сам держит трактир, и потому удивились, отчего он вздумал отправиться в путешествие, вместо того чтобы заниматься своим делом. Гудвин не стал им ничего рассказывать про троллей и колдуна, а сказал, что отправился на поиски маленькой фигурки, которую хотел бы приобрести помещик из Комптон Бассета. Сказав так, он не погрешил против истины, потому что, вспомнив про серебряную фигурку, которая была у чужеземного волшебника и которую тот так и унёс собой, когда помещик предпочёл ей семена ив, он подумал, что она имеет какое-то отношение к троллям. Ведь серебряная девушка держала в руке кисточку, очень похожую на ту, которой были украшены хвосты троллей, но тогда даже сам Гудвин ещё не знал, какой важной окажется эта фигурка!

Гудвин начал расспрашивать собравшихся в трактире, не видал ли кто-нибудь таинственного незнакомца в высоком колпаке с полями и загнутым вниз кончиком. В трактире не оказалось никого, кто мог бы вспомнить что-то о человеке, похожем на загадочного волшебника, поэтому Гудвин и Гектор вскоре удалились в свою комнату и легли спать.

На следующее утро Гудвин и Гектор бодро отправились дальше. Стояла чудная, ясная осенняя погода, воздух был ласков и свеж. На этот раз они прошли большое расстояние и вечером вознаградили себя за это, остановившись на ночь в другой гостинице у подножия холмов. Однако и там не нашлось никого, кому было бы что-то известно про чужеземного волшебника.

Так прошло много дней, после чего наконец путники добрались в один прекрасный день до города Глестонбери. Гудвин слышал про Глестонбе-ри много странных историй, в которых большей частью речь шла о колдунах и магии. Если уж тут нельзя будет ничего узнать, тогда непонятно, как быть дальше. В Глестонбери был большой рынок, такого богатого рынка Гудвин никогда в жизни не видывал. Там было множество торговцев, некоторые сидели на земле, подложив себе коврик, другие торговали в лавках с парусиновой крышей. Торговцы предлагали ткани и башмаки, ковры и сумки, украшения и фигурки, а многие торговали и магическими камнями или колдовскими травами — по крайней мере так они сами называли эти вещи. Были там и фокусники, которые показывали всевозможные фокусы. Один умел завязываться узлом, другой — глотать горящие щепки, а третий подражать звукам, которые издают разные животные. Он то хрюкал свиньёй, то в следующий миг начинал блеять, как овца. Как раз когда с ним поравнялись Гудвин и Гектор, он вдруг залаял по-собачьи, но это вышло ему боком, потому что Гектор очень рассердился. Гудвин весело посоветовал фокуснику не лаять по-собачьи при Гекторе.

Весь день Гудвин и Гектор ходили по рынку и разговаривали со всеми подряд. При первой возможности Гудвин спрашивал собеседника, не знает ли он чего-нибудь о чужеземце со странной речью и высоким колпаком на голове. Но за целый день он так никого и не встретил, кто хоть что-нибудь знал бы о таинственном незнакомце.

По всем приметам ожидалась погожая ночь, и Гудвин решил спать под открытым небом на рыночной площади, как спали все торговцы и фокусники. У одного из торговцев он купил толстое одеяло и завернулся в него, чтобы не замёрзнуть. Гектор лёг рядом с ним, навострив уши. Гудвин знал, что может спокойно спать, так как Гектор спал всегда вполглаза и был всё время начеку. Гудвин немного посидел, прислушиваясь к звукам рыночной площади, доносившимся до него в ночном воздухе. Некоторые из фокусников играли на своих инструментах и пели, в вечерней тишине их пение звучало красиво и печально. Другие оставшиеся ночевать под открытым небом разложили костры и жарили на них мясо и хлеб, потом костры догорели, музыка отзвучала и большинство людей устроилось на покой.

Гудвин посидел-посидел и сам не заметил, как заснул. Внезапно он проснулся от глухого рычания Гектора. Гудвин вздрогнул. Когда Гектор рычал, это всегда означало, что происходит что-то необычное. Он сразу открыл глаза. Неподалёку он увидел странного маленького человечка, который стоял и глядел на Гудвина. У него почти не было зубов, а взгляд был таким пронзительным, что, казалось, он прокалывал темноту.

— Тебе что-то надо от меня? — спросил Гудвин. — Время уже позднее, а мой пёс не любит, когда во время сна кто-то подходит ко мне слишком близко.

— Это ты искал Кастанака? — задал вопрос человечек.




Встреча в Глестонбери


Гудвину не слишком понравился плюгавенький человечек, которого он увидел перед собой. У него были колючие глазки и хитрое, подозрительное выражение лица. Гудвин с первого взгляда понял, что плюгавенький пришёл не потому, что просто хотел помочь, поэтому решил, что с ним надо разговаривать осторожно, взвешивая каждое слово.

— Ну, в каком-то смысле, наверное, можно сказать, что я ищу Кастанака, — произнёс Гудвин самым небрежным тоном, каким только мог.

На самом деле он ведь не знал, как зовут чужеземного волшебника, но почему-то ему показалось, что это странное имя в самый раз подходит таинственному незнакомцу. Гудвин поплотнее завернулся в одеяло, чтобы не показывать излишнего интереса, затем продолжил:

— Но что-то я не припомню, чтобы говорил об этом с тобой.

— Новости быстро распространяются на рыночной площади, — ответил коротышка. — Я услышал, что ты ищешь человека в высоком колпаке с загнутым кончиком. По этому описанию, даже не слыша имени, можно понять, что это не кто иной, как Кастанак.

Гудвин ужасно обрадовался, услышав эти слова, но ему не терпелось узнать, что ещё скажет его собеседник. Ведь неведомо для себя коротышка уже рассказал ему кое-что о таинственном чужеземце, чего Гудвин раньше не знал. Теперь ему стало известно, что чужестранец всегда ходит в своей странной шляпе и что зовут его Кастанак.

«Странное имя!» — подумал про себя Гудвин.

— Давай сядем, что ли, рядком да потолкуем ладком, — предложил Гудвин уже более приветливым тоном. Он решил не отпускать этого человека, а задержать его подольше, чтобы выспросить у него всё, что только можно узнать о Кастанаке.

— Нет уж, спасибо! — ответил человечек без тени улыбки. — Не тот человек Кастанак, чтобы разводить о нём долгие разговоры. Чем меньше я слышу о нём, тем лучше. — Человечишка вздрогнул, словно от холода, как будто при одном лишь воспоминании об этом таинственном субъекте мороз продирал его по коже. Он продолжал: — Если ты и впрямь ищешь его, я могу рассказать тебе то, что знаю. Ведь у тебя должна быть важная причина для того, чтобы его искать. Вообще-то Кастанак из тех, с кем всякий, будучи в здравом уме, постарался бы не встречаться.

— Ну да, ну да! — сказал Гудвин. — Я бы с удовольствием поболтал с тобой подольше, но если ты можешь рассказать мне, где его найти, я буду тебе очень благодарен.

— А сколько ты мне заплатишь? — без обиняков спросил человечек. — Потому что, коли ты ищешь его тут, значит, я всё-таки лучше твоего знаю, где его надо искать.

Гудвин огорчился, услышав, что человечек потребовал плату за такую малость, однако это не стало для него неожиданностью, к тому же он подумал, вдруг это единственная возможность напасть на след чужеземного колдуна.

— Ты получишь от меня одну монету серебром, если расскажешь то, что ты знаешь, — спокойно сказал Гудвин. Это была очень щедрая плата, но Гудвин не хотел рисковать — вдруг человечек просто возьмёт и уйдёт.

— Лучше давай две! — быстро возразил человечек. Он явно понял, что ему подвернулся случай неплохо заработать.

— Ладно-ладно, пускай будет две! — согласился Гудвин и достал из кошелька две серебряные монеты, не давая плюгавенькому заглянуть в кошелёк и увидеть, сколько там лежит денег. — Так рассказывай же, что ты знаешь, да поскорее, пожалуйста! — потребовал Гудвин уже без прежней приветливости.

Человечишка схватил монетки и надёжно спрятал где-то под плащом. Затем он хитро усмехнулся:

— Кастанака здесь нет. Вот уже несколько лет как он тут не появлялся. И если хочешь знать моё мнение, то оно и к лучшему!

— Вот как! — сказал Гудвин. — Но где же он тогда сейчас? За две-то монеты надо бы рассказать побольше!

— Несколько лет назад он отсюда ушёл. Он был страшно обозлён на что-то. Он предложил взять меня с собой, но я больше не хотел связываться с его чародейством и всякими колдовскими делами.

— Из-за чего же он так обозлился? — спросил Гудвин.

Ему сразу подумалось, что причиной могли быть ивовые семена, которые отнял у него помещик из Комптон Бассета.

— Как же! Стал бы он мне это рассказывать! — воскликнул человечек. — Если бы ты был с ним поближе знаком, то знал бы, что он никогда никому не говорил, что он думает и что собирается делать.

И тут Гудвин решил не ходить больше вокруг да около, а спросить коротышку напрямик, потому что разговор уже давно превратился в переливание из пустого в порожнее, а узнать толком ничего не удалось. Поэтому он спросил:

— А ты никогда не видал у Кастанака клетку с маленькими троллями?

Человечек наморщил лоб:

— С троллями?! Нет, троллей я никогда не видал, хотя… Однажды я видел у него клетку, в которую он не разрешал мне заглядывать. При мне он накрывал её платком, так что я не знаю, что там было внутри, но что-то ведь было, он стерёг её, как будто там спрятано золото. Ха! Тролли! Я бы не удивился! Кастанак всё время занимался такими вещами, от которых порядочный человек держался бы подальше.

Человечек уже собрался было повернуться и уйти.

— Эй! — окликнул его Гудвин. — Ты забыл сказать мне, куда направился Кастанак.

— Ищи его за морем во Франции, — сказал коротышка. И опять хитрая усмешка появилась на его лице. Должно быть, он решил, что очень ловко поступил, получив такую хорошую плату за сущие пустяки. Затем он продолжил: — Он направлялся в южный город, где ужасно жарко и пыльно. Я знаю, что он называется Авиньон, а оттуда собирался отправиться в путешествие куда-то там на восток.

Не больно-то много узнал Гудвин. Бросив косой взгляд на Гектора, к которому он явно испытывал почтение, человечек поспешил прочь. Возможно, он нервничал из-за того, что Гудвин будет недоволен, заплатив целые две серебряные монеты за такую незначительную помощь. Однако, отойдя на почтительное расстояние, человечек ещё раз обернулся.

— Если хочешь, вот тебе добрый совет — держись подальше от Кастанака. Если ты встретишься с ним, не жди от этого ничего хорошего! — сказал он напоследок, прежде чем растворился во мраке.

Гудвин долго ещё сидел, размышляя над тем, что он только что услышал. Не приходилось сомневаться, что таинственного незнакомца, которого он разыскивал, звали Кастанак. Все приметы сходились: и описание шляпы, и то, что он колдун, и клетка, и то, что он часто сердился. Но, оказывается, они с Гектором забрели не туда, куда надо. Кастанак хоть и бывал в Глестонбери, но с тех пор прошло уже много времени, а сейчас он был за морем во Франции. Путешественникам не оставалось ничего другого, как только последовать за ним, и выехать предстояло уже завтра. Таким образом, уже сейчас было видно, что путешествие окажется гораздо более долгим, чем мог предполагать Гудвин.

«Как хорошо, что я взял с собой Гектора», — подумал он засыпая.




Встреча с Кастанаком


Наутро, едва только встало солнце, Гудвина разбудил шум и гам, поднятый торговцами и фокусниками. Одеяло его было насквозь мокрым от росы, но он нисколько не замёрз, потому что рядом лежал Гектор.

— Ну, старый дружище, — сказал, потягиваясь, Гудвин, — пора подыматься и в путь. Тут нам уже нечего делать, и, похоже, впереди у нас длинное путешествие.

Гудвин встал и закинул скатанное одеяло за спину. Идя через рынок, он купил в дорогу хлеба и вяленого мяса, чтобы было чем подкрепиться. Вскоре Гудвин и Гектор миновали город Глестонбери и пошли по дороге, ведущей к южному побережью Англии.

Три дня потребовалось путникам, чтобы достигнуть морского берега. Гудвин шагал по извилистой дороге, насвистывая песенки и здороваясь со всеми встречными, даже с теми, которые воображали себя слишком важными, чтобы ответить на его приветствие. Кастанак — был ли он обыкновенным человеком или волшебником — по-прежнему находился далеко за морем, в другой стране. И Гудвин покуда не ломал себе голову над тем, каким образом он выполнит своё поручение, когда (а вернее, если) его найдёт.

Гектор большей частью шёл рядом с Гудвином, но иногда убегал вперёд так далеко, что Гудвин терял его из виду. Отлично зная, что большой бладхаунд всегда видит или по крайней мере всегда слышит его, Гудвин не боялся, что он потеряется. Даже проходя без Гектора развилку дорог, Гудвин не останавливался, поджидая убежавшего пса, а спокойно шёл дальше по нужной дороге, и вскоре Гектор возвращался к нему и, потеревшись большой головой о штанину, снова шёл рядом.

На третий день пути впереди показалась холмистая возвышенность, а когда они поднялись на вершину, в лицо Гудвину пахнуло свежим, солёным ветром. Впереди за склоном раскинулось синее море.

Под вечер они спустились в низину и очутились в небольшом портовом городке, который назывался Пул. Тесные улочки, нигде не сворачивая, прямиком сбегали по склону к гавани. Сплошными рядами тянулись крытые соломой домики. Перед многими из них светились фонарики. Это означало, что здесь можно получить за плату еду или ночлег, иногда и то и другое вместе. Пул кишел моряками, и они были совсем не похожи на тех людей, с которыми в последние годы привык иметь дело Гудвин в своём трактире. Вступая в город, он думал, что легко найдёт с моряками общий язык. Ведь он и сам много лет проплавал на кораблях, но с тех пор подзабыл, как суров моряцкий мир, и сейчас у него было такое чувство, словно те годы, когда он плавал, относятся к какой-то другой жизни. Многие моряки расхаживали с большими ножами за поясом, с серьгой в ухе или с железными обручами на руках и запястьях.

Сначала Гудвин спустился в гавань поглядеть на большие парусники. Он вспомнил свою молодость, и у него засосало под ложечкой. Жизнь на море была сурова и полна опасностей, но в то же время замечательна и богата приключениями. Он улавливал каждый скрип корабля или причального троса. Он был на ты со всеми звуками, раздающимися на борту при погрузке и выгрузке, каждый запах был ему знаком так же хорошо, как запахи в его кухне. Гудвин вздохнул и двинулся по крутой улочке назад, выбрал один из домов под соломенной крышей с крошечными оконцами, где обслуживали постояльцев. Он рассчитывал узнать здесь про корабли, которые отправляются во Францию. Гудвин с Гектором вошли и устроились за столиком в углу. Хотя вечер ещё не наступил, в помещении было уже совсем темно, здесь сильно пахло дёгтем, ромом и забористым табаком. Повсюду в тесном зальце были расставлены столики, за которыми сидели моряки. На столах перед каждой компанией стояла тёмная бутылка ямайского рома, и перед каждым из посетителей стояло по рюмке, которую он выпивал одним духом. Опрокинув одну рюмку, он тотчас же наливал себе следующую. Новая порция рома ждала наготове, пока беседа не подводила к подходящему моменту, когда полагалось выпить. Такие моменты выдавались довольно часто, и всякий раз все моряки, сидевшие за столом, как бы инстинктивно угадывали тот миг, когда пора было опрокинуть рюмочку. Автоматическим движением каждый хватал свою рюмку, запрокидывал голову и глотал свою порцию рома. По их голосам нельзя было сказать, что они очень наслаждались этим крепким напитком, и однако же у них тотчас появлялось желание выпить следующую порцию. Гудвину очень хотелось узнать, о чём таком толковали посетители трактира, что после этого непременно требовалась рюмка рома, но он сидел слишком далеко от них. Широкие плечи моряков были сдвинуты вместе, и, сбившись в кружок, они так тихо бубнили сиплыми голосами, что за другими столами их разговор невозможно было расслышать.

Спустя некоторое время к Гудвину подошёл хозяин харчевни — здоровенный, толстый, лохматый детина с орлиным носом и хмурым лицом. Гудвин догадался, что в молодости он тоже был моряком.

— Рому? — спросил он Гудвина.

— Нет, спасибо! — ответил Гудвин. — Я бы лучше выпил кружку твоего пива, в тех местах, где я живу, мы больше привыкли к такому питью.

Для портового города это было очень странно. Беседующие моряки на миг умолкли, и в маленьком тёмном зальце воцарилась тишина. Моряки обернулись и покосились на Гудвина — человек, который не любит ром, вызывал у них недоверие! Гудвин дружелюбно улыбнулся им, однако ясно почувствовал, что попал в непривычную для себя компанию.

Трактирщик долго рылся у себя за стойкой и даже демонстративно открыл крышку лаза, ведущего в подпол, однако в конце концов благополучно отыскал кувшин старого пива для Гудвина. Он с грохотом поставил кружку на стол перед Гудви-ном, ясно давая понять, что недоволен гостем, который не пьёт рома.

— Послушай, — обратился Гудвин к хозяину, — не мог бы ты мне сказать, не найдётся ли на каком-нибудь корабле места для человека, которому надо попасть во Францию?

И вновь моряки прервали свою беседу и вместе с трактирщиком неодобрительно покосились на Гудвина.

— Ну куда тебе, сухопутной крысе, плавать на корабле? — упрямо сказал трактирщик. — Уж лучше бы ты оставался на суше!

С этими словами он удалился к себе за стойку, а моряки постепенно вернулись к своей беседе. Видя, что не добьётся тут толку, Гудвин собрался было уходить, чтобы вновь попытать счастья в гавани. Но в этот момент дверь с улицы отворилась, на пороге показался рослый толстяк, который сказал:

— Здрассте, здрассте, добрые люди! Как вы тут поживаете?

Лицо вошедшего венком обрамляли седые кудри и курчавая борода. На губах — и в глазах играла улыбка, словно он был в прекрасном настроении, а на плече у него восседал великолепный попугай с сине-красно-зелёными перьями. Моряки и на вошедшего бросали косые взгляды за то, что он позволил себе быть в хорошем настроении, но он, казалось, не обращал на это внимания. Он сел за соседний с Гудвином столик и шумно перевёл дух.

— Ффу! Ну и трудное же это было плавание! — произнёс он, радостно улыбаясь на все стороны. — У берегов Испании мы попали в ужасный шторм, у нас сразу сломалась фок-мачта и ветром сдуло моего славного попугая. — При этих словах он погладил птицу по спинке. — Ну-ка! Поздороваешься по-хорошему со всеми, кто тут сидит? — обратился он к попугаю.

— Чтоб вам провалиться сквозь землю! — пожелал морякам попугай.

После такого приветствия все стали бросать ещё более хмурые взгляды на вновь пришедшего.

— Да, к сожалению, он ещё не научился вежливому обращению, — сказал старый моряк извиняющимся тоном. — А так он вообще-то очень порядочный попугай. Звать его Кастанак.

Гудвин так вздрогнул, что чуть было не расплескал пиво из кружки. Пиво было старое и давно потеряло вкус, так что пролить его было не жалко, тем более что сейчас мысли Гудвина занимало другое.

— Послушай, можно я пересяду к тебе? — спросил Гудвин и передвинулся за столик, где сидел толстяк с попугаем. — Похоже, ты много плавал по морям, а мне очень надо с кем-нибудь посоветоваться.

— Ну конечно же! — радушно согласился старый моряк. — Конечно же садись, мы составим тебе хорошую компанию!

— Пей свой ром! — приказал попугай Гудвину. Гектор приоткрыл один глаз и посмотрел на попугая, но решил, что птица недостойна того, чтобы ради неё открывать и второй.




О том, что поведал Гудвину Кастанак


Хотя Гудвин не знал этого человека, но весёлый старый моряк, зашедший в трактир, сразу ему понравился. А теперь ему надо было узнать, отчего попугай получил имя Кастанака.

— Я ищу корабль, который отвёз бы меня во Францию, — сказал Гудвин благодушному моряку. Гудвину не терпелось расспросить его про попугая, но он решил, что будет благоразумнее сначала завоевать доверие собеседника. — Я плавал не слишком много. Не знаешь ли ты, есть ли тут в гавани корабль, который должен отправиться во Францию?

— Я как раз тот, кто тебе нужен, — дружелюбно ответил моряк. — Тебе повезло, потому что корабль старого Бомстафа завтра отправляется туда, куда тебе надо, а я и есть Бомстаф.

— Я — Кастанак, — решительно объявил попугай, словно считал, что все трое должны представиться друг другу.

— Это очень любезное предложение и большая удача для меня, — сказал Гудвин. — Меня зовут Гудвин, и я с радостью заплачу столько, сколько потребуется, за себя и вон за него — моего пса Гектора.

— Разрази гром твою мачту! — пожелал Гудвину попугай.

— Не надо! — ответил Бомстаф, сияя улыбкой во весь рот. — Даже не думай об этом! Я только рад гостям на борту. А что до собаки, то почему бы не попробовать разок завести у себя корабельного пса! Обыкновенно собаки бывают только на больших и шикарных парусниках. — И он расхохотался так, что даже стены загудели, а остальные моряки обернулись, неодобрительно косясь на него.

— Не суйте нос, куда не просят! — крикнул им попугай. — А то как бы вам не остаться без носа!

Наглый попугай все меньше и меньше нравился морякам, в особенности за то, что он грозился их заколдовать и хотел накликать на них разные беды. Ведь моряки вообще очень суеверные люди, но Бомстаф делал вид, словно не замечает косых взглядов и недовольного ворчания. Никто, однако, не приближался к их столику, потому что Гектор тоже заметил витавшую в воздухе угрозу и, подняв голову, начал утробно порыкивать.

— Ну, давай выпьем по рюмочке рома за удачное плавание! — сказал Бомстаф и позвал трактирщика.

Гудвин решил, что неприлично отказываться, раз Бомстаф согласился оказать ему такую любезность, но едва не поперхнулся крепким напитком. Бомстаф опрокинул рюмку одним духом.

— Эх, хорошо! — сказал он. — Хотя ямайский ром бывает и получше. — Последнее замечание было явно нацелено в огород трактирщика.

— Не вздумай меня надуть! — возбуждённо крикнул ему вслед попугай. — А то я натравлю на тебя летучих мышей!

Хозяин смотрел так, будто готов был сделать из него отбивную, но осмелился только скорчить кислую мину.

— Ай да попугай у тебя! — сказал Гудвин. Он решил, что настало время разведать, откуда у попугая взялось такое имя — Кастанак.

— И где ты такого достал?

— Пей свой ром! — напомнил попугай Гудвину.

Гудвин перевёл взгляд на свою рюмку. Предыдущую он уже еле одолел и только что подумал, авось никто не обратит внимания, что эта стоит перед ним недопитая. Набрав побольше воздуха, он опрокинул в себя последние остатки противной жидкости. Он закашлялся до слёз.

— Да, хорошая штука рюмочка рома, — бодро сказал Бомстаф и похлопал Гудвина по спине. — А попугая я купил во Франции на базаре, в портовом городе Марселе.

— А не купил ли ты его у человека в высоком колпаке с полями и с загнутым кончиком? — жадно поинтересовался Гудвин, когда к нему вернулся голос.

— Съешь свою шляпу! — сказал попугай. — И ты станешь большим и сильным.

— Нет, такой шляпы я на нём вроде бы не заметил. Чудной был человек; должно быть, бывший моряк, который на старости лет стал зарабатывать себе на пропитание торговлей, а попугая он, кажется, купил у какого-то матроса. Я и купил-то эту птицу только потому, что она всё время твердила, что очень сердится и хочет продолжить своё путешествие, вот я и подумал, что пусть уж он путешествует со мной.

Бомстаф снова захохотал так, что затряслись стены, а Кастанак, то есть попугай, заорал:

— Кастанак сердится, я путешествую! Кастанак сердится, я путешествую!

— Ну вот, слыхал? — сказал Бомстаф, отсмеявшись. — И ведь хотя путешествовал со мной, а твердит всё время одно и то же!

— Так значит, ты не знаешь, откуда он взялся и кто был его прежний хозяин? — несколько разочарованно спросил Гудвин. Он по-прежнему был убеждён, что между попугаем и волшебником Кастанаком должна быть какая-то связь. Кроме того, Гудвин думал, что некоторые вещи, которые говорит птица, она выучила у Кастанака, поэтому очень внимательно прислушивался ко всему, что изрекал попугай.

— Нет, об этом я ничего не знаю. То есть ничего, кроме того, что он сам мне рассказывает! — ответил Бомстаф, и ему стало так смешно от собственных слов, что на него опять напал неудержимый приступ хохота, от которого он даже прослезился.

— А что если я сам у него спрошу? — попросил разрешения Гудвин.

— Любопытство — опасная штука! — отозвался попугай. — Не суй свой нос, куда не просят, а то как бы тебе не остаться без носа!

— Если тебе интересно узнать про попугая, спрашивай на здоровье, — охотно согласился Бомстаф. — Но не надейся получить от него более толковые ответы, чем другие люди, которые пробовали это до тебя!

Бомстаф улыбался, и его глаза смеялись, но добродушный моряк уже догадался, что интерес Гудвина к попугаю вызван не простым любопытством. Гудвин помолчал и подумал. Он понимал, что попугай выучился всему, что мог сказать, от хозяев, у которых он жил прежде. Так как же выманить у него такой ответ, который ясно покажет, что попугай побывал у волшебника Кастанака?

— Кастанак носит высокую шляпу? — ласково спросил у птицы Гудвин.

— Кастанак сердится. Я путешествую. Пей свой ром! — откликнулся попугай, но эти слова ничего не прояснили.

— Куда же ты едешь? — спросил Гудвин.

— Туда, откуда приехал! — крикнул попугай.

— А что спрятано в клетке? — спросил Гудвин. Он продолжал надеяться, что попугай знает про троллей.

— Ежели не видишь, возьми подзорную трубу! — ответил попугай.

Бомстаф слушал и усмехался. Он заказал ещё рюмку рома, но предупредил хозяина, что на этот раз желает получить наилучшего ямайского. Хотя Бомстаф, казалось, был погружён в любовное созерцание своей рюмочки, он отлично догадался, что Гудвину известно о попугае нечто такое, чего он сам не знает, поэтому Бомстаф навострил уши.

Но все эти расспросы и бесконечные разговоры, казалось, уже утомили попугая, который вдобавок заинтересовался Гектором и решил его получше рассмотреть. Такой собаки попугай ещё никогда не встречал. Он соскочил с плеча Бомстафа и встал на край стола. Там он расправил крылья и одним прыжком очутился на полу рядом с Гектором. Попугай спокойно обошёл собаку по кругу, между тем как Гектор приподнял сначала одну, потом другую бровь, следя краем глаза за попугаем. Обойдя Гектора, попугай подошёл к его большой голове и остановился у него прямо перед носом.

— А где тролли? — — сделал Гудвин последнюю попытку добиться ответа. — Ты видел троллей?

Но попугай, казалось, не обращал на Гудвина никакого внимания. Он наклонился к собачьей морде и, заглядывая Гектору в глаза, произнёс:

— Буу-у!




К берегам Франции


На следующее утро (не слишком рано, так как Бомстаф не любил рано вставать) красавец кораблик «Элинор» на всех парусах вышел из Пула в открытое море, на борту корабля находились Гудвин и Гектор.

Им очень повезло, что Бомстаф направлялся обратным рейсом в Марсель, а Марсель, как известно, находится на побережье Средиземного моря. Гудвин решил, что нужно разыскать торговца, который продал Бомстафу попугая. Теперь Гудвин был совершенно уверен в том, что попугай принадлежал раньше Кастанаку, и полагал, что птица видела троллей — иначе откуда она научилась говорить «бу-у!».

Странный человечек, которого Гудвин встретил ночью в Глестонбери, говорил совершенно точно, что Кастанак отправился в Авиньон. Авиньон же, как объяснил ему Бомстаф, находится неподалёку от Марселя, поэтому Гудвин решил начать поиски Кастанака с Марселя.

Гудвину и Гектору очень понравилось морское путешествие. Поэтому никто не огорчился, что оно заняло целый месяц. Почти всё время стояли безветренные дни, а когда поднимался ветерок, он обыкновенно дул с юго-запада и приходилось лавировать против ветра, поэтому корабль продвигался к югу очень медленно. Бомстаф никуда не спешил и поднимал паруса только в дневное время. Вечером и ночью он ставил судно на плавучий якорь, потому что Бомстаф был весельчак и любил хорошо покушать в своё удовольствие, а потом на всю ночь залечь в койку и как следует поспать.

Убрав вечером паруса и поставив корабль на плавучий якорь, Гудвин и Бомстаф вместе со всей командой, состоявшей из четверых морских волков, принимались за еду и забавлялись настольными играми. В ясную погоду они располагались на палубе, а когда шёл дождь или становилось прохладно, сидели в каюте. В эти дни Гудвин опять полюбил морские путешествия, причём даже больше, чем в дни своей молодости. Особенно понравилось ему играть на палубе в шахматы или рассказывать истории в ясные звёздные ночи. Подняв взгляд, он видел над головой верхушку высокой мачты, выделявшуюся на фоне тёмно-синего неба, усеянного тысячами мерцающих звёзд.

Гектор всегда лежал рядом с ним, а на его большой голове восседал попугай Кастанак. Эти двое сделались лучшими друзьями, и Кастанак Проводил теперь больше времени на голове Гектора, чем на плече у Бомстафа. Кастанак часто принимался с жаром болтать, скрипучим голосом уговаривая громадного бладхаунда, чтобы тот пил свой ром и не совал свой нос в чужие дела, но Гектор только лениво поглядывал на попугая из-под тяжёлых век, не мешая тому болтать сколько вздумается. Так же спокойно он терпел, когда попугай принимался разгуливать взад и вперёд у него по спине, словно по полу, без устали лопоча, что он хочет путешествовать. Обыкновенно это служило у попугая знаком превосходного настроения. Каждое утро попугай подходил и легонько скрёб большого пса лапой по морде, пока тот не приоткрывал один глаз.

Увидев это, попугай говорил ему «Бу-y!», и Гектор снова закрывал глаз. Попугай не знал, что Гектор спит только вполглаза, потому что его приоткрытый глаз был так хорошо спрятан под тяжёлым веком, что разглядеть это было невозможно.

Бомстаф с Гудвином тоже подружились за время путешествия, и однажды вечером Гудвин поведал шкиперу всю историю с троллями и рассказал, почему он так заинтересовался попугаем Кастанаком. Бомстаф сначала не мог поверить, что на свете действительно бывают тролли, но потом он понял, что Гудвин говорит правду, и решил по мере сил помогать новому другу.

Бомстаф вёл корабль по звёздам, и «Элинор» медленно, но верно двигался вдоль берегов Португалии, пока в один прекрасный день не обогнул наконец Гибралтар. Они проплывали совсем близко от берега, и в мощный бинокль Бомстафа можно было увидеть скачущих по скалам обезьян.

Когда «Элинор» вошёл в Средиземное море, в воздухе сразу потеплело и подул свежий ветер, и через несколько дней они вошли в гавань Марселя. Причалив к пристани и надёжно пришвартовав корабль, Бомстаф вызвался пойти с Гудвином на рынок, чтобы поискать там старого торговца, у которого он купил попугая. Марсельский рынок был совсем не похож на рынок в Глестонбери. У продавцов были выставлены разнообразные фрукты и овощи, которых Гудвин никогда раньше не видал, многие торговали вином, и он с трудом понимал тот язык, на котором здесь говорили. К счастью, Бомстаф не раз здесь бывал и без труда объяснялся с местными жителями. Глядя на него, Гудвин скоро убедился, что капитан умеет договориться с кем угодно. Но сколько они ни искали, друзья никак не могли напасть на след торговца, который продал Бомстафу попугая. Заодно Бомстаф где только можно спрашивал про Каста-нака, но никто не вспомнил такого человека.

Немного расстроенные, оба друга и Гектор воротились на «Элинор». Гудвин решил, что ему надо отправляться на поиски Кастанака в Авиньон, на который у него осталась последняя надежда. Бомстафу надо было плыть дальше по Средиземному морю в Африку и Турцию за пряностями и везти этот груз на продажу обратно в Англию. Обоим было жаль расставаться, а Гудвин был ужасно огорчён, ему казалось, что удача от него отвернулась. Встретив в Пуле попугая, он страшно обрадовался такой удаче и думал, что теперь-то уж он найдёт Кастанака и скоро вернётся к односельчанам с доброй вестью, узнав, как помочь Комптон Бассету. Но теперь всё выглядело довольно мрачно, хотя Бомстаф не падал духом и не позволял ему унывать.

— Давай не вешать носа! Куда это годится, если мы заодно с Гектором будем ходить с грустными мордами! — сказал он Гудвину и захохотал так, что вся каюта загудела от его смеха. — Ведь нет худа без добра. Вот ты, например, более или менее научился пить ром как подобает настоящему мужчине, а тому, кто это умеет, не страшна морская качка. Вечером мы устроим настоящий пир, ведь кто знает, когда наши пути опять встретятся. Я бы на твоём месте не спешил сегодня же отправляться в Авиньон. Мы отчалим послезавтра. Знаешь, ведь обыкновенно так бывает: когда ты не ждал, не гадал, тут-то и выплывет что-то новенькое, и, наверно, не так уж важно, попадёшь ты в Авиньон днём раньше или днём позже.

И они решили, что Гудвин отправится в путь завтра, а вечером, как всегда, удобно устроились на палубе для обеда. Матросы зажгли на палубе фонари, там сразу стало веселее. Друзья уютно посидели и подкрепились в приятной компании, а после обеда Гудвин и Бомстаф решили напоследок ещё разок сыграть в шахматы. В гавани было совсем тихо. Единственными звуками, нарушавшими тишину, были плеск волн да поскрипывание причальных тросов, которые натягивались, когда покачивался корабль. Но внезапно они услышали звук лёгких шагов: кто-то проворно бежал по молу. Шаги остановились возле «Элинор». Друзья обернулись, а Гектор насторожил уши. На борт, перемахнув через поручни, вскочил мальчуган, малышу было лет десять-одиннадцать, не более. У него были загорелые руки и ноги, чёрные как смоль волосы и сверкающие белизной зубы, на смуглой рожице блестели смышлёные чёрные глаза.

— Глядите-ка, кто пришёл! Никак это Анри! — радостно воскликнул Бомстаф. — Где ты пропадал, плутишка? Я весь день тебя высматривал на рынке. Я уж было подумал, что тебя нет в городе и мы никогда с тобой больше не встретимся.

— Нет, месье Бомстаф, я всё ещё здесь, — ответил мальчик, улыбаясь во весь рот, так что его белые зубы сверкнули в темноте. Он превосходно говорил по-английски, хотя и с забавным французским акцентом. — Я только что услышал, что «Элинор» в Марселе, — прибавил он, — а то бы я давно примчался повидаться с вами.

— Садись, мой мальчик, и покушай с нами! — сказал Бомстаф, подзывая его рукой, чтобы он подошёл.

— Да, давай-ка садись! — крикнул попугай Кастанак. — Чтобы тебе не развалиться, когда я превращу тебя в чайник!

— Познакомься с моим новым другом Гудвином, — сказал Бомстаф.

Анри сел за стол, и перед ним поставили полную до краёв жестяную корабельную тарелку.

— Это суп из пауков! — объявил попугай, но Анри только засмеялся.

Не слушая попугая, он тотчас же принялся за еду, на плохой аппетит мальчик явно не жаловался.

— Пей свой ром и шляпу съешь — сильным будешь, как медведь! — поучал мальчика попугай, восседавший, как на постаменте, на голове Гектора.

Анри на все отвечал весёлой улыбкой и сразу же принялся за питьё, хотя в стакане у него был налит, конечно, не ром, а что-то другое.

— Ну как же это хорошо, что ты пришёл, Анри! — сказал Бомстаф. Затем он обратился к Гудвину: — Вот видишь, я же тебе говорил, всегда что-нибудь да выплывет! Теперь тебе не придётся отправляться в Авиньон, чтобы отыскивать след Кастанака!




Анри показывает свой город


На следующий день (то есть на другой день после того, как объявился Анри) Гудвин и Бомстаф все утро провели в ожидании. Анри убежал поздно вечером, и звук его лёгких шагов быстро растаял во тьме. Теперь им оставалось только ждать его возвращения, надеясь, что услышат от него что-то новое и узнают, где следует искать Кастанака.

— Знаешь, Бомстаф, — спросил накануне вечером Гудвин, — я что-то не понимаю, почему ты сказал, что мне не надо теперь отправляться в Авиньон, чтобы найти след Кастанака? Анри, конечно, смышлёный мальчик, но как он узнает, куда отправился Кастанак?

— Подожди немного, и увидишь, — ответил Бомстаф. — Слушай, Анри! Когда ты поешь, у меня будет для тебя поручение. Если ты мне поможешь, тебя ждёт хорошее вознаграждение.

— Получишь колбасную палочку! — сказал попугай.

— Ну конечно, месье Бомстаф, — ответил мальчик с набитым ртом. — Анри справится с любой задачей, можете на меня положиться!

— А я ни на кого не полагаюсь! — сердито изрёк попугай. — Кроме тех, кого я заколдовал в головастиков!

Анри восхищённо уставился на попугая. Такой замечательной птицы он ещё никогда не встречал.

— Пей свой ром! — приказал попугай. — И докажи мне, что ты можешь выпить целую бутылку!

— Мы разыскиваем одного необыкновенного человека. Возможно, он даже волшебник, — начал объяснять Бомстаф, — Кажется, он всегда носит высокую синюю шляпу, похожую на колпак с полями и с загнутым кончиком. Он часто сердится, и зовут его Кастанак, хотя это он мало кому сообщает. Мы думаем, что он был тут в Марселе, потому что этот попугай раньше принадлежал ему, а я купил его здесь год тому назад.

— Если ваш волшебник был в Марселе, то Анри это разузнает, — сказал мальчик так, словно это было самое простое дело на свете.

Затем они сообщили мальчику всё, что знали о Кастанаке, дали ему на всякий случай денег и пообещали, что он получит хорошее вознаграждение, если отыщет след чародея. Затем Анри побежал в город, а они остались ждать его возвращения. Бомстаф рассказал Гудвину, что у Анри нет родителей и он живёт в Марселе среди бродяг и разбойников. Но Анри честный мальчик и никогда никого не обманывал, поэтому многие люди дают ему поручения и платят за них, этим он и зарабатывает себе на жизнь. Бомстаф сказал, что Анри необыкновенно смышлёный мальчик, и особенно подчеркнул, что он знает Марсель как свои пять пальцев.

— Этот мальчонка справляется с такими задачами и так умеет все разведать, как нам и не снилось, — сказал Бомстаф. — Он знает каждый закоулок Марселя и всех, кого стоит поспрашивать. Марсель полон уличных ребятишек, которые ходят стайками, и к рассвету Анри всех их подымет на ноги, чтобы разыскать Кастанака.

Но прошло утро и перевалило за полдень, а Анри всё не возвращался. В конце концов Бомстаф и Гудвин уселись на палубе играть в шахматы. Игра пошла интересная, и они незаметно так увлеклись, что на время забыли про Анри и его разыскания. Оба сидели, склонившись над доской, и пристально изучали шахматные фигуры. Бомстаф как раз собрался переставить свою ладью, как вдруг из-за его плеча послышался чей-то голосок:

— Non-non[2 - Нет-нет! (фр.)], месье Бомстаф! Если вы сделаете этот ход, месье Гудвин съест вашего ферзя!

Они обернулись и увидели, что рядом стоит Анри, а они и не заметили, как он пришёл.

— Ах ты плутишка! Оказывается, ты уже здесь! — воскликнул Бомстаф.

Мальчик широко улыбнулся.

— Вы были заняты игрой, месье Бомстаф, и я боялся вам помешать, — сказал он. — Между прочим, вы могли съесть ладью месье Гудвина ещё два хода назад, а месье Гудвин за несколько ходов до этого мог бы загнать в угол вашего коня.

Оба игрока посмотрели друг на друга и, не говоря ни слова, решили отложить партию.

— Так что же ты разведал? — нетерпеливо спросил Бомстаф. — Удалось тебе разузнать что-нибудь о Кастанаке?

— Давай рассказывай все с самого начала, а не то я превращу твои ноги в лягушачьи лапки! — строго приказал попугай.

— Кое-что я уже узнал, — сказал Анри. — Но это было нелегко, мало кто знает что-то о человеке, которого вы ищете. Он даже имени своего почти никому не говорил и почти никогда не выходил из дому, а посылал вместо себя кого-нибудь с поручением.

— Да, это похоже на Кастанака. Но знаешь ли ты, где он сейчас? — спросил Гудвин.

— В банке варенья! — объявил попугай. — Ещё там голубой слон, — добавил он в пояснение.

Анри расплылся в улыбке, но никто, кроме него, не обратил внимания на эти слова.

— Нет, где Кастанак сейчас, я не знаю, — сказал Анри.

У Гудвина и Бомстафа вытянулись лица.

— Уррра! Это надо отпраздновать! — заорал попугай.

На этот раз Бомстаф не выдержал и бросил на него сердитый взгляд.

— Да, я не знаю, где сейчас ваш Кастанак, — ещё раз повторил Анри, но в то же время как-то лукаво посмотрел на обоих друзей. — Зато я знаю, кто это знает. Я узнал, где жил ваш Кастанак. Он жил у одной пожилой дамы в старом городе, и она много чего о нём знает.

— Так почему же она тебе не сказала? — спросил Гудвин. Он так долго ждал, чтобы узнать, где ему надо искать Кастанака, что у него уже не осталось никакого терпения.

— Не хочет она это говорить, — сказал Анри. — Вообще не желает о нём разговаривать, — добавил мальчик.

— Надо же! Так близко, а узнать ничего не узнали! — сказал Гудвин, огорчившись больше прежнего.

— Да нет! — возразил Анри. — Она просто хочет получить деньги за то, что расскажет, а у меня уже ничего не оставалось. К сожалению, я все потратил, пока разыскивал следы вашего колдуна.

— Ну, если так, тогда другое дело! — обрадовался Бомстаф, и хмурое выражение сбежало с его лица. — Тогда веди нас прямо к этой даме. Пошли, не будем терять времени!

— Поднять паруса! — гаркнул Кастанак. — Мы плывём в Константинополь! — Но матросы Бомстафа не подумали выполнять команду попугая.

Под предводительством Анри все вместе — Бомстаф, Гудвин, Гектор и попугай — двинулись вперёд по улицам Марселя. Странная компания были эти пятеро, и по пути они повидали много любопытных мест и необычных людей. Анри знал все проходные дворы и лазейки в самых неприглядных кварталах Марселя. Он провёл своих спутников под мостами, сквозь туннели под мостовой, ведь они сами попросили его показать им тот город, в котором он жил.

Люди жили там даже под землёй. У многих вид был опасный и угрожающий, но наших путников, к счастью, сопровождал Гектор, а с ним мало кому хотелось связываться. Один раз всё-таки они чуть было не попали в переделку, когда встретили в одном из туннелей целую шайку разбойников из пяти человек. Бандиты были не прочь проверить, сколько денег есть при себе у Гудвина и Бомстафа, однако не отважились напасть на такую компанию, которую сопровождал огромный бладхаунд. В последний момент, когда обе группы должны были разминуться, попугай Кастанак всё же решил поговорить с разбойником, который замыкал шествие и, очевидно, был у них вожаком.

— Как видно, ума у тебя маловато! — объявила птица. — Сними лучше голову да сядь на ней. Это будет красивее!

Такой наглости разбойник не мог спустить попугаю в присутствии своей шайки, и он уже собирался выхватить из-за пояса нож. Но Гектор оказался проворней, и, прежде чем бандит успел взяться за оружие, пёс прыгнул и крепко схватил его зубами за руку. Тут гнев разбойника, к счастью, сразу угас, и, когда Гудвин отозвал Гектора, приятели быстро двинулись дальше.

Вскоре они очутились в узком переулке, где дома стояли так близко, что можно было легко дотянуться рукой через дорогу из одного окна до противоположного. Между домами сохло на верёвках столько разного тряпья, что за ним едва проглядывала узкая полоска синего неба. Пройдя несколько домов, Анри остановился перед высоким домом, дверь которого, судя по её виду, не красили лет сто, если не больше.

— Это здесь, — сказал Анри, понизив голос. — Мадам Патан живёт на самом верху. Все соседи считают её кем-то вроде ведьмы. Вид у неё и впрямь жутковатый, и она здорово разозлилась, когда я к ней постучал. Ну как? Войдём и посмотрим, дома ли она?

— Да, зайдём прямо в львиное логово! — радостно заявил попугай.




Мадам Патан и Долгоног


Гудвин, Бомстаф и Гектор (последний с сидящим на его голове попугаем Кастанаком) поднялись вслед за Анри по грязной, тёмной лестнице наверх, где находилось жилище мадам Патан. На лестнице пахло сыростью и плесенью, и один раз из трещины под ступенькой им навстречу блеснули красные крысиные глазки. Наконец, дойдя до четвёртого этажа, Анри остановился перед нужной дверью.

— Тут живёт мадам Патан, — сказал он тихонько. — Мне постучать?

— Да, возьмёмся за дело не откладывая, — ответил Бомстаф. Он подошёл к Анри и, словно защищая, положил руки ему на плечи, гн Стучи, мой мальчик, не робей!

Анри постучал, сперва осторожно, но так как за дверью не послышалось ни звука, постучал снова уже посильнее. Сначала там опять не слышно было никакого движения, но затем послышались медленные шаркающие шаги. Мадам Патан шла на стук! Все невольно отступили на шаг, за исключением Гектора, который, однако, приподнял уши, заслышав зловещее шарканье. И Бомстаф, и Гудвин вдруг почему-то подумали о море и свежем ветре, и обоим пришла мысль, что лучше бы сейчас плыть под парусами по морскому простору, где сияет солнце или мерцают звезды, чем стоять тут в тёмном, пахнущем сыростью доме, дожидаясь встречи со зловещей мадам Патан. Но они остались стоять под дверью, потому что проделали слишком долгий путь для того, чтобы отыскать след колдуна Кастанака, а помочь в этом могла только мадам Патан.

Затем они услышали какие-то скрежещущие звуки — это мадам Патан отпирала замок, и вот дверь медленно-медленно, с чудовищным скрипом начала отворяться. Казалось, дверь хотела сперва откашляться и громко кряхтела, прежде чем повернуться на петлях. Наконец она немного подалась и, после того как долго-долго собиралась с силами, чтобы приотвориться на щёлку, неожиданно вдруг распахнулась настежь, и перед нашими путниками возникла мадам Патан!

При виде её у них перехватило дыхание. У мадам Патан был длинный острый подбородок и ещё более длинный горбатый нос, весь обросший большими чёрными бородавками. Землистая кожа её лица висела длинными складками, частично скрытыми жидкими прядками нечёсаных волос. Но самым-самым страшным на лице мадам Патан были её глаза. Эти малюсенькие глазки, разделённые узкой переносицей, были посажены близко-близко, и цвет у них был кроваво-красный. Одному за другим она заглядывала гостям в глаза, и каждый из них по очереди ощутил леденящий холод, встретясь с её взглядом. Все вспомнили крысу, которая смотрела на них сквозь щель под ступенькой, и в первый момент никто не мог вымолвить ни слова, то есть никто, за исключением попугая Кастанака:

— Эй, мордашка! Давай станцуем!

Мадам Патан мгновенно обернулась и уставилась на попугая, злобно сощурив свои красные глазки. Если бы она была ведьмой и умела колдовать, Кастанак сразу превратился бы в волнистого попугайчика или во что-нибудь ещё более мелкое, но попугая не так-то легко было напугать, особенно когда он сидел на могучей голове Гектора. За время их знакомства он понял, какой это надёжный насест и что на нём можно чувствовать себя в безопасности. Если бы кто-то вздумал обидеть попугая, ему сначала пришлось бы преодолеть преграду в виде громадных клыков Гектора.

— Мне хогошо знакома эта птица! — сказала мадам Патан, и по её тону было понятно, что она вовсе не испытывает сердечной радости, увидев попугая. — Кабы моя воля, он пгевгатился бы в гусеницу! — продолжала она.

Затем мадам Патан издала почти беззубым своим ртом какой-то шипящий звук:

— Ссссшшшш!

Анри, Бомстаф и Гудвин почувствовали, как у них мороз пробежал по коже, и они дружно попятились.

— Котёл кипит! — прокричал попугай. Неизвестно, что ответила бы на этот возглас мадам Патан, если бы успела вставить слово, но, прежде чем она опомнилась, Бомстаф уже взял себя в руки и заговорил с ней своим решительным капитанским голосом.

— Дорогая мадам Патан! — начал он самым сердечным тоном.

— Чтоб вам пговалиться сквозь землю! — перебил его попугай, что в этот момент было, конечно, довольно некстати, но Бомстаф не стал отвлекаться и продолжил:

— До нас дошли слухи, что у вас был как-то жилец, некий господин Кастанак, с которым мы очень хотели бы поговорить. Мы пришли к вам сегодня в надежде разыскать с вашей помощью этого господина… И если вы окажете нам великую любезность и поможете в наших поисках, то мы хотели бы выразить вам вещественным образом нашу признательность, надеясь, что вы от этого не откажетесь.

В такой изящной форме Бомстаф сумел сообщить мадам Патан, что они готовы ей заплатить за то, чтобы она рассказала им о Кастанаке. Однако его изысканная речь, казалось, не произвела на мадам Патан впечатления.

— Впегвые за пятьдесят лет вижу, чтобы ко мне постучались дважды за один месяц! — заявила старуха, и наша троица поняла, что она имеет в виду Анри, который уже побывал у неё в этот день. — Что же это делается! Никакого покоя!

Мадам Патан снова прищурилась. Затем уставилась на Бомстафа и долго стояла так, застыв на месте. Он чуть было не подумал, что мадам Патан окостенела и уже никогда не сдвинется с места, как вдруг она вновь заговорила.

— Ппффыхх! — фыркнула она. — Так и быть, входите!

Волоча ноги, мадам Патан повернулась и двинулась в свою комнату. Остальные потянулись следом и, войдя в комнату, с удивлением начали оглядываться по сторонам. Жилище мадам Патан выглядело так, словно тут никто не жил по крайней мере последние сто лет. На полу лежал такой толстый слой пыли, что волочившийся подол бурого плаща, в который была одета старуха, оставил на нём дорожку, на которой можно было смутно различить ранее скрытые половицы. Мадам Патан направилась к высокому креслу-качалке и уселась в него.

— Вы выбгали очень неудачное вгемя для своего пгихода, — сказала она. — А мне сейчас недосуг отвлекаться на газговогы, как газ пога когмить Долгонога!

Все невольно стали гадать, кто такой этот Долгоног, и начали оглядываться, но нигде не могли обнаружить ни кошечки, ни собачки. Не сделав, казалось бы, ни единого движения, мадам Патан начала покачиваться в своём кресле — медленно, неестественно медленно — взад и вперёд, кресло под ней поскрипывало.

— Ну, садитесь, что ли! — предложила мадам Патан, показав рукой на диван, по-видимому, жёлтого цвета, по крайней мере когда-то он, вероятно, был жёлтым, а сейчас его цвет скрывался под густым слоем пыли. Бомстаф сел на диван исделал Анри знак садиться рядом. Гудвину больше приглянулся стул с подушкой, который показался ему менее запылённым. Он уже приготовился на него сесть, но мадам Патан громко взвизгнула:

— Нет! Ты газ давишь Долгонога! Неужели не видишь, что это его стул!

Гудвин так и отскочил и обернулся поглядеть. Он подумал, что чуть было не уселся на старушкину любимую кошечку или хомячка, или кто там ещё мог быть из домашних животных! Но на стуле, на который он собирался сесть, никого не было. Он очень удивился, но всё-таки перешёл в другой угол, где тоже стоял стул, и сел там.

— Ну что же ты, Долгоног! Давай вылезай на свет! — ласково позвала мадам Патан, глядя в сторону пустого стула.

Гудвин, Бомстаф и Анри уже подумали было, что мадам Патан помешалась и ей мерещится, будто на стуле сидит её любимец. Но тут произошло нечто, отчего у них волосы встали дыбом! Послышался сухой шорох, и из-под подушки, лежавшей на стуле, высунулись две тонюсенькие лапки, покрытые мохнатой щетиной. Затем на свет показались ещё две лапки, и за ними наконец выползло тельце Долгонога величиной с широкое блюдце. Долгоног оказался пауком! В длину его лапки были не меньше, чем ноги пятилетнего ребёнка, а в толщину могли сравниться с теми соломинками для лимонада, которые ставят на стол, когда празднуют день рождения. Все шесть лапок сгибались посредине и пружинили, приподнимая и опуская плоское паучье тельце. Гудвин, Бомстаф и Анри в каком-то оцепенении следили за самым огромным пауком, какого им когда-либо приходилось видеть. Гектор вскочил в стойку, готовый сразиться с чудовищем.

— Сидеть, Гектор! — строго приказал Гудвин, не сводя глаз с паука. Он даже представить себе не мог, что случится, если между ними начнётся схватка. Паук быстро сполз со стула и приземлился на пол. Все затаили дыхание, гадая, куда он теперь направится. К счастью, он пополз к мадам Патан. Его лапки, скребущие по полу, издавали негромкое шуршание.

— Какой хогошенький, миленький паучок мой Долгоног! — приговаривала мадам Патан, поглаживая паука по жёсткой щетине на спине. Долгоног блаженно покачивался вверх и вниз на длинных лапках и вертел длинными усиками.

— Хотел покушать, мой славный? — спросила мадам Патан.

— До чего же он у вас ласковое и милое животное, мадам Патан, — сказал Бомстаф несколько изменившимся голосом. Он перевёл дух и, набрав побольше воздуха, продолжал: — Но мне кажется, с нашей стороны было бы нехорошо смущать его во время еды своим присутствием. Может быть, пока он кушает, вы позволите нам взглянуть на ту комнату, которую вы сдавали Кастанаку?

Бомстафу совсем не хотелось смотреть, как будет кушать Долгоног, и выяснять, из чего будет состоять его обед.

— Мне очень пгиятно, что вы сумели оценить кгасоту Долгонога, — сказала мадам Патан. — Ну разве ж он не кгасавчик?

Она приподняла мощное жало Долгонога, в котором он держал свой яд. Бомстаф кивнул, стараясь делать это убедительно.

— Но вы пгавы, давайте выйдем, чтобы милое животное могло спокойно покушать.

Мадам Патан встала, медленно вышла из комнаты и повела своих посетителей по длинному, тёмному коридору. Идя в темноте, где почти ничего невозможно было различить глазом, Анри только подумал: «Авось тут нет родичей Долгонога!» Наконец мадам Патан остановилась и отворила какую-то дверь:

— Вот здесь жил месье Кастанак. Такой был воспитанный человек! После него в комнате сохганился такой пгиятный агомат. Он до сих пог ещё чувствуется, хотя уже пгошел год с тех пог, как месье Кастанак съехал.

Они вошли в комнату. Аромат оказался той же смесью сырости и плесени, которой было наполнено все в доме, но чувствовались и другие запахи. В помещении витал слабый запах порохового дыма, но сквозь него пробивался ещё какой-то странный, острый и противный запах, который так и шибал в нос, вызвав у Бомстафа и Анри гримасу отвращения. В отличие от них, Гудвину была хорошо знакома эта вонь. Ему не раз пришлось обонять её на Грэмпс Хилле в Комптон Бассете.




Долгоног проголодался


Побывав в комнате, которую мадам Патан сдавала волшебнику Кастанаку, Гудвин не испытывал ни малейших сомнений в том, что когда-то там жил лесной тролль. Однажды узнав запах лесных троллей, его уже ни с чем не спутаешь. Но зачем Кастанак держал у себя лесного тролля, а может быть, даже не одного, когда он год назад жил на квартире мадам Патан? Ведь к тому времени прошло уже несколько лет с тех пор, как он выпустил остальных троллей на Грэмпс Хилле в Комптон Бассете. Интересно, он и сейчас ещё держит у себя троллей?

Гудвин и Бомстаф внимательно осмотрели комнату, но не заметили ничего, что могло бы рассказать им что-то новое о таинственном Кастанаке. Бомстаф решил, что пора вплотную приступить к главному делу.

— Милая мадам Патан, — начал он опять, ведь один раз это уже возымело желаемое действие.

— Хочешь, я тебя поцелую? — продолжил за него попугай.

Бомстаф на секунду растерялся, но, привычный к таким выходкам, он не дал себя смутить и продолжал дальше, несмотря на то что мадам Патан прищурилась и бросала на попугая злобные взгляды.

— Мы чрезвычайно высоко ценим ваше исключительное гостеприимство.

— И чудный паучиный супчик! — опять вмешался попугай, а мадам Патан чуть не задохнулась от злости.

Гудвин всеми способами пытался отвлечь попугая, чтобы тот больше не вмешивался в разговор.

Бомстаф склонился над мадам Патан и продолжал приглушённым голосом. Он шёпотом сказал ей, сколько они заплатят, если она расскажет им всё, что знает о Кастанаке. Он счёл, что лучше поговорить с ней об этом один на один. Остальные не слышали, о чём они шепчутся, но низко склонившийся над крошечной, зловещей мадам Патан могучий моряк представлял собой странное зрелище. Казалось, они никак не могут сторговаться о цене, но в конце концов Гудвин увидел, как Бомстаф вручил ей несколько монет и стал внимательно слушать, а мадам Патан принялась рассказывать ему всё, что ей было известно. Наконец Бомстаф выпрямился, на лице его играла широкая улыбка.

— Дорогая мадам, вы оказали нам большую помощь, а теперь мы удалимся, чтобы не беспокоить своим присутствием вас и вашего милого Долгонога.

— Ах, ах! Долгоног! Я слышу его шаги в когидоге. Он идёт сюда. Навегное, он не наелся как следует.

Гектор зарычал густым басом. Остальные насторожились и действительно услышали доносившееся из-за двери сухое шуршание — по коридору брёл Долгоног. Никому из них не хотелось выходить в длинный, тёмный коридор, пока там бродит Долгоног! Анри шмыгнул за спину Гектора. Жуткая мадам Патан была, конечно, не подарочек, однако мальчик привык иметь дело со странными и зловещими людьми. Но Долгоног — это было совсем другое! Мальчик цепенел от ужаса перед огромным пауком, и только под защитой Гектора он чувствовал себя более или менее безопасно.

— Долгоног! Долгоног! — позвал попугай. — Поди сюда, Долгоног! Сейчас из тебя сварят суп!

Мадам Патан от этих слов опять яростно зашипела. Попугай на этот раз не выдержал её взгляда и занялся тем, что начал приглаживать пёрышки на одном крыле, показывая, что его совершенно не трогают её злобные взгляды. Бомстаф почувствовал, что ему совсем не нравится сложившаяся ситуация. Единственный выход из комнаты вёл в коридор, а там бродил паук. Но тут на помощь пришёл Гудвин, ведь дома он уже привык справляться с троллями, и ему не раз доводилось выходить из трудных положений.

— Как же это печально, что милый Долгоног остался голодным, — сказал он, направляясь к двери.

В тот же миг на пороге показался Долгоног. Паук присел, словно приготовился к лихому прыжку, и замер в этой позе. Его выпуклые глаза забегали и холодный паучиный мозг заработал, складывая увиденное в общую картину. Анри, Бомстаф и Гудвин невольно подумали, кого из них он выбрал в жертву и на кого собирается прыгнуть. Гектор приготовился к прыжку, и глухое рычание вырвалось из его оскаленной пасти.

— Что ты, Долгоножка! — сказала мадам Патан. — Они совсем не годятся тебе в пищу. Они же слишком жёсткие. — Подняв кверху указательный палец, она напомнила пауку: — Ты же знаешь, что ты можешь кушать только такое мясо, котогое пголежало не менее года. Иначе у тебя заболит животик, как было в пгошлый газ.

Она обернулась к Гудвину и Бомстафу, которые во время этой сцены несколько побледнели.

— Бедняжка Долгоног такой у меня дугачок! Он думает, что может кушать свежее мясо, но он такой душечка, что на него невозможно сегдиться.

Бомстаф попытался улыбнуться, но улыбка что-то не получилась. К счастью, Гудвину пришла в голову хорошая мысль.

— Глянь-ка, Долгоног, что у меня есть! — сказал Гудвин, доставая из кармана какую-то вещь. Это был моточек шерстяных ниток от дорожного одеяла, который он, к счастью, не выбросил. — Видал? Это гигантская муха, очень вкусная. Хватай её скорее!

С этими словами он бросил моточек в самый дальний угол комнаты, где было совсем темно. На секунду всезастыли на своихместах. И вдруг Долгоног как прыгнет! Никто не успел даже глазом моргнуть, как он одним скачком перелетел через всю комнату и приземлился на брошенный моток шерсти. Напрасно он это сделал! Потому что шерстяные нитки тотчас же пристали к его щетинистым лапам, и скоро в них запутался весь паук.

— О нет! — воскликнула мадам Патан. — Что вы наделали! Дай я гаспутаю тебя, миленький Долгоножка! — С этими возгласами мадам Патан поплелась спасать запутавшегося паука.

— А теперь пора уходить! — сказал Гудвин, показывая рукой, что надо бежать в коридор. — Прощайте, мадам Патан, и большое спасибо! Не надо нас провожать, мы сами найдём дорогу и закроем за собой дверь.

И все четверо ринулись вон из комнаты и вперёд по коридору, и через прихожую, и вниз по лестнице, и выскочили на крыльцо, и помчались по улице, подальше от этого дома, а попугай Кастанак, хлопая крыльями, летел у них над головами. На этот раз даже попугай ничего не изрёк.



— Ффу! — сказал Бомстаф, когда они, оставив позади несколько улиц, замедлили бег. — Меня даже пот прошиб! Ну и паучище! Ничего более жуткого я в жизни не видел.

— Да, — сказал Анри. — По-моему, ещё немного, и он прыгнул бы на одного из нас. Я только порадовался, что с нами был Гектор. — И он обнял огромного пса за шею и почесал у него за ухом. Эти двое сделались большими друзьями.

— Нормальные пауки не бывают такими большими, — задумчиво произнёс Гудвин. — Да и мадам Патан тоже странная женщина. Хотел бы я знать, не потому ли Кастанак поселился у неё, что у них есть что-то общее. Одно по крайней мере ясно — у Кастанака там жил лесной тролль. Странный запах, который чувствовался в его комнате, — это запах лесного тролля, так что не все тролли живут в Комптон Бассете. Но где же тогда находится этот последний, а то и ещё несколько? И где сейчас Кастанак? Мадам Патан что-нибудь рассказала? Бомстаф широко улыбнулся и кивнул:

— Рассказала. Кое-что для нас скверно, но есть и хорошее. Скверно то, что он очень далеко отсюда.

— В горшке с вареньем, — пояснил попугай.

На этот раз все захохотали, потому что почувствовали облегчение, выбравшись подобру-поздорову из жилища мадам Патан. Веселее всех хохотал Анри, он просто влюбился в попугая и в Гектора. Бомстаф остановился посреди улицы и положил руку Гудвину на плечо:

— Так вот, дорогой друг, хотя и скверно то, что тебе придётся ехать очень далеко, но, с другой стороны, это и неплохо, потому что Кастанак уехал в Константинополь, а «Элинор» направляется как раз туда, и мы можем ехать вместе!

— Поднять паруса! Мы едем в Константинополь! — вскричал попугай, и на этот раз он оказался прав.




Снова в пути


В тот же вечер «Элинор» вышел из Марсельской гавани в море и, подгоняемый попутным ветром, лёг на юго-западный курс, направляясь к берегам Северной Африки. Воздух был тёплым, и солнце отражалось в сонных волнах, плескавшихся под форштевнем, таких слабых, что на корабле не чувствовалось ни малейшей качки. С наступлением сумерек ветер совсем улёгся и на море сделался штиль; корабль скользил по зеркальной глади, время как будто остановилось, и казалось, что тихий вечер будет длиться вечно.

Гектор удобно разлёгся на палубе, щурясь одним глазом; рядом, устроившись головой на боку могучего бладхаунда, лежал Анри. Перед выходом в море Бомстаф спросил у мальчика, не хочет ли он отправиться вместе с ними в Константинополь на поиски Кастанака, и предложил ему на время плавания полное матросское жалованье наравне со взрослыми матросами. Анри так и просиял во всю свою смуглую рожицу и тотчас же согласился, не только из-за денег, а потому что он очень подружился с Гектором и попугаем Кастанаком. И вот он лежал на палубе, глядя на синее небо с полосками облаков, которые в лучах заходящего солнца сияли золотыми и розовыми красками. Под головой он ощущал ровное дыхание Гектора, а по спине собаки расхаживал взад-вперёд попугай и все болтал и болтал. Мальчику казалось, что ему ещё никогда не было так хорошо и никогда ещё он не чувствовал себя таким счастливым.

— Четыре змеиные шкурки, две ракушки, три рыболовных крючка да дюжина пауков, и будет отличный супец, — разглагольствовал попугай. — Чем больше пауков, тем лучше. Паучьи ножки так вкусно хрустят!

— Замечательный суп! — сказал Анри с усмешкой и блаженно вздохнул, не в силах отвести глаз от красоты вечернего неба. Затем он вновь заговорил вполголоса как бы сам с собой, ни к кому не обращаясь: — Как хорошо путешествовать и плыть на корабле вместе с добрыми друзьями навстречу новым приключениям!

В это время неподалёку, позади мачты, как раз был Бомстаф, поправлявший что-то в такелаже. Услышав слова Анри, бородатый капитан довольно усмехнулся. Ему было приятно слышать, что Анри счастлив и доволен.

Впервые Бомстаф познакомился с Анри несколько лет назад, когда мальчик обходил стоявшие в Марсельской гавани корабли, предлагая шкиперам свои услуги, если нужно выполнить какие-нибудь поручения.

— Сдаётся мне, что ты ещё слишком мал для этого, — ответил ему тогда Бомстаф, мельком взглянув на худенького мальчонку.

— Я мал, — серьёзно согласился Анри, — но наружность бывает обманчива! На самом деле я гораздо смышлёнее, чем может показаться, если судить по моему росту.

Бомстафа насмешили эти слова, и, просто чтобы не обидеть ребёнка, он дал ему несколько монеток, поручив сбегать на рынок и купить кое-какие мелочи. Бомстаф не рассчитывал, что мальчишка вернётся, но, как оказалось, он ошибся в своих предположениях. Прошло три часа, и Анри вернулся со всеми тремя покупками, которые заказал ему капитан. Ему даже удалось купить их дешевле, чем это сделал бы сам Бомстаф. Анри подробно отчитался за все траты и отдал капитану сдачу.

— Гмм! — промычал Бомстаф. — Похоже, ты был прав. Ты гораздо смышлёнее, чем можно подумать, при твоём-то росточке. Ты хорошо справился с поручением и заслуживаешь хорошего вознаграждения.

С тех пор Анри с каждым заходом «Элинор» в Марсель стал выполнять все больше и больше поручений Бомстафа. Постепенно капитан понял, какой молодец был Анри и сколько всего он мог найти и разведать именно потому, что люди видели в нём несмышлёного малыша. Покупая что-нибудь на рынке, он обыкновенно становился возле торговца, который продавал нужный товар. Постояв немного, он быстро узнавал, насколько могут сбить цену те покупатели, которые умеют торговаться. Так как он был маленьким мальчиком, никто не обращал внимания на то, что он стоит и все слушает. Как правило, взрослые его не замечали. Взрослые замечали на рынке только других взрослых, и так было почти везде, Анри понял это с ранних лет.

Со временем, наблюдая, как Анри выполняет все более сложные задания, Бомстаф понял, что мальчик может моментально решать такие задачи, с которыми большой бородатый моряк промучился бы очень долго. Потому-то капитан так уверенно полагался на то, что Анри разыщет в Марселе след Кастанака, и потому же решил, что Анри будет очень полезен в предстоящих приключениях. Но кроме того, бывалый моряк за время знакомства успел сильно привязаться к расторопному мальчику, а поближе познакомившись с улицами Марселя, где жил этот беспризорный ребёнок, оставшийся без родителей и никому не нужный, Бомстаф уже и подумать не мог о том, чтобы бросить его одного в этом городе.

— Приключения! Тебе ещё подавай приключения, неблагодарный ты негодник? — спросил попугай мальчика, прервав воспоминания Бомстафа. — Приключения приносят опасность. Заглянул бы ты лучше в книжный шкаф!

Тут попугай соскочил на палубу и заглянул в приоткрытые глаза Гектора.

— Буу! — как всегда, сказал попугай, напомнив всем, что они отправились в путь ради того, чтобы узнать тайну лесных троллей, для чего прежде всего нужно было разыскать зловещего Кастанака.

«Но, прежде чем мы его найдём, нам ещё предстоит долгое-долгое путешествие, так что пока ничего страшного!» — подумал Анри и с этим заснул, прикорнув на палубе под боком у Гектора.



Путешествовать действительно предстояло ещё очень долго, но когда всё идёт хорошо, время бежит очень быстро. Спустя несколько дней Анри, Гудвин и Бомстаф, стоя на носу корабля, смотрели на вынырнувший из-за горизонта берег Северной Африки, .

— Сначала мы зайдём в Египет и остановимся в Александрии, — говорил Бомстаф. — Оттуда отправимся вдоль берега в Грецию, а затем, минуя греческие острова, доберёмся до Константинополя.

Все смотрели вперёд, на африканский берег, который по мере приближения медленно вставал над горизонтом.

— Когда-то в древние времена возле Александрии на берегу стояла громадная башня, — рассказывал Бомстаф, — и каждый вечер на её вершине разжигали огромный костёр. Ночью огонь горел так ярко, что его свет был виден на Средиземном море за сотни миль, показывая мореплавателям путь к Египту. — Настоящие моряки направляют корабль по звёздам, — продолжал он, положа одну руку на плечо Анри, а другой указывая на ясное вечернее небо. — Для знающего моряка каждая звезда имеет своё значение: Орион, Сириус, Малая и Большая Медведицы и Южный крест показывают нам, в каком месте мы находимся, когда вокруг не видно ничего, кроме морских волн.

— А что же делать, когда небо закрыто тучами и звёзд нельзя видеть? — спросил Анри.

Бомстаф улыбнулся:

— Тогда приходится приблизительно вычислять своё положение, исходя из того, каким было звёздное небо, когда мы его в последний раз видели, и учитывая скорость, с которой мы плыли. Если звезды очень долго не показывались, по ним уже ничего не узнаешь, и тогда остаётся только спросить своего попугая. Ничего путного от него, конечно, не услышишь, но по крайней мере ты перестаёшь всё время думать о том, как это плохо быть в открытом море и не знать, куда тебя занесло. А так — чем черт не шутит, вдруг попугай знает, где мы находимся?

— Скажи, ты знаешь, в каком месте Средиземного моря мы находимся? — спросил Анри Кастанака.

— Под звёздами, на воде, позади месяца, — важно изрёк попугай, и все дружно рассмеялись, а «Элинор» между тем медленно-медленно подплывал по потемневшим волнам к африканскому берегу.




О моряках и попугаях


На следующее утро, едва встало солнце, заиграв во всём своём золотом великолепии на волнах Средиземного моря, «Элинор» уже проплыл вдоль длиннейшего мола, на котором, вероятно, стоял когда-то гигантский маяк, а затем вошёл в Александрийскую гавань. У входа в порт весь фарватер кишел странными по форме речными судами, которые использовались для перевозки товаров вверх и вниз по течению могучей египетской реки Нил. Нильские парусники величаво скользили по воде — до того величаво, что иной раз невозможно было сказать, движутся они или стоят на месте. В их движении не было никакого порядка, и «Элинор», чтобы протиснуться в гавань, должен был то и дело уворачиваться, пропуская снующие взад и вперёд суда. Бомстаф только поспевал выкрикивать команды стоявшему за штурвалом Гудвину и матросам, которые трудились не покладая рук, то и дело переставляя паруса каждый раз, как «Элинор» поворачивал то в одну, то в другую сторону. Им всем приходилось нелегко, потому что одновременно с командами Бомстафа раздавались приказы попугая, который вмешивался в работу своими инструкциями.

— Три румба лево руля! — кричал Бомстаф.

— И так держать, а затем бери право руля! — вмешивался попугай.

Хорошо, что хоть Гудвину хватило ума не слушать попугая, потому что, выполни он этот приказ, они раздавили бы по меньшей мере три нильских парусника, которые бестолково крутились с правого борта.

— Подтяни грот и береги голову, сейчас повернётся гик! — приказывал Бомстаф.

— И отпусти грот, бери рифы на фок-мачте! — орал попугай.

Матросы Бомстафа не отличались сметливостью, один был туговат на ухо, поэтому команды попугая иногда сбивали их с толку. Хуже всего вышло, когда Кельвин отпустил гик с правого борта, а его брат Мельвин одновременно с ним отпустил его с левого. Так как Гудвин в то же время круто положил штурвал на левый борт, развернув корабль против ветра, гик с гротом вымахнул далеко за правый борт. Вслед за вылетевшим парусом из блоков вырвались шкоты, а Кельвин и Мельвин только разинули рты.

— Что вы наделали, сухопутные крысы? — кричал Бомстаф, бросившийся к ним со своего места на носу корабля. — У вас же все шкоты на гике повисли.

— Так ведь было приказано отпустить грот, — сказал Кельвин, у которого шкот вырвался из блоков.

— Да кто ж тебе приказывал его отпускать? — спросил Бомстаф. Даже на его лице выражение было сейчас невесёлое.

— Кто-кто! Вроде бы попугай. Кажись, это он крикнул, чтобы я отпустил.

— ПОПУГАИ ему приказал! — воскликнул Бомстаф. — Хорошо же ты уважаешь своего капитана, ежели предпочитаешь слушаться указаний попугая! С каких это пор, спрашивается, глупый попка научился заводить суда в гавань?

— Ну, он же так уверенно приказал, — пробормотал озадаченный Кельвин.

Бомстаф только покачал головой, возвращаясь на своё место.

После этого небольшого недоразумения они благополучно и более или менее гладко вошли в гавань, следуя в основном указаниям Бомстафа. Сойдя на берег, вся компания: Гудвин и Анри, а с ними, разумеется, Гектор и верхом на его спине попугай — приступили к обходу всех городских базаров. Здесь, в Александрии, дорогу показывал Бомстаф, но даже он мог объясняться только с теми людьми, которые говорили по-английски. На базарах Бомстаф покупал травы и разные порошки, которых Гудвин и Анри никогда не видели и даже не слышали, как они называются. Бомстаф объяснил им, что некоторые из них — это пряности, которые служат приправой к пище, другие же считаются целебными и лечат от подагры и многих других недугов, которыми болеют люди в Англии.

— Жаль только, что нет такого лекарства, которое исцеляло бы попугаев от излишней болтливости, — сказал Бомстаф и рассмеялся. Наконец к нему вернулось хорошее настроение, испорченное неприятностями, которые пришлось пережить при входе в гавань.

После Александрии корабль заходил во время этого долгого рейса ещё во многие гавани на побережье Аравии и многих греческих островов. Поэтому друзья пропутешествовали ещё три месяца с лишним, повидали много удивительных городов и пережили множество всяческих приключений, пока наконец однажды вечером «Элинор» не стал на якорь в порту Константинополя. Когда наутро на востоке взошло солнце, перед ними на фоне алого восхода встал фантастический силуэт Константинополя. Высоко в небо вздымались острые шпили минаретов и позолоченные купола гигантских храмов. Поражённые этим зрелищем, Гудвин и Анри залюбовались видом огромного города. Они думали о том, как в лабиринте незнакомых улиц будут искать волшебника Кастанака. Наконец настал час, когда выяснится, сумеют ли они его найти и принесёт ли далёкое-далёкое путешествие Гудвина пользу жителям родного Комптон Бассета.




Шляпа Кастанака


Надёжно пришвартовав «Элинор», друзья всей компанией сошли на берег. Авангард составили Анри, Гектор и попугай, за ними в арьергарде шли Гудвин и Бомстаф. Попугай был в ударе и, сидя на макушке у Гектора, радостно выкрикивал обидные замечания каждому встречному. К счастью, здесь никто не понимал, что он говорит. Бомстаф был более или менее знаком с Константинополем, и в первый день он выполнял для остальных роль проводника. Хотя старый моряк и не говорил по-турецки, он всё же немного знал местные обычаи, поэтому друзья смогли побывать в таких местах, куда Анри и Гудвин не решились бы без него зайти, и увидели много интересного. Они побывали в дивных мечетях и на колоритных базарах, где продавались экзотические фрукты и ткани. След Кастанака им нигде не попадался, но они и не очень его искали в свой первый день в Константинополе. Однако, вернувшись вечером на корабль, они собрались на палубе и устроили совет.

— Завтра мы должны всерьёз начать поиски Кастанака, — сказал Бомстаф. — В Константинополе живут не по нашим обычаям и бродить тут небезопасно, поэтому лучше всего нам ходить вместе, хотя так у нас уйдёт больше времени на то, чтобы найти след волшебника.

— Нет, месье Бомстаф, — сказал Анри. — Если мы хотим отыскать Кастанака, нам всё-таки лучше разделиться. Уж я как-нибудь справлюсь в Константинополе, раз справляюсь в Марселе.

Гудвин и Бомстаф переглянулись, помедлив с возражениями. Обоим стало тревожно при мысли, что Анри на свой страх и риск будет искать Кастанака. Анри это сразу понял и потому поспешил продолжить, чтобы переубедить своих друзей:

— Я гораздо быстрее смогу обежать город, если буду один. Мальчик вроде меня может узнать многое, чего никто не скажет взрослому человеку.

— Ну да, — проговорил Бомстаф, немного обиженный, что Анри считает его и Гудвина скорее лишней обузой, чем помощниками. — Может быть, это отчасти и верно, но ты всё-таки ещё маленький, да и языка не знаешь, и, если попадёшь в переделку, тебе бы очень пригодилась наша поддержка.

Анри немного помолчал и затем сказал:

— Да, ваша правда, месье Бомстаф. Подумав хорошенько, я понял, что ещё не дорос, и, наверно, мне было бы лучше искать Кастанака вместе с вами или месье Гудвином.

И Бомстаф, и Гудвин приосанились, услышав такие слова. Оказывается, они всё-таки могут пригодиться! Но их радость была недолгой, так как дальше Анри сказал:

— Поэтому я хочу взять с собой Гектора. Он умный и сильный и не оставит меня в беде!

— Ах ты мошенник этакий! — воскликнул Бомстаф. Но ему самому стало смешно, когда он понял, что Анри предпочитает взять в помощники Гектора вместо него или Гудвина.

— Так можно мне взять с собой завтра Гектора, месье Гудвин? — спросил Анри.

— Ладно уж, будь по-твоему! — добродушно согласился Гудвин, но в голосе его слышалась тревога. — Только уж обещай, что будешь осторожен и вернёшься сразу, как только узнаешь, где живёт Кастанак. Ни в коем случае сам с ним не заговаривай. Мы ещё не знаем, насколько он может быть опасен!

Итак, они решили, что завтра пойдут в город, разделившись на две группы. Гудвин и Бомстаф решили идти вдвоём и тоже попытаться что-то разведать.



На следующее утро Анри отправился в город с Гектором и попугаем. Немного попозже, проинструктировав свой экипаж, как нужно сторожить корабль, вслед за ним в сопровождении Гудвина туда отправился Бомстаф. Весь день Гудвин и Бомстаф бродили по Константинополю и, как могли, расспрашивали людей про волшебника Кастанака, но их преследовало невезение. Им никак не попадался человек, говорящий по-французски или по-английски и знающий что-то о волшебнике. Все, с кем они заговаривали, тотчас же теряли способность говорить на каком-нибудь ином языке, кроме турецкого, как только выяснялось, что два приятеля ничего не собираются покупать или продавать. Единственным человеком, который как-то отреагировал на их вопрос, был мужчина в диковинном плаще, он почему-то вошёл в неописуемый раж, размахивал руками и все больше горячился, осыпая их непонятными словами.

В конце концов у приятелей опустились руки, но, когда они совсем было решили возвращаться на корабль, Бомстаф неожиданно свернул в узкий переулок, чтобы зайти в лавку, где продавались разные варенья и засахаренные фрукты. Бомстаф очень любил сладкое, в особенности варенье, он выбрал три баночки и, кое-как объяснившись после ряда взаимных недоразумений, в конце концов благополучно рассчитался за покупку.

— Найти Кастанака у нас сегодня не вышло, — сказал он. — Однако не возвращаться же нам с пустыми руками, — продолжал он уже веселее. И, окинув свои баночки любовным взглядом, спрятал их под плащом.

— Интересно, повезло ли Анри больше, чем нам? — задумчиво произнёс Гудвин. — Уж больно он шустрый мальчик! Как бы не сунулся куда не надо и не попал в неприятности.

— Да уж! С этим плутишкой не знаешь, чего ожидать, — отозвался Бомстаф. — Анри очень смышлёный мальчонка, но он не бывал нигде, кроме Марселя, так что здесь он вряд ли сумеет что-то сделать. Чтобы найти колдуна, нам не на кого рассчитывать, кроме самих себя.

— Да, пожалуй, ты прав, — невесело согласился Гудвин.

Константинополь теперь казался ему таким огромным и запутанным городом, что он и сам засомневался, сумеют ли они отыскать в нём Кастанака. В Марселе они узнали, что волшебник почти никогда не выходит из дому, так откуда же здесь взяться человеку, который бы его знал?

— Не кручинься, старый дружище, — подбодрил его Бомстаф. — Когда всё идёт хуже некуда, тут-то обыкновенно случается что-то такое, отчего мрак рассеивается, причём, как правило, когда ты меньше всего этого ожидаешь.

— Что ж, будем надеяться! — невесело согласился Гуд вин. — — Слушай, а не можешь ли ты как-нибудь спросить у той женщины, у которой купил варенье, не видала ли она Кастанака? Сумасшедший попугай всё время твердит что-то про горшочек с вареньем. Вдруг он повторяет то, что слышал от волшебника?

— Ха-ха-ха! Вот было бы здорово! — сказал Бомстаф.

Он обвёл глазами лавку. Все товары: пряности, сушёные фрукты и прочее — лежали в больших медных мисках, расставленных на тканых ковриках. Бомстаф осторожно выдернул один коврик из-под миски, но женщина, у которой всё лицо было замотано платком, почему-то никак не выразила неудовольствия. Тогда Бомстаф свернул коврик фунтиком и водрузил этот огромный колпак себе на голову, постаравшись придать своему лицу вопросительное выражение. Гудвин расхохотался. Бомстаф не стал похож на Кастанака, но выглядел он очень смешно. Но смех Гудвина внезапно оборвался, потому что, к большому удивлению обоих друзей, женщина встала, взяла Бомстафа за рукав и потянула его на улицу. Бомстаф безвольно последовал за ней, он был так ошарашен, что даже забыл снять с головы свёрнутый коврик. Выйдя за порог, женщина приподнялась на цыпочки и огляделась по сторонам, затем она вытянула руку, показывая пальцем куда-то над головами прохожих. Бомстаф с разинутым ртом поглядел в ту сторону, куда показывал её палец, и увидел!

— Гудвин! Гудвин! Шляпа! Гляди! Вон там по улице идёт твой Кастанак! Это же может быть только он! Кто ещё ходит в такой дурацкой шляпе!

Далеко впереди на другом конце переулка среди других шапок маячила странная шляпа. Она была выше всех остальных, и её остроконечный верх загибался книзу. Но, едва мелькнув перед глазами Бомстафа, шляпа вместе с таинственным Кастанаком тут же исчезла, скрывшись за углом, только её и видели.




Башня Кастанака


— О-o-о! Только что была тут и пропала. Правда же, это была шляпа Кастанака? — возбуждённо спрашивал Бомстаф. Он даже тряс Гудвина за руку.

— Не знаю, я не успел разглядеть, — в волнении отвечал Гудвин. — А куда он пошёл?

— Я видел только шляпу, она завернула вон туда за угол. Скорее! Поднять все паруса! Бежим за ним!

Бомстаф торопливо обернулся к женщине и сунул ей в руки коврик. Он отчаянно пытался вспомнить понятные ей слова, чтобы поблагодарить за помощь. Но, конечно, не смог этого сделать, тем более в такой спешке. Тогда он полез в свой карман и попытался дать ей несколько монет. Но она выставила вперёд поднятые ладони и спокойно покачала головой. Не приняв денег, она показала пальцем в ту сторону, куда ушёл волшебник, давая понять, чтобы они торопились.

— О, merci, thank you, grazie![3 - Спасибо — на французском, английском и итальянском языках.] — затараторил Бомстаф. И оба друга припустили бегом по переулку.

Не так-то легко было двум рослым мужчинам протиснуться сквозь толпу, запрудившую узкий переулок, тем более что Бомстафу надо было беречь драгоценные баночки с вареньем.

— Теперь я знаю, каково быть сельдью в бочке, — ворчал Бомстаф. Он на ходу распихивал по карманам куртки свои баночки с вареньем. Только покончив с этим делом, он уже смог начать серьёзное преследование.

— С дороги, добрые люди! — взревел он своим могучим голосом, махая поднятыми руками. И к удивлению Гудвина, народ, среди которого, наверное, немногие могли понять, что он сказал, тем не менее расступался, и они быстрее могли продвигаться вперёд. Завернув за угол, они не сразу увидели Каетанака, но Гудвин скоро обнаружил впереди его высокую шляпу. Без сомнения, это был Кастанак! Он удалялся от них быстрым шагом.

— Пойдём за ним на безопасном расстоянии! — сказал Гудвин Бомстафу. — Будет лучше, если он нас не заметит, по крайней мере до тех пор, пока мы не узнаем, где он живёт.

Бомстаф кивнул, и они пошли за волшебником через весь Константинополь. Кастанак много раз останавливался, чтобы сделать покупки, поэтому им потребовалось много времени, чтобы дойти туда, куда он направлялся. Уже почти стемнело, когда они вышли на окраину города, и Кастанак свернул на узкую тропку, круто взбегавшую на вершину холма. Здесь было совсем немного домов и поэтому почти не было освещения, но месяц поднялся уже высоко над вершиной холма, заливая голубым сиянием узкую тропку. Тропинка все вилась и вилась, поднимаясь наверх, и Бомстаф с Гудвином совсем запыхались. Они больше не смели идти за Кастанаком так близко, чтобы не потерять его из виду. В городе по улицам ходили толпы народу, так что там было маловероятно, что колдун их заметит в людской тесноте, иное дело теперь — за городом и на узкой дорожке. Они понимали: как только он заметит и почувствует, что за ним следят, он без труда скроется, если у него нет желания разговаривать. Вот когда они узнают, где он живёт, они смогут приходить к нему столько раз, сколько понадобится, чтобы уговорить его помочь Комптон Бассету, по крайней мере до тех пор, пока это не надоест волшебнику и он не перенесёт их куда-нибудь подальше или превратит в чайники, решил Гудвин. Оба друга старались ступать тихонько. Где-то впереди густым басом пролаяла собака. «По голосу это похоже на бладхаунда», — подумал Гудвин. Он очень соскучился по Гектору, но всё же был рад, что Гектор сопровождает Анри. С Гектором мальчик был под надёжной защитой.

Гудвин различал впереди звук шагов Каетанака, и это напомнило ему ту давнюю ночь, когда он крался за ним по тропинке, ведущей на Грэмпс Хилл. Это было в ту ночь, когда он впервые увидал двух тролльчат, и именно за это жители деревни остановили на нём свой выбор, когда решили отправить кого-нибудь на поиски странного чародея. И вот он здесь и вновь крадётся за Кастанаком вверх по крутому склону. Всё, что происходило в Англии, казалось Гудвину сейчас таким далёким, словно с тех пор прошли сотни лет, так много было пережито за это время. Сейчас у него было ощущение нереальности всего происходящего — того, как он крадучись идёт по залитой лунным светом тропинке где-то в Турции, а вокруг тёплый турецкий вечер. С обочин на дорожку веяло экзотическими ароматами, смешанными с сильным запахом сухих кипарисов. Иногда по пути попадались маленькие каменные домики, стоящие у самой дороги. Из некоторых доносилась тихая музыка и пение на чужом языке, непонятном для Гудвина, но меланхолическая мелодия, как ему казалось, очень подходила по настроению этому месту.

Вдруг тропинка свернула и за поворотом оказалась открытая площадка, посреди которой стояла древняя круглая башня. От башни навстречу путникам в лунном свете протянулась длинная грозная тень. Они смутно угадывали силуэт Кастанака у двери, ведущей в башню. Казалось, он отпирает замок. Они услышали, как скрипнула тяжёлая старая дверь и Кастанак, переступив порог, исчез во мраке. Дверь за ним закрылась.

— Мне кажется, мы нашли жилище Кастанака, — сказал Бомстаф. — Самое подходящее жилище для такого пугала, как он! Если бы я знал про эту башню, я бы сразу к ней пришёл, уверенный, что найду его здесь!

— Может, и так, — согласился Гудвин.

По сравнению с Бомстафом, он был настроен более скептически и, слушая друга, не мог удержаться от улыбки.

— Наверное, ты прав. Я тоже думаю, что он живёт здесь. Что-то такое подсказывает мне, что эта башня и Кастанак очень подходят друг другу.

— Вопрос в том, что нам теперь делать, — сказал Бомстаф. — Было бы, конечно, очень интересно остаться здесь и понаблюдать, что тут будет происходить, но, с другой стороны, мне бы хотелось вернуться и убедиться, что Анри благополучно воротился на корабль. На сей раз мы первые нашли то, что искали, — продолжал Бомстаф голосом, по которому было ясно, что он этим доволен. — Приятно будет рассказать плутишке Анри, что и мы, старички, тоже не промах и на этот раз опередили его.

В тот же миг послышалось хлопанье крыльев, из тьмы вылетела птица и уселась на плечо Бомстафа.

— Эй, на корабле! Почему не зажгли фонарей в темноте? — спросил хорошо знакомый пронзительный голос. — Добро пожаловать, ребята! Лучше поздно, чем никогда, так ведь?

— Кастанак! Горе ты наше пернатое! Что ты тут делаешь, чёртушка, и откуда здесь взялся? — Бомстаф не мог скрыть своего изумления.

Но попугай снялся с его плеча, пролетел немного над дорожкой туда, откуда они пришли, и скрылся среди деревьев.

— Вперёд за ним! — решительно воскликнул Бомстаф, и друзья вслепую стали продираться через рощу.

В роще оказалась узенькая тропка, и вскоре они вышли на поляну, окружавшую башню. Укрытый за плотной стеной кипарисов, облокотясь на спину Гектора, там сидел Анри и наблюдал за башней. Анри оглянулся на них через плечо.

— Наконец-то пришли! — сказал он. — Мы вас совсем заждались.

Оба — Бомстаф и Гудвин — так и остались стоять с разинутыми ртами.

— И давно вы тут?

— С Михайлова дня! — совершенно серьёзно ответил попугай.

— Нет, всё-таки не так давно, — поправил его Анри. — Мы добрались сюда незадолго до полудня.

— Да, но как вы тут очутились? — спросил Бомстаф, он всё ещё не остыл от возбуждения.

— На лодке подгребли! — заявил попугай.

— Нет, мы шли всю дорогу пешком, — немного удивлённо ответил Анри, он не совсем понимал, чего хочет от него Бомстаф.

— Понятно, что пешком! Я спрашиваю, как ты отыскал дом, вернее, башню Кастанака?

— Ищи, и обрящешь! — наставительно изрёк попугай.

— Ну, это было совсем не трудно! — сказал Анри. — Мы немножко потолкались тут и там, а затем нашли дорогу к базару…

— Послушайте-ка, друзья! — прервал его рассказ Гудвин. — Я тоже с удовольствием послушал бы, каким образом Анри так быстро нашёл сюда дорогу, но мне кажется, что лучше не задерживаться здесь для разговоров. Если уж у нас получится поговорить с Кастанаком, то я предпочитаю, чтобы это произошло при свете дня и чтобы я был готов к этой беседе. Я так долго его искал, что совсем не успел обдумать, что ему скажу. А если мы сейчас будем шуметь, он очень скоро нас обнаружит, и тогда кто знает, что ему придёт в голову!

— Ты прав, — согласился Бомстаф. — Пойдёмте назад и постараемся выйти на дорогу. Где есть дорога, там всегда найдётся трактир и там мы на досуге спокойно все обсудим, а заодно поедим и устроимся на ночлег.

Они вернулись по тропинке назад, тщательно запоминая все приметы, чтобы уж наверняка не заблудиться в следующий раз, когда пойдут к башне Кастанака. В конце тропинки они постучались в один из домишек и спросили дорогу, и довольно скоро усталые путники уже вышли на большак, возле которого нашёлся уютный маленький трактирчик. Они зашли туда, расположились в двух комнатах, а Бомстаф отправил на корабль посыльного, который должен был сообщить команде, чтобы их там сегодня не ждали.




Украденный ключ


В уютном придорожном трактирчике троим приятелям подали отличный обед. Гудвин и Анри никогда ещё не пробовали турецких кушаний. Они были сильно приправлены пряностями и поджарены на растительном масле, к чему наши путешественники совсем не привыкли, но всё было божественно вкусно, хотя попугай несколько раз Пытался их убедить, будто эти кушанья приготовлены из пауков и рыболовных крючков. В дальнем углу трактирчика сидел музыкант и тихонько наигрывал на цитре. Он казался высохшим старичком, но его пальцы так проворно летали по струнам, что за ними невозможно было уследить, и он извлекал из своего простенького инструмента дивные звуки.

— Ну вот, — сказал через некоторое время Бомстаф, довольный тем, что наконец-то ему дали поесть. — Устроились мы, кажется, хорошо, и в первый раз после долгого путешествия можно сказать, что мы нашли-таки ловкача Кастанака. После того как я увидел своими глазами его шляпу, я могу только сказать, что просто не понимаю, зачем он таскает на голове эдакий церковный шпиль. Но мы с вами ещё ни разу не говорили о том, что будем делать, когда найдём его. Пока мы будем это обдумывать, можно послушать рассказ Анри, как он нашёл эту башню и какие приключения пережил за нынешний день.

— Дело было так. Мы побродили по городу и вышли на базар, там мы познакомились с детьми. Детям очень понравились Гектор и Кастанак. Особенно интересно им показалось, что Кастанак (который попугай) умеет говорить, хотя они и не понимали ни слова. Если бы они поняли, им это, наверное, совсем не понравилось бы! Поговорить друг с другом мы не могли, но я нарисовал на песке Кастанака (который волшебник) и его шляпу, так я показал ребятам, кого я хочу найти. Два мальчика объяснили мне знаками, чтобы я немного подождал, и через полчаса прибежали обратно. Они нарисовали план города, на котором было отмечено, в какой стороне живёт Кастанак.

Идти пришлось далеко, и я не знал точного места, где находится его дом. Думаю, что мальчики с базара тоже этого не знали, по крайней мере башня не была обозначена на плане. Я собирался таким же способом спросить кого-нибудь по дороге, когда дойду до указанного места, но этого не понадобилось, потому что, когда мы вышли из города, случилась удивительная вещь! Мы шли по дороге, и вдруг Гектор стал водить носом, словно принюхивался к чему-то в воздухе, затем наклонил морду к земле и потащил меня по тропинке, по которой вы сюда пришли. Должно быть, он почуял какой-то знакомый запах, недаром же у него такой большущий нос! Когда мы подошли к полянке и увидели башню, я не решился идти дальше, и Гектор тоже остановился, как будто тут кончился след. Мне очень хотелось узнать, живёт ли в этой башне Кастанак и правильно ли я пришёл к нужному месту, но я ведь обещал вам, что не буду к нему стучаться, а Гектора я не смог уговорить. Попугая я тоже не хотел отправлять к башне, ведь если колдун был когда-то его хозяином, он мог узнать свою птицу.

— Ну и что же ты тогда сделал? — почти в один голос спросили Бомстаф и Гудвин.

Они догадывались, что Анри не стал сидеть сложа руки и ждать у моря погоды. И хотя сейчас мальчик в целости и сохранности сидел рядом с ними, они все равно волновались при мысли о том, в какие опасные предприятия он мог пуститься, пока был один.

— А вот что! Рядом с башней растёт старое суковатое дерево, а напротив него на башне есть балкон. И я подумал, что самое лучшее будет взобраться на дерево и заглянуть в окно!

— Уфф! Хорошо, что я об этом не знал! — сказал Бомстаф, и они с Гудвином обменялись понимающими взглядами. — Значит, ты залез наверх. И что же ты увидел?

— Залез наверх, а оттуда забрался в дом и…

— Что ты сделал?! — воскликнули Бомстаф и Гудвин в один голос.

— Да ладно вам, сейчас я все расскажу, — сказал Анри. Он и сам здорово перепугался, глядя, как побелели лица его друзей. — Когда я залез на дерево в первый раз, я только заглянул в окно, не слезая с ветки. В дом я забрался, конечно же, только тогда, когда убедился, что там нет Кастанака! Давайте уж лучше я сам буду рассказывать и отвечу на первый вопрос. Вот когда я на него отвечу, тогда уж задавайте следующий, а не то я так никогда не кончу. А видеть я видел много чего. Так что вы уж лучше послушайте!

Бомстаф и Гудвин от нетерпения совсем перегнулись через стол к Анри, желая узнать, что же он видел.

— Так вот! Я вскарабкался на дерево и очутился рядом с балконом. Дверь, к счастью, была открыта, так что можно было, спрятавшись в листве, смотреть, что делается в комнате. Сперва там было тихо и пусто, но через некоторое время послышались шаги, как будто кто-то поднимается по лестнице. Затем в комнату вошёл человек, и, как только он показался, я сразу понял, что вижу волшебника Каста-нака, о котором так много рассказывал Гудвин. У него был большой тонкий нос и глубоко запавшие глаза, а на подбородке короткая густая борода.

Анри вопросительно взглянул на Гудвина, чтобы убедиться, узнал ли он в этом описании Кастанака. Гудвин утвердительно кивнул.

— Между прочим, он, конечно, француз. По крайней мере он говорил по-французски, так что я все понимал. Ну а главное, это его шляпа! Он не снимает её даже в комнате. Шляпа и впрямь удивительная. Ну вот, он вошёл в комнату, и я слышу, он кого-то громко зовёт, как будто не знает, где сейчас этот человек. Он заглядывал во все углы, не переставая звать. Сначала он манил его ласковым голосом: «Боффин! Боффин! Где же ты? Вылезай, пожалуйста! Вылезай, я дам тебе что-то хорошее!» Но никто не показывался. Провозившись с поисками довольно долго, но так и не обнаружив Боффина, который продолжал играть с Кастанаком в прятки, волшебник рассердился и начал ему угрожать: «Боффин! Озорник негодный! Если ты сейчас же не выйдешь и не отдашь мне ключ, я превращу тебя в мыльный пузырь и ты от самого лёгкого ветерка полетишь отсюда в Тасманию, если только не лопнешь по пути!» Ещё долго он ходил так по комнате, выкрикивая разные угрозы и стращая Боффина всякими превращениями, но всё было тщетно. Потом надолго всё стихло и я услышал, как он говорит: «Хорошо! Ты получишь то, что хочешь. Я пойду в город и куплю тебе варенья, но чтобы к моему возвращению ключ был на месте, иначе я заколдую тебя так, чтобы у тебя ноги приросли к твоему большому носу, и это так же верно, как то, что я Кастанак!»

Тут-то уж я окончательно убедился, что пришёл туда, куда надо. А раз он решил отправиться в город, я мог воспользоваться такой редкостной удачей, чтобы побольше о нём разведать. Я ведь уже знал, что добираться до города нужно не меньше часа и столько же времени уйдёт на обратный путь. И вот, когда он ушёл, я слез с дерева и попросил Гектора посторожить на дорожке, чтобы предупредить меня громким лаем, когда вернётся Кастанак.

Анри крепко обнял огромного пса за шею:

— Гектор просто сокровище! Он такой умница, что сразу понял, о чём я его прошу. Он сел на тропинке и стал сторожить. Он так и просидел там до самого вечера, а когда стало уже темнеть (незадолго до вашего прихода), я услышал его лай, сразу перелез с балкона на дерево и спустился на землю. Это действительно вернулся Кастанак!

Гудвин снова кивнул. Он гордился Гектором, а сейчас вспомнил, что слышал лай собаки, когда они крались за Кастанаком по тропинке, ведущей в башню. Он тогда даже подумал, что лай похож на голос бладхаунда, но ему и в голову не пришло, что это мог лаять его добрый старый приятель Гектор. И уж никак не мог вообразить, что Гектор лаял, чтобы предупредить Анри о приближении Кастанака.

— Зная, что Гектор стоит на страже, я снова залез на дерево. С одной большой и толстой ветки я мог перепрыгнуть прямо на балкон. Кастанак притворил балконную дверь, но не запер её и даже не закрыл до конца. Я тихонько открыл её и вошёл в комнату. Я замер на пороге и тихо постоял там, прислушиваясь, я ведь не знал, кто такой этот Боффин и остался ли он по-прежнему в башне. Но нигде не слышно было ни звука, кроме какого-то тихого побулькивания, доносившегося от множества странных бутылок, которыми был уставлен большой стол посередине комнаты. Там были бутылки с зелёной, красной и синей жидкостью. В некоторых было даже налито что-то серебристое и золотое, и многие бутылки соединялись друг с другом через тонкие стеклянные трубочки. Во многих бутылках жидкость всё время булькала и пузырилась. Я подошёл к столу, чтобы посмотреть поближе. Это было так интересно и необычно! Я понюхал некоторые, но, конечно, ничего не трогал.

— Ведь там могла быть какая-нибудь чертовщина! — хмуро сказал Бомстаф. — Тебе не пришло в голову попробовать это на вкус?

— Нет, — деловито ответил Анри. — Запах был не особенно приятный! Поглядев на бутылки, я начал осматриваться в помещении и тут увидел кое-что ещё интереснее.

— Ну все! С меня хватит! — буркнул Бомстаф. — Пока мы тут бродили вокруг да около, думая, что сделали невесть какое открытие, выследив Кастанака, ты, оказывается, вообще все разведал. Остановись немного и постой на плавучем якоре! Мне надо чего-нибудь выпить, а то у меня даже в горле пересохло от твоих рассказов.




Боффин!


Когда Бомстаф и Гудвин промочили горло, чтобы легче проглотить историю, которую им поведал Анри, мальчик продолжил свой рассказ о событиях этого дня:

— И вот я хорошенько осмотрелся в большой комнате наверху Кастанаковой башни. Посередине круглого помещения стоял большой стол со странными, булькающими бутылками. В одном углу там была лестница, ведущая вниз, в другом ещё одна, ведущая наверх. Следить за обеими одновременно было невозможно, и, наверно, поэтому Боффи-ну удалось незаметно подкрасться либо снизу, либо сверху и застать меня врасплох!

Бомстаф громко фыркнул. Похоже было, что у него кончается терпение.

— Скажи наконец — этот Боффин на тебя напал? И вообще что это за зверь такой, Боффин, мы же до сих пор этого не знаем!

— Нет-нет, — поспешил Анри успокоить своего друга. — Боффин уж точно никому ничего не сделает, он же совсем махонький… И всё-таки я, пожалуй, расскажу о нём потом, после книги.

— После КНИГИ! — возмутился Бомстаф. — Неужели ты хочешь сказать, что залез на дерево, забрался через балкон в дом опасного волшебника и уселся там читать КНИГУ! Тебе что, больше делать было нечего?

— Послушай, Бомстаф, — вмешался Гудвин, — мне кажется, мы просто недооцениваем, на что способен Анри. Продолжай свой рассказ, Анри, но обещай нам, что больше никогда ничего такого не сделаешь на свой страх и риск!

— Ну да, ну да, не буду, — беззаботно согласился Анри, улыбаясь от уха до уха. По тому, как он это сказал, можно было догадаться, что он не слишком разобрался в том, чего ему не следует делать. — Но месье Бомстаф меня неправильно понял. Мне некогда было читать эту книгу. Я бы и рад почитать, но это было невозможно, потому что книга была заперта. Давайте уж лучше я расскажу вам все по порядку. У стены комнаты между двумя лестницами стоял громадный книжный шкаф — такой, знаете ли, с решётчатыми створками. В шкафу я видел много старых потрёпанных книг, но одна, на самой середине средней полки, на которую я сразу обратил внимание, была огромная, в кожаном переплёте. Я решил посмотреть, нельзя ли снять её с полки, но шкаф был заперт, а через решётку она не вытаскивалась. Пытаясь просунуть пальцы сквозь прутья решётки, я обратил внимание, что на корешке золотыми буквами напечатаны какие-то странные знаки. Но в ту самую минуту, когда я пытался разобрать их, произошла странная вещь.

Лицо у Анри было очень довольное. Вспоминая всё, что случилось, он, казалось, был в восторге от пережитых в доме Кастанака замечательных приключений, но Гудвин и Бомстаф сидели как на иголках, представляя себе, чем это могло закончиться.

— Так что же там случилось такого странного?

— А вот что: мне вдруг показалось, будто на меня опускается какое-то белое облачко. В первый раз я не обратил внимания, но то же самое повторилось ещё раз и ещё. Тогда я взглянул вверх и увидел, что со шкафа на меня с равномерными промежутками сыплется белый порошок и плавно опускается на мою голову. Это было очень загадочно! Не оставалось ничего другого, как только залезть на шкаф и посмотреть, что же это такое и откуда оно падает,

Бомстаф устало посмотрел на мальчика.

— А тебе не пришло в голову перелететь туда, раскачавшись на люстре? — спросил он тоном, в котором слышалось отчаяние.

— Нет, — серьёзно ответил Анри, — она висела слишком далеко, гораздо легче было залезть по шкафу. Но в тот самый миг, как я подпрыгнул, чтобы уцепиться за решётку, кто-то дёрнул меня за штаны, а затем у меня за спиной раздался жуткий грохот. Я испугался и, как мог быстрее, обернулся назад. Но за спиной у меня никого не было. Только три жестяных кувшина, стоявшие раньше на столе, теперь валялись на полу, откатившись от него на довольно большое расстояние. А свалились они потому, что кто-то привязал их бечёвкой за ручки к моим штанам! И представляете себе — я даже ничего не заметил.

Гудвин подался вперёд. Такие штучки были ему хорошо знакомы!

— Я постоял, чтобы отдышаться, соображая, как же это случилось. Но тут вдруг на меня просыпалась целая туча белого порошка. Я весь, с головы до ног, сделался белый! Тут уж я окончательно понял, что тот, кто так надо мной дурачится, должен сидеть на шкафу, и я здорово разозлился. Я сорвал верёвку со своих штанов, прыгнул на шкаф и моментально вскарабкался наверх. Уцепившись за верхний край, я тотчас почувствовал, что угодил пальцами во что-то ужасно липучее, потом я попробовал это на язык и понял, что это был мёд. Но раз уж я испачкал руки чем-то липким, то останавливаться не имело смысла. Я подтянулся повыше, заглянул за край и увидел на шкафу прямо перед собой смешного человечка. У него были овальные глаза и громадный круглый носище, огромные уши, покрытые длинными волосами. Я тотчас же догадался, что это лесной тролль, ведь месье Гудвин мне так много о них рассказывал. Мне надо бы знать, что с троллями нужно быть настороже, мало ли что они ещё выкинут, но этот тролль просто лежал на шкафу, подперев голову рукой, и умильно мне улыбался.

Я не сразу заметил, что в другой руке он держит мешочек с мукой. Он мирно полёживал наверху и тоненькой струйкой сыпал из мешочка муку, пока перед ним не оказалась целая кучка. Тогда он посмотрел на меня и — пфф! — дунул так, что вся мука полетела мне в лицо. Я чуть не отпустил руки и не упал, потому что мука забила мне нос, рот и глаза, но, к счастью, пальцы у меня были в мёде и крепко приклеились к дереву.

Видали бы вы этого нахального тролля! Он ухмылялся во всю рожу! Ему, наверно, понравилось, как ловко он меня сначала напугал, а потом перемазал в муке и мёде.

Но тут и он получил сюрприз! От муки у меня страшно защекотало в носу, я чихнул, и он получил целую тучу муки прямо в лицо! Это ему совсем не понравилось. И тут он как прыгнет! Ну и здорово же он скачет, скажу я вам! Он скакнул со шкафа прямо на пол и приземлился мягко, как кошка! Затем он обежал вокруг комнаты, опрокинул два стула, пихнул жестяные кувшины, они ужасно загремели. Кажется, ему очень нравится шалить и озорничать. А затем он вихрем взлетел по лестнице, которая вела наверх.

— Вон оно что! — сказал Бомстаф. — Значит, Кастанак держит в башне лесного тролля. Эх, попадись мне такой искремист, уж я бы его поучил по-нашенски, по-моряцки! Ну а дальше что? Когда тролль убежал, ты ушёл оттуда через балконную дверь? — спросил Бомстаф и одним духом опорожнил свою кружку.

— Нет, не сразу, — ответил Анри. — Сначала я побежал за троллем наверх.

— И зачем было за ним бегать, скажи на милость! — сказал Гудвин. — Ты ведь уже узнал, на какие проделки способны тролли! Неужели ты хотел его изловить?

— Ну да! Именно это я и хотел сделать, — радостно подтвердил Анри. — Я подумал, что правильно разобрался, в чём было дело. Как я уже рассказывал, я ведь обнаружил, что на корешке большой книги было что-то написано, и перед тем, как мука залепила мне глаза, я успел прочесть название.

— Ну и что же там такого важного было в этой книге? — устало спросил Бомстаф. Он не очень интересовался книгами, а уж тут, когда все мысли его были заняты тем, что могло случиться с Анри, пока тот был в башне чужеземного волшебника наедине с троллем, ему тем более было трудно представить себе, чтобы какая-то книга имела хоть малейшее значение.

— Важно имя автора и название этой большой книги, — сказал Анри. — Там было написано: «Мистика и магия. Записки Арсена Састрафена. Том VII. Тролли голубого огня».




Книга, шкаф, ключ и горшок с вареньем


— Книга о троллях! Подумать только! — воскликнул Бомстаф. — Да, вот это открытие, ничего не скажешь! Наверное, это те же тролли, которые поселились в деревне Гудвина. Так значит, о них даже написана книга! Анри кивнул.

— Ну, Гудвин! Эту книгу нам обязательно надо прочитать! — объявил Бомстаф. — Может быть, из этой книги мы узнаем, как помочь твоей деревне!

Гудвин значительно кивнул. Он собирался спросить об этом Кастанака, но теперь, возможно, и спрашивать не понадобится, если только они сами смогут прочесть большую книгу о троллях.

— Мы, конечно, не можем знать наверняка, о тех ли самых троллях идёт речь в этой книге, — задумчиво начал Гудвин, — ведь, если тролли существуют, их может быть несколько видов. Но с другой стороны, эта книга, может быть, как раз то, ради чего я так далеко забрался в своих странствиях. А если речь в ней идёт о лесных троллях (что представляется весьма вероятным, иначе зачем бы она была нужна Кастанаку?), то в ней может быть сказано, откуда они взялись, а главное — как от них можно отделаться. Но не будем торопиться. Мне кажется, Анри есть ещё что рассказать, а всё, что он сообщил нам до сих пор, несомненно заслуживало внимания.

— Ну так вот, — продолжил Анри свой рассказ. — Сначала я успел только прочесть то, что было написано на корешке книги, обдумывать мне было некогда. Но когда тролль соскочил со шкафа и бросился вверх по лестнице, я уже немного подумал, и тут всё встало на свои места, хотя это, конечно, только мои догадки. Я подумал, что если этого тролля зовут Боффин, то ключ, который он стащил и так и не вернул Кастанаку, может быть, был от книжного шкафа! И значит, я смог бы прочитать эту книгу, если заставлю Боффина отдать ключ!

Бомстаф и Гудвин дружно закивали. Они совсем близко придвинулись головами к Анри и с нетерпением ждали, что он расскажет дальше.

— Потому-то я и побежал за троллем. А там наверху… Ой, что там было! Столько всего интересного!

При одном воспоминании о чудесах, которые он увидел в башне, глаза Анри сделались круглыми.

— Следующая комната находилась под самой крышей, и там у него стоят подзорные трубы, и телескопы, и ещё всякие приборы, при помощи которых можно наблюдать звезды!

— Так значит, наш Кастанак ещё и астроном! — сказал Бомстаф. — Вот уж действительно мастер на все руки!

— Ага! — поддакнул Анри. — Сперва я подумал, что эти инструменты стоят там просто для украшения или что Кастанак их выносит на улицу, когда хочет наблюдать звезды. Но потом я разглядел, что к потолку приделано много каких-то колёс, от которых тянутся шнурки и верёвки на блоках. Я потянул за одну, и крыша в одном месте немного раздвинулась, и я увидел в просвете голубое небо! Оказывается, Кастанак может из верхней комнаты своей башни наблюдать за звёздами, раздвинув потолок! Это было так интересно, что я подумал: надо бы вернуться сюда вечером и посмотреть на звезды в одну из больших подзорных труб вроде той, в которую мы смотрели во время плавания по Средиземному морю, только здесь подзорные трубы были гораздо больше!

Тут Анри сделал паузу, но, видя, что Гудвин и Бомстаф сгорают от нетерпения поскорее услышать про шкаф и книгу, поспешил продолжить:

— Но самое главное были, конечно, книга и ключ от шкафа. Я решил, что Боффин знает, где спрятан ключ, поэтому принялся искать его среди удивительных вещей, которыми была набита верхняя комната. Нигде не видно было ни следа Боффина и не слышно ни звука. Я обошёл все помещение, стараясь не упускать из виду лестницу. Ведь я уже знал, что он умеет бегать по лестнице совершенно бесшумно, поэтому не хотел проворонить его, если он вздумает убежать. Иначе я напрасно проискал бы его целый день!

Но, сколько я ни искал, его нигде не было. Несколько раз я краем глаза видел, как он промелькнул мимо меня, перебегая из одного места в другое. Поэтому я стал ходить на цыпочках и прятаться за предметами, время от времени внезапно выскакивая из-за угла, чтобы застать его врасплох. Это помогло, потому что иногда он стал попадаться мне на глаза. Всякий раз, как я неожиданно выскакивал откуда-нибудь, он смотрел на меня вытаращенными глазами, но тотчас же делал прыжок и скрывался в каком-нибудь углу, Ну до чего же здорово он прыгает!

Поиграв в прятки довольно долго, я понял, что здесь, наверху, мне его не поймать — тут слишком много вещей, за которыми он мог прятаться. Потому-то он и побежал от меня наверх, а не вниз по лестнице, хотя много раз мог бы уже удрать, если бы захотел. По-моему, я всё-таки бегаю быстрее, чем он, так что где-нибудь в другом месте давно бы его поймал. Но вот скакать так, как он, я не умею. Тогда я стал звать его, чтобы посмотреть, откликнется ли он на своё имя. Так и есть! Стоило мне несколько раз позвать его, как он начал высовывать голову. Один раз над столом показались его большие сонные глаза и огромный нос. Ну и смешной же он, право!

«Боффин, Боффин! — звал я его. — Поди сюда, поиграем!» Он долго смотрел на меня, но я не мог понять, что он думает. Затем его голова снова исчезла. Я подумал, что, может быть, он ко мне подойдёт, и подождал немного, но потом вижу — нет, не выходит! Вдруг, глядь, а он уже совсем в другом месте, опять высунулся и смотрит на меня.

А я и не слышал, как он туда перебежал. Я много раз пытался его подозвать, но, как ни старался, он ко мне не вышел. Но я всё-таки думаю, что мы с ним договоримся, если дать ему время.

— Мда! — произнёс Гудвин. — Быть может, ты и прав, но ты не первый, кого обманули грустные глаза и умильные улыбочки лесных троллей, а потом оказывалось, что они водят тебя за нос!

— Я же никогда не встречал других троллей, месье Гудвин! — сказал Анри. — Я повстречал только Боффина, а уж он, точно, такой шутник, каких ещё поискать! И всё-таки мне кажется, что мы могли бы с ним подружиться.

— Может быть, ты и прав, мой мальчик! — добродушно согласился Гудвин. — Но только мы никогда не узнаем, так это или не так, а уж как отнеслись бы к этому попугай и твой старый друг Гектор, если бы ты завёл дружбу с лесным троллем, этого я и вовсе не могу себе даже представить.

— Но мне кажется, с Боффином непременно нужно подружиться, — сказал Анри. — Ведь только он знает, где лежит ключ! После того как я довольно долго, но безуспешно пытался его подманить, он наконец совсем исчез. И тогда я вспомнил, что говорил Кастанак, уходя в город, и попытался ещё раз его подозвать. «Боффин! Боффин! Ты хочешь варенья?» — крикнул я ему. На это он сразу отозвался! Откуда ни возьмись передо мной высунулась его голова, выскочила как пробка из бутылки! И на этот раз глаза у него были уже совсем не сонные! Но, к сожалению, варенья у меня не было. Будь у меня варенье, он наверняка отдал бы мне ключ. Наконец я перестал ловить Боффина и спустился вниз, чтобы получше там осмотреться. На нижнем этаже находятся кухня с кладовой и спальня. Я поискал ключ везде, где только мог. Но так и не нашёл, куда Боффин его запрятал.

— Что ты хочешь! — сказал Гудвин. — Почём нам знать, какие мысли могут прийти в голову Боффину, поэтому нам ни за что не догадаться, куда он может запрятать вещь.

— А вот и нет! — не согласился Анри. — Я думаю, что вполне могу научиться думать, как Боффин.

По выражению лица Бомстафа никак нельзя было сказать, что его обрадовало предположение мальчика.

Анри продолжал:

— Потом я услышал, что залаял Гектор, и выбежал на балкон. Услышав, как внизу поворачивается ключ в замке, я понял, что вернулся Кастанак, но я знал, что ему оттуда не видно, что делается на балконе или на дереве, так что я перепрыгнул на ветку и слез вниз к Гектору.

— Ты и в самом деле очень храбрый мальчик, — сказал Гудвин, — но смотри не переборщи! Ты узнал за один день так много, как мы и не надеялись, и вы оба так помогли мне, как могут помочь только самые лучшие друзья на свете. — Гудвин посмотрел по очереди на Анри и Бомстафа. Затем он продолжал: — Но с этого часа дело может принять опасный оборот. Решить проблему с лесными троллями — моя задача, так что отныне я уж лучше займусь этим сам.

— Нет-нет, месье Гудвин! — мгновенно возразил ему Анри. — У меня никогда в жизни не было таких интересных приключений, и я тоже хочу узнать, что написано в той большой книге. А кроме того, я думаю, что могу вам пригодиться!

— Послушай, старый дружище! — вмешался Бомстаф. — По-моему, мы с Анри уже так сильно ввязались в это приключение, что теперь поздно нам выходить из игры. Да и с тобой мы стали добрыми друзьями, и поэтому мы хотим довести начатое до конца вместе с тобой. Теперь ты от нас так просто не отделаешься!

— Ну что с вами поделаешь! — поневоле согласился Гудвин. — Вы самые лучшие друзья, каких только можно пожелать. Будем надеяться, что связываться с Кастанаком на самом деле не так опасно, как это кажется!

— Да может быть, нам и не придётся с ним связываться, — прибавил Бомстаф с широкой улыбкой. — Давай сначала разберёмся, с какого боку лучше всего подступиться к этому делу. У нас есть два варианта: либо мы попытаемся уговорить Кастанака, чтобы он нам помог, либо, не спрашивая его разрешения, сами прочитаем эту большую книгу. Будем надеяться, в ней окажется что-то такое, что нам пригодится. Думаю, все согласны, что мы сперва попробуем получить доступ к этой книге. Преимущество такой стратегии в том, что нам тогда вообще не понадобится разговаривать с Кастанаком, а он, насколько мы знаем по опыту, такой человек, что лучше с ним не связываться.

Гудвин и Анри кивнули, соглашаясь с Бомстафом.

— Хорошо! Будем считать, что это решено! Теперь надо подумать, как нам прочитать эту книгу. Во-первых, мы можем дождаться, когда Кастанак выманит у Боффина ключ и, уходя в город, оставит шкаф и балконную дверь открытыми. В этом случае ждать придётся неизвестно как долго! Во-вторых, мы можем сами попытаться выманить у Боффина ключ, когда Кастанака не будет дома. Все указывает на то, что при такой стратегии нам понадобится варенье, поскольку мы уже убедились, что тролленок охоч до этого лакомства. В этом случае нам очень повезло, что старина Бомстаф так предусмотрительно носит с собой три баночки самого лучшего варенья, чтобы ублажить этого пострелёнка!

И с этими словами Бомстаф извлёк из карманов три баночки варенья, купленные в Константинополе перед тем, как они с Гудвином увидели на улице шляпу Кастанака.

— Месье Бомстаф! — воскликнул Анри. — Как вы узнали, что нам понадобится варенье?

— То-то же, мой мальчик! Как видишь, старина Бомстаф хитрее, чем ты думал! — ответил могучий моряк и лукаво подмигнул Гудвину. — Во всяком случае, тут припасено кое-что, на что падок этот проказник, с которым ты завёл дружбу, хотя обидно, конечно, скармливать такое отличное варенье какому-то троллю! — И Бомстаф поглядел на банки в своих руках с выражением глубокого сожаления. Затем он продолжил: — Но есть, правда, и третья возможность. Она заключается в том, что мы сами отыщем место, куда Боф-фин запрятал ключ. Или догадаемся! Но, честно говоря, я не представляю себе, как это сделать. Этот тролль явно хитрый пройдоха! Ну как угадать, куда троллю вздумалось запрятать ключ?

— В горшок от варенья! — мгновенно подсказал попугай.

Анри вздрогнул, и глаза у него стали круглыми.

— Слушай, неужели ты думаешь… — начал Бомстаф. Анри только кивнул.

Все трое изумлённо посмотрели друг на друга, поняв, что попугай, наверное, прав.




В поисках банки варенья


— Разрази меня гром! — воскликнул Бомстаф. — А ведь сумасшедший попугай, пожалуй, что прав! Он ведь жил у Кастанака и, возможно, был там одновременно с троллем. Он мог видеть, как Боффин совал что-то в банку варенья. Раз эта бестия так его любит, то ничего удивительного, если он запрятывал вещи в банки из-под варенья.

— И ещё там голубой слон! — с несокрушимой уверенностью заявил попугай.

Бомстаф покосился на птицу.

— А вот это уже несколько подрывает правдоподобность первого утверждения относительно ключа, — заметил он. — Но проверить стоит.

Остальные тоже кивнули — дескать, а вдруг… Следующие три дня Анри провёл на суковатом дереве перед башней Кастанака, следя за тем, что происходило за балконной дверью. К счастью, Кастанак каждое утро распахивал дверь настежь и Анри мог видеть всё, что делается в комнате.

В первый день Анри всё время слышал, как Кастанак улещивает Боффина, чтобы тот отдал ему ключ от книжного шкафа, но, судя по всему, у него, как и в прошлый раз, ничего не получалось. Только к вечеру Боффин показался из своего укрытия и один раз в проёме балконной двери перед Анри мелькнули его большие глаза и огромный носище. Боффин только выглянул, и его голова скрылась так же быстро, как и появилась.

— Ну хорошо, Боффин, — услышал Анри голос Кастанака. — Смотри, вот я ставлю перед тобой баночку варенья, а ты возвращаешь мне ключ от шкафа. Договорились?

Заметно было, как сдерживается Кастанак, чтобы говорить спокойно.

Скоро Анри увидел, как Боффин утащил баночку с вареньем, но отдавать ключ он, по-видимому, не собирался. Придя в комнату на следующее утро и увидев, что ключа по-прежнему нет на месте, Кастанак грозно повысил голос, так что он загремел на весь дом:

— Ах ты скотина негодная, Боффин! Хватит! Ты меня довёл! Я превращу тебя в щётку трубочиста, чтобы от твоей жёсткой щетины была хоть какая-то польза!

Но Боффин весь день так и не показывался. Единственным признаком, свидетельствовавшим о том, что он находится в доме, было то, что пустая банка вернулась на стол рядом с диковинными бутылками. Горшочек из-под варенья опустел.

«Ну и дурень же ты, Кастанак! — подумал Анри. — Боффин, наверное, злится на тебя за то, что варенье кончилось, а нового ты для него не припас. Уж я бы на твоём месте добился от него, чтобы он отдал мне ключ!»

На третий день Кастанак всё время занимался какими-то странными вещами. Он смешивал жёлтые, красные и синие жидкости, которые курились разноцветными дымами. Анри натерпелся страху, глядя на то, что делал волшебник, но не смотреть на эти таинственные эксперименты тоже было невозможно. Впрочем, внизу под деревом были его друзья, поэтому Анри оставался сидеть на ветке и смотрел, что делается в комнате. Иногда он слышал, как Кастанак бормочет себе под нос какие-то странные, непонятные заклинания. Их смысл был для него тёмен, а слова звучали так мрачно и загадочно, что у Анри пробегал мороз по коже.

Наконец, уже на четвёртый день, случилось то, чего они ждали. Едва Анри кое-как уселся на дереве, внизу послышался скрип отпираемой двери. Анри замер. Он вдруг услышал, как у него громко забилось сердце, но он продолжал сидеть не шелохнувшись и прислушивался, что будет дальше. Мальчик боялся, что звук его сердца заглушит скрип замка и он не услышит, как запирается дверь. Но звон ключей с другой стороны башни долетел до него ясно и отчётливо, и вскоре его тихо окликнул снизу Бомстаф:

— Кастанак ушёл. Путь свободен. Гудвин полез к тебе наверх!

Они договорились заранее, что, когда представится случай, Анри и Гудвин попытаются залезть на балкон, чтобы поискать ключ в башне Кастанака, а Бомстаф останется стоять на страже. Гудвину нелегко было забраться на дерево, поэтому прошло некоторое время, прежде чем он, отдуваясь, уселся на ветке рядом с Анри и начал разглядывать балкон Кастанака. Друзья немного волновались, выдержит ли Гудвина протянувшаяся к балкону ветка. Даже не вступая в дискуссию, Гудвин и Анри молчаливо решили, что Бомстафа она уж тем более не выдержит. К счастью, всё прошло благополучно. Анри перелез первым, следом за ним Гудвин. Наконец они соскочили на балкон. Там они немного постояли, пока Гудвин не отдышался после проделанных усилий. Затем они раскрыли дверь и вошли в лабораторию Кастанака.

Там стояла полная тишина, если не считать бульканья странных жидкостей на длинном столе. И все равно у них было такое ощущение, будто в комнате кто-то был и наблюдал за ними — казалось, что дух волшебника остался в доме. Хотя они были одни, Гудвин невольно заговорил шёпотом:

— Давай поищем, где тут банка из-под варенья. Подумать только, я проделал путь из Англии до Константинополя только для того, чтобы найти банку из-под варенья!

— А я пойду наверх и отнесу это Боффину, — сказал Анри, показывая одну из банок Бомстафа. Мальчика атмосфера дома не подавляла так сильно, как Гудвина. — Я не хочу, чтобы Боффин почувствовал себя обманутым, если мы сумеем найти ключ.

Анри вприпрыжку побежал вверх по лестнице. Он был уверен, что Боффин спрятался в обсерватории.

— Боффин, Боффин! Это я… Анри… Я уже тут! — кричал Анри, но вокруг было тихо. — Смотри, Боффин! Я принёс тебе банку варенья! — ещё раз позвал Анри.

На этот раз не успел он моргнуть глазом, как перед ним появился тролль. Анри ничего не успел понять, он только заметил краем глаза, как что-то пролетело по воздуху, держась за верёвку, и вмиг какая-то рука вырвала у него банку с вареньем. Он успел только заметить Боффина, который подлетел к нему вниз головой, уцепившись за верёвку ногами. В следующий миг тролленок выпустил верёвку и, сделав великолепное сальто-мортале, почти беззвучно приземлился за одним из предметов мебели в другом углу комнаты.

— Ну что ж! Не за что, кушай на здоровье! — немного разочарованно сказал Анри, но ловкий прыжок Боффина произвёл на него большое впечатление. Уже на лестнице Анри ещё раз обернулся. — Я буду внизу, так что приходи туда, если захочешь сказать спасибо, — добавил он с усмешкой. Из дальнего угла до него доносилось довольное чавканье.

Гудвин стоял перед шкафом, разглядывая через решётку гигантскую книгу. Быть может, в ней содержалась тайна троллей.

— Давайте поищем сначала на кухне, — сказал Анри, прибежав с лестницы. — Вряд ли банка из-под варенья хранится здесь.

Они спустились по лестнице в просторную кухню. Непохоже было, чтобы ею часто пользовались. Кастанак не тратил времени на приготовление пищи. В кухне стояло множество банок и кувшинов, по большей части пустых, а в остальных хранились крупа, сахар, мука или пряности. В одном углу за дверцей оказалась кладовка. Там они тоже все обшарили, но не нашли ни банки, ни ключа.

— Схожу-ка я ещё раз наверх и попытаюсь уговорить Боффина, чтобы он показал нам, где спрятана банка, — сказал Анри.

— Хорошо. Ты попытай счастья там, а я пока поищу тут, — сказал Гудвин.

Гудвин был очень расстроен: казалось бы, вот она, книга, бери и читай, а достать нельзя!

Анри снова отправился наверх и огляделся в большой лаборатории. Вдруг всё-таки ключ спрятан где-то здесь? Он подошёл к столу, на котором у Кастанака были расставлены таинственные бутылки с непонятными жидкостями, и только тут впервые обратил внимание, что в столе было два ящика. Он машинально выдвинул один, не ожидая найти там ключ. В ящике было сложено много каких-то бумаг и записей; вероятно, это были заметки Кастанака, относившиеся к его магическим заклинаниям. Они были покрыты диковинными письменами и рисунками, среди которых встречалось множество удивительных значков, похожих на рыбьи кости. Анри таких ещё никогда не видел. В ящике лежало ещё много всяких интересных штучек. Серебряные и золотые вещицы, жемчужины, ракушки, мелкие косточки, кристаллы и камешки, которые начинали мерцать, когда их поворачиваешь в руке. В самой глубине ящика лежала круглая тряпочная фигурка из голубого шифона. На мгновение Анри задержал на ней взгляд, потому что она как-то не подходила к остальным предметам. Вздохнув, Анри снова задвинул ящик. Ему показалось маловероятным, чтобы ключ нашёлся в ящике стола. Ведь тогда Кастанак знал бы, где у него лежит ключ. Анри пошёл на лестницу и начал подниматься в обсерваторию, но внезапно его что-то остановило. Одним махом он опять подскочил к столу и рывком выдвинул ящик. Схватив голубенькую фигурку, он стал вертеть её в руках.

— Голубой слон! — воскликнул Анри. — Это же голубой слон!

— Анри! — позвал его снизу Гудвин. — Что ты там говоришь? У тебя что-то случилось?

Но Анри уже сам примчался к Гудвину:

— Смотрите, месье Гудвин! Голубой слон!

Гудвин взглянул на сияющую рожицу Анри, потом на слона, потом снова перевёл взгляд на мальчика:

— Послушай, Анри, ты, часом, не трогал ли жидкости на столе у Кастанака?

— Нет-нет, месье Гудвин! Я здоров. Помните, что говорил попугай: ключ лежит в банке из-под варенья, и ещё там голубой слон!




Голубой слон указывает дорогу


Гудвин остолбенело смотрел на мальчика и ничего не понимал. Анри повторил:

— Вспомните, что сказал попугай! Он сказал: ключ в банке из-под варенья. Ещё там лежит голубой слон!

Анри смотрел на Гудвина сияющими от радости глазами. В руке он держал маленького голубого слоника, найденного в столе Кастанака, но Гудвин никак не мог взять в толк, чему это Анри так обрадовался.

— Я вижу, что у тебя голубой слон, но я что-то не пойму, при чём тут… Ведь он же не лежит в банке из-под варенья, так какой нам от него может быть прок?

— Ну как же! Ведь если верно, что Боффин любит прятать вещи в банках из-под варенья и попугай это видел, значит, этот слоник — игрушка Боффина и он часто прячет её в банке! А я нашёл слоника в кабинете Кастанака в ящике письменного стола. Наверное, Кастанак отнял у него слоника и Боффин без него скучает. Если отдать ему сейчас слоника, он, может быть, попытается запрятать его снова в банку из-под варенья!

— А-а-а! — протянул Гудвин. До него понемногу стало доходить, о чём толкует Анри.

— Если бы вы теперь взяли его игрушку с собой наверх, месье Гудвин, позвали бы Боффина и сказали ему, что вы принесли голубого слоника!

— Ага! Только ведь тролли пугливые. Вот если бы он был ручной! А так он вряд ли возьмёт слоника у меня из рук, — засомневался Гудвин.

— Ничего! — уверенно сказал Анри. — Вы только держите слоника в протянутой руке, тогда он подойдёт и возьмёт его. Вот увидите! А я пока спрячусь на кухне. Мне кажется, что Боффин туда придёт и спрячет свою игрушку в банку от варенья!

И Анри побежал в кухню.

— Да уж, этот мальчик всегда что-нибудь придумает. Хороших идей у него хоть отбавляй, — пробормотал себе под нос Гудвин. — Только на этот раз, мне кажется, ничего не получится.

Тем не менее он отправился наверх и стал звать Боффина, протянув вперёд руку со слоником. Вскоре сверху послышалось:

— Ишь, нахаленок! Надо же, цап — и выхватил у меня из руки! — Но голос у Гудвина был не сердитый, потому что теперь уже и он понял, что всё получилось так, как задумал Анри.



Тем временем Анри на кухне залез в самый верхний кухонный шкаф. Дверца была затянута сеткой, так что он мог оттуда подглядывать. Ему была видна вся кухня и даже внутренность кладовки. Анри много-много раз играл с другими детьми в прятки, поэтому знал, что лучше всего прятаться где-нибудь повыше. Тому, кто искал, почти никогда не приходило в голову посмотреть наверх, поэтому, забравшись повыше, уже необязательно было хорошо прятаться. Он сидел высоко в шкафу и ждал, когда придёт Боффин со своим слоником. Прождав с полчаса, он наконец услышал какой-то шумок. Он выглянул в коридор и увидел, как по перилам скатывается Боффин.

Чуть не врезавшись в балясину, которой кончались перила, Боффин вовремя соскочил вниз и приземлился на свои широченные ступни. Затем в три гигантских прыжка влетел на кухню и подскочил к одному из шкафов. Он тихохонько приоткрыл дверцу и запустил руку в самую глубину. Когда его рука вынырнула обратно, в ней был большой глиняный горшок. Боффин осторожно открыл крышку, сунул в горшок слоника и снова закрыл крышку. Все так же бесшумно он поставил посудину на место, в три прыжка выскочил из кухни и пропал из виду. Теперь Анри узнал, где находится банка из-под варенья.



Для верности, чтобы Боффин его тут не обнаружил, Анри ещё немного посидел в шкафу. Затем он вылез и подошёл к той дверце, которую открывал Боффин. Он засунул руку в глубину, но не мог нащупать горшок. Тогда он сам залез в шкаф. Тут он понял, почему банку из-под варенья было так трудно найти. Между шкафом и кухонной плитой была двойная стенка, одна доска из неё была вынута, и в открывшееся углубление Боффин засовывал горшок. Анри осторожно приоткрыл крышку и сунул внутрь руку. Сперва он нащупал слоника, затем его рука наткнулась на что-то ещё, сухое и шершавое. Он осторожно потрогал его и вздрогнул от неожиданности, когда то, что он трогал, вдруг зашевелилось и поползло вверх по его руке.

— О-о-ой! — вскрикнул Анри и моментально отдёрнул руку. На ней сидел громадный паук с мохнатыми ножками. Паук вращал выпученными глазами, разглядывая мальчика. — А ну убирайся сейчас же! — сказал Анри и сбросил его на пол. — Уфф! Ну и чудище! Не родственник ли ты Долгонога?

Затем он снова залез рукой в горшок, но на этот раз поднёс его поближе к свету. Он заглянул внутрь, вытащил слоника, и внизу, на самом донышке, оказался большой блестящий ключ.



Гудвин осторожно достал из шкафа громадную старинную книгу и положил её на стол Кастанака. Затем открыл. Анри поднырнул ему под мышку, чтобы тоже посмотреть.

— Да она же написана по-французски! — сказал Гудвин. — И напечатано с такими завитушками, что мне без увеличительного стекла не прочесть. Придётся уж тебе читать. Прочитаешь и скажешь мне, что там написано.

Анри кивнул и прочитал первую страницу. Затем он перевёл Гудвину на английский:




Мистика и магия


Записки Арсена Састрафена


Том VII. Тролли голубого огня


Анри перевернул страницу и стал читать дальше.



На заре времён, когда юный мир ещё не приобрёл своего законченного облика, на Земле имелось великое множество чудесных сил и феноменов. На ней обретались различные удивительные существа и действовали разнообразные мистические силы. Но по мере того как природа отступала, а человек неудержимо наступал, эти силы ушли в подполье и укрылись в лесной тьме под сплетёнными корнями деревьев, в глубоких недрах гор и холодных безднах озёр. Множество древних сил и созданий совсем исчезли из глаз и сохранились в памяти людей в виде легенд и мифов. Но большинство этих существ по-прежнему живут в мире, хоть мы их и не видим. Они дремлют в своих укрытиях, ожидая того дня, когда наберутся сил, чтобы сызнова выйти на свет, обретя новое могущество.

На протяжении бесчисленных поколений судьбами моего рода управляли события, над которыми мы были не властны. Мои пращуры жили под сенью союза с другими мирами, и на них лежал тяжкий долг помогать своим современникам, сдерживая влияние тёмных сил. Но ни одному человеку не дано безнаказанно вести борьбу с духами тьмы, и не раз нашему роду случалось расплачиваться за это служение дорогой ценой.

Потомкам моим я хочу сказать следующее: никто не может отказаться от своего призвания, и потому наш род должен идти по стопам своих пращуров, хотя этот путь однажды, быть может, и приведёт его к гибели.

Многие из древнейших созданий природы и магические силы, которые правят во тьме, непроницаемой для взоров, опасны для человеческой души. Лишь знание, истинное и несуетное, способно победить силы зла. Поэтому я решил, покуда пламень моего сознания не померк и не угас, записать все знания, накопленные нашим родом. Так воспользуйся же этими знаниями во имя истинного служения добру, ибо помни: знание — сила!

    Арсен-Огюст-Лионель Састрафен Марсель, лето Господне 1742

— Надо же, какую шутку сыграла с нами судьба! — сказал Гудвин. — Взяла да занесла нас в самую гущу мистического мира! Очевидно, этот Састрафен посвятил свою жизнь изучению мистических феноменов! Ну что ж! Давай читать дальше! Посмотрим, что там сказано про троллей.

Анри осторожно перевернул следующую страницу, на которой сверху крупным замысловатым шрифтом было напечатано заглавие:




ТРОЛЛИ ГОЛУБОГО ОГНЯ





Тролли голубого огня


Анри даже побледнел от волнения, читая большую книгу. Долгое путешествие с Гудвином и Бомстафом позволило ему заглянуть в такие миры, о существовании которых он даже не подозревал. Перевернув заглавный лист, он продолжил чтение, переводя Гудвину то, что — там было написано.



Во время моих многочисленных путешествий по всему свету я неоднократно сталкивался с мифами и легендами, происхождение которых, очевидно, было связано с одиноко стоящей горой в центре Германии. В конце лета 1728 года, навестив Вену, я воспользовался возможностью съездить на север, где находится эта гора. Нижеследующий рассказ содержит описание встреченных мною там странных существ, а также то, что мне удалось узнать об их образе жизни.

Тора Блоксберг расположена в Германии в пустынной и продуваемой ветрами местности, где почти никто не живёт и которую путники без нужды стараются не посещать. Почтовые кареты проезжают здесь как можно быстрее, возницы погоняют лошадей, чтобы во всю прыть поскорее проехать мимо Блоксберга до наступления темноты. В странах Севера и в Германии многие верят, что Блоксберг — родина ведьм и их дух возвращается сюда и остаётся тут, пока вновь не найдёт пристанища в теле какого-нибудь несчастного человека.

Много недель я провёл, странствуя по этому краю, посещая каждый дом, который попадался мне на пути. Среди местных жителей мало кто соглашался говорить со мной, когда я заводил речь о Блоксберге. Народ здесь живёт суровый, измученный резкими ветрами, которые там гуляют. Они следят за тобой краем глаза, словно привыкли всё время поглядывать, что там делается у них за спиной.

Однажды пополудни я забрёл особенно далеко, изучая приземистые, неприхотливые растения этих мест. Взглянув на карманные часы, я сам удивился, как много времени прошло незаметно. Мне тотчас же стало ясно, что я забрался чересчур далеко и задержался так поздно, что уже не успею воротиться в город до наступления темноты. Для этого, по моим расчётам, не хватило бы двух часов даже при самой скорой ходьбе. Не будучи уверен, что в темноте я не собьюсь с дороги, я решил поискать пристанища где-нибудь поблизости. Я огляделся вокруг, но, к моему удивлению, нигде, сколько видит глаз, не обнаружил признаков человеческого жилья. Уже давно я шёл, не встретив по дороге ни дома, ни хотя бы сарая. Поэтому я решил не мешкая идти дальше быстрым шагом в том же направлении, надеясь, что в конце концов набреду на жильё, под кровлей которого смогу укрыться на ночь от природных стихий. Дело было в октябре, и едва начал меркнуть дневной свет, как поднялся холодный ветер. Вскоре он задул сильнее, и низкорослая, высохшая растительность по-змеиному зашуршала и зашелестела. Мне пришла в голову мысль, что, возможно, эти странные звуки, вызываемые ветром и растениями, могли быть причиной того страха, из-за которого жители боятся бродить здесь поcле наступления темноты. Но едва начали сгущаться сумерки, я услышал новые и ещё более странные звуки, которые заставили меня призадуматься. Я ещё прибавил шагу и шёл, не отрывая глаз от земли, по которой ступали мои ноги, чтобы не споткнуться на неровностях почвы. Быстро шагая по пустоши, я несколько раз заслышал уханье совы, сперва с одной стороны, потом с другой.

Сначала я не обратил на это особенного внимания, так как был достаточно занят тем, чтобы следить за дорогой и не сбиться с выбранного направления, но потом вдруг меня поразило то, что на много миль вокруг мне не попадается на глаза ни одного дерева. Встревоженный этой мыслью, я остановился. Ни одна сова, из тех, что я видел, или из тех, о которых мне доводилось читать в книгах о животном мире, не будет селиться там, где нет деревьев. Отсюда я заключил, что это ухала какая-то сова, которой я ещё не знал, или же другое, неизвестное мне создание. Я остановился и с любопытством начал оглядываться вокруг, надеясь разглядеть, что за странное существо производило эти звуки. Пока я стоял, уханье звучало все чаще и чаще, так что мне стало ясно, что этих созданий должно быть несколько, так как звуки доносились одновременно с разных сторон. Некоторые слышались совсем рядом, другие немного издалека.

Тут наконец я догадался, что они несутся из-под земли, а не сверху, как мне сперва показалось. Отсюда я заключил, что вряд ли это крики птиц. Но по-прежнему нигде не было видно никакого животного или птицы, которые могли так кричать, хотя эти звуки иногда раздавались совсем близко, в нескольких шагах от меня.

Немного спустя я услышал какое-то завывание, и уж эти звуки были мне слишком хорошо известны. Сколько бы раз человек ни слышал этот вой, он всегда будет вызывать в нём глубокий ужас, от которого мороз пробегает по спине, ибо волчий вой проникает человеку в самую душу. Между тем по прежнему опыту я знал, что поддаваться оцепенению, которое вызывает вой волка, смертельно опасно для человека. В то же время я знал, что среди дикого поля и без огня, которым можно обороняться от диких зверей, я стану лёгкой добычей для волчьей стаи. Поэтому единственное спасение для меня было в том, чтобы ещё больше прибавить скорости. Теперь уж речь шла не только о том, как укрыться от холодного ветра и найти себе кров! Найти дом или сарай, где я смогу спрятаться от волков, было необходимо, так как речь уже шла о жизни и смерти. Я побежал через пустошь не разбирая дороги.

И тут произошло несколько невероятных событий, описать которые во всех подробностях я почитаю своим долгом, так как надеюсь, что это послужит к пользе наших потомков.



Поначалу мне казалось, что мои ноги способны выдержать несколько миль быстрого бега. Поэтому спустя короткое время я с некоторым удивлением почувствовал, что в ногах моих появилась какая-то вялость и шаг делается короче. Казалось, тело моё непривычно отяжелело. Это совершенно естественное явление при усталости, но в ту ночь на пустоши тяжесть моего тела увеличилась немыслимо. Я был вынужден остановиться, так как не в силах был выдержать вес моего плаща, который давил на плечи так, словно был сделан из свинца.

И вот в эту минуту, когда я встал, чтобы отдышаться, я вдруг понял, что тут действуют какие-то мистические силы, потому что едва я приостановил свой бег, как плащ снова стал лёгким, таким же, как всегда. Но это было ещё не самое загадочное из того, что мне пришлось испытать. Внезапно в затылок мне полетели какие-то мелкие и холодные предметы. Это оказались засохшие ягоды — черника и толокнянка, которыми пустошь бывает густо усыпана летом. Вскоре я почувствовал, как что-то заползло мне за шиворот. Я быстро схватился за это место и поймал маленькую ящерицу. Она могла заползти, забравшись в штанину, но было всё-таки странно, как она умудрилась туда попасть, когда я бежал! И тут же я вытащил запутавшегося в моих волосах паука, а в одном кармане моего плаща кто-то шевелился и попискивал. Сунув руку, я нашёл там мышь! Больше не оставалось сомнений, что тут действуют какие-то загадочные силы! Кроме того, я обратил внимание, что странное уханье, которое я принял за совиное, стало звучать ближе. Теперь уже оно негромко раздавалось со всех сторон, и звуки приближались, охватывая меня все более плотным кольцом.

Я заметил также, что вой волков тоже приблизился, хотя звучал ещё достаточно далеко. Ситуация становилась угрожающей, но я всё же решил посмотреть, что за существа сейчас меня окружают. Поэтому я достал из полевой сумки небольшой фонарь, который всегда ношу с собой. Прикрывая его от ветра полой плаща, я зажёг свет, стараясь не распугать тех животных или других каких-то существ, которые меня окружали. Зажегши фонарь, я неожиданно распахнул плащ, вскочил и посветил перед собой. То, что я увидел, многие сочли бы неправдоподобным! Я и сам впоследствии сомневался, не обманули ли меня мои глаза, но в дальнейшем новые наблюдения, описанные в этой книге, подтвердили, что это не был обман зрения. Вокруг меня, собравшись в кружок, с любопытными мордочками сидели существа, которых, скорее всего, сообразно их морфологии, описываемой в легендах и мифах, можно было назвать троллями. Ростом они были приблизительно вдвое меньше взрослого человека, у них были громадные глаза овальной формы, большой круглый нос и большие ладони и ступни, покрытые грубой кожей. Пальцы у них на руках тонкие и длинные, а на ногах мощные и толстые. У каждого был хвост, вдвое длиннее роста своего обладателя, украшенный на кончике круглой кисточкой из жёсткой щетины. Мгновение мы разглядывали друг друга — усевшиеся в кружок тролли и я. В этот короткий миг я заглянул в глаза этих созданий, о которых люди сочинили бесчисленные мифы, хотя большинство не верит в их существование. Глаза, в которые я в тот миг заглянул, были удивительны, ничего подобного нет ни у одного существа. Глаза троллей совершенно бездонны, и мой взгляд, казалось, потонул в их ясной, лазоревой глубине. Я ощутил неодолимое желание понять этих овеянных легендами созданий, ибо в их взорах есть какая-то насторожённость и одновременно бесконечная грусть, которая заставляет нас думать, что мы можем достигнуть с ними взаимного понимания. 

    Схватка на пустоши близ Блоксберга. 1728 г.

Гудвин поднял голову и поглядел на Анри.

— Нет сомнения, что лесные тролли — это потомки тех троллей, о которых пишет Састрафен, — сказал он. — Очевидно, они всегда забавлялись тем, что засовывали людям под платье мелких зверюшек и всячески их пугали. Но все это нам и без него отлично изестно. Очень надеюсь, что там найдётся что-то такое, чего мы ещё не знаем и что поможет нам избавиться от этой напасти в Комптон Бассете.

— Конечно, — согласился Анри. — Но мне не терпится узнать, что было дальше с месье Састрафеном, когда он очутился в кольце троллей и волков посреди пустоши. Как ему удалось оттуда выбраться?

— Почитай дальше, — сказал Гудвин и перевернул следующую страницу огромной книги.



Вот так я однажды тёмной и бурной ночью, среди немецкой пустоши в день Господень 12 октября лета 1728-го при слабом свете моего фонаря впервые увидел троллей. Лишь на единый кратчайший миг эти странные существа позволили мне на себя посмотреть. Без единого звука они вдруг исчезли так же внезапно, как гаснет огонёк задутой свечи. Я с недоумением огляделся по сторонам и бросился туда, где только что сидели тролли, но они словно сквозь землю провалились. Собственно говоря, я даже не испугался троллей, ничего угрожающего я в них не заметил. Но с другой стороны, мне ничего не было известно об их способностях и намерениях, и их было много, а я был один.

В голове у меня вихрем пронеслись все мифы и легенды, с которыми я познакомился, изучая природу троллей. В этих рассказах тролли выступают как существа, внушающие страх, хотя они не представляют для людей такой же непосредственной угрозы, как, например, ведьмы. Ведьмы в легендах предстают как существа, встреча с которыми несёт для человека страшную опасность. Тролли же описываются там как существа, скрывающиеся в ночном мраке, которые становятся опасны лишь тогда, когда человек вторгается в их сферу. Чаще всего это происходит, согласно легендам, тогда, когда человек забирается в лесную чащу после наступления тьмы.

Я прекрасно понимал, что предания и мифы не являются отчётом о научных наблюдениях, а кроме того, я как раз вторгся в сферу троллей, пустившись в одиночку странствовать по пустоши среди ночи, так что эти соображения не могли служить мне большим утешением. Вдобавок, по всем признакам было ясно, что волки уже напали на мой след. Их вой возобновился, причём на этот раз совсем близко от меня. Сгоряча я даже пожалел, что распугал своим фонариком троллей. В тот краткий миг, на который мне удалось заглянуть им в глаза, я почувствовал, что тролли, возможно, стоят гораздо ближе к человеку, чем гласит расхожая молва. Наверное, очутившись глухой ночью среди безлюдной пустоши, человек, преследуемый по пятам стаей волков, невольно должен почувствовать друга в любом существе, которому он может спокойно посмотреть в глаза.

Я подкрутил фитиль своего фонаря, прибавив свету отчасти чтобы отпугивать волков, отчасти чтобы скорее заметить их приближение. Стая волков, обыкновенно, долго ходит вокруг своей жертвы, прежде чем решается напасть. Это было мне известно, но я также понимал, что невозможно предсказать, с какой стороны последует их атака. Первый бросок, как правило, делает вожак, и я понимал, что этот момент станет для меня решающим. Если я смогу отразить нападение вожака, показав тем самым, что я не лёгкая добыча, остальная стая побоится на меня нападать.

Теперь у меня больше не было причин торопиться вперёд. От волков было уже не убежать, а свалить бегущую жертву им было даже легче. Поэтому я пошёл медленно, то и дело оборачиваясь и светя вокруг себя на все стороны фонарём. Обернувшись в первый раз, я сразу же совершенно ясно увидел во мраке две светящиеся жёлтые точки. Это свет отразился от глаз волка. Я не ожидал, что волки уже подобрались так близко. Волки, с которыми мне приходилось сталкиваться в других землях, гораздо дольше приглядывалисъ к своей жертве с почтительного расстояния, прежде чем окружить её кольцом.

Тогда я понял, что пора воспользоваться старым опытом обращения с волками, чтобы немного охладить их охотничий пыл. Первым долгом я достал из полевой сумки нож, так как теперь больше не оставалось сомнения, что предстоит схватка. Затем я продолжил движение совершенно новым образом. Я то и дело неожиданно менял направление или делал вдруг прыжок в ту или иную сторону. Таким способом я показывал волкам, что не бросился в бегство и не побоюсь сам на них напасть. Это, по моему опыту, должно было охладить их охотничий пыл и позволяло мне выиграть время, но — что ещё важнее — это могло отбить у волков охоту нападать сразу всей стаей. Только если они будут нападать поодиночке, у меня останется шанс отогнать их при помощи моего фонаря и ножа — единственного моего оружия.

Нападение произошло раньше, чем я ожидал, но то, что случилось, было таким неожиданным, что я должен был сам себя ущипнуть, чтобы убедиться, что это не сон. Я услышал сзади глухое рычание и сразу понял, что настал решительный миг. Это шёл в нападение вожак волчьей стаи.

Я обернулся назад, выставил вперёд фонарь и сжал в правой руке нож, изготовясь к бою. Из кромешной тьмы на меня, опустив голову, безмолвной тенью, как ураган, кинулся волк. Густая серая шерсть его разметалась по ветру, глаза горели жёлтым огнём. В тот же миг я понял, что пропал: такого большого волка я никогда ещё не встречал. Это был великолепный зверь. Движения его были скользящими и красивыми, злобные глаза уставились па меня, выбирая, куда вонзить зубы. Таким я увидел мчащегося в нападение волка: казалось, что время остановилось, когда он выбежал мне навстречу из тьмы. На полном бегу могучее тело распласталось по земле — волк готовился к прыжку.

Но в тот самый миг, когда вожак замер перед прыжком и я подумал, что пришёл мой конец, из тьмы вдруг пулей вылетело какое-то животное и с глухим стуком ударилось в его бок. Животное налетело на волка с такой силой, что он не допрыгнул до меня и, отлетев назад, к остальным волкам, повалился на вереск. Я не верил своим глазам, но сомневаться не приходилось! Оказывается, это один из троллей, которых я видел ранее, гигантским прыжком наскочил на волка сбоку и на лету сбил вожака своими большими ногами. Тролль и волк клубком покатились по земле. Волк устрашающе рычал, и я уже думал, что троллю настал конец, но не тут-то было! Тролль вскочил на ноги быстрее, чем волк, продемонстрировав такую ловкость, какой я не видывал ни у одного живого существа. Такими быстрыми движениями, что глаз не поспевал за ними уследить, тролль одной рукой сорвал ветку с куста, а другой схватил горсть песка, прежде чем волк успел подняться и повернуться к нему. Волк вновь припал к земле, готовясь к прыжку, губа его угрожающе приподнялась, из горла вырывалось рычание, из пасти капала пена. Но следующим молниеносным движением тролль швырнул в глаза волку полную горсть песка, ослепив на мгновение зверя. Одним прыжком тролль очутился сбоку от зверя и стал лупить его веткой по морде, проворно наскакивая и отступая, так что яростные прыжки волка не достигали цели и его ужасные зубы лязгали в воздухе. Тролль несколько раз дёрнул волка за уши, что только разъярило того ещё больше. Как ни ловок был тролль, но я видел, что волк снова обрёл способность ориентироваться в пространстве и вновь изготовился к прыжку. Но на него тотчас же бросился ещё один тролль, пулей пролетев по воздуху и с глухим звуком стукнувшись своими сильными ногами в его бок. Случилось то же, что и в первый раз. Волк опрокинулся на бок, прыжок ему снова не удался. Тролль же продолжал, используя волка как трамплин, взлетать и вихрем носиться по воздуху, кувыркаясь через голову, как мячик.

Я ошеломлённо застыл, глядя на разворачивающуюся передо мной картину. Тролли спасли меня от нападения волка, но схватка ещё не кончилась. Вокруг меня заварилась адская каша. Теперь волки набежали на меня со всех сторон, но откуда бы они ни нападали, повсюду их нападение отражали тролли. То, что я наблюдал, было ужасным побоищем, но тролли одерживали верх, потому что они умели помочь друг другу. Можно даже сказать, что они вели сражение организованно, ибо наскакивали на волков в заранее намеченном порядке, который вносил смятение в ряды противника, всякий раз позволяя одному из троллей напасть на какого-нибудь из волков сбоку, в то время как другой тролль отвлекал внимание зверя. Однако это было зрелище из тех, которые послужили источником множества наших жутких историй про троллей.

Некоторые тролли вскакивали на спину обезумевших волков; крепко обхватив сильными ступнями волчье брюхо и надёжно уцепившись руками за уши, они, как наездники, пускались вскачь на воющем от страха, убегающем звере. Возможно, именно такое зрелище дало начало страшным мифам о троллях, скачущих по ночному лесу верхом на воющих волках. В этих преданиях тролли и волки выступают как товарищи, заключившие свой союз ради ужасных злодеяний, суть которых скрывается в этих сказках под туманными намёками. Моё же приключение в пустоши скорее свидетельствует о том, что между волками и троллями идёт борьба не на жизнь, а на смерть и что бегущий волк, на спине у которого скачет тролль, спасается бегством с поля боя.

Если бы не тролли, я вряд ли имел бы сейчас возможность описать увиденное, так как без них не пережил бы этой ночи, но все страсти на том ещё не закончились. Когда волки наконец дрогнули, тролли внезапно исчезли, точно по мановению волшебной палочки. Они опять словно сквозь землю провалились, и я остался один лицом к лицу со стаей хоть и побитых, но рассвирепевших волков, вполне способных напасть на одинокого путника.





Выстрел в ночи


Анри оторвался от чтения о приключениях Арсена Састрафена на пустоши возле Блоксберга в 1728 году и с трудом перевёл дух. Ведь Анри не просто читал, но одновременно переводил эту историю не знавшему французского языка Гудвину.

— Вот видите, месье Гудвин! Тролли помогли месье Састрафену в борьбе с волками. Я уверен, что тролли совсем не такие плохие, я это вижу по глазам Боффина!

— Ну, может быть, ты и прав, Анри. Однако у нас в Комптон Бассете многие люди пострадали, оттого что были обмануты грустными глазами троллей. Всякий раз, когда люди им верили, тролли пользовались нашей слабостью, чтобы напугать людей пуще прежнего! Как знать, может быть, они совсем не потому сражались с волками, что хотели защитить месье Састрафена! И ведь потом они бросили его на произвол судьбы, не так ли? Почему они вдруг так внезапно исчезли?

Анри вновь взялся за большую книгу и стал читать дальше рассказ Састрафена.



Волки быстро поднялись на ноги и собрались вместе для нового нападения. На этот раз они так рассвирепели, что совсем забыли о страхе. Они уже не стали ждать, чтобы вожак прыгнул первым. Всей стаей они двинулись на меня. Рыча и пригнув к земле оскаленные морды, сверкая во тьме белыми зубами, они наступали со всех сторон. Когда я обернулся назад, чтобы отогнать наступающих волков, один из них выбрал момент, чтобы прыгнуть на меня сбоку. Я почувствовал, как тёплая струйка побежала по левой руке, волк прокусил мне её сквозь плащ, и когда я обернулся к нему лицом, то глаза в глаза встретился с его горящим взглядом. Из его глотки вырвалось ужасающее рычание, и у меня на миг остановилось дыхание от боли, когда я почувствовал, как его клыки все глубже вонзаются в мою руку.

Тогда я изо всех сил ткнул в него ножом. Я услышал, как волк тяжело застонал. Он разжал зубы, упал на землю и отполз в сторону. Левая рука у меня отяжелела, и, с усилием поднимая фонарь, я чувствовал, как из раны струится тёплая кровь. Первое нападение я отразил, но волк оставил на мне свою отметину, а в дикой природе раненое животное становится лёгкой добычей. Я увидел, как остальные волки повели носами, — они почуяли мою кровь и поняли, что я ранен. Рычание вдруг прекратилось, и наступила внезапная тишина, свист ветра был единственным звуком, который доносился до моего слуха. Я посмотрел в их глаза и увидел, что в них совсем не осталось страха, они только примеривались, как удобнее всего меня прикончить. Окружённый со всех сторон, я приготовился к последней схватке.

Но в этот миг раздался страшный грохот и я почувствовал острый запах пороха. Глаза волков замигали, и я увидел, что в них вновь поселились сомнения и страх. И тотчас же в стаю волков градом полетели горячие угли. Многих они задели, опалив шерсть. Тут их страх перешёл в панический ужас, и с громким воем волки кинулись врассыпную, словно пыль на ветру, и в следующий миг исчезли из виду! Я остался один во мраке. Вдруг раздался громкий, но спокойный голос:

«Вы целы?»

Передо мной появился рослый мужчина, вышедший на свет моего фонаря. В одной руке у него было длинное, заряжающееся с дула ружьё, из которого ещё поднимался дымок, в другой он держал железное ведро с пылающими углями. Он был опоясан кожаным ремнём грубой выделки, второй ремень, надетый через плечо, протянулся наискось до пояса. За поясом у него было заткнуто три здоровенных ножа. У одного было плоское лезвие, у другого зубчатое, а третий был круглый и острый, как шило. Лицо у незнакомца было словно высечено из гранита, и его обрамляли густые чёрные волосы и борода. Вид этого гиганта в слабом свете моего фонаря был устрашающим, но никогда ещё я не чувствовал при появлении человека такого облегчения, как тогда на Блоксбергской пустоши.

«Ничего серьёзного со мной не случилось, — ответил я, — но вы появились в самый последний момент. Вы меня выручили. Не думаю, что я ещё долго мог бы отбиваться от волков. Я весьма обязан вам, сударь. Вы спасли мне жизнь».

«Можете не благодарить меня, — коротко ответил незнакомец. — И вы ничем мне не обязаны. Я отправился сразу, как только услышал вой волков. На этой пустоши они по-особенному воют, преследуя заблудившегося в темноте человека. Но я боялся, что опоздаю. Должно быть, вы не знакомы с этой местностью и не позаботились о том, чтобы засветло вернуться в деревню. Пустошь полна опасностей, и никто из здешних не станет бродить по ней после наступления темноты».

«Однако же вы отправились тёмной ночью мне на помощь!» — ответил я, хотя это скорее был не ответ, а вопрос.

«Я живу на пустоши. Я знаю тех существ, которые водятся тут. А они знают меня!»

Он говорил грубоватым, но обыденным тоном. В этом охотнике сразу виден был человек, который умеет за себя постоять. Волков он не боится, но знает ли он троллей?

«Час уже поздний, — сказал он. — И ваша рука кровоточит. Нам нельзя тут долго задерживаться. Волки скоро вернутся, а здесь водятся ещё и другие существа, которые тоже выходят на охоту. Надо скорее уходить отсюда!»

По голосу охотника я понял, что он не шутит, и мы тотчас же двинулись в путь. Охотник привык ходить по этой местности, он шёл широким, размашистым шагом, не обращая внимания на неровности почвы. Мне пришлось напрячь все силы, чтобы поспевать за ним. Разговаривать на ходу было невозможно. Мы оба тяжело дышали, и нам приходилось всё время внимательно смотреть под ноги. И всё же в обществе охотника мне было спокойнее. Пережитый только что ужас словно бы отодвинулся в прошлое и казался уже ненастоящим, как будто его и не было. Но, прошагав с полчаса, я почувствовал, что происходит что-то странное. Я шёл позади охотника, стараясь ступать за ним след в след, как вдруг кто-то потыкал мне в спину. С удивлённым восклицанием я обернулся, но позади никого не было видно.

«Что там случилось?» — спросил охотник. Он тоже остановился.

«Вы не поверите, — сказал я, — но я только что совершенно явственно почувствовал, что кто-то тычет мне в спину».

«Не обращайте внимания, — сказал охотник. — Это наверняка ещё повторится, но не придавайте этому никакого значения».

Я попытался не обращать внимания, хотя странные вещи случались по дороге ещё несколько раз. Один раз я отчётливо ощутил, что кто-то дунул мне в шею с одной стороны, но когда я дотронулся до этого места рукой, мне почудилось, что кто-то, засмеявшись, шепнул мне что-то на ухо с другой стороны. Другой раз, сунув руку в карман, я ощутил там ещё чью-то руку, но не успел я опомниться, как она оттуда исчезла, а вместе с ней и огниво.

Наконец после доброго часа пути я завидел впереди слабый свет, и вскоре мы подошли к маленькой хижине, сложенной из толстых брёвен. Охотник пригласил меня в дом, это было его жилище. В большом очаге горел приветливый огонь, и в хижине было уютно и тепло. Я был обессилен, и перед глазами у меня все кружилось, поэтому я тотчас же, как вошёл, опустился в кресло, накрытое роскошной оленьей шкурой. Но я обратил внимание, что охотник, прежде чем сесть, сперва запер тяжёлую дверь на замок и для надёжности ещё закрыл на задвижку.

«Дайте взглянуть на вашу рану, — сказал он. — Её нужно промыть и перевязать, а то как бы она не воспалилась».

Повесив над огнём котелок, охотник заварил какие-то травы. Затем он приготовил с ними повязку и наложил на мою рану. Повязка была тёплой и душистой, и через несколько дней рана быстро зажила, почти не оставив следов, так что его лечение пошло мне впрок. Я переписал рецепт в свою книгу о целебных и колдовских травах.

Перевязав меня, охотник приготовил простой, но вкусный ужин, и, после того как мы поели, я наконец-то приступил к нему с вопросами, которые меня уже давно волновали.

«Сегодня вечером я повстречал на пустоши не только волков», — заговорил я, глядя ему в глаза, и сразу же заметил, что эти слова его заинтересовали.

«На пустоши можно повстречать много разного зверья, — сказал он уклончиво, — в особенности после наступления темноты».

«Те звери, которых я встретил там, вступили в схватку с волками. И я думаю, что при первой стычке они спасли мне жизнь! Но хотя я видел их очень отчётливо, я не могу сказать, что это были за звери, так как никогда раньше не видел похожих созданий, а я повидал много удивительных существ, о которых другие люди в большинстве своём даже не подозревают».

Тут охотник взглянул мне прямо в глаза.

«Вы видели троллей», — сказал он. Это звучало скорее как утверждение, чем как вопрос.

«Да», — ответил я. Некоторое время мы помолчали. Я понял, что охотник кое-что знает о троллях, и сгорал от любопытства, но мне пришлось вооружиться терпением, так как сегодня он, казалось, был не в настроении рассказывать о троллях.

«Уже поздно», — сказал он и проводил меня в отдельную каморку, предназначенную для гостей. Как и все в его домике, она была обставлена просто, но удобно. Перед тем как пожелать мне доброй ночи, охотник сказал:

«Ночью вы, вероятно, услышите разные незнакомые звуки. Особенно из-за двери, но не обращайте на них внимания. Ни одна душа и ни одно создание не войдёт в мой дом без моего приглашения».

В тот вечер мы уже больше не разговаривали, а сразу легли спать. Немного спустя я снова услышал уханье, доносившееся с пустоши. Потом кто-то царапался под дверью, словно хотел забраться в дом. Потом как будто кто-то поскрёбся в окно, и один раз, когда я выглянул, прижавшись лицом к стеклу, мне почудилось, будто за ним показались чьи-то глаза и я встретился взглядом с кем-то, кто заглядывал ко мне в комнату. Однако за окном стояла непроглядная темень, и я подумал, что мне это могло просто померещиться. Наконец меня одолела усталость, и я заснул беспокойным сном.

Наутро я, однако, проснулся, чувствуя себя отдохнувшим и хорошо выспавшимся. В этой хижине да под оленьей шкурой спалось хорошо и сладко. Охотник был уже на ногах, и в очаге у него горел весёлый огонь.

«Доброе утро! — встретил он меня. — К сожалению, я ничего не могу вам предложить, кроме скромного завтрака — домашнего хлеба и вяленого мяса».

«Доброе утро! — сказал и я. — Эту ночь я провёл под вашей кровлей, пользуясь вашим гостеприимством. Если ваш завтрак может сравниться с постелью, которую вы предоставляете своим гостям, то это будет царское угощение. Однако же есть кое-что, что волнует меня гораздо больше, чем завтрак. Я никогда не забуду того, что пережил нынче ночью на пустоши, и если вы можете рассказать мне то, что послужило бы объяснением этих событий, я бы позавтракал с гораздо большим аппетитом!»

«Вы правы, — согласился охотник. — Я расскажу вам то, что знаю о пустоши и о троллях, а уж там вы сами решите, объясняет ли это то, что случилось с вами нынешней ночью».

И охотник начал свой рассказ, а я изложу его повесть так, как я её запомнил.





Охотник с пустоши




Охотника звали Вальтером Шмидтом, он получил эти охотничьи угодья в ленное пользование от саксонского герцога. Герцог имел право охотиться на пустоши, но редко сюда наезжал. Однако он хотел получать к столу здешнюю дичь, потому что фазаны и зайцы из окрестностей Блоксберга славились на всю Германию своим тонким вкусом. Поэтому герцог построил посреди пустоши бревенчатый домик, чтобы поселить там ленного охотника. Но много лет подряд те охотники, которые соглашались принять этот лён, очень скоро от него отказывались. А некоторые даже сбегали без всякого объяснения.

А Вальтер Шмидт, не в пример остальным, хорошо прижился на пустоши. Впоследствии он рассказал мне, что ездил со своим отцом в восточные земли и десять лет учился охотничьему ремеслу в самом глухом медвежьем углу России. В бескрайних русских лесах Вальтер научился переживать суровые русские зимы в одиночестве, отрезанный от цивилизации. Он ходил на охоту по глубокому снегу, днюя и ночуя под открытым небом в самый трескучий мороз, пока преследовал раненого зверя. Не раз он один на один встречался с русскими медведями, которые не терпят присутствия человека на своей территории. Я думаю, что годы, проведённые в России, настолько закалили его смолоду, что те вещи, с которыми он столкнулся в окрестностях Блоксберга, хотя имели совершенно иную природу, уже не могли его испугать. После десяти лет в русских лесах он соскучился по открытым ландшафтам и снова вернулся в Германию. У герцога как раз оказалось незанятым место ленного охотника, и Вальтер тут же вызвался на эту должность. Он не стремился к человеческому обществу, и городская жизнь его совершенно не привлекала, зато после долгой жизни среди высоких деревьев глухих чащоб ему сразу приглянулся открытый простор здешней местности, и следующие восемь лет он провёл там совсем один в бревенчатом домике посреди пустоши.

В тот день, когда Вальтер Шмидт прибыл в свой будущий дом, а именно 31 октября лета Господня 1720 года, его предшественник, у которого он должен был принять лён, уже сидел на вещах и не мог дождаться, чтобы как можно скорее удрать оттуда подальше, К недоумению Вальтера, прежний охотник бормотал что-то непонятное, что он, дескать, ни за что не согласился бы остаться тут ещё одну ночь, особенно сегодня! Однако, прежде чем шагнуть за порог, он напоследок всё же обернулся в дверях и дал Вальтеру добрый совет. Он сказал, что самое лучшее — хорошенько запирать на ночь дверь! С этими словами старый охотник вышел из хижины и припустил оттуда рысцой, словно за ним гнались черти!

Вальтер подумал, что прежний охотник скорее всего свихнулся от одиночества, и не стал принимать его слова всерьёз. Так как это был для Вальтера первый день в необжитом доме, то он до самого вечера был занят устройством на новом месте. Не потому, что у него было с собой много вещей, которые нужно расставлять по местам. Все добро, которое он принёс с собой в новое жилище, поместилось у него в заплечном мешке. Кроме одежды, которая была на нём, у Вальтера был ещё особый охотничий костюм, целиком сшитый из оленьей кожи, два длинноствольных ружья и шесть русских охотничьих ножей (три из которых я уже имел случай увидеть в первый же вечер), полевой фонарь, Библия, простой набор кухонных принадлежностей, кое-какие инструменты и коллекция красивых фигурок и домашней утвари, которые он сам за прошедшие годы вырезал из кости, да ещё огниво и оленьи рога.

Весь этот скарб недолго было расставить по местам, но, прежде чем это сделать, Вальтер много времени потратил на то, чтобы подмести пол и прибраться в доме. Там была страшная грязь и беспорядок. Горшки и миски валялись немытые, а золу из очага, похоже было, не выгребали уже много месяцев, дрова на улице были брошены кое-как, а крыша дровяника протекала, так что не было даже сухой растопки. Весь день с утра до вечера Вальтер приводил в порядок своё жилище и думать забыл о том, какой совет ему дал старый охотник.

Скоро выяснилось, что это было большой ошибкой, потому что с наступлением темноты начали происходить странные вещи. Пока было светло, Вальтер часто поглядывал в окошко и радовался, что на много миль кругом перед ним расстилался открытый простор. Но едва темнота сгустилась настолько, что в ней можно было уже с трудом различить очертания местности, как начало твориться что-то загадочное. За стенами разгулялся ветер, как это часто бывает на пустоши к ночи. Но после многих лет лесного безмолвия Вальтеру нравилось слушать его завывание, и он несколько раз выходил на порог, чтобы подставить лицо свежему ветру. Поэтому он не запирал дверь. Внезапно налетел особенно сильный порыв, и дверь неожиданно распахнулась настежь. Вальтер не обратил на это особого внимания, а просто затворил дверь и только проследил, чтобы она защёлкнулась. Но едва он повернулся к двери спиной, как снова подул ветер и дверь опять распахнулась! На этот раз Валътер её хорошо защёлкнул. Он уже подумал, что надо будет поменять замок. Но как ни смотрел, не обнаружил, чтобы он был сломан.

Теперь уж он закрыл дверь очень тщательно и несколько раз подёргал за ручку, чтобы убедиться, что она не распахнётся от ветра. Однако не прошло и нескольких минут, как все повторилось снова. Тут уж Валътер почувствовал, что ему надоело всё время закрывать дверь, и он на всякий случай задвинул ещё и щеколду. Немного спустя он услышал, как ветер ломится в дверь, и ему показалось, что он давит на неё все сильней и сильней, хотя порывы его ослабели. Через небольшой промежуток времени Валътер вдруг услышал страшный грохот в дровяном сарае. Он выскочил на крыльцо. Все дрова, которые он сегодня аккуратно сложил, были опять разбросаны. Тут Валътер заподозрил неладное: никогда ещё он не видел такого, чтобы ветер разбросал поленницу дров! Однако в темноте невозможно было укладывать дрова, так что он оставил все как есть и ушёл в дом. В следующий миг дверь опять отворилась, но Валътер ещё не отошёл от порога и сквозь щёлку увидел чьи-то тонкие смуглые пальцы, которые открывали дверь. Тут уж он понял, что кто-то решил над ним подшутить!

Он снова затворил дверь и на этот раз припёр её стулом, чтобы не так легко было открыть. Затем схватил одно из своих ружей, засунул за кушак парочку ножей и спрятался напротив двери в кладовке. В ней было оконце, которое приоткрывалось на щёлку. Валътер убрал крючки и открыл его во всю ширь. Затем вылез в окно и очутился на заднем дворе.

Отбежав немного от хижины, он обошёл её с другой стороны и под покровом тьмы стал подбираться к крыльцу. Приблизившись, он лёг на землю и пополз по-пластунски, как делал в русских лесах, когда подкрадывался к чуткому зверю. Приподняв голову, он поглядел на дом и увидел там таких зверей, каких никогда ещё не встречал, охотясь в лесу.

Под дверью его хижины расположилась целая стайка маленьких круглых созданий. У них были кругленькие тельца, большие головы, руки и ступни и длинные хвосты с кисточкой на конце. Они энергично жестикулировали, объясняя что-то друг другу, и, навалившись на дверь изо всех сил, старались её отворить. Дверь с каждым разом понемногу поддавалась их натиску, но было заметно, что они не могут понять, почему им на этот раз так трудно её открыть. Недолго думая, Вальтер вскочил и бегом бросился к хижине. Он успел подбежать к троллям совсем близко, прежде чем они его заметили. Большинство, издав вопль, бросилось врассыпную, но Валътер успел распахнуть дверь и одновременно сильным пинком втолкнуть через порог одного тролля. Другой рукой он сумел схватить за шкирку второго и тоже швырнуть его внутрь дома. Затем он вошёл сам и запер дверь на щеколду.

Оба тролля с растерянным видом сидели на полу, но тут дверь загрохотала под ударами чьих-то кулаков. Остальные тролли вернулись назад выручать своих товарищей! Но с Вальтером Шмидтом шутки плохи, это я точно знаю; всякий, кто встречался с ним, понимал это с первого взгляда. Что именно тогда произошло, я могу только гадать, основываясь на кратком рассказе Вальтера об этих событиях. Он схватил обоих троллей, по одному в каждую руку, и хорошенько встряхнул, недвусмысленно объяснив им, чтобы они больше даже не пытались с ним шалить. Бедные тролли совсем поникли, повесили уши и вид у них сделался очень печальный. Затем он усадил их на пол, и они смирно выслушали все поучения Вальтера, который внушал им, чтобы впредь они вели себя прилично в окрестностях его дома. Затем он их поднял, распахнул дверь и выставил за порог, где их ждали товарищи, громко рявкнув, чтобы они все убирались и не мешали ему спать! Не знаю уж, поняли тролли, что им сказал Вальтер, или нет; вообще вопрос о том, могут ли тролли понимать человеческую речь, по-прежнему остаётся открытым, но Вальтер одновременно вытянул руку, показывая, чтобы они шли прочь от дома, а уж это они, несомненно, способны были понять! Во всяком случае, как говорит Вальтер, тролли удалились, не поднимая лишнего шума.


— Уфф! Ну и охотник! Бедняжки тролли! — прервал Гудвин мальчика. — Как послушаешь, поневоле подумаешь, что Вальтер Шмидт состоит в родстве с нашей миссис Хоукс из Комптон Бассета! Она так же ловко расправляется с троллями.

Анри засмеялся:

— Да, но ведь это, наверное, доказывает, что на них можно найти управу. И мне кажется, что с ними даже можно подружиться.

— Может быть, ты и прав, Анри! Поживём — увидим. А сейчас давай скорей читать дальше! Прошло уже несколько часов после ухода Кастанака, и скоро он может вернуться.




Пленники башни


Анри продолжил чтение.



После целого дня пути и вечерней кутерьмы с троллями Вальтер Шмидт очень устал и в день приезда на новое место рано лёг спать. Однако, прежде чем лечь, он повесил одно ружьё возле входной двери, а второе у дверей в спальне. Ножи висели на ремне, который лежал рядом с кроватью. К такому порядку его приучила жизнь в русских лесах среди диких зверей, где никогда нельзя знать, в какую минуту тебе понадобится оружие. Но чего Вальтер не знал, так это того, что 31 октября в той местности, где он теперь поселился, — совершенно особенный день и уж тем более ночь.

Вальтер уже начал засыпать, когда услышал, что кто-то тихонько стучится в дверь. Сначала он подумал, что это просто ветер раскачал что-то, но после небольшой паузы стук повторился, на этот раз более настойчиво, словно у стучавшего лопнуло терпение. Вальтер встал, взял свой пояс с ножами и зарядил ружьё пулей и порохом. Затем он подошёл к двери. В неё снова настойчиво постучали. Теперь уже не могло быть сомнения, что там кто-то есть. Вальтер отодвинул щеколду и приоткрыл дверь на щёлку, высунув в неё ружьё. За порогом стояла убогая старушонка со страхолюдным лицом и почти беззубым ртом. По виду ей было лет триста.

«Милый охотник, — просипела старушка, — я проделала длинный путь и заблудилась на пустоши. Не согласишься ли ты приютить меня, старую, на ночь? Тут так холодно, и ветер продувает меня насквозь».

Вальтеру Шмидту показалось очень странным, что такая ветхая старушка одна бродит среди ночи по пустоши, да и вид у неё был очень уж необычный. Платье на ней так истрепалось, что казалось, вот-вот расползётся по швам, оно было похоже на серую паутину, как будто все краски с него смылись и выцвели. Сама старушка была такая тощая и костлявая, что казалось, остался один скелет, который чудом на чём-то держится, не разваливаясь. Хотя всё это показалось Вальтеру очень странным, он не мог отказать старому человеку в ночлеге. Но прежде чем впустить её в дом, он всё же спросил, откуда она идёт.

«С востока», — только и ответила посетительница, и Вальтер опять удивился, потому что в той стороне не было ни города, ни деревни, до которой можно добраться за один день пути.

Тогда он спросил её, куда она идёт и какими судьбами забрела в эти места.

«Я ищу новое жильё, — сказала она, хватая его своей костлявой серой рукой за рубашку. Заглядывая в глаза, она зашептала: — В этих поисках я брожу по пустоши уже не один год и все никак не найду покойного пристанища. Впусти меня в дом, добрый охотник, а то я такая лёгонькая, что боюсь, как бы меня не сдуло ветром».

Услышав это, Вальтер удивился ещё больше и решил, что бабуся, должно быть, помешанная. Но все равно ему было стыдно не впустить её в дом. Поэтому он открыл дверь и впустил её, но едва она собралась переступить через порог, как случилась странная вещь. Из темноты один за другим выскочили тролли, и каждый держал в руке длинные ветки бузины, которые, несмотря на осень, были покрыты зелёными листьями. Тролли окружили старушку и заплясали вокруг неё, обмахивая её голову зелёными бузинными ветками. Тут её лицо вдруг ужасно исказилось и она замахала на них своими костлявыми руками, выкрикивая страшным голосом проклятия:

«Отстаньте от меня, злобные твари! Уберите эти гадкие ветки, я не могу их вынести. Если бы я только могла вонзить в вас ногти, я бы вас отравила ядом, от которого вы бы высохли и скукожились в маленькие трупики, которые сожрали бы муравьи!»

Страшные когти старухи так и тянулись, но не могли достать троллей. Тролли были слишком проворны и ловки и всё время умудрялись держаться от неё на безопасном расстоянии, а в нужный момент заслонялись бузинными ветками. Вальтер Шмидт хотел подскочить на помощь своей гостье, но тут она начала таять в воздухе и улетела, унесённая порывом ветра. Тролли все продолжали махать на неё ветками, и она туманной прядью, постепенно растворявшейся в воздухе, все быстрее понеслась прочь над пустошью. Тролли преследовали её, пока все не скрылись во тьме. Тут Вальтер понял, что старушка была не человеческого племени и что тролли почему-то спасли его, когда он уже собрался впустить её в дом.


— Вот видите, месье Гудвин! — воскликнул Анри. — Я уверен, что тролли довольно хорошие. Они спасли охотника от ведьмы, а месье Састрафена от волков. Может, они и любят пошалить, но в душе они друзья человека.

— Пошалить, говоришь… Да уж, это они любят! — сказал Гудвин. — Мне кажется, Анри, ты изображаешь троллей слишком уж хорошими, но в чём-то ты, возможно, и прав. В Комптон Бассете они серьёзных бед не наделали, но безобразничали так, что сил никаких нет, а сейчас, может быть, они…

И тут Гудвин остановился на полуслове, потому что Анри вдруг замер и прислушался.

— Что такое? — спросил Гудвин.

— По-моему, я слышал Гектора, — сказал Анри.

Они замерли без движения, и оба услышали Гектора. Его густой лай долетал в башню приглушённо, но сомнения не было: он предупреждал друзей, что Кастанак возвращается!

Гудвин молниеносно захлопнул книгу и поставил её на место в шкаф. Затем он запер дверцу, а затем… Затем он обнаружил, что ключа нет!

— Боффин! — воскликнул он. — Это, конечно же, Боффин незаметно утащил ключ! Что будем делать?

— Не волнуйтесь, месье Гудвин, — сказал Ан-ри. — Кастанак подумает, что шкаф запер Боффин и опять унёс ключ.

— Ну да, разумеется! Давай скорее уйдём отсюда, Анри!

Они побежали к балконной двери.

— В прошлый раз, когда я был здесь, я дождался, пока не услышал, что Кастанак отпирает внизу дверь, — прошептал Анри. Он осторожно, одним глазком выглянул на балкон. — Балкон виден с дорожки, так что Кастанак может заметить нас, когда мы будем перелезать на дерево.

«… если мы перелезем на дерево», — подумал про себя Гудвин, взглянув на толстую ветку, по которой они перебрались на балкон. Ветка была очень высоко.

— Послушай, Анри! — шёпотом заговорил Гудвин. — А как ты тогда перебрался на дерево?

— Очень просто! — так же тихо ответил Анри, показывая пальцем, куда он встал. — Я встал ногами на балюстраду и ухватил ветку за тоненький кончик, чтобы удержать равновесие. Потом я схватил большую ветку обеими руками и оттолкнулся ногами, чтобы с размаху уцепиться ими за ветку. — Анри обернулся к Гудвину. — А дальше все уже легче лёгкого!.. — Тут Анри умолк и вытаращился на Гудвина: — Ой, как же так, месье Гудвин! Я не знаю, сможете ли вы?

— Нет, Анри… У меня так не получится. Мне ни за что не перебраться на эту ветку.

— Но месье Гудвин! Ведь Кастанак сейчас будет тут! Как же нам выбраться? — Голос Анри, обыкновенно звучавший так оптимистично, сейчас упал и стал испуганным.

— Ты перелезешь на ветку, как тогда, — спокойно произнёс Гудвин. — А мне придётся остаться в доме и выбираться отсюда каким-нибудь другим путём.

— Нет, месье Гудвин! Если вы не можете уйти, то я останусь тут с вами!

— Ты отважный мальчуган и верный друг, — ласково сказал Гудвин, похлопав его по плечу. Верность Анри его совсем растрогала. — Но послушай, Анри, что я тебе скажу. Уж я не пропаду. Чего только не было в моей жизни, так что как-нибудь справлюсь и с Кастанаком. А если ты не спустишься к Бомстафу, он не будет знать, что с нами случилось. Скажи ему, что если я не выйду из башни до утра, тогда он может постучаться к Кастанаку. И скажи ему, чтобы он в таком случае взял с собой Гектора. Я попробую спрятаться где-нибудь в доме. Может быть, я спрячусь наверху, в обсерватории, и пережду там, пока Кастанак снова не выйдет из дома. Тогда я, наверное, выйду через парадную дверь. Для человека моего сложения это гораздо более подходящий выход!

— Но месье Гудвин! Мне кажется, в доме нет такого места, где вы могли бы спрятаться. Боффин мог спрятаться в обсерватории только потому, что он перескакивал с одного места на другое. А чтобы там спрятался такой большой человек, как вы, нужно какое-то волшебство!

Гудвин невольно улыбнулся, услышав то, что говорит Анри про его размеры. И тут вдруг на него снизошло озарение:

— Волшебство, говоришь? Знаешь, Анри, волшебное средство, кажется, лежит у меня в кармане!

В этот миг снизу послышался скрип ключа в замке, Кастанак уже отпирал дверь.

— Ну, беги, Анри! И скажи Бомстафу, чтобы он подождал до завтра, прежде чем что-то предпринимать. Скорее! Прыгай на ветку!

Гудвин поддержал мальчика, когда тот встал обеими ногами на балюстраду. Анри ловко схватился руками и ногами за ветку, быстро дополз по ней до ствола и соскочил на землю.

Гудвин вернулся в лабораторию и приготовился к встрече с волшебником Кастанаком.




Встреча с Кастанаком


Гудвин быстро взбежал по лестнице в обсерваторию. Искать место, где спрятаться, или испытать своё волшебное средство? Он огляделся в обсерватории. Возле дальней стены он краем глаза заметил какую-то тень, показавшуюся из-за шкафа и прошмыгнувшую за большой телескоп. Боффин!

Гудвин понял, что у него мало шансов спрятаться в обсерватории и переждать здесь, пока Кастанак не надумает снова уйти из дома, особенно когда тут прячется ещё и Боффин. Гудвин так напрягал мысли, что даже в мозгах скрипело, и наконец принял решение. Он объехал полсвета в поисках Кастанака. И теперь надо рискнуть — либо пан, либо пропал! Он снова спустился в лабораторию и сел в кресло, которое стояло в углу возле лестницы, ведущей на кухню.

Ждать пришлось недолго. Кастанак немного повозился на кухне, а затем Гудвин услышал его шаги на лестнице. Кастанак поднимался наверх, бормоча что-то себе под нос. Похоже, у него было неважное настроение. Поднявшись в лабораторию, он направился к большому столу. Он стоял спиной к Гудвину, который замер в своём углу, как мышь. Кастанак взял в руки одну за другой несколько бутылок и внимательно посмотрел их на свет, поворачивая то одной, тодругой стороной. Затем он подошёл к большому шкафу, но вместо того, чтобы отпереть замок, опустил руки и вздохнул. Очевидно, он подумал, что шкаф заперт, а ключ утащил Боффин.

— Эй, Боффин! Где тытам, побитая молью швабра! Куда тызапропастился? — загремел на всю башню голос Кастанака. — Кастанак сердится! Сейчас же тащи сюда ключ!

— Шкаф не заперт, — послышался за спиной Кастанака спокойный, доброжелательный голос.

Не ожидавший ничего подобного волшебник так и подпрыгнул с перепугу и тут же быстро обернулся к Гудвину.

— Кто вы такой? — спросил он. Гудвин заметил, что голос волшебника немного дрожит. — Как вы сюда попали? Ваше счастье, что вы сидите на стуле…

— А не то бы я разлетелся на мелкие черепки, когда вы заколдуете меня и я превращусь в фарфоровый чайник? Вы это хотели сказать? — с невинным видом спросил Гудвин.

Кастанак был ошарашен.

— Чего-чего? — промямлил он.

Он хотел опять рявкнуть на Гудвина громовым голосом, но растерялся, когда понял, что тот наперёд знает, что он может сказать. Но волшебник быстро взял себя в руки.

— Как вы сюда вошли? И как вам удалось отпереть шкаф? — спросил он снова.

— Да что тут особенного! — небрежно бросил Гудвин. — Применил немножко магии. Вы же сами, кажется, ей не чужды?

Гудвин подумал, что это была прекрасная мысль — сказать, будто бы он вошёл в башню с помощью магических средств. Блефуя таким образом, он рассчитывал вести разговор с Кастанаком на равных и выиграть словесную схватку с колдуном. Но его слова произвели на Кастанака совершенно неожиданное действие! От злости у волшебника оттопырилась борода, и хотя по его лицу было заметно, что он нервничает, его выражение так же ясно говорило о том, что волшебник не на шутку разъярился. Кастанак выпрямился и медленно поднял свои длинные тонкие руки. Чёрный плащ свободно висел у него на плечах, и чародей всё больше становился похож на громадную птицу, которая прямо на глазах все росла, и росла, и росла! Высокая синяя шляпа Кастанака встала перед глазами Гудвина, как вершина горы, и волшебник заговорил грозным голосом:

— Если это чёрная магия и вы пришли сюда, чтобы похитить мои знания и поставить их на службу тёмных сил, то берегитесь! Гнев Кастанака ужасен! Знайте, что я использую всю свою силу, чтобы защитить великие книги. Клянусь моим именем! Я, Кастанак-Бернар-Лионель Састрафен, говорю вам, что буду до последнего отстаивать наследие моих предков и их дело!

Гудвин так и остался с раскрытым ртом, не в состоянии вымолвить ни слова. Такого он никак не ожидал, но разъярённый Кастанак по-прежнему высился перед ним, обрушивая на него свой гнев. Тень волшебника, казалось, затмила весь свет, и Гудвин чувствовал себя так, словно его загнали в мышиную норку, где он стиснут со всех сторон стенами. Но как раз в этот миг на шкаф зашмыгнуло какое-то маленькое проворное существо, пробежало вдоль него, пока не очутилось над головой Кастанака, и сорвало с его головы высокую шляпу. После этого существо одним прыжком соскочило со шкафа на лестницу и со шляпой в руке скатилось вниз по перилам.

— Боффин! — От злости глаза Кастанака сощурились и превратились в узкие щёлочки. — Это уж слишком, Боффин! Я превращу тебя в грелку для чайника! Ты же знаешь, что моя сила не действует без шляпы!

Кастанак вдруг словно бы стал меньше ростом. Куда только девался его грозный вид! Гудвин ничего не мог поделать с собой, ему стало просто смешно. Грозный волшебник был обезоружен — вернее сказать, обесшляплен — маленьким троллем в самый ответственный момент! Но Гудвин постарался не показывать, как это его насмешило, потому что сейчас его занимало то, что только что сказал Кастанак. Он едва мог поверить, что не ослышался.

— Неужели вы хотите сказать… — запинаясь выговорил Гудвин. — Вы хотите сказать… Как, вы сказали, звучит ваше имя?

— Кастанак-Бернар-Лионель Састрафен, — важно ответил Кастанак. Он старался сохранить достоинство, несмотря на потрясение, испытанное от потери шляпы.

— Вот это да! — воскликнул Гудвин. — В таком случае я должен вам кое-что объяснить, как, впрочем, и вы мне, со своей стороны, тоже!

— Что всё это значит? — спросил Кастанак. Гнев его, судя по всему, немного остыл после того, как Боффин утащил шляпу.

— Лучше уж я все сразу объясню, — начал Гудвин. — Но позвольте мне сначала сказать, что я не занимаюсь чёрной магией и пришёл не для того, чтобы похитить ваши знания. Можете об этом не беспокоиться. По-видимому, вы приходитесь родственником некоего Арсена Састрафена. Если бы я это знал, то пришёл бы к вам, постучавшись в дверь, вместо того чтобы залезать по дереву на балкон. Я должен перед вами извиниться, месье Састрафен!

— Гм-гм! — проворчал Кастанак. — Забудем об этом. Да, Арсен Састрафен — мой прапрадедушка. Но я был бы вам очень обязан, если бы вы любезно объяснили мне, почему вы оказались в моей лаборатории и откуда вам известен мой прапрадедушка.

— С величайшим удовольствием, — сказал Гуд-вин. — Но сначала, уж извините меня, я на минуточку выйду. Дело в том, что во дворе меня ждут двое моих друзей, которые, как мне кажется, за меня беспокоятся. К тому же, насколько я знаю, им бы ужасно хотелось знать, о чём мы с вами говорим, да они и сами могут дополнить эту историю.

— Я все меньше и меньше понимаю, о чём идёт речь, — нетерпеливо вставил Кастанак. — И пока вы не скажете мне, как вы тут очутились, я, наверное, ничего не смогу понять.

— Ну что вы! Уверяю вас, всё станет ясно, как только мы с друзьями расскажем вам всю историю. Слушайте, что я придумал! А не согласитесь ли вы принять наше приглашение и отобедать с нами в трактирчике у дороги? Мы там остановились, и там хорошо кормят. Тогда мы спокойно, никуда не торопясь, объясним вам все, и вы узнаете, что к чему.

Немного подумав, Кастанак ответил:

— Я совсем не понимаю, какое отношение вся эта история может иметь ко мне и моей работе, и при сложившихся обстоятельствах у меня нет лишнего времени, чтобы тратить его неизвестно на что. Но вы пробудили моё любопытство, и, кроме того, во всём этом кроется какая-то тайна. Вообще-то я никуда не выхожу из дому и совершенно не горю желанием вести разговоры в трактире, где их может подслушать любой желающий. Я должен соблюдать большую осторожность! Давайте уж лучше пригласим ваших друзей ко мне и приходите через два часа после наступления темноты. Тут мы можем поговорить спокойно.

Гудвин кивнул и попрощался с Кастанаком.

Выйдя из башни, он, насвистывая, пошёл по тропинке и вскоре повстречал Бомстафа и Анри. Они не могли поверить своим глазам, увидя Гудвина, который, руки в брюки, неторопливой походкой шёл им навстречу, насвистывая и не замечая ничего вокруг, погруженный в глубокомысленные размышления.

— Как же ты оттуда выбрался? Не околдовал ли он тебя часом? Эй! Ты нас узнаешь? — набросились они на него с вопросами, перебивая друг друга, а Гектор стал прыгать на Гудвина, стараясь лизнуть его в лицо.

— Выбраться? — удивился Гудвин. — Ну, это была не проблема! Мы немного поговорили с Кастанаком, обсудили кое-какие вопросы, и он пригласил нас всех на чашку чаю сегодня вечером, — бросил он через плечо, устремив свои стопы в направлении трактира. Бомстаф и Анри, приготовившиеся к тому, что им придётся брать штурмом башню и спасать Гудвина, посмотрели друг на друга, да так и остались с разинутыми ртами.

— На чашку чаю в башню! Для того чтобы превратить вас в фарфоровые чайники! — добавил от себя Кастанак-попугай.




Вечерняя встреча в Башне


Точно в назначенное время, ровно через два часа после наступления темноты, в дверь башни постучали. В окнах не видно было ни огонька, в башне Кастанака только в лаборатории горели масляные лампы. Со стеариновой свечой в руке волшебник спустился вниз и отворил тяжёлую дверь. Он ожидал троих гостей: Гудвина и двоих его друзей, он думал, что это будут такие же взрослые люди, как Гудвин. Выглянув за порог, Кастанак немного удивился. Но предстояли ещё другие неожиданности! Впереди стоял черноволосый мальчик с необычайно живой рожицей.

— Бонсуар, месье Кастанак! — сказал он и вежливо протянул руку. — Спасибо, что разрешили мне ещё раз прийти!

— Ещё раз? — удивился Кастанак. Ему показалось, что он никогда ещё не встречал этого мальчика, и это, кстати, соответствовало действительности, но не стал допытываться, что значило «ещё раз». Этот день перевернул для него все с ног на голову, так что он был в полном смятении и только надеялся, что кто-нибудь в конце концов объяснит ему, что к чему.

Следующим вошёл Гудвин:

— Добрый вечер, господин Кастанак! Очень приятно навестить вас, войдя через дверь! .

Кастанак безнадёжно вздохнул. Следом за Гудвином в дверь вошёл рослый, широкоплечий человек, курчавый и бородатый.

— Вечер добрый! — сказал он весело. — Я здесь у вас ещё никогда не был, так что с удовольствием посмотрю, как тут что!

— Да что вы! Неужели вы тут ещё не были! — с ироническим удивлением сказал Кастанак. — Я уж было решил, что чуть ли не весь Константинополь вместе с окрестностями перебывал у меня в башне без моего ведома. Приятно слышать, что есть ещё люди, которым я сам могу показать моё жилище!

Он высунул голову наружу, проверяя, нет ли там ещё кого-нибудь и можно ли закрывать дверь. Но тут, к удивлению волшебника, в башню с важным видом вошёл гигантский бладхаунд и вместе с ним, сидя на его голове, въехал красивый попугай с совершенно сказочным многоцветным оперением. Кастанак пристально посмотрел на попугая, который был поразительно похож на ту нахальную птицу, которая когда-то жила у него и которую он продал, потому что она очень мешала ему, раздражая дерзкими замечаниями. Едва въехав в дом, попугай повернулся к нему клювом и произнёс:

— Привет, старина! Как приятно вернуться в родной дом!

Кастанак онемел от изумления! Не было никакого сомнения, что это тот самый нахальный попугай, который когда-то жил у него. Но как он умудрился вернуться в Константинополь и найти дорогу в башню? Ведь он продал его в Марселе и никак не ожидал вновь встретиться с этой птицей. С глубоким вздохом Кастанак закрыл дверь. Он привык всегда знать больше, чем другие люди, но сейчас вообще ничего не мог понять. У него появилось столько вопросов, на которые он хотел бы получить ответ, что он в них совсем запутался.

— Пойдёмте наверх, — пригласил волшебник своих гостей. — Думаю, нам лучше всего поговорить в моей лаборатории.



Просторная лаборатория показалась Гудвину и Анри совсем не такой, какой они видели её днём. Все её освещение состояло из трёх масляных ламп, их трепещущее пламя отбрасывало на стены длинные движущиеся тени. Таинственные жидкости на столе слабо переливались в темноте разными цветами, а когда они начинали пузыриться, то по стенам наперегонки с движущимися тенями перебегали разноцветные зайчики.

У Бомстафа мороз пробежал по коже. Гудвин и Анри рассказали ему о большой книге Арсена Састрафена. Гудвин объяснил ему также, что Кастанак был потомком Састрафена и никак не мог быть злым волшебником, а скорее всего был добрым. Ведь Кастанак только что объявил ему о готовности сделать все, чтобы отстоять своё знание в борьбе со злыми силами, то есть сказал то же самое, что писал в своей книге его прапрадедушка.

Но несмотря на всё это, Бомстаф не чувствовал себя уверенно. Как он сказал Гудвину, когда тот рассказал ему о своей встрече с Кастанаком, благородные мысли волшебника не вполне соответствовали тому факту, что он выпустил в Комптон Бассете троллей. Насколько им было известно, Кастанак поступил так, чтобы отомстить помещику за то, что тот вынудил Кастанака продать ему семена красных ив. Гудвин согласился, что с виду все так и есть, но прибавил, что на самом деле все часто бывает не так, как это выглядит внешне. Анри, разумеется, был убеждён, что тролли не такие уж плохие. Он считал, что жители Комптон Бассета могут с ними подружиться, если постараются, и что Кастанак только потому выпустил у них троллей, что хотел дать им пристанище. Гудвин в этом был не уверен, но в конце концов они согласились на том, что нужно ещё подождать, прежде чем делать окончательные выводы, поскольку если повезёт, то сегодня же вечером в башне Кастанака они узнают правду.

И вот они сидят в башне Кастанака, а перед ними в громадном старинном кресле восседает таинственный Кастанак. Худощавый волшебник совсем утонул в кресле с высокой спинкой, длинный синий плащ так свободно висел у него на плечах, что делал его похожим на привидение. Он сидел совершенно неподвижно, и на виду оставались только его костлявые руки с длинными пальцами и лицо; если бы не это, трудно было бы догадаться, что плащ скрывает живого человека. В тусклом свете резко проступал его орлиный нос и кустистые брови. Кастанак казался старым и усталым, но горящий и острый взор свидетельствовал о том, что он видит и слышит всё, что делается вокруг, и ничто не укроется от его пристального внимания.

Все молча замерли под внимательным взглядом волшебника. В призрачной атмосфере огромного помещения казалось неприличным нарушить молчание, но Гудвин пришёл сюда затем, чтобы поговорить с Кастанаком, так что в конце концов он откашлялся и заговорил:

— Дорогой господин Кастанак! Вы оказали нам исключительную любезность, пригласив к себе в этот вечер. Я обязан дать вам объяснения по поводу моего сегодняшнего проникновения в вашу башню через балконную дверь, но я уверен, что, узнав причину такого поведения, вы поймёте, что я не мог поступить иначе.

Кастанак едва шевельнулся и лишь еле заметным кивком показал Гудвину, что просит его продолжать.

— Мы с моим верным псом Гектором явились сюда за советом и помощью, господин Кастанак. Мы проделали очень, очень большое путешествие, чтобы разыскать вас, и по пути нашли добрых друзей в лице присутствующих здесь Анри и Бомстафа. — Гудвин сделал рукой жест в сторону своих друзей. — Без их помощи я бы до сих пор ещё сюда не добрался. К сожалению, у нас были основания полагать, что вы не захотите нам помочь, и потому мы решили сами поискать то, что нам нужно. Но тем не менее я могу, положа руку на сердце, заверить вас, что у нас не было намерения похищать ваши знания в области мистики и магии.

Кастанак выслушал это так же бесстрастно, как и всё остальное, но потом всё же кивнул и ответил:

— Все это по-прежнему звучит очень странно и ничего мне ещё не объяснило, но я привык к странным событиям и верю тому, что вы говорите. Я вижу, что вы люди добрые и честные. Но расскажите же мне наконец, о чём идёт речь, почему вы решили, что я могу вам помочь, и как вы меня разыскали!

Гудвин набрал в грудь побольше воздуху. Пришло время рассказать Кастанаку, зачем он к нему явился.

— Меня послали жители моей деревни за советом и помощью. Я родом из Англии и живу в маленькой деревне, которая называется Комптон Бассет.

Гудвин опасался этого момента, не зная, как волшебник примет такое известие, и Кастанак действительно вздрогнул при этих словах. Но когда он заговорил, голос его звучал не сердито, а только устало и задумчиво.

— Так вот оно что! — произнёс он веско. — Теперь кое-что для меня прояснилось. Теперь я понимаю, почему вы тогда сказали, что я тоже должен дать вам кое-какие объяснения. Возможно, вы правы. Поскольку вы приехали ко мне, я полагаю, что у жителей вашей деревни уже состоялось знакомство с троллями. Очевидно, что это неизбежно должно было когда-то произойти. Я расскажу вам, что сам знаю о троллях и почему они попали в вашу деревню. Но сперва я попрошу вас рассказать, как там у вас проявили себя тролли и как вы отыскали меня. Так я лучше пойму всё, что произошло. Но прежде всего я приготовлю чай, так как вижу, что встреча наша продлится ещё долго.

Кастанак спустился вниз, чтобы заварить чай, оставив друзей одних в лаборатории.

— Быть может, ты всё-таки был прав, — сказал Бомстаф Гудвину. — Может, он и не такой уж злодей. Он даже ни разу не заикнулся, что превратит нас в фарфоровые чайники!

— А их тут и без того немало, — с усмешкой заметил Анри.

Глазастый мальчик не терял времени даром и теперь показал пальцем на шкафы и полки. Там у Кастанака стояло целое собрание чайников всевозможных цветов и размеров.

— Ой-ой-ой! — сказал Бомстаф, вставая. — Надеюсь, что это не гости, которых он заколдовал. — Он старался говорить шутливо, но это не очень у него получилось.

— Сядь и сиди, — сказал попугай. — Тогда не разобьёшься, когда он превратит тебя в чайник!

Бомстаф вдруг пожалел, что они взяли с собой в гости попугая.




Колдуны и пасьянсы


Кастанак приготовил такой замечательный чай, какого трое друзей никогда в жизни не пробовали. У него был нежный запах, вызвавший у них мысли о далёких, прекрасных странах, а вкус его сразу согревал тело и душу дивным теплом летнего вечера. Бомстаф покосился на Кастанака, когда тот поднялся по лестнице с приготовленным чаем. Его очень интересовал вид чайника, но Кастанак приготовил чай в гигантском самоваре, и напиток не остывал в нём весь вечер, пока они разговаривали.

Сначала Гудвин рассказал историю о том, как он отправился в путь искать таинственного незнакомца. Время от времени он делал небольшую паузу, чтобы Кастанак мог вставить короткое объяснение. Гудвин рассказал, как жители Комптон Бассета посеяли семена ивы, которые помещик отобрал у Кастанака, и как из них с удивительной быстротой выросли деревья. Кастанак только вздохнул и покачал головой, вспоминая эти давние события.

— Ваш помещик — очень неразумный человек. Не надо было брать то, что не предназначалось для него. Все могло обернуться ещё гораздо хуже из-за его глупости.

Гудвин заметил, что Кастанак готов уже разгневаться при воспоминании о семенах ивы, поэтому он поспешил продолжить свою повесть. Следующее, что он рассказал, была история о том, как он с двумя другими жителями деревни несколько лет спустя наблюдал за Кастанаком и видел, как тот выпустил маленьких троллей на Грэмпс Хилле.

— Гмм, — проворчал Кастанак, нахмурив брови, но, к облегчению Гудвина, никак особенно не отреагировал, услышав, что они за ним шпионили.

Затем Гудвин рассказал о тех безобразиях, которые тролли учинили в доме помещика, и о том, как одна только миссис Хоукс оказалась способна справиться с ними, а потом — как жителям Комптон Бассета пришлось отказаться от своей затеи срубить ивы. Кастанак чуть улыбнулся в этой части рассказа, но выражение у него было немного озабоченное.

— От троллей часто бывает много хлопот, — сказал он. — И они правда могут сыграть с человеком злую шутку, но что касается вашего помещика, то я ему не сочувствую. Он сам виноват в том, что случилось.

Затем Гудвин рассказал, как доктор Пилбери предложил отыскать Кастанака и как на него пал выбор, когда жители деревни решили обратиться к волшебнику за советом и помощью. Дойдя до рассказа о человечке, которого он встретил на базаре в Глестонбери, Гудвин не стал пересказывать того, что коротышка сказал про Кастанака, но волшебник, как видно, и сам догадался, потому что заметил:

— Человек, которого вы встретили в Глестонбери, был, конечно, Спиррус-Заморыш. Спиррус даже родной матери не помог бы бесплатно. Наверняка он не сказал обо мне ничего хорошего. Он никогда ни о ком не скажет доброго слова, разве что если ему за это специально заплатят.

Затем Гудвин поведал, как в Пуле встретился с Бомстафом, и о том, как им случайно повезло с попугаем, про которого они сразу решили, что, до того как попасть к Бомстафу, он должен был принадлежать Кастанаку. Гудвин не упомянул только, что попугая назвали Кастанаком. Волшебник сказал:

— Так и есть. Когда-то этот попугай жил у меня. Конечно, найдётся много попугаев, похожих на него, но по нахальным замечаниям его ни с кем не спутаешь.

Кастанак строго посмотрел на попугая. Тот беспокойно зашевелился, почувствовав к себе пристальное внимание, но, разумеется, за очередной дерзкой репликой дело не стало.

— Перестань таращиться! — сказал попугай. — А то, как будешь много таращиться, так и останешься с выпученными глазами!

— М-да! — неодобрительно промычал Кастанак. — С тех пор как я в свой последний приезд продал его в Марселе, он ничуть не исправился. Но я продал его не торговцу, а пьяному моряку, от которого сильно несло ромом.

Анри и Бомстаф переглянулись. Теперь они поняли, откуда взялась одна из любимых фраз птицы! Кастанак продолжал:

— Должно быть, моряк по той или иной причине перепродал его торговцу. Этот попугай всегда был невероятным нахалом, но хуже всего, что он научился повторять всё, что слышал от меня. Мне надо быть очень, очень осторожным, ведь то, чем я занимаюсь, таит в себе большую опасность. Я решил, что не могу дольше держать у себя этого попугая. Он начинал болтать о чём угодно в самую неподходящую минуту.

Трое друзей закивали, соглашаясь. Им это было очень хорошо знакомо.

— Ты говоришь о вещах, которых не понимаешь! — заявил попугай и повернулся спиной к Кастанаку, который снова бросил на него строгий взгляд.

Затем Гудвин рассказал, как Анри разыскал мадам Патан, и о том, как они побывали у неё в доме.

— На первый взгляд мадам Патан может произвести устрашающее впечатление, — сказал Кастанак. Троим приятелям это показалось сильным преуменьшением. — Однако она не так уж страшна, как может показаться. Ну, есть в ней немножко ведьмовства, но только самую малость, а в общем-то она вполне безобидна. От одинокой жизни у неё, конечно, появились некоторые странности. Сейчас она больше всего увлечена разведением пауков, которые благодаря особым травам и некоторым приёмам чёрной магии достигают у неё необычайно больших размеров. Самых крупных из них следует остерегаться, но она так волнуется за них, чтобы с ними ничего не случилось, что у них просто нет возможности причинить кому-нибудь вред. Как вы правильно угадали, я действительно полгода жил у мадам Патан. Не самое приятное место, однако в тот момент мне по ряду причин очень подошло такое жильё. Я был вынужден остаться в Марселе, дожидаясь там прибытия одной особы, но мне не хотелось, чтобы кто-то узнал, что я там нахожусь. Кроме того, при мне были некоторые вещи, которые вызвали бы у людей нездоровое любопытство. Все соседи боялись мадам Патан и её пауков, поэтому за всё время почти никто не постучался в её дверь. И я спокойно прожил у неё полгода, никем не замеченный. Единственная трудность заключалась в том, что попугай невзлюбил пауков и всё время высказывал в их адрес нахальные замечания. В конце концов мне пришлось продать попугая, иначе мадам Патан, наверное, выставила бы меня на улицу.

После рассказа Кастанака Гудвин вкратце описал, как они приехали в Константинополь и как разыскали башню Кастанака. Затем он продолжал:

— Я понимаю, что мы поступили не очень вежливо, забравшись без приглашения к вам в дом через балконную дверь, но мы не были уверены, что вы согласитесь нам помочь. Кроме того, мы думали, что сможем найти ответы на свои вопросы в большой книге про троллей. Анри оказался гораздо находчивей меня, и он придумал, как нам узнать, куда Боффин запрятал ключ от шкафа.

Кастанак вопросительно приподнял брови. Он не разбирался в детях, так как своих у него не было. Поэтому он не представлял себе, каким образом Анри мог додуматься до правильного подхода к Боффину, тогда как у него самого это не получилось. Гудвин обратился к мальчику:

— Может быть, ты сам расскажешь, Анри, как ты отыскал ключ?

Мальчику не надо было повторять дважды. Слова посыпались из него как горох, и он быстро рассказал, что говорил попугай, как он сообразил, куда Боффин прячет ключ, и как воспользовался голубым слоником, чтобы отыскать банку из-под варенья. Во время рассказа у Кастанака от удивления все выше поднимались брови. Когда Анри закончил, Кастанак сказал, обращаясь к нему:

— У тебя зоркий глаз и острый, догадливый ум, мой мальчик. — И, с уважением кивнув ему, Кастанак немного помолчал. Бомстаф так и сиял от гордости за Анри, он облапил его за худенькие плечи и ласково потрепал своей могучей ручищей. Кастанак продолжал: — А я все прохлопал! Ведь я тоже слышал эти фразы от попугая, когда тот жил у меня, но никогда не обращал внимания на егослова. Все мои мысли были заняты старыми книгами, и я не замечал того, что было у меня перед носом. Мне ни разу не приходило в голову, что Боффин мог прятать ключ в банке от варенья и что сделанный из шифона слоник был его игрушкой. Я как-то наткнулся на него в обсерватории, рассеянно засунул в ящик стола и начисто про это забыл. Я никак не мог понять, отчего Боффин вдруг начал каверзничать больше обычного, а он, значит, соскучился по своей игрушке и думал, что я отнял её у него в наказание за проделки. Не задумываясь, я обращался с ним как с ребёнком, а не как с троллем, забыв, что он тролль. И хотя попугай всё время болтал про ключ, слона и банку варенья, я не сумел сложить два и два.

Помолчав немного, Кастанак устало заговорил дальше:

— Я старею, и голова моя слишком занята разными заботами, которые не дают мне покоя. Мир меняется, и в последние годы меня вызывают чаще, чем когда-либо, то туда, то сюда. Есть много мест, где людям требуется моя помощь, и ещё больше мест, где люди вторгаются туда, куда прежде никому не было доступа, кроме древних созданий и духов. Всё это может привести к ужасающим последствиям, и много бесценного может быть навеки утрачено. Остаётся ещё очень и очень много сделать, прежде чем будет выполнена главная задача моего существования, а ведь я последний из Састрафенов, последний в нашем роду, кому было заповедано судьбой совершить этот подвиг.

— Раскладывать пасьянсы! — торжественно вставил попугай. Он кончил чистить пёрышки и уже долгое время сидел молча, поэтому немудрёно, что ему наконец тоже захотелось вставить своё слово.

Кастанак только устало улыбнулся:

— Да, порой мне и самому кажется, что от меня будет ровно столько же пользы, если я займусь раскладыванием пасьянсов. Больно уж много дел накопилось на свете для такого старого человека, как я!

Кастанак помолчал, задумавшись над своими словами, затем сложил пальцы домиком и крепко зажмурился, сосредоточившись на том, что собирался сказать. Наконец он заговорил:

— Но довольно об этом. Вы пришли ко мне, чтобы узнать все про троллей, вам нужен мой совет и моя помощь. Знанием я могу с вами поделиться. А вот совет и помощь — это уже другой вопрос. Но чаще всего знание, если правильно им воспользоваться, оказывается наилучшей помощью. Давайте же я расскажу вам, как случилось, что тролли поселились на Грэмпс Хилле в Комптон Бассете, ибо дело было не совсем так, как вам кажется!




Призыв о помощи с пустоши близ горы Блоксберг


Арсен Састрафен был моим прапрадедом, и, как вы уже знаете, прочитав первые главы седьмого тома его большой книги о мистике и магии, он впервые побывал на Блоксбергской пустоши в 1728 году. Однажды вечером он заблудился на пустоши и вот тогда-то и повстречал троллей.

Неожиданная встреча с троллями — это, конечно, очень страшное событие, в особенности если ты раньше никогда их не видел, но тем не менее эта встреча оказалась для него большой удачей, ибо, несомненно, спасла ему жизнь. В ту ночь тамошние волки напали на его след, а это совсем не обыкновенные волки, какие встречаются в других краях. Мой прапрадедушка имел за плечами большой опыт и знал, как надо защищаться от волков, но в ту ночь это вряд ли бы его спасло. Если бы тролли не вступили в схватку с волками, он не выбрался бы оттуда живым!

— Однако, — возразил ему Гудвин, — согласно записям вашего прапрадедушки, тролли сначала ужасно его напугали и замучили всяческими каверзами. В сущности тролли затруднили его бегство от волков. А после, когда он был уже ранен, они воротились и снова чинили ему всякие неприятности.

— Да, — сказал Кастанак, кивая головой, — это как раз самое парадоксальное в поведении троллей. Они чинят людям всяческие козни и наносят своими проделками много вреда. Но в то же время, изучая троллей, я убедился, что они всегда защищают человека в борьбе с подлинно злыми силами. Но тролли думают только о настоящей минуте. Несмотря на то что моего прапрадедушку преследовали в ту ночь волки и ситуация складывалась угрожающе, возможно, не только для него, но также и для троллей, они не могли удержаться, чтобы не проделывать над ним свои штучки. Подозреваю, что прапрадедушка мог даже вступить с кем-то из них врукопашную, потому что они сами никогда не упустят такого случая. Их так и тянет приставать к человеку, и больше всего они любят дразнить людей и сыграть с ними какую-нибудь шутку. Но когда доходит до столкновения со злыми силами, тролли, по-моему, всегда будут на стороне человека.

Анри закивал. Кастанак ему все больше и больше нравился.

— Как только опасность миновала, они тотчас же принимаются за свои обычные штучки и начинают проказничать. Такими уж они уродились неисправимыми озорниками, но зла в них нет. Поверьте мне, уж я повидал на своём веку самых разных существ, которые действительно принадлежат к силам зла, и таких немало можно встретить в окрестностях Блоксберга. Возможно, судьбе было угодно поселить там троллей, потому что они оказались единственными существами, способными противостоять этим злым силам.

Кастанак сделал паузу. Он снова сомкнул веки, чтобы получше сосредоточиться. Зато Анри так вытаращил глаза, что они стали совсем круглыми. Хотя было уже очень поздно, мальчик совсем не хотел спать. Кастанак вновь открыл усталые вежды и продолжал:

— В книге моего прапрадедушки содержатся поразительные сообщения о троллях. Ради жителей Комптон Бассета я, наверное, обязан дать вам дочитать эту книгу, но пока мы с этим подождём. Сейчас я, пожалуй, лучше расскажу вам всё остальное о том, как тролли попали в Комптон Бассет.

— Да, — согласился Гудвин. — Мы очень ценим возможность прочесть книгу вашего прапрадедушки о троллях, но сейчас я бы предпочёл узнать, как они попали в Комптон Бассет.

Кастанак серьёзно кивнул и продолжил рассказ:

— Как бы то ни было, эта история в известном смысле начинается с моего прапрадедушки и его первого путешествия на Блоксберг. Эту часть истории я расскажу вам вкратце.

Мой прапрадед подружился на пустоши с охотником Вальтером Шмидтом. Ведь, по сути дела, именно Вальтер Шмидт спас моего прапрадеда он волков и приютил его на ночь. Прапрадед пробыл у Вальтера Шмидта более двух месяцев, изучая таинственных существ, обитавших в этой местности. Как вы узнаете, прочитав его большие книги, это было делом опасным. Мой прапрадед вёл наблюдения и за троллями, вместе с Вальтером Шмидтом он проник в глубокие подземные норы и ходы Блоксберга, где находится их жилище. Глубоко-глубоко в недрах горы они обнаружили сталактитовую пещеру, в которой можно видеть такие образования минералов, которые должны были возникнуть в изначальный период существования земли. В середине этой пещеры на одном из сталагмитов они увидели угольно-чёрный кристалл. Казалось, его поместил туда кто-то, как ювелир помещает в оправу драгоценный камень на перстне. В потолке пещеры как раз над кристаллом проходит глубокая трещина, которая пронизывает тело горы насквозь, выходя на её поверхность. Когда над этим отверстием оказывается луна, озаряя слабым светом чёрный кристалл, происходит нечто удивительное. Кристалл вспыхивает и, светясь голубым огнём, становится прозрачным и таким прекрасным, что невозможно оторвать глаз, пока не скроется лунный луч. В те ночи, когда луна поднимается точно над трещиной, все тролли собираются в этой подземной пещере. Когда кристалл вспыхивает огнём, они замирают, глядя на него. Мой прапрадед наблюдал это зрелище только один раз, и в его книге вы прочтёте о том, какие опасности ему пришлось преодолеть, чтобы присутствовать при этом удивительном зрелище. Но это уже особая история, на которой сегодня некогда останавливаться.

Мой прапрадед так и не установил, откуда появились тролли, — пришли ли они издалека или всегда жили в окрестностях Блоксберга. За всю жизнь он так и не разгадал тайну троллей. Вероятно, у него просто не нашлось времени для того, чтобы до конца изучить их историю и поведение. Возможно, он счёл троллей менее важным объектом, чем другие существа, изучением которых занимался. Тролли — очаровательные и в то же время небезопасные создания, но они представлялись ему менее важными по сравнению с теми существами, которые относятся к миру тьмы и потому представляют для человека наибольшую опасность. Я и сам всегда считал, что тролли не играют особенно важной роли в жизни нашего мира, однако события последних лет доказали, что это было ужасной ошибкой!

Года полтора тому назад я получил письмо из Блоксбергской пустоши, которое вызвало у меня глубочайшее беспокойство, заставив в тот же день отправиться в Германию. Праправнук Вальтера Шмидта и сейчас ещё живёт на пустоши, от него и было это письмо. Со времён прапрадедов их потомки продолжали поддерживать связь друг с другом, так что Альберт Шмидт знал, где меня найти. Много лет назад, когда я был ещё совсем молодым, я навестил Альберта в его родных краях, и хотя мы с тех пор уже много лет не встречались, я всегда рассчитывал когда-нибудь вновь повидаться с моим добрым другом. Но годы шли, а дел всё прибавлялось. Когда я получил это письмо, прошло уже много лет с тех пор, как мы в последний раз обменялись письмами. Поэтому я сперва страшно обрадовался. Но, вскрыв конверт и прочитав содержание, я был обеспокоен им более, чем какими-либо другими событиями в мире, о которых узнавал из других посланий. Аучше всего будет, наверное, прочитать вам это письмо. Оно поможет вам понять дальнейшие события.

Кастанак обратил свой взор на Анри:

— Ты проворный мальчик, мой друг. Там наверху стоит в шкафу кожаная папка с моей перепиской. Не мог бы ты мне её достать?

Анри кивнул и подбежал к шкафу. Он с большой осторожностью, стараясь ничего не повредить, взял нарядную папку с полки. Затем поднёс её Кастанаку. Волшебник пристально посмотрел в глаза мальчику, принимая из его рук папку, но Анри бесстрашно выдержал его взгляд.

— Спасибо! — сказал Кастанак, и в глазах его промелькнуло тёплое выражение. Затем он открыл папку и серьёзным голосом прочитал вслух письмо Альберта Шмидта:



Блоксбергская пустошь 20 сентября 1852 года

Любезный друг Кастанак!

К сожалению, я тебе долго не писал. Очень многое занимало мои мысли и не оставляло на это времени, и только сейчас я понял, что именно потому мне и следовало давно тебе написать. Остаётся только надеяться, что я не опоздал.

В последние годы жизнь пустоши изменилась. Почти все люди отсюда уехали, и даже на меня все чаще пытаются нападать волки.

Дорогой друг, я вижу, что отстал от жизни. Только вчера я начал понимать, что происходит вокруг. Впервые за несколько лет я поднялся на северный склон Блоксберга.

Вечные ивы вот-вот погибнут.

    Альберт




Сломя голову


Кастанак медленно опустил письмо Альберта. Взгляд у него сделался озабоченным и сердитым при мысли о событиях, происходивших много лет назад.

— Как уже сказано, я был глубоко обеспокоен письмом Альберта. Альберт Шмидт — истинный отпрыск своего прапрадеда. Он настоящий гигант и не боится ни одного существа на этой земле. Как и прапрадед, он в молодости занимался охотой на холодных, бескрайних просторах России, где хозяин леса — медведь. В конце концов он тоже устал от тесноты лесной чащи и вернулся на пустошь, которая окружает Блоксберг. Сейчас он живёт там на том же самом месте, где прежде стояла хижина Вальтера Шмидта, и, кажется, дом Альберта мало чем от неё отличается.

Все существа, населяющие пустошь, уважают и побаиваются Альберта. Даже волки опасаются к нему приближаться, потому что Альберт отважный охотник и встреча с ним может быть смертельной. Тролли его уважают и чуть ли не заключили с ним молчаливый союз, хотя и не могут совсем отказаться от своих дурацких проказ, которыми иногда дразнят его. Но самое удивительное, что даже ведьмам не удаётся произвести на него впечатления. Чаще всего он делает вид, будто просто их не замечает, а поскольку они не в состоянии его запугать, то и зла причинить ему не могут.

Когда я прочёл в письме, что волки пытаются нападать на Альберта, меня это очень обеспокоило. Это могло означать только одно: очевидно, волки и другие тёмные силы пустоши почувствовали, что настал их час. Дойдя до последнего замечания в письме Альберта, я внезапно понял, что все эти годы, пока мы вслед за нашими пращурами пытались разгадать тайну, связанную с Блоксбергом, мы были слепыми!

По мере того как двигалось вперёд его повествование, Кастанак все больше начинал горячиться. Борода и брови его растопорщились, на лбу пролегли глубокие морщины. Он поднялся с кресла и быстро заходил взад и вперёд по комнате, продолжая рассказывать. Он был так поглощён своими мыслями, что, казалось, забыл про слушателей.

— Слепцы! Все эти годы мы оставались слепцами! Мы изучали злые силы пустоши — волков и ведьм, воображая, что, поняв их, узнаем, как с ними бороться, когда настанет час. Но тут меня внезапно осенило, что все мы: и я, и Арсен Састрафен, и все мои предки — дали заманить себя в ловушку, в сети, расставленные ведьмами!

Ивы — вечные ивы, растущие на северном склоне Блоксберга, — погибают! Теряя время на волков и ведьм, то есть на злые силы, которые там были, мы совсем не обращали внимания на добрые силы Блоксберга и пустоши! А эти силы имели гораздо более важное значение, чем мы воображали, потому что они-то и сдерживали действие злых. Я вдруг понял, что вечные ивы защищают троллей, и туда, где растут ивы, никакое настоящее зло не может проникнуть. А тролли — это единственные существа, которых не могут запугать ведьмы и на которых не действуют ведьмовские чары, потому что тролли не думают о будущем, а думают только о том, что происходит сейчас. Поэтому тролли не подчиняются ни одному живому существу на земле и им никто не указ.

Ведьмы отвлекли наше внимание на себя и так одурачили нас. Наш интерес к ним не был для них опасен, а даже был им выгоден, так как позволял ещё легче нас обмануть. Они затаились, выжидая, когда наступит их время. Они выжидали момента, когда смогут уничтожить ивы, зная, что если умрут ивы, то дни троллей тоже будут сочтены.

Все эти мысли пронеслись у меня в голове, пока я читал письмо Альберта, и я внезапно почувствовал себя усталым стариком. Ведьмы достигли того, к чему стремились. Но я понимал, что должен сделать последнюю попытку, чтобы сохранить то, что ещё возможно спасти. Иначе весь мой труд и труд моих предков окажется напрасным. И я понимал, что сейчас дорог каждый час!

Поэтому я не стал терять ни минуты на дальнейшие размышления. Путь из Константинополя в Германию не близок, так что во время путешествия у меня ещё была возможность хорошенько обо всём подумать. Поэтому я схватил самую большую сумку и наполнил её всем, что, по моему разумению, могло пригодиться. Я не стал писать ответного письма Альберту Шмидту, полагая, что прибуду туда раньше, чем до него дошло бы моё послание.

И вот я отправился в путь. Мне никогда не забыть этого дня! Не прошло и часа после того, как я получил письмо Альберта, как я уже запирал за собой дверь башни. С утра до вечера я всё время был в пути, стараясь не останавливаться и ночью. Много ночей я провёл, трясясь по колдобинам разъезженных дорог, по которым лошади влекли мой экипаж. Мне оставалось только, уставясь в темноту за окном, предаваться моим мыслям и терзаться страхом, что не доеду вовремя. Однажды ночью, когда мы проезжали Венгрию, наш экипаж среди бездорожья остановила шайка лесных разбойников. Мой гнев был так ужасен, что я тотчас же вышел из кареты и им пришлось испытать на себе всю мощь Кастанака. Однако эта демонстрация, к сожалению, напугала и возниц, так что наутро в Братиславе они отказались везти меня дальше. Эта заминка задержала меня едва ли не больше, чем встреча с какими угодно разбойниками, однако, потратив целое утро на поиски, я всё же нашёл другую почтовую карету, отправлявшуюся в северном направлении.

Наконец после путешествия, которое показалось мне самым долгим и тяжёлым из всех, какие только бывали у меня в жизни, я прибыл в Германию, в Саксонскую землю. Однако в городе оказалось не так-то просто найти кучера, который согласился бы доставить меня на Блоксбергскую пустошь. В конце концов отыскался один, который согласился на это за солидную плату. Было уже далеко за полдень, а я знал, что любой возница повернёт назад, чтобы поспеть обратно в город до наступления темноты. И вот мы помчались во весь опор, направляясь в сторону пустоши. Я глядел в окно на столь хорошо знакомую мне местность, на изучение которой мои предки положили столько сил. Пустошь всегда была суровой и продуваемой всеми ветрами. Однако я сразу увидел, что многое тут изменилось в худшую сторону! Редкие домики, мимо которых мы проезжали, имели заброшенный и запущенный вид, нигде не видно было ни одной живой души. Вдалеке вздымался Блоксберг, и мне показалось, что склоны его ещё больше почернели против прежнего.

Но больше всего меня поразило, что во многих местах совсем исчез вереск, а сохранившаяся растительность казалась засохшей и точно спалённой пожаром. В прежние дни здесь всюду можно было видеть сотни зайцев, скакавших по вереску, нынче же лишь изредка мне попадался на глаза одинокий зайчишка, пугливо перебегавший из одной ямки в другую. Сейчас я сам воочию убеждался, что Альберт не преувеличивал, когда говорил в своём письме, что жизнь тут сильно изменилась. После долгого пути, который я проделал наедине со своими тревожными мыслями, и поездки по пустоши, во время которой я увидел, как сильно она изменилась, я прибыл в хижину Альберта в самом мрачном настроении.

Оставалось не больше часа до захода солнца, и возница даже не захотел подождать, пока я дойду до дома и постучусь в дверь.

— На вашем месте, — сказал он, — я бы сразу повернул назад. У хижины нежилой вид, а до захода солнца остался один час. Но решайте прямо сейчас, потому что я поворачиваю и поскачу назад во весь опор!

Я только усмехнулся на такое предложение: чтобы я, Кастанак-Бернар Састрафен, проделав путь в полторы тысячи миль, проехав на лошадях две недели, не вылезая из кареты ни днём ни ночью, теперь, добравшись до места, вдруг взял и вернулся! Я заплатил вознице и попрощался, затем направился к одинокой хижине Альберта Шмидта. Однако должен признать, что возница был прав. Вид у хижины и впрямь был нежилой и покинутый. Я постучался, и мои тревожные предчувствия подтвердились. Никто мне не отворил дверь, а обойдя вокруг дома и заглянув в оконца, я не только не обнаружил там никаких следов Альберта, но даже и того, что он был тут недавно. В очаге не горел огонь и далее не было видно углей. Нигде не вялилось мясо и не заметно было, чтобы здесь готовилась какая-то пища.

Я вернулся к двери, чтобы попытаться её открыть на тот случай, если Альберт не вернётся до ночи. Я отлично знал, что поступил очень неосторожно, отправившись к нему без предупреждения. Как я и ожидал, дверь оказалась надёжно заперта.

Я очутился один на дворе, до заката оставалось совсем немного времени, Альберта же и след простыл. Блоксбергская пустошь всегда была мрачной и неприветливой, но избушка Альберта неизменно казалась оазисом в пустыне. В его незатейливом доме раньше было тепло и уютно, но сейчас я не узнавал его: казалось, что дом утратил свою былую магию, и я начал тревожиться. Куда мог подеваться Альберт? Ведь он писал, что волки стали нападать на него. В нынешние времена даже для Альберта опасно было бродить по пустоши после наступления темноты.

При последнем проблеске дневного света я огляделся по сторонам в надежде увидеть возвращающегося с пустоши Альберта. Но нигде, сколько видит глаз, не заметно было никаких признаков движения. Я засветил фонарь, сел на скамейку, которую Альберт поставил у входа в хижину, и приготовился ждать.

Немного погодя кто-то завозился рядом под дверью. Я направил туда свет и увидел домашнюю мышь, которая сновала туда и сюда между двух щелей в бревенчатой кладке. Это зрелище немного согрело мне душу, ведь появление мыши показывало, что хоть что-тов окружении хижины ещё осталось таким, как раньше. Но, посветив под дверью, я разглядел и нечто другое, отчего кровь застыла у меня в жилах. Дверь была страшно изуродована, как будто кто-то изгрыз её громадными зубищами. Не могло быть никакого сомнения, что волки побывали на крыльце и пытались забраться в дом. В прежние времена ничего подобного не могло случиться — слишком они боялись Альберта. Я испугался за него ещё больше, чем прежде. Но, склонившись к порогу и разглядывая с фонариком дверь, я внезапно вздрогнул и мне стало не до рассуждений, так как на мою руку легла чужая ледяная рука и чей-то голос прошептал:

— В этом доме никто не живёт. Какой прок ждать под дверью, пойдём лучше со мной!




Мрачные новости


Бедный Анри! Он в такомнапряжении слушал рассказ Кастанака, что от ужаса у него волосы на затылке зашевелились. С другой стороны, и ему, и Гудвину с Бомстафом не терпелось услышать, что было дальше, но Кастанак отчего-то вдруг остановился и, казалось, о чём-то глубоко задумался. Анри кашлянул.

— Это была ведьма, месье Кастанак? — спросил он.

— Что? — встрепенулся Кастанак, чьи мысли были в эту минуту далеко. — Ах да! Да, конечно! Итак, ведьма дотронулась до моей руки своей ледяной ладонью и решила, что выманит меня с собой на пустошь. Это меня-то, Кастанака! Но скоро ей пришлось убедиться в обратном. Я обернулся и увидел у себя за спиной ведьму, которая уже приготовилась обхватить меня костлявыми руками. Она была пепельно-серая и почти прозрачная и улыбалась мне противной, лицемерной улыбкой. Но плохо же она знала Кастанака, если думала, что меня можно провести таким притворством! Я только повернулся к ней лицом и сказал…

— Здорово, красотка! Не хочешь ли поплясать? — вставил Кастанак. Попугай, конечно.

— Простите, что вы сказали? — переспросил растерявшийся от неожиданности Кастанак, однако он быстро взял себя в руки. — Ах, опять эта несносная птица! Ну, по правде говоря, так оно и было. Забыл вам сказать, что незадолго до того, как пришло письмо Альберта, я купил этого попугая. Мне ничего другого не оставалось, как взять его с собой в путешествие. Поэтому, когда я ждал на скамейке перед хижиной Альберта, он сидел у меня на плече. Поэтому он-то и ответил ведьме именно так, как вы только что слышали. Нелепость того, что он сказал, рассмешила меня, и я громко расхохотался. Этого было достаточно, чтобы развеять ведьмины чары. Но она ужасно разозлилась, замахала своими костлявыми руками и принялась кричать на меня и браниться.

— Да что же это делается! — заорала она. — Разве можно так разговаривать с пожилой женщиной? Ах ты наглая птица! Вот я тебе сейчас задам так, чтобы тебе неповадно было клюв разевать! Ну а вы, сударь! Зачем это вы надумали сюда явиться — один среди пустоши тёмной ночью? Вам придётся идти со мной, иначе вас съедят дикие волки! Пошли-пошли! Нечего тут прохлаждаться! Скоро явятся все мои сестрицы, и тогда вам волей-неволей придётся идти со мной!

Я приготовился к тому, чтобы вступить в неизбежную схватку с ведьмой. При мне были кое-какие вещицы, которые в руках Кастанака способны нагнать страху на нечисть. Но мне не пришлось пускать их в ход, потому что в этот миг за спиной у ведьмы раздался звучный, хорошо знакомый мне голос:

— Добрый вечер, бабушка! Не поздновато ли для такой пожилой женщины гулять по пустоши?

Это был Альберт Шмидт. Несмотря на большой рост и плотное сложение, он в лесу и в поле умеет передвигаться так бесшумно, что его не заметишь, пока он не подойдёт совсем близко. На нём был его охотничий костюм из оленьей кожи, но одежда вся была изодрана, как будто он побывал в схватке. У Альберта было много ран и ссадин, из которых шла кровь, но лицо его выражало уверенность и силу.

— Послушай-ка, бабушка! Что это ты вырядилась для прогулки в такое рваньё? Не боишься, что тебя продует на ветру? Хочешь, я дам тебе, из чего сшить плащ получше? На, держи! Это тебе подарок от Альберта Шмидта!

С этими словами Альберт схватил шкуру, которая висела у него через плечо, и кинул на руки ведьме. Та не успела и глазом моргнуть, как шкура упала на её согнутую руку. Аицо её исказилось гримасой несказанного ужаса, она открыла рот, чтобы крикнуть, но из её горла не вырвалось ни единого звука. На руки ей упала шкура одного из блоксбергских волков!

— Гляди, бабуся! Эта у меня не последняя! Передай всем остальным своим сестрицам, что Альберт Шмидт с удовольствием ещё сходит на охоту и всем им подарит по волчьей шкуре.

Тут Альберт скинул с плеча ещё две шкуры и бросил их наземь к ногам ведьмы. Старуха наконец пришла в себя от оцепенения. Она так поспешно отбросила накинутую на руку шкуру, словно та жгла ей кожу, и, завизжав, косолапой трусцой припустила прочь в дикую пустошь.

Я всегда знал, что Альберт — прекрасный охотник и бесстрашный человек, но в тот вечер даже я удивлялся, глядя на него. Он протянул мне свою широкую ладонь, и мы поздоровались. Прошло много лет, с тех пор как мы виделись.

— А вот и ты, друг Кастанак, — только и сказал он.

— Я выехал сразу же, едва получил твоё письмо, — ответил я. Он кивнул.

Затем мы вошли в хижину. Альберт тщательно запер дверь на все засовы. Потом он разжёг огонь в очаге и приготовил на ужин такое кушанье, вкуснее которого я нигде, кроме как у него в хижине, не пробовал. Он сам вялит и коптит мясные припасы, сам печёт хлеб и подаёт к нему горячий бузинный чай. Это просто изумительное угощение, в особенности когда сидишь в тёплой хижине, а за стеной гудит ветер. Ненадолго все почудилось таким, как в прежние времена, и мне кажется, что нам обоим вспомнились тогда былые вечера, когда мы вот так же сидели с ним за столом. Но мы оба хорошо понимали, что на пустоши начались перемены и ждать новых осталось недолго.

— Волки за последние годы совсем обнаглели, — сказал Альберт. — Недавно они начали по ночам возиться под дверью, пытаясь ворваться в дом. Вот я и решил, что пора дать им хороший урок!

Я не стал расспрашивать, в чём этот урок заключался. Три волчьи шкуры говорили сами за себя. Я понял, что Альберт устроил охоту на волков и что схватка была жестокой, но проигравшей стороной стали волки.

— Ну а как поживают тролли? — спросил я Альберта. — Приходят ли они по-прежнему на помощь человеку, когда на него нападают ведьмы и волки?

Альберт долго молчал, прежде чем ответить.

— Тролли что-то совсем зачахли! — произнёс он наконец. — Их осталось совсем немного, да и те, что ещё есть, плохо растут. Они сильно измельчали и почти не вылезают из своих нор в глубине Блоксберга, только иногда приходят, чтобы оплакивать гибнущие ивы. Я однажды наблюдал из засады на северном склоне, как они часами бродили среди засыхающих деревьев. Они ощупывают толстые стволы своими тонкими пальчиками и никак не могут понять, отчего дерево умерло.

По письму Альберта я уже догадался, что дела на пустоши обстоят плохо, но эта новость показалась мне совсем мрачной. На пустоши было нарушено природное равновесие, причём, быть может, безвозвратно. Возможно, я мог бы это предотвратить, если бы не был так слеп все эти годы! Все моё внимание было обращено на ведьм и волков и других удивительных созданий, которые обитают на Блоксбергской пустоши, но я забывал заняться теми существами, которые противостояли злым силам. Тролли производили такое легкомысленное впечатление из-за их вечных проказ и шалостей! Теперь я наконец понял, что тролли были гораздо важней, чем можно было подумать, судя по их смешной наружности и дурашливому поведению. Понял я и то, что необычные ивы, росшие на северном склоне Блоксберга, под которым находятся глубокие норы троллей, дают троллям жизненные силы. Эти ивы всегда казались старыми, но с годами они не менялись. Они не росли и не давали новых побегов. Поэтому мы называли их вековечными ивами, но теперь эти деревья умерли, а вместе с ними стали исчезать тролли. Если бы я не поддался наваждению, которым ослепили меня ведьмы, всё могло бы обернуться иначе и мы успели бы спасти ивы. Теперь же было похоже на то, что я уже опоздал. Оставался только один выход.

— Завтра ещё до рассвета нужно идти на Блоксберг, — сказал я, и Альберт Шмидт кивнул.




Норн под Блоксбергом


Наутро Альберт Шмидт разбудил меня ещё до рассвета. За окном было темно, а над пустошью завывал ветер. Альберт уже оделся в кожаный охотничий костюм и снарядился так, чтобы быть готовым к любым неожиданностям. Он опоясался широким ремнём, от которого через плечо наискось тянулся второй, потоньше, — это был в точности тот же наряд, который описал мой прапрадед Арсен Састрафен в своём рассказе о Вальтере Шмидте. За поясом у Альберта были заткнуты все шесть охотничьих ножей его пращура.

Мы вышли в предрассветный холод и побрели по пустоши. Спустя немного небо начало светлеть и на горизонте появилась розовая полоска, впереди замаячила чёрная громада Блоксберга. Когда рассвело, мы подошли к подножию горы. На вершину Блоксберга не проложено ни единой тропки, так как в нынешние времена никто из людей туда не ходит. Поэтому мы двинулись вокруг горы по её нижнему краю. Почва там неровная, то и дело на пути попадаются глубокие впадины и трещины. Требовалось порядочно времени, чтобы добраться до северного склона, но мы не останавливались по дороге и, когда обогнули гору, ещё было утро. Мы начали подниматься наверх. Нижняя часть горы — самая крутая, по склонам встречается много каменных осыпей, так что подъем довольно труден. Приблизительно через час мы преодолели самую крутую часть склона и вышли на выступающее террасой ровное плато, за которым гора вздымается вверх почти сплошной вертикальной стеной. Именно здесь и росли вековечные ивы, а за ними в скале находились те щели и трещины, которые образуют вход в пещеры троллей, уходящие далеко в самые недра горы.

На плато перед нами предстало плачевное зрелище. Вековечные ивы стояли с облетевшей листвой, вытянув к серому небу нагие ветви. Некогда крепкие стволы теперь позеленели, покрывшись лишайниками и грибницами. Несколько деревьев, в прежние времена таких твёрдых, что не поддавались ни одной пиле, уже повалились. Живы были только корни, судорожно вцепившиеся в землю, но трухлявая древесина уже догнивала и видно было, что скоро она истлеет совсем.

При виде жалкой гибели этих удивительных деревьев меня охватило горькое чувство и я невольно вспомнил то давнее время, когда увидел их впервые. В то время ивы были в точности такими, как их описал мой прапрадед Арсен Састрафен. Они быстро вырастают, достигая положенной высоты, и затем уже не меняются. О том, что случилось с ними сейчас, можно было только догадываться, но, как бы я ни гневался и ни огорчался, я понимал, что даже если узнать, какие именно злые силы привели к такой беде, от этого не будет никакого толку. Сейчас надо было спасать то, что ещё можно спасти!

Того, что я увидел, было довольно. Нигде не сохранилось ни одного зелёного листочка, так что оставалось очень мало надежды спасти деревья. Поэтому мы сразу направились в подземные пещеры искать там троллей. Протиснувшись в первую попавшуюся щель в отвесной скале, мы очутились в подземелье, и я зажёг свой фонарь. Чтобы не пугать троллей, я захватил с собой свечи, которые горели голубым пламенем. Наверное, вы замечали, что тролли очень любят все вещи голубого цвета, в особенности же голубой свет. Вероятно, по причине того, что большой кристалл начинает сиять голубым огнём, когда на него попадает лунный свет.

Гудвин и Бомстаф над этим раньше не задумывались, но Анри сразу же вспомнил:

— Ну конечно же! Наверное, поэтому Боффин так любит голубого слоника!

— Какого ещё голубого слона? — переспросил Кастанак. Он уже совсем забыл про шифонового слоника и очень заволновался. — Не помню никакого слона! А ведь такое животное нельзя не заметить в своём доме! Где он может быть?

— В банке варенья, — хором ответили Анри и попугай.

На лице Кастанака отразилось полное недоумение, но когда Анри объяснил ему, в чём дело, он успокоился.

— Ах вот что! — сказал он. — А я уже совсем забыл про шифоновую игрушку. Как-то я перестал замечать разные мелочи, хотя иногда они могут оказаться очень важными. Но позвольте мне продолжить!

Освещая себе дорогу голубым фонариком, мы двинулись в глубину горы, где были норы троллей.

Сначала нам пришлось проползать сквозь узкие щели и трещины. Часто они сужались так сильно, что, казалось, в них ни за что нельзя будет пролезть, но мы кое-как протискивались, и постепенно проходы сделались шире, а потолок выше. Наконец, продравшись сквозь особенно узкую щель, мы очутились в туннеле со сравнительно ровным полом и достаточно высоким потолком для того, чтобы можно было выпрямиться. Мы нашли один из ходов, которые вели к пещерам троллей в центре горы.

Я направлял луч фонарика перед собой, но в его слабом свете нам видно было лишь на несколько шагов вперёд. По сторонам были голые стены и больше ничего, не слышно было ни единого звука. Я вовсе не ожидал, что тролли выйдут нам навстречу стройными рядами, но всё же мне показалось странным, что, забравшись так далеко в глубь горы, мы ни разу не наткнулись на их след. В обычных условиях тролли очень чутко следят за приближением непрошеных гостей.

— По моим наблюдениям, тролли теперь редко выходят так далеко от своих нор, — сказал мне Альберт, вероятно догадавшись о том, что мне кажется странным, забравшись так далеко, ни разу не встретить на пути никаких признаков жизни. — За нынешний год я ни разу не встретил ни одного тролля под открытым небом, — продолжал Альберт. — Они совсем ушли в норы и не показываются на поверхности.

У меня была более страшная мысль, но я не стал спрашивать, когда Альберт в последний раз встречал хоть одного тролля.

Мы продолжали идти подземным коридором как можно быстрее. Вскоре он сделал резкий поворот, одновременно начав круто спускаться под уклон уступами, как будто там были грубо высеченные ступени, которые вели в глубь горы. Затем вдруг этот ход повернул в противоположную сторону, но спуск по-прежнему продолжался. Дальше путь шёл такими же изгибами, так что скоро уже стало трудно сказать, в каком направлении мы движемся. Мы старались следить за стенами по обе стороны коридора. Из записей прапрадедушки я знал, что скоро мы подойдём к небольшим отверстиям, ведущим в другие ходы. Для троллей такие маленькие щели очень удобны — они могут прошмыгнуть в них очень легко, зато человек или зверь может протиснуться в них только с большим трудом, так что если за троллями кто-нибудь гонится, то они всегда могут убежать от преследователя, быстро сворачивая из одного прохода в другой. Мы знали, что отверстия, ведущие в другие проходы, как правило, хорошо спрятаны и не сразу заметны, поэтому мы шли все медленнее и медленнее, чтобы не пройти нечаянно мимо. Я все ниже и ниже наклонялся к полу, чтобы посветить на стены, но думаю, что я всё равно не заметил бы отверстия, если бы мне в глаза вдруг не блеснуло отражение голубого света, вспыхнувшее в паре огромных глаз, которые смотрели на меня из бокового лаза. Отражение мелькнуло и через секунду пропало, но я, к своему облегчению, уже понял, что в горе ещё остались живые тролли!

На четвереньках мы заползли через найденную щель в следующий ход и продолжили наше странствие. Этот ход тоже всё время сворачивал то в одну, то в другую сторону, неуклонно спускаясь вниз. Через некоторое время мы снова начали искать отверстие в холодных стенах. И опять, сколько ни щупали, нашли его только благодаря отблеску света в паре глаз, которые с любопытством следили за нами. Этот туннель ещё круче спускался вниз, но, миновав очередной поворот, мы наконец вышли в одну из пещер. С потолка свисали длинные сталактиты и слышался равномерный звук медленно падающих капель, который эхо далеко разносило вокруг.

С другой стороны пещеры мы нашли ещё один туннель, по которому двинулись дальше, все больше и больше углубляясь в недра горы. Под Блоксбергом находится несчётное количество пещер, и я не могу с уверенностью сказать, сколько же мы миновали во время этого похода. Троллей мы больше не встречали, и я был очень обеспокоен тем, что они нас не дразнят.

В конце концов мы попали в такой низкий коридор, что ходить в нём во весь рост могли бы только тролли. Пройдя, нагнувшись, некоторое расстояние, мы увидели, что стены вокруг раздвинулись, и мы остановились. Как далёкая-далёкая музыка доносился до нас стеклянный перезвон капели, по которому мы поняли, что вышли в очень большую сталактитовую пещеру. Во тьме её широкого пространства этот звук напоминал звон жемчужин по стеклу. Капли в таких пещерах вызывают совершенно особенный звук, и ты словно бы слышишь музыку изначальных, первобытных времён. Но в тот день нам было не до того, чтобы наслаждаться пещерной музыкой.

Я погасил фонарь, и мы замерли на месте, выжидая, пока глаза привыкнут к слабому освещению подземелья. Постепенно мы начали различать широкое пространство пещеры, освещённое очень слабеньким голубым мерцанием, исходившим от многочисленных сталактитов. Вероятно, сияние чёрного кристалла, которое на протяжении тысячелетий озаряло эти камни, зажгло в них этот неугасимый голубой отсвет. Мы вступили в большую пещеру троллей.

Но даже в большой пещере троллей было совсем немного, и все они были совсем маленькие. Среди них не было ни одного ростом более одного фута. Они печально сидели среди сталактитов, опустив уши и обратив грустные глаза к середине пещеры, где стоял гигантский сталагмит с черным кристаллом. Но чёрного кристалла на нём не было, он исчез!




Осколок и семечко


В предместье Константинополя, в тускло освещённом помещении башни трое друзей, расположившись перед Кастанаком — Анри посередине, Гудвин и Бомстаф по краям, — слушали повесть волшебника. Гектор лежал у их ног и спал, по крайней мере вполглаза, а попугай чистил пёрышки, усевшись на него верхом. Главные треволнения были для них позади, и друзья успокоились, ведь всё обернулось для них гораздо лучше, чем они ожидали. Кастанак оказался исключительно порядочным волшебником и готов был поведать всё, что им нужно было узнать про лесных троллей. А между тем они погрустнели пуще прежнего! Они приехали сюда для того, чтобы узнать, как им справиться с троллями в Комптон Бассете, а ещё лучше, как бы их окончательно изгнать. Но, послушав Кастанака, они поняли, что тролли, оказывается, друзья человека, хотя дружить с ними и непросто. Поэтому было очень огорчительно услышать о том, как ведьмы Блоксберга в конце концов одолели троллей. Глаза Кастанака в темноте так и сверкали от гнева, в голосе слышалась еле сдерживаемая досада, но он продолжал свой рассказ:

— Ивы погибли, чёрный кристалл исчез, и осталось совсем немного троллей. Не было ни малейшего сомнения в том, что сила троллей сломлена и что они уже находятся на пути к полному вымиранию. Пройдёт немного времени, и исчезнут последние мелкорослые тролли. Я отлично понимал, что мой долг — попытаться их спасти, но всё говорило о том, что я уже опоздал. Что я мог поделать?

Я не мог оставаться в подземельях Блоксберга, чтобы защищать последних троллей, но даже если бы я на это решился и остался бы вдвоём с Альбертом, уже нельзя было с уверенностью сказать, сможем ли мы даже вдвоём противостоять могуществу ведьм, если только это они победили троллей! Не мог я и забрать отсюда маленьких троллей. Если прав Альберт, то они не вырастут без ив. Возможно, они вообще не выживут после гибели этих деревьев. В любом случае я ни за что не смогу их отловить, так как тролли, насколько я мог убедиться, необычайно пугливы и несравнимо проворней меня.

Я совсем не знал, как мне быть, но решил, раз уж мы с Альбертом сюда забрались, обследовать пещеру — вдруг тут найдётся что-нибудь, что нам поможет. Маленькие тролли уже не так спешили скрыться от человека, как бывало раньше. Повеся уши, они продолжали сидеть, сплетя длинные пальцы ног и зажав в кулачке пушистый кончик хвоста. Они вскакивали только в последний момент, когда мы подходили уже совсем близко. Обыкновенно от троллей нет никакого покоя, они замучивают людей своим озорством, но сейчас мне не хватало их проделок. Альберт несколько раз попытался поймать какого-нибудь тролля, но даже самые поскучневшие из них оказались быстрее его. Судя по всему, мы тут ничего не могли поделать.

Осмотрел я и большой сталагмит. Единственное, что сохранилось от чёрного кристалла, был голубой свет, слабо озарявший пещеру, и маленький осколочек, оставшийся на том месте, где раньше был большой кристалл. Осколок, очевидно, отломился от камня, когда кристалл выламывали из сталагмитового ложа. Как видно, для того, чтобы похитить оттуда магический камень, потребовалась невероятная сила или могучая чёрная магия, тем более что тролли наверняка защищали свой кристалл всеми силами. Маленькие тролли, оставшиеся в пещере, были, вероятно, единственными, кому удалось спастись бегством после ужасной битвы, которая произошла в подземелье и в которой тролли, по всей видимости, потерпели поражение. Маленьким троллям, наверное, удалось спрятаться, забившись в щели и трещины скалы, недоступные для других существ. Сейчас они вернулись в пещеру и нашли её опустевшей — большие тролли и кристалл пропали.

Я понял, что мы столкнулись с тёмными силами, против которых я был бессилен. И сколько я ни ломал голову, нигде не мог найти никакого проблеска надежды. Наконец мы с Альбертом отправились в обратный путь по подземным галереям. Переход был тяжкий, и за всё время мы не обменялись ни единым словом. Но, как гласит старинная пословица, пока есть жизнь, есть и надежда, хотя мы не сразу это осознали.

Как только мы выбрались из пещер на плато, где стояли погибшие ивы, несносный попугай принялся жаловаться, что он голоден. Он обзывал меня «негодным коком» и грозился, что в следующем же порту сойдёт на берег и не вернётся. Жалобы его были отчасти справедливы. Мысли мои были так заняты другими вещами, что я забыл захватить с собой семечек или ещё какого-нибудь корма для птицы, но, честно говоря, я был совсем не в настроении выслушивать болтовню попугая. Поэтому я сбросил его с плеча и сказал, чтобы он сам поискал себе что-нибудь поесть, если так голоден. И тут случилось нечто такое, что заставило меня пошире раскрыть глаза и дало мне некоторую надежду!

Попугай замахал крыльями и полетел, поднимаясь всё выше и выше, пока не приземлился на макушке самого высокого из погибших деревьев. Усевшись на ней, он начал что-то клевать. Что это было, мы снизу, конечно, не могли разобрать. Но это могли быть только семена. Семена ивы!

И тут-то передо мной вдруг мелькнул луч надежды! Вековечные ивы, раньше никогда не дававшие семян, на этот раз их дали, перед тем как умереть. Маленькие тролли, которые никак не могли сыграть значительной роли в сражении, происходившем в пещере, избежали преследования ведьм только из-за своего малого росточка. И наконец, от исчезнувшего, может быть, безвозвратно кристалла остался всё-таки маленький осколочек, застрявший в его постаменте. Если сложить все эти обстоятельства, то, возможно, всё-таки ещё оставалась слабая надежда спасти ивы и троллей.

Кастанак сделал паузу. По лицам Гудвина и Бомстафа было видно, какое большое впечатление на них произвела услышанная история, и они с нетерпением ждали, когда он расскажет, каким образом ему удалось спасти троллей. Все волшебники в душе немного тщеславны, и им доставляет удовольствие, когда это возможно, потомить своих слушателей. Кастанак не был исключением. Поэтому, дойдя до самого захватывающего момента, он на минуту умолк, чтобы насладиться напряжённым ожиданием публики. Но Анри опередил его, не дожидаясь, когда он продолжит.

— Ну да! — воскликнул он с жаром. — Попугай мог достать семена с вершины мёртвых деревьев, а если бы вы сумели сделать так, чтобы осколок кристалла начал светиться, то все тролли замерли бы на месте и тогда бы вы их поймали! А потом вы могли посеять семена ив в каком-нибудь другом месте и выпустить там троллей, чтобы они росли и стали опять большими!

— Да! — подтвердил Кастанак, улыбнувшись одними глазами мальчику, который помешал ему самому разрешить напряжение кульминационного момента. — Приблизительно так, как ты сказал. Я сам рассказал бы об этом немного пространнее, да и не всё получилось так гладко, но в целом ты прав, примерно так всё и было.

Когда мы вернулись в пещеру, обломок болыпо-го кристалла едва держался на прежнем месте, как будто его расшатали. Это показалось нам странным, ведь сохранился он тут, когда похищали магический камень, по той единственной причине, что застрял там очень прочно. Возможно, к тому, что нам удалось добыть этот осколок, были причастны силы белой магии.

Спустя несколько дней, в ночь полнолуния, мы снова вернулись в пещеру. Альберт вырезал из кости фигурку девушки, которая держит в одной руке кристалл, а в другой кисточку, как на хвосте тролля. Укрепив осколок кристалла в руке костяной фигурки, мы могли лучше управлять его светом. Рассчитывая, что свет осколка будет зачаровывать троллей, Альберт вложил ей в руку кисточку от хвоста тролля. Тролли очень любят свои кисточки, поэтому в руках эльфа она должна была служить знаком того, что фигурка имеет власть над троллями.

— Я слыхал об этой фигурке и знаю её по описаниям, — сказал Гудвин. — В Комптон Бассете рассказывали, что у вас была при себе такая фигурка, когда вы по приглашению помещика отправились в его дом. Но в этой истории говорится, что фигурка была серебряная, а не костяная.

— История, которую рассказывают в Комптон Бассете, не ошибается, — ответил Кастанак. — Путешествуя в поисках нового места, где могли бы найти пристанище тролли, я боялся, что фигурка нечаянно разобьётся или намокнет и осколок выпадет и потеряется. Поэтому я решил покрыть её серебром.

Приятели не заметили, как тонкая рука Кастанака нырнула в складки плаща, но тут он извлёк оттуда и показал им серебряную фигурку девушки-эльфа. Когда он поднял её на свет перед масляной лампой, камешек в руке девушки вспыхнул огнём. Кастанак сказал:

— Пойдёмте со мной наверх, я хочу вам кое-что показать.

Вслед за Кастанаком все поднялись по лестнице в обсерваторию. Когда они пришли, Кастанак взялся за громадную ручку и начал её крутить. Медленно и со скрипом одна половина округлой крыши отъехала, и над головой открылся тёмно-синий ночной небосвод. В полной тьме перед глазами появились тысячи звёзд, а посередине круглый диск полной луны.

— Теперь глядите, что будет дальше! — сказал Кастанак, ставя на стол под лунные лучи уже знакомую им маленькую серебряную фигурку. В следующий миг крошечный осколок камня в её руке занялся огоньком, затем немного засветился — и вдруг из него ударил яркий луч чудного голубого сияния. Этот свет был так прекрасен, что друзья не могли отвести глаз и все дружно подумали, что тёмно-синий цвет ночного неба всегда был их любимым цветом, хотя раньше им это не приходило в голову. Но тут, не дав им забыться под влиянием чарующего света волшебного кристалла, Кастанак вновь заговорил и вернул их на землю:

— А теперь замрите и подождите так минутку. Сейчас увидите, что будет!

Так и есть! Немного в стороне стоял ещё один стол, накотором были разложены звёздные карты Кастанака, и вдруг из-за его края показалась голова маленького тролля — Боффин! Его зоркие глаза на этот раз словно не замечали Кастанака и троих друзей, он был целиком поглощён созерцанием светящегося кристалла. Боффин медленно забрался на стол, не сводя глаз с голубого огня. Затем он уселся на край стола, свесив ноги, взял кончик своего хвоста и сложил руки, держа его за кисточку. После этого он застыл точно в трансе. Тут шёпотом заговорил Кастанак, и Гудвин почувствовал на себе острый взгляд волшебника.

— Когда свет полной луны падает на этот камешек, его голубое сияние зачаровывает троллей, как вы это видите сейчас. Эта фигурка — единственный, кроме большого чёрного кристалла, предмет, при помощи которого можно поймать троллей. Они замирают перед ним, и тогда поймать троллей так же просто, как будто ты собираешь спелые вишни. Я в долгу перед жителями Комптон Бассета, и потому обязан отдать им серебряную фигурку с осколком чёрного кристалла. Но теперь уже вам решать, как вы ею воспользуетесь!




Тролли и варенье


В ту ночь Гудвин почти не спал. Всё, что рассказал Кастанак, когда они сидели вечером у него в гостях, вертелось теперь в его голове. Сейчас Гудвин уже не мог с прежней уверенностью сказать, как будет правильнее всего поступить. Он объехал полмира, для того чтобы узнать, как избавиться от поселившихся в Комптон Бассете троллей, и даже получил ответ на этот вопрос. Много раз в ту ночь он развязывал кожаный мешочек, который вручил ему Кастанак, и задумчиво вынимал из него серебряную фигурку. Он вертел её в руках и разглядывал в бледном лунном свете, проникавшем в окно тесной каморки постоялого двора. Однако сейчас, найдя то, за чем он ездил, Гудвин так терзался сомнениями, как ещё никогда за всё время путешествия. Не разделяя восхищения, которое вызывали тролли у Анри, Гудвин чувствовал, что рассказ Кастанака произвёл на него сильное впечатление. Может быть, тролли и впрямь ведут своё происхождение от древнейших времён и действительно служат защитой против ведьм и чёрной магии. А если это так, то правильно ли поступят люди, если переловят их всех и прогонят из Комптон Бассета, который, быть может, остался сейчас единственным местом на земле, где ещё растут вековечные ивы?

Гудвин слышал сонное дыхание Анри у противоположной стены каморки, точнее говоря, слышал его в те краткие промежутки, когда на мгновение смолкали храп и сопение Бомстафа. Во сне Бомстаф издавал такие звуки, какие вылетают из кузнечных мехов, которыми раздувают огонь в горне.

Гудвин никак не мог забыть о том, что Анри считает троллей добрыми существами. У Анри было очень верное чутьё на хорошее и плохое, в чём Гудвин убедился за короткое время их знакомства. И потом, вина за появление троллей в Комптон Бассете, в конечном счёте, лежала на помещике. Гудвин ещё раз напомнил себе последнюю часть истории, рассказанной Кастанаком. Побывав в обсерватории, они оставили Боффина любоваться голубым огонем, а сами спустились вниз. Бомстаф никак не мог успокоиться от радости, что наконец-то и сам посмотрел на тролля.

— Нет, вы видели?! — взволнованно спрашивал он Гудвина и Анри, как будто они никогда раньше не видали лесного тролля или не заметили Боффина в обсерватории. — И хвост у него есть и все как полагается! А носище, носище-то какой! Ай да пострел! Хорошо, что они не водятся на корабле, а то такого бы натворили, что страшно даже подумать! — Но, судя по тому, как Бомстаф это говорил, он не исключал полностью такой возможности. Анри горячо кивал, он вообще был в восторге от такого предположения. Бомстаф с удовольствием ещё пообсуждал бы это событие, но ему пришлось обуздать свои восторги по поводу первого увиденного им тролля, потому что Кастанак приступил к продолжению рассказа:

— Спустя несколько дней настало полнолуние и мы, как уже сказано, снова отправились в большую пещеру под Блоксбергом. Альберт смастерил несколько клеток, и когда осколок кристалла загорелся в лунном свете, нам было нетрудно переловить всех троллей и посадить их в клетки. На обратном пути через пустошь случилось несколько удивительных происшествий, но это отдельная история, и мы отложим её до другого раза, хотя это, без сомнения, тоже имеет важное значение[4 - Рассказ о том, что случилось с Кастанаком и Альбертом Шмидтом в ту ночь на Блоксбергской пустоши, можно найти во втором томе «Борьба за ночные кристаллы»].

Накануне полнолуния мы насобирали ивовых семян. Мы обмотали сеткой обе лапы попугая, а к одной привязали бечёвку. Перед этим мы его не кормили, поэтому несносная птица прибыла на Блоксберг очень голодной и сразу же полетела на макушку ивового дерева. Усевшись там, она отвела душу и хорошенько нас выбранила, но голод заставил её скоро заняться поисками ивовых семян. Попугай, конечно, слопал немало драгоценных семян, но тут уж ничего нельзя было поделать. Много семян запуталось в сетке, и, дав попугаю попрыгать по деревьям, мы потянули его за бечёвку, и ему пришлось спуститься. Таким образом мы собрали семена вековечных ив. Вот так случилось, что даже эта негодная птица послужила для полезного дела. Говорят ведь, что существование любого создания чем-то оправдано, хотя насчёт попугая я всё-таки питаю некоторые сомнения.

На следующий же день после полнолуния мы, отловив троллей, снова пустились в путь, взяв клетки с троллями и мешочек с ивовыми семенами. Чтобы никто не видел троллей, я замотал клетки тряпицей и снимал её только тогда, когда никого не было рядом. Я боялся, как бы любопытные люди, увидев троллей, по глупости не причинили им вреда. Я держал путь на запад и переплыл через море в Англию. Поскольку между Англией и остальной Европой пролегла водная преграда, я рассчитывал отыскать там такое местечко, где тролли будут жить в безопасности.

Я и раньше слышал, что в Глестонбери происходит много мистического, и потому подумал, что это будет самое подходящее место для троллей. Туда-то я сперва и отправился. А в Глестонбери я встретил Спирруса. Мне нужен был помощник, а кроме него, я так сразу никого не нашёл, но я не доверял ему. Поэтому никогда не показывал ему троллей. В глубине леса я набрёл на заброшенную хижину и там выпустил троллей, а сам отправился дальше, чтобы подыскать им подходящее место. Во время одной такой вылазки я в страшную грозу забрёл случайно в Комптон Бассет. Дело было в Ночь Всех Святых, когда ведьмы собираются на шабаш. Надо было быть более осторожным!

Когда помещик позвал меня в свой дом и во что бы то ни стало пожелал завладеть чем-нибудь из вещей, которые я принёс, ивовые семена представляли для меня гораздо большую важность, чем серебряная фигурка, но этот пройдоха тотчас же об этом догадался. Он решил, что раз ивовые семена так важны для меня, то значит, они более ценны. Но не следует никогда забывать, что самые замечательные вещи на свете сразу теряют свою ценность, если ты отнимаешь их у другого человека, и зачастую превращаются в сущее наказание для того, кто их забрал себе. Так и произошло с помещиком из Комптон Бассета, когда он взял вещь, значение которой не мог оценить.

Вот так случилось, что последние семена вековечных ив были посеяны на Грэмпс Хилле в Комптон Бассете. Мне не оставалось ничего другого, как выждать, пока деревья достаточно подрастут, чтобы под ними могли жить и прятаться тролли. Для того чтобы тролли могли расти, я вынужден был выпустить их на Грэмпс Хилле. Поэтому я и вернулся через несколько лет с маленькими троллями, когда ивовая роща подросла настолько, чтобы тролли могли найти в ней пристанище. Я решил вернуться в Ночь Всех Святых, рассчитывая на то, что все обитатели деревни будут сидеть по домам и никто не помешает мне высадить троллей на Грэмпс Хилле. Поскольку в тот вечер опять разыгралась страшная непогода, я не ожидал, что кто-нибудь меня выследит.

Должен признаться, что я был страшно сердит на вашего помещика за все неприятности, которые он мне причинил. Мне стоило таких трудов спасти ивы и троллей, а тут вдруг он лишил меня возможности найти для троллей укромное место, где их существование осталось бы в тайне. Я был так зол и измучен, что меня очень порадовала мысль о тех неприятностях, которые из-за них придётся пережить помещику.

Прежде чем выпустить троллей, я принял решение оставить одного у себя, чтобы повнимательней его изучить. Особенно меня интересовал вопрос: могут ли люди и тролли достигнуть взаимопонимания? Как вы сами читали, этот вопрос чрезвычайно занимал моего прапрадеда. Ведь тролли спасли ему жизнь в 1728 году ночью на Блоксбергской пустоши, когда его преследовали волки, и с тех пор он считал, что тролли хотели ему помочь, хотя, совершив это доброе дело, они потом от души над ним подурачились. В компании троллей Боффин всегда держался немного в сторонке, и я обратил внимание, что он часто играет с разными вещицами, как ребёнок. Несколько раз, увидев, как я применяю разные предметы, он повторял за мной то, что я делал. Поэтому я решил оставить у себя Боффина, чтобы попытаться понять его и, если удастся, добиться его доверия.

Кастанак вздохнул с выражением крайней усталости.

— Не надо мне было за это браться! С тех пор работа моя замедлилась, потому что он всё время откалывал всякие штучки и что-нибудь портил, и мне так и не удалось ничего с ним добиться. Единственное открытие, которое я сделал, состоит, по-моему, в том, что тролли не растут, когда живут вдали от своих любимых ив. По крайней мере Боффин не вырос ни на один дюйм с тех пор, как я его взял, а судя по тому, что вы мне рассказали о троллях в Комптон Бассете, они сильно выросли с того времени, как я их там выпустил.

— Но, месье Кастанак, — вежливо обратился к нему Анри. — Ведь Боффин же хорошо понимает то, что ему говорят!

— Может быть, и так. Он умеет быть очень смышлёным, когда хочет. Кое-что он, определённо, понимает, но сколько он знает, точно сказать невозможно. Когда я впервые заподозрил, что он понимает некоторые мои слова, я поставил ряд опытов, пряча от него банку с вареньем — варенье он особенно любит. Затем я говорил ему, где стоит банка, сам незаметно следил, найдёт он её или нет. Оказалось, что он всякий раз её находит, значит, он знает название различных помещений и шкафов в башне, но понимает ли он, когда его просят что-нибудь сделать, я так и не выяснил. Можно сказать, что он делает всегда противоположное тому, что ему говорят, так что, может быть, это указывает на то, что он понимает человеческую речь.

— По-моему, с ним о многом можно договориться, — сказал вдруг Анри. — Мне кажется, я могу добиться, чтобы он вернул мне вашу шляпу и ключ от шкафа.

— А я думаю, что он докажет тебе обратное, мой мальчик! — не согласился с ним Кастанак. — Но если хочешь, то пробуй на здоровье, сколько тебе угодно!

— С удовольствием! — ответил Анри и вприпрыжку побежал наверх в обсерваторию.




Наследник волшебника


Трое друзей с Гектором и попугаем, а также корабль «Элинор» с командой пробыли в Константинополе почти целый месяц, и за это время Анри много дней провёл в башне Кастанака. Медленно, но верно у Анри налаживалась дружба с Боффином, и в конце концов он, как и обещал, добился от Боффина, что тот вернул назад и шляпу Кастанака, и ключ от его книжного шкафа. Завоевать доверие Боффина очень помогло то, что Анри с самого начала всегда держал под рукой банку с вареньем.

От Кастанака Анри узнал много такого, о чём он раньше даже не подозревал, и, чем больше он узнавал, тем лучше начинал понимать старого волшебника. Снова и снова Анри поражал своего наставника необыкновенными способностями к учению и сообразительностью. Кастанак очень быстро понял, что Анри одарён совершенно исключительными талантами — теми же, какими обладал он сам. Впервые за долгие-долгие годы старый волшебник почувствовал, что ему улыбнулось счастье, и встреча с этим мальчиком стала для него подарком судьбы. Ведя замкнутую жизнь и почти не встречаясь с другими людьми, а уж с детьми и подавно, он сам никогда не нашёл бы Анри. Ведь обыкновенно мы находим только то, что сами искали.

К занятиям с Анри Кастанак приступил осторожно. Он никогда не зазывал его в башню, дожидаясь, когда мальчик сам попросится в гости. И когда Анри спрашивал, нельзя ли ему снова прийти, Кастанак всегда отвечал:

— Приходи, пожалуйста, когда угодно, но только если тебе самому хочется.

Кастанак считал, что Гудвин и Бомстаф хотя и добрые люди, но никогда не смогут понять, для чего он выбрал предметом своих изысканий те таинственные и опасные знания, изучению которых он посвящал всё своё время. Поэтому волшебник думал, что они вряд ли могли бы понять, что Анри наделён особыми способностями, которые требуются для таких занятий. Собираясь обучить Анри магии и мистике, чтобы тот продолжил дело его жизни, он не рассчитывал на их одобрение.

Прошёл месяц, и все трое явились в башню Кастанака, чтобы попрощаться перед отъездом. Весенний ветер, дующий над Средиземным морем, переменил своё направление на восточное, возможно, в последний раз до наступления осени, и Бомстаф не мог больше откладывать возвращение в Англию. В последний раз перед отъездом друзья проводили вечерок в поместительной лаборатории Кастанака за чашечкой его волшебного чая. Все молчали, не зная, что сказать, чувствуя на себе пристальный взгляд хозяина. У Кастанака многое накипело на сердце, и он знал, что очень важные события будут зависеть от того, как гости отнесутся к тому, что он собирался им сказать.

Наконец Кастанак поднялся с кресла и подошёл к большому книжному шкафу. Он достал из него маленькую заплечную торбочку из колеи.

— Как я обещал вам, когда мы в первый раз тут встретились за чашкой чая, я предоставлю вам решать судьбу троллей. В этой торбочке хранится осколок чёрного кристалла, так что её содержимое по праву принадлежит вам.

Но не радуйтесь этому подарку! Осколок чёрного кристалла даёт своему обладателю определённую власть, а власть таит в себе опасность, во-первых, потому, что власть меняет человека, а во-вторых, потому, что другие, которые сами желают власти, будут преследовать её обладателя. Так что хорошенько подумайте, как вы её употребите!

Вы можете употребить её на то, чтобы поймать троллей, а можете не воспользоваться ею и позволить троллям спокойно жить в надежде на то, что ведьмы их не найдут. Возможно, вы даже воспользуетесь ею, чтобы помочь троллям.

В сумке содержится ещё несколько вещей, которые могут вам пригодиться, если в пути вам понадобится помощь, и тогда вас выручит магия старого волшебника.

Кастанак подошёл к ним, протягивая кожаную сумочку, но Бомстаф сказал:

— Мы с Анри только помогали Гудвину найти вас, месье Кастанак. Мы приняли участие в его предприятии, но мы не живём в Комптон Бассете. За помощью к вам ездил Гудвин, поэтому серебряная фигурка и сумка должны принадлежать ему.

Анри слушал напряжённый как тетива лука. Ему очень хотелось сказать, что не надо прогонять троллей из Комптон Бассета, но в глубине души он понимал, что Бомстаф прав. Сам он никогда не бывал в Комптон Бассете, да и вообще не видел Англии, поэтому у него не было права решать за обитателей этой деревни. Тяжёлая рука Бомстафа лежала на плече мальчика, и он знал, что не может ничего сказать.

Гудвин принял из рук Кастанака сумку, а затем вынул из неё мешочек с фигуркой. Она казалась такой маленькой безделушкой, а между тем они все уже видели, какую силу обретает эта вещь в лучах лунного света. Гудвин убрал фигурку в мешочек, но не мог не обратить внимания на то, что он сделан из какой-то странной кожи. Её шершавая поверхность словно царапала ему руку, и пахло от неё как-то особенно, не слишком приятно.

— Ишь какая странная эта кожа, из которой сделан мешочек! — произнёс он осторожно, боясь показаться невежливым, и вопросительно взглянул на Кастанака.

— Ещё бы! — ответил Кастанак. — Он сшит из шкуры матёрого блоксбергского волка!

Гудвин чуть не выронил торбочку с фигуркой и с натугой сглотнул.

— А сырое мясо можешь получить на обед! — подбодрил его попугай.

— Я… я, конечно, понимаю, что сумка, сшитая из такой… необыкновенной кожи, очень… кхм… очень редкостная вещь, но, может быть, лучше, чтобы это поменьше бросалось в глаза, положить серебряную фигурку и остальные вещи в мою собственную торбу? — предложил Гудвин.

— Осколок чёрного кристалла будет лучше защищён в этой! — решительно отрезал Кастанак. — Когда торба сделана из шкуры блоксбергского волка, это служит знаком того, что её носитель победит злобу этих волков. Ни одна ведьма, ни один волк или любое другое злое существо никогда не посмеет притронуться к этой сумке, и потому она тоже обладает своего рода магической силой. А это доказывает нам, что для занятий белой магией нужно сначала победить зло.

— Чепуха на постном масле! — громогласно объявил попугай.



Спустя некоторое время, когда Анри, не усидев на месте, отправился наверх, чтобы попробовать выманить Боффина, общество, собравшееся в лаборатории, вновь погрузилось в молчание. Вглядевшись в полумрак, Бомстаф вдруг заметил, что Кастанак острым взглядом впился в его глаза. Он почувствовал себя как-то странно, а затем вдруг понял, что не может отвести глаз. Тут старый волшебник заговорил, обращаясь к нему:

— Анри очень необычный мальчик. Люди с такими способностями, как у него, рождаются на свет, может быть, по одному на целое поколение. Тут ничего нельзя знать наверняка, но я, можно сказать, всю жизнь искал его. Несколько лет назад я уже стал думать, что никогда не найду такого ребёнка, и вдруг он откуда ни возьмись сам появляется у меня — в известном смысле, словно тролль из табакерки! Жизнь — удивительная штука, но, возможно, в этом есть свой особенный смысл!

Манера Бомстафа держаться весело и добродушно внезапно исчезла без следа. На самом деле он был гораздо умнее, чем думало большинство окружающих людей, и смысл речей Кастанака не укрылся от него. Глядя прямо в глаза волшебнику, он сказал:

— Я не имею права решать за Анри, и если он желает учиться тому, чему вы можете его обучить, я не стану мешать. Но он очутился тут из-за меня, и я отвечаю за то, чтобы он стал счастливым человеком и повидал всё, что только можно, на белом свете и чтобы он сам выбрал, чему он захочет учиться. Я буду привозить его в Константинополь каждый раз, как «Элинор» будет заходить в эти края. Если он захочет, пускай остаётся и побудет у вас, а потом я могу снова забрать его с собой, когда мы направимся к другим берегам, которых он ещё не видал.

Кастанак уважительно кивнул Бомстафу. Теперь он понял, что недооценивал раньше этого великана, и знал, что добился того, чего хотел. Может быть, Кастанак наконец-таки нашёл себе преемника, который продолжил бы его великое дело.




В обратный путь


Возвращение домой после дальних странствий совсем не то что путешествие в заморские страны. И Гудвин испытал это на себе на обратном пути в Англию. Как ни странно, на этот раз плавание показалось ему гораздо короче.

Гудвин проводил много времени на палубе «Элинор», предаваясь своим мыслям. Он думал обо всём, что с ним случилось с тех пор, как он однажды осенью вышел из Комп-тон Бассета, и думал о новых друзьях, которых нашёл в пути. Он размышлял над рассказом Кастанака, в особенности о его долгом путешествии десятилетней давности из Константинополя в Блоксбергскую пустошь, вспоминал об одиночестве волшебника, когда тому не с кем было разделить свою тревогу о троллях. Думал Гудвин и о серебряной фигурке с осколком чёрного кристалла в руке. Теперь ему предстояло решать, что он с ней сделает и, главное, согласен ли он, чтобы её использовали для ловли троллей в Комптон Бассете.

Каждый день Гудвин несколько раз вынимал маленькую торбочку, полученную от Кастанака. Дотрагиваясь до странной грубой кожи, Гудвин всякий раз вздрагивал, и мороз пробегал у него по спине при мысли о том, что сумка сделана из шкуры блоксбергских волков, которых Альберт Шмидт уложил своими страшными кинжалами. Не раз и не два Гудвин вглядывался в изящную серебряную фигурку и крошечный осколок кристалла, словно ожидая получить от них ответ на свои вопросы. Но кристалл оставался черным и безжизненным даже в ярких солнечных лучах.

Бомстаф и Анри отлично понимали, отчего Гудвин стал таким задумчивым, и старались ему не мешать, когда он стоял на палубе, устремив взгляд в морскую даль. Анри пуще прежнего уверовал в то, что тролли не злые, а добрые существа, ему казалось, что будет ужасно, если их всех изловят и прогонят из Комптон Бассета. Мальчик был глубоко убеждён, что тролли погибнут вдали от вековечных ив, а, насколько он знал, Комптон Бассет был единственным местом, где ещё сохранились эти деревья. Но Бомстаф объяснил мальчику, что Гудвин должен в первую очередь думать о своей деревне. Гуд-вина отправили в путешествие, чтобы спасти деревню от нашествия троллей, и все жители надеялись на него. Гудвину предстояло принять трудное решение, поэтому его надо оставить в покое, чтобы он мог сам додуматься до правильного ответа.

Поэтому на обратном пути Гудвин уже не мог так наслаждаться плаванием, как тогда, когда они отправлялись из Англии в дальние края. Но всё же трое друзей провели много приятных часов на борту «Элинор», а трое их спутников доставляли им много радости. Гектор и попугай стали неразлучны, несмотря на то что попугай болтал без умолку почти всё время, а Гектор большей частью спал. Чаще всего попугай повторял Гектору обычную свою угрозу, что, дескать, если тот не выпьет свой ром, то его превратят в лягушачью лапку (что, как заметил Анри, было бы довольно странным зрелищем), или что всех их возьмут и превратят в кожаные сумки вроде той, какую сделали из волка. Гектор выслушивал это с большим достоинством, тяжко вздыхал и изредка приподнимал одну бровь. Когда попугай ему уж слишком надоедал, пёс начинал чесать у себя в голове задней лапой и сбрасывал птицу, как блоху.

Но, кроме того, оба животных словно заключили дружеский союз со своим третьим спутником — Боффином! Когда Бомстаф, впервые увидав Боффина, высказался насчёт того, сколько всяких безобразий лесной тролль может учинить на борту корабля, он и не догадывался о том, что спустя несколько недель выйдет в море с этим самым Боффином. Но Кастанак подбросил мальчику мысль, что для Боффина было бы лучше всего уехать в Комптон Бассет и жить там вместе с остальными троллями. Волшебник понимал, что было бы нелегко уговорить Гудвина взять с собой Боффина и отвезти тролля в Комптон Бассет. Анри же, как и рассчитывал Кастанак, пришёл от этой мысли в восторг, а Гудвин и Бомстаф не могли устоять перед уговорами мальчика. Стоило Анри только заговорить об этом, как Бомстаф тотчас же догадался, кто подсказал ему такую идею.

— Ах он старый пройдоха! — буркнул моряк себе под нос. Он подозревал, что Кастанак заботился не только о благополучии Боффина, но и о собственном покое. Бомстаф с самого начала понял, что в конце концов все так и будет и им придётся везти в Англию Боффина, поэтому он не стал спорить. Вполне оправдалось также и его первое предположение о том, что морское путешествие в компании Боффина, безусловно, будет богато всяческими событиями и с ним не соскучишься.

Однако большей частью Боффин держался от всех особняком и его спутники, как правило, не имели понятия, где он спрятался. Несколько раз он оказывался на мачте, иногда его находили под шкафом в камбузе, или в заплечном мешке, или в чьей-нибудь койке, но потом тролль всякий раз отыскивал новый укромный уголок.

Как-то раз, приблизительно через недельку после того как они отплыли из Константинополя, Анри ночью проснулся и отправился прогуляться, потому что ему не спалось. Он обошёл весь корабль и увидел, что всюду царит полный порядок. Он очень удивился, потому что с тех пор, как на борту поселился Боффин, они каждый день обнаруживали разорванные в клочья вещи или какую-нибудь пропажу. На палубе, завернувшись в большое одеяло, сидел Мельвин, которому досталась ночная вахта. В лунном свете Анри разглядел поднимавшийся от его трубки слабенький дымок. Анри спросил его, не видал ли он Боффина.

— Нет, — ответил Мельвин, не вынимая трубки изо рта. — Нынче выдалась на удивление спокойная ночка. — Мельвин обладал особенным умением разговаривать одним краем рта, в то время как другим он продолжал потягивать трубку. На овладение этим искусством у него ушло много лет, но он был с лихвой вознаграждён за эти труды, потому что мог теперь не вынимать рук из карманов всякий раз, как требовалось кому-то ответить.

— Сегодня ночью у меня никуда не пропадали ни табачок, ни спички и никто ничего не совал мне за шиворот. Опять-таки и воду в трубку никто мне не лил, и не отпускал парус, и не задувал фонарь, и, кажись, с койки ещё никто ни разу не падал. И вроде бы не слышно было, чтобы в камбузе что-то валилось из шкафов, никакого шума и грохота, и не было, чтобы… — Но Анри не дослушал полного перечня всего, чего нынче не случилось и что стало для всех уже привычным делом с тех пор, как на корабле поселился Боффин. Анри уже не на шутку забеспокоился, испугавшись, уж не выпал ли Боффин за борт, поэтому он стремглав сбежал по трапу вниз и стал трясти Бомстафа.

— Месье Бомстаф! Месье Бомстаф! Проснитесь! Мне кажется, Боффин выпал за борт. Надо спасать Боффина!

— Ну что ты, мальчик мой! — отозвался Бомстаф, ещё похрапывая. — Я, ей-ей, никогда не поверю, что такой молодчик, как Боффин, может свалиться за борт. А главное, он же страх как боится воды. Вот увидишь, завтра утречком он опять появится.

И Бомстаф перевернулся на другой бок, собираясь спать дальше. Вставать среди ночи и отправляться на поиски тролля! Такая мысль пришлась ему совсем не по вкусу.

— Да послушайте же, месье Бомстаф! Я обошёл весь корабль и нигде не нашёл ни следа Боффина, он даже над Мельвином не проказничал и нигде не озорничал!

Бомстаф и тут не слишком обеспокоился, когда узнал, что нигде никакой беды не приключилось, но по голосу Анри он понял, что тот вот-вот заплачет, и это заставило его тотчас же вскочить с постели. Бомстаф никогда ещё не видел такого, чтобы Анри плакал.

— Хорошо-хорошо, мой мальчик! — попытался он его успокоить. — Сейчас пойдём и обыщем корабль, Боффин наверняка найдётся. Просто он спрятался в каком-нибудь новом месте и там заснул. Он же вчера один стрескал целый пирог, обжора эдакий, и теперь дрыхнет без задних ног.

Накануне Кельвин испёк пирог с вареньем. Он выложил его на блюдо и накрыл сверху серебряной миской. В конце обеда он принёс блюдо на стол, но когда открыли крышку, от пирога там оставались только одни крошки.

— Не маловато ли ты предлагаешь на семерых едоков? — сказал Мельвин. Он был очень недоволен. — Может быть, он тебе так приглянулся, что ты как сделал его, так сразу же сам и съел, не дожидаясь остальных?

Очень скоро они сообразили, что съел пирог Боффин, который раньше вертелся под ногами и проказничал, а после обеда что-то перестал скакать, как обычно. Вид у него был осоловелый, как будто он объелся.

Встав, Бомстаф быстро разбудил остальных, и все вместе они принялись обыскивать корабль. Они обыскали все шкафы, заглянули в каждый уголок, каждый мешок или сумку, но Боффина нигде не было, он как сквозь землю провалился, а Анри совсем погрустнел. Он стоял у поручней и не отрываясь вглядывался в тёмную воду, но там ничего не было видно и не слышно было ни звука. Мальчик думал, что никогда уже ему не видать Боффина. Сердце его сжалось, и он вновь и вновь вспоминал слова, которые сказал ему Кастанак однажды вечером, когда они были вдвоём в обсерватории и наблюдали в большой бинокль за звёздами. Звезды так притягивали к себе мальчика, что он, казалось, не мог оторвать от них глаз, но всякий раз, как в темноте откуда-нибудь выскакивал Боффин, он невольно поворачивал к нему голову.

— Гляньте, месье Кастанак, — непременно говорил Анри, — а вон Боффин.

Наконец старый волшебник улыбнулся и сказал ему:

— У тебя есть редкий дар, мой мальчик! Ты умеешь замечать все прекрасное и удивительное в мире. Очаровываться звёздами очень просто, это умеют почти все люди. Гораздо труднее найти хорошее в тролле. Но уж если ты это умеешь, то должен сделать всё возможное, чтобы его сберечь, потому что и у тролля есть право на место в этом мире.

И вот теперь Боффин пропал, потому что Анри плохо за ним смотрел. Мальчик глядел на звезды, а по его лицу текли слезы. Звезды были где-то там, в бесконечной дали, и что бы он ни делал у себя на земле, звёздам от этого не станет ни лучше ни хуже. Больше он никогда не вернётся в константинопольскую башню, чтобы смотреть с Кастанаком на звезды.




Тролль в штормовом море


Анри уже потерял надежду свидеться c Боффином, но остальные продолжали его искать, не в силах смотреть на горе мальчика. Отнюдь не облегчало их поиски поведение попугая, который всё время летал вокруг них, повторяя каждому, что вид у них не больно-то умный, но от них хотя бы не так сильно пахнет. Но когда он в четвёртый раз повторил этот комплимент Гудвину, до того вдруг дошло, о чём речь. Он остановился. В это время они находились в трюме вдвоём с Мель-вином.

— Послушай, Мельвин! А ведь глупая птица права! Вид у нас и впрямь не слишком умный, потому что нас подняли среди ночи, и умом мы действительно не блещем. Вот ведь что он говорит. От нас не очень пахнет, зато от Боффина-то пахнет! И Гектор нам сразу покажет, где Боффин, если тот по-прежнему находится на борту!

— Мм-да! А ведь это мысль, — протянул Мельвин. Он был не вполне уверен, что понял её до конца, но если это значило, что поиски можно поручить Гектору, его это вполне устраивало. Наконец-то можно будет снова засунуть руки в карманы. Прошло ведь уже два часа с тех пор, как он их вынул, а он уж и не помнил, когда это бывало в последний раз.

Гудвин поднялся по трапу к каютам. Растянувшись на полу, там лежал Гектор. Он был единственным, кто не обращал никакого внимания на суматоху, поднявшуюся на корабле во время поисков.

— Что же ты, Гектор! Неужели все лежишь и спишь? — сказал Гудвин.

Гектор приподнял одну бровь, но остался лежать на полу, потому что ответить на вопрос Гудвина он всё равно не мог.

— Где Боффин, Гектор? Ты можешь отыскать Боффина?

Огромный бладхаунд при этих словах ожил. Он любил искать потерянные вещи и понял по голосу Гудвина, что дело важное. Гектор вскочил и повёл носом в воздухе. Затем он приник носом к полу, потянул воздух и сопя пошёл по следу Боффина. На бешеной скорости он взлетел вверх по трапу, заскочил в камбуз, снова выскочил, подбежал к штурвалу, и тут вдруг произошло нечто неожиданное! Нюхая след, Гектор помчался дальше и, выбежав на корму, вдруг остановился посредине палубы. Затем поискал с другой стороны и вновь остановился на том же месте. Тут он задрал морду кверху, повёл носом по воздуху и вдруг начал лаять. Анри тоже обернулся посмотреть, что там случилось.

— Что ты хочешь сказать, Гектор? — спросил Гудвин. — На мачте Боффина нет, это же сразу видно!

Но Гектор продолжал лаять, он совсем разгорячился. Пёс схватил Гудвина за штанину и стал тянуть его с ворчанием и рычанием, но всё было напрасно. Тогда он подпрыгнул и дёрнул зубами за свёрнутый и крепко притороченный к мачте парус.

— Парус! — воскликнул Бомстаф. — Разверните парус, ребята, и поднимите его!

— Как же так! Не может быть, чтобы он сидел внутри паруса, — растерянно произнёс Гудвин. — Мы сворачивали его вдвоём с Мельвином, и мы бы, наверно, заметили, если…

Дальше он так и не договорил, его прервал Бомстаф:

— Вы с ним, поди, не заметили бы даже, если бы вам на голову сел альбатрос и свил там гнездо! — загремел он зычным голосом. — А ну-ка, ребята, давай ставить парус!

И действительно, когда они наполовину развернули парус, там показалась какая-то шишка, которая с каждым разом, как они ещё немного разворачивали парус, становилась все заметнее. Наконец, когда был развёрнут последний слой паруса, оттуда появился Боффин. Он мирно спал. Анри был так счастлив, радость так переполнила его, что он просто не знал, что делать от счастья. Но излил он свои чувства не на Боффина, а на Гектора, который с большим достоинством и грустным выражением на морде принимал знаки внимания, которыми его осыпали. После этого случая Боффин ещё не раз терялся во время плавания, но «Элинор» был не таким уж большим кораблём, чтобы Гектор не мог его быстро отыскать. Только один раз это оказалось действительно трудным делом, но только потому, что Боффин умудрился спрятаться в старой бочке из-под селёдки. От бочки так сильно пахло, что даже Гектору было нелегко учуять там тролля. После этого происшествия среди экипажа началась долгая дискуссия о том, насколько от нового, смешанного запаха Боффина находиться в его компании стало труднее или легче.

Над Средиземным морем дул слабый восточный ветер, и «Элинор» спокойно, хотя и медленно, двигался вперёд, так продолжалось, пока они не обогнули Гибралтар и не вышли в Атлантический океан. Тут ветер заметно усилился и посвежел, и, пока они плыли на север, на палубу часто залетали солёные брызги.

Было очень забавно наблюдать за тем, как вели себя попугай, Гектор и Боффин, когда новая волна заплёскивалась на палубу, обдавая её фонтаном брызг. Гектор поднимался и переходил лежать на другую сторону палубы. Когда рулевой поворачивал штурвал и корабль менял курс, палубу начинало заливать с другой стороны и Гектор снова оказывался под душем. Тогда он вставал, отряхивался, спускался в каюту и укладывался там. Анри научил Боффина крутить на палубе сальто-мортале, но, несмотря на всю ловкость Боффина, этот фокус получался у Анри лучше, чем у тролля. Однажды это чуть не кончилось бедой, когда Мель-вину почему-то взбрело в голову в виде исключения созвать всех на обед колоколом. Едва колокол звякнул один раз, как Боффин высоко подпрыгнул и с громким воплем вылетел за борт. В первый миг все подумали, что он упал в воду, но, подбежав к поручням и заглянув вниз, увидели, чтоБоффин уцепился за верёвку такелажа, висевшую с краю вдоль борта. Через некоторое время Анри при помощи намазанного вареньем корабельного сухаря снова заманил Боффина на палубу, и все облегчённо вздохнули.

— А что там случилось? — спросил Бомстаф. — Чего эта скотинка так испугалась?

Ответ не заставил себя долго ждать, потому что Мельвин опять принялся звонить в колокол, и все повторилось снова. Во второй раз было ещё труднее заманить Боффина обратно на борт.

— Чтобы больше никто в продолжение этого рейса не смел звонить в колокол! — зычным голосом объявил Бомстаф, поняв, чего испугался Боффин. — Иначе у нас кончится варенье раньше, чем мы войдём в Бискайский залив.

Гудвин наблюдал за всей этой сценой со стороны. Наморщив лоб, он глубоко задумался. Его очень заинтересовало, что Боффин, оказывается, так боится колокольного звона.

По мере того как корабль, пройдя Гибралтарский пролив, двигался к северу, Гудвин освобождался от прежних опасений. Барометр все падал, падал и падал, и погода все портилась, пока наконец не начался ураган. На «Элинор» все были заняты, потому что надо было то и дело поднимать и убирать паруса, и Гудвин, имевший за плечами большой опыт, так как сам в молодости немало плавал на кораблях, часто становился за штурвал. В такую погоду требовалось много сил, чтобы удерживать «Элинор» на нужном курсе. Корабль скрипел и зарывался носом в разбушевавшиеся волны, но, чем больше злилась непогода, тем веселее делался Бомстаф. В отличие от своей команды из четырёх матросов, совсем обессилевшей от тяжёлой работы, без которой корабль не удержался бы на плаву, капитан чувствовал себя превосходно при шторме. Ветер трепал его бороду, но он только смеялся, когда очередная волна, перехлёстывающая через борт, поливала всех с головы до ног солёной водой. Если не считать Бомстафа, Боффин, кажется, был единственным существом на борту, которому морское путешествие пришлось по вкусу, за исключением холодных брызг и дождя: тролль терпеть не мог мокрого. Пользуясь килевой качкой, он придумывал себе все новые забавы и был страшно доволен этими играми. Для начала он прицепился к лампе, которая висела в каюте; Анри застал его там качающимся вниз головой в такт корабельной качке. Когда мимо проходил кто-нибудь из команды, Боффин хватал у него с головы шапку или вырывал трубку и гигантским прыжком, перевернувшись в воздухе, приземлялся на свои широкие ступни, а приземлившись, молниеносно скрывался вместе с добычей. Через день вся команда дружно обыскивала корабль от носа до кормы в поисках тайников Боффина, где он запрятывал отнятые у людей предметы. Бегать за Боффином было бесполезно — он был таким проворным, что его невозможно было поймать. В тихую погоду Анри иногда удавалось его схватить, потому что мальчик сам был необычайно быстр и ловок. Но при качке даже Анри не мог угнаться за Боффином. Боффин как по волшебству мог промчаться из конца в конец хоть посередине палубы или обежать корабль по краю, смотря как ему вздумается, причём сильнейшая качка никак не сказывалась на его прыти. Анри же, чтобы не упасть, вынужден был хвататься за что-нибудь руками, так что догнать Боффина он не мог.

— Просто невероятно! — восторженно восклицал Анри, перекрикивая шум урагана, чтобы его услышали Бомстаф и Гудвин. Все трое стояли, уцепившись за стенку каюты, чтобы не упасть, так как волны кидали «Элинор» туда и сюда, словно щепку. — Ведь Боффин бежит по палубе как ни в чём не бывало, как будто нет никакой качки!

— Я согласен с тобой, что это невероятно! — без энтузиазма откликнулся Бомстаф, не уточняя, что он при этом имеет в виду. В этот момент ему трудно было радоваться, глядя на проделки Боффина, потому что утром тот стащил у него любимую трубку.

— У тролля, должно быть, просто невероятное чувство равновесия, — восторженно продолжал Анри. От дождя и солёных брызг — поди разбери отчего, когда вода льётся со всех сторон, — все его смуглое личико было мокрое, и на фоне серого моря и серого неба глаза и лицо мальчика светились, точно фонарик в ночи. Глядя на него, и Гудвин, и Бомстаф почувствовали, как им делается тепло и светло на душе. — Самое поразительное то, что Боффин словно бы чувствует заранее, куда корабль должен наклониться в следующий миг.

Наблюдательность мальчика не изменила ему, несмотря на шторм, и он был прав. «Элинор» не кланялся равномерно, как это бывает при обыкновенном волнении, а прыгал резкими, непредсказуемыми скачками, которых не мог предугадать даже такой опытный морской волк, как Бомстаф, привыкший держать равновесие. Гудвин старался не заразиться тем восхищением, с которым Анри наблюдал за Боффином. Если бы не Анри, ему легче было бы решиться на то, чтобы использовать осколок чёрного кристалла для ловли троллей. Гудвин смотрел перед собой на палубу. Боффин развлекался одной из своих излюбленных игр. Он свернулся в клубочек и перекатывался туда и сюда, в зависимости от наклона палубы, пока, наткнувшись на какое-нибудь препятствие, не начинал катиться, как мячик, в другую сторону. Гудвин вздохнул. Насколько легче было бы жить без лесных троллей, но, с другой стороны, тогда бы он не узнал ничего из того, что ему довелось повидать за это время.

Несмотря на страшную бурю, корабль Бомстафа благополучно прошёл через все испытания. «Элинор» был не так уж и молод, однако это был прочный и добротно построенный корабль с надёжным килем, так что не приходилось жаловаться, а качка — это для корабля в порядке вещей. В один прекрасный день буря вдруг прекратилась, барометр пошёл вверх, и вскоре в разрыве туч, которые стали быстро уноситься к западу, проглянуло голубое небо. Подгоняемый свежим летним ветром, «Элинор» переплыл Бискайский залив и вышел в Ла-Манш.

На следующее утро Гудвин поднялся наверх из каюты. Едва его голова высунулась на палубу, как он ощутил в воздухе что-то такое, что вызвало у него беспокойство. Он огляделся вокруг и по правому борту увидел обрывистые прибрежные утёсы Англии. Гудвин замер, глядя на это зрелище. Вот уже почти год прошёл с тех пор, как он покинул Англию, и только теперь по-настоящему почувствовал, что скоро будет дома. Но это чувство не вызвало в нём незамутнённой радости, потому что он подумал обо всём, что пережил за это время, и понял, что ему будет не хватать странствий и приключений. Больше всего ему будет не хватать Бомстафа и Анри, и даже попугая Кастанака. Но сейчас ему не давало покоя другое.

Он пошёл на нос и долго стоял там, глядя на белые утёсы, погружённый в свои мысли. К нему неспешно подошёл Гектор и с громким вздохом сел рядом, как будто это ему приходилось мучиться разными тревожными мыслями. Как всегда, Гектор всей тяжестью привалился к ноге Гудвина, и Гудвину было приятно почувствовать рядом с собой своего друга. Где пёс, там обыкновенно был и попугай. Очень скоро он подлетел и уселся на голову Гектору. Почистив пёрышки, он решил, что больше не может выдержать этого тяжёлого молчания.

— Ну что ты стал и повесил нос, дурья башка! Смотри, как бы тебе не обрасти мхом!

Гудвин усмехнулся. Даже нахальные комментарии попугая будут ему вспоминаться, вызывая улыбку, когда он вновь окажется в своём трактирчике в Комптон Бассете. Но вот тролли! Как быть с троллями? И в этот миг Гудвин вздрогнул от неожиданности. Прямо перед ним возле бушприта медленно появилась густая кисточка. Затем показались верхние половинки больших овальных глаз и, наконец, возник похожий на картофелину носище. Боффин положил нос на кромку перед Гудвином и посмотрел ему в глаза. Гудвин вздохнул. Никогда не знаешь, что выкинет озорной тролленыш! Вот сейчас Боффин перелез через борт и по внешней стороне добрался до самого бушприта. Ну как поступить с троллями? Странные глазищи тролля неотступно следили за Гудвином, словно Боффин хотел прочесть его мысли. Гудвин как зачарованный глядел в глаза тролля, такие же синие и бездонные, как море, не в силах оторваться.




Голос из далёкого прошлого


Сумел ли Боффин тогда, когда «Элинop» подплывал к Англии, прочесть мысли Гудвина, так и осталось неизвестным. Зато Бомстаф их прочёл. Довольно долго Боффин смотрел в глаза Гудвина, а затем внезапно исчез. Тут к нему подошёл Бомстаф и встал рядом. Они немного помолчали, устремив взгляд на море, потом капитан сказал:

— Завтра, дружище Гудвин, мы уже войдём в гавань. На этом твоё долгое странствие будет закончено, и ты нашёл то, что искал.

Он сделал паузу.

— Я знаю, что ты нашёл больше того, что ожидал найти, и теперь твой тяжкий долг решать, что ты будешь делать со своей находкой. Но время дорого, дружище. Будущее троллей очень волнует Анри, и особенно важно для него знать, что ждёт Боффина.

Гудвин вздохнул:

— Я знаю, и Анри заслужил того, чтобы получить ответ. Завтра я приму окончательное решение. Я вынужден сначала ступить на английскую землю и только тогда уже принять решение.

Два дня спустя «Элинор» причалил к пристани Пула и трое друзей сошли на берег, сопровождаемые Гектором с попугаем и Боффином. Тролль сидел в клетке, спрятанной в торбе, которую нёс на своих широких плечах Бомстаф. Они поднялись вверх по одной из узких улочек Пула, на которой находилась маленькая харчевня, где они впервые встретились друг с другом. На этот раз они быстрым шагом прошли мимо её двери, потому что не были уверены в том, что попугай понравится морякам. Однако предосторожность оказалась напрасной. Едва они поравнялись с трактиром, оттуда вышел мрачного вида моряк с большим горбатым носом, руки его до плеч были покрыты татуировками, а в одном ухе красовалась круглая серьга.

— Ну и страхолюдная же у тебя рожа! — тотчас же выкрикнул попугай, прежде чем друзья успели его остановить.

Моряк обернулся и злобно зыркнул в их сторону. Бомстаф вежливо улыбнулся, словно бы извиняясь за птицу, и они не останавливаясь быстро прошли мимо.

— Эй, дайте-ка мне огородную тяпку, и я изукрашу твою физиономию! — заорал попугай вслед удаляющемуся моряку, однако нашим странникам посчастливилось на этот раз выйти из Пула без дальнейших приключений.

Прошагав несколько часов, они достигли вершины высоких утёсов, и скоро море скрылось из виду позади зелёных холмов. Путники шли быстро и перед самым заходом солнца набрели на маленький придорожный трактирчик, очень напоминавший трактир Гудвина в Комптон Бассете. Пока они шли, Бомстаф несколько раз поглядывал на Гудвина, стараясь угадать по выражению его лица, принял ли он уже окончательное решение и скоро ли сообщит им, каким оно оказалось. Но Гудвин прятал глаза и всю дорогу молчал.

В трактире им отвели комнату для ночлега, а затем они все пошли в зал, где им подали традиционный английский ужин. Еда была сытная, но без пряных приправ, и когда они попробовали, им даже показалось, что ужин приготовили и без соли! Эта пища очень отличалась от той, к которой они привыкли за последние месяцы. Анри поковырялся в своей тарелке, но из вежливости не стал делать замечаний по поводу кулинарного искусства на родине Гудвина и Бомстафа. Боффина оставили в своей комнате. От скуки он всегда засыпал и мог проспать несколько суток напролёт.

За ужином Гудвин был немногословен, и Бомстаф понял, что он всё ещё не может решить, как ему поступить. Гудвин почти не притронулся к еде и, когда остальные поели, извинился и ушёл наверх вместе с Гектором. Анри хотел было что-то сказать, когда Гудвин встал из-за стола, но Бомстаф посмотрел ему в глаза и покачал головой, и Анри промолчал.

— Что случилось с месье Гудвином? — озабоченно спросил Анри, но не успел услышать ответ, так как в этот миг случилось нечто, отчего все присутствующие в зале внезапно смолкли.

Дверь отворилась, и с улицы вошёл маленький человечек в тяжёлом плаще и в шапке. Он обвёл зал маленькими колючими глазками, и все, на кого падал этот взгляд, ощутили вдруг холодный озноб. Не увидев того, что высматривал, он направился к хозяину.

— Я ищу путника с большой собакой, — сказал пришелец властным голосом, который произвёл неприятное впечатление на всех, кто был в зале. — Ты его видел, трактирщик?

Трактирщик понял, о ком его спрашивают, но задавший вопрос человечек ему очень не понравился. С Гудвином он успел немного поговорить и узнал, что у того тоже есть трактирчик, а что-то в поведении нового посетителя подсказывало хозяину, что коротышка пришёл к Гудвину не с добром, и он решил ничего ему не рассказывать.

— Ничего такого не помню. Сюда заходит много странного народу, — небрежно бросил трактирщик, но пришелец не удовлетворился таким ответом.

— Если тебе что-то известно, то я бы на твоём месте об этом рассказал. А то как бы сюда не заявились другие путники, постраннее моего!

Произнося эти слова, маленький человечек перегнулся через стойку к трактирщику и посмотрел ему прямо в глаза. От этого взгляда трактирщика вдруг пробрал какой-то странный, ползучий холод, но он никак не мог отвести глаз. Внезапно его охватил жуткий страх перед тёмными силами, которые таятся в лесной чаще. На миг ему почудилось, что ему снится кошмарный сон, в котором он плыл по воздуху через дремучий лес, превратившись в туманное облако. Его мчало через изогнутые корни мимо гигантских деревьев, сквозь заросли и сплетение вьющихся, липких лиан, унизанных страшными шипами. Гигантские деревья стонали, словно вот-вот готовы были упасть и раздавить его в лепёшку. Ползучие растения старались его схватить, вцепившись в одежду тысячью шипов. Но он не мог остановиться, его несло и несло по лесу со страшной скоростью, а за ним гналось что-то ужасное, исполненное бесконечного зла, исчадие изначальных времён, когда на земле ещё царили мрак и хаос. И всё время он чувствовал, что это существо находилось за теми деревьями, мимо которых он только что пролетал. Он не мог его видеть, он только чувствовал, знал, что оно всё время преследует его по пятам.

Трактирщик весь побелел, он не мог больше противиться тёмной магии маленького человечка, который напугал его до потери сознания. Он чувствовал, что единственный способ вырваться из плена страшного кошмара — это рассказать человечку про Гудвина и Гектора. Он уже открыл рот, собираясь заговорить, но тут же рядом с ним прозвучал чудный, светлый голос:

— Простите, месье. Не могли бы вы налить мне ещё немного свежей воды из кувшина?

Бомстаф и Анри, как и все остальные посетители трактира, молча сидели, слушая, как пришелец угрожал трактирщику, но затем Анри вдруг встал из-за стола и направился к хозяину, прежде чем Бомстаф успел его удержать.

Голос мальчика прозвучал для трактирщика как светлый ручеёк, весело бегущий по зелёному лугу и сверкающий золотистыми отблесками солнца, отражённого его прозрачной струёй. Злые чары отпустили его, и он посмотрел в тёплые карие глаза мальчика. Но коротышка с колючим взглядом пришёл в ярость, когда увидел, что его чары были разрушены, прежде чем он успел узнать то, что ему было нужно.

— Что ты вообразил о себе, маленький негодник! Как ты смеешь вмешиваться в разговор и прерывать Спирруса!

Но Анри встретил взгляд Спирруса без малейшего страха, и Спиррус впервые с тех пор, как стал служить новому господину, почувствовал, что его взгляд оказался не в силах парализовать человека, которому он посмотрел в глаза. От этого его охватили ещё большая тревога и раздражение и в нём поднялась ужасная ярость. Он занёс руку, чтобы ударить Анри, но в тот же миг на его плечо легла чья-то ладонь — такая тяжёлая, что он чуть было не опустился под ней на колени. Не в силах сопротивляться, Спиррус повернулся туда, куда его поворачивала эта рука, и увидел у себя за спиной могучего силача, который вмешался в происходящее. У великана были светлые вьющиеся волосы и курчавая борода, улыбающееся лицо сияло добродушием и весельем.

— Послушай-ка, коротышка! — сказал великан густым, звучным голосом. — По-моему, ты говорил, что ты — путник! Так не лучше ли тебе отправиться в путь со всей возможной быстротой?

С этими словами, все так же весело улыбаясь всеми морщинками, Бомстаф без малейшего усилия приподнял Спирруса и, оторвав от пола, понёс его к дверям. Спиррус пытался заглянуть великану в глаза, но не мог поймать его взгляда, а в следующий миг маленький человечек уже вылетел за дверь. Он вскочил на ноги и крикнул Бомстафу:

— Ты ещё пожалеешь об этом, глупая орясина! Никому не позволено так обращаться со Спиррусом. Я тебя…

Больше ему ничего не удалось сказать, потому что в этот момент Бомстаф вышел на порог и грозно двинулся на него. Спиррус бегом кинулся к своей лошади, вскочил в седло и так ударил ей в бока пятками, что лошадь взяла с места в карьер. Но, отъехав немного, он остановился и сквозь тьму прошипел, обернувшись к Бомстафу:

— По-моему, ты связался с Кастанаком. Погоди у меня! Спиррус все разведает, и если так, то мы ещё когда-нибудь встретимся!

Затем он опять повернул коня, поскакал и скрылся во тьме.

Только тут благодушная улыбка сбежала с лица Бомстафа и он наморщил лоб, соображая, что к чему. Он понял, что они ввязались во что-то гораздо более серьёзное, чем думали, и что скорее всего эта история ещё далеко не закончилась.

Бомстаф вернулся в зал. Бедный трактирщик всё ещё был бледен как полотно.

— Спасибо за помощь! — сказал он. — Я сам не понимаю, что произошло. У меня было такое странное чувство.

— Нет, это мы вас благодарим, — спокойно ответил Бомстаф. — Странный это человечек и уж точно задумал что-то недоброе. Ты молодчина, трактирщик, что ничего не сказал ему про Гудвина. Сейчас мы немного отдохнём, но ты можешь спать спокойно, потому что мы будем на страже всю ночь.




Снова дома


Гудвин только что поднялся по лестнице на верхний этаж, как услышал, что в трактир вошёл Спиррус. Он сразу узнал этот голос, хотя сейчас он звучал как-то иначе. Он отчётливо помнил, каким отталкивающим ему показался колючий взгляд и неприятный голос Спирруса, когда он впервые встретил этого маленького человечка в Глестонбери. Сейчас в его голосе появилось что-то новое, угрожающее и опасное, что-то такое, отчего у Гудвина пробежал мороз по коже, и он инстинктивно понял, что лучше ему и Гектору не показываться на глаза этому человеку. Поэтому он остановился на верхней площадке лестницы и стал следить за тем, что происходит в зале. Гудвин видел, как под взглядом Спирруса оцепенел трактирщик, став белее мела. Как и Бомстаф, Гудвин понял, что здесь не обошлось без вмешательства тёмных сил. Потом к ним подошёл Анри, и злые чары развеялись. Гудвин убедился, что мальчик может, не опуская глаз, выдержать взгляд Спирруса, и, видя это, Гудвин принял великое решение.

Поднявшись наверх, Бомстаф и Анри застали Гудвина в отведённой для них комнате. Он сидел, держа в руке маленькую бутылочку, которую была в торбе Кастанака. Всего их там было пять штук, и Кастанак сказал, что в них налит напиток, который поможет, когда они почувствуют, что им не хватит сил и отваги, чтобы противостоять силам тьмы. Гудвин налил каждому по стаканчику.

— Друзья мои! — сказал Гудвин. — Вы мои лучшие и самые близкие друзья, вы помогли мне пройти все испытания, преодолели ради меня множество опасностей, в том числе и сегодня, когда мы уже считали, что все трудности остались позади. Вы терпеливо ждали, когда я скажу вам, как собираюсь поступить с осколком чёрного кристалла и что будет с Боффином и остальными троллями.

Из клетки Боффина, прикрытой тряпицей, послышалось довольное сопение, но Анри и Бомстаф с волнением ждали, что скажет Гудвин про то, как он поступит с троллями.

— И вот я принял решение, и вы первые о нём узнаете, а больше я никому ничего не скажу.



Вот так случилось, что в один прекрасный день в начале лета на старой верховой дороге, проходящей по гряде холмов над Долиной Белой Лошади, оказалась весьма необычная компания. Спирруса они после встречи в трактире больше не видели, но Гудвин и Бомстаф каждую ночь по очереди оставались на страже, так как оба понимали, что одной встречей дело не ограничится.

Вечером они дошли до Грэмпс Хилла и свернули вниз, к Комптон Бассету. Гектор давно уже учуял знакомый запах, и, чем ближе они подходили к Грэмпс Хиллу, тем оживлённее он себя вёл.

— Знакомый запах, старина? — засмеялся Гудвин, глядя, как Гектор отбегает то влево, то вправо от тропинки. Нос Гектора то и дело улавливал новые запахи, которые нужно было срочно проверить. Бедняге Кастанаку (попугаю, конечно) то и дело приходилось взлетать, спасаясь при неожиданных прыжках Гектора туда и сюда.

— Ну и буря! Ну и волны! — вскрикивал он время от времени, но по большей части ему было не до высказываний, потому что тут только успевай следить, чтобы не свалиться.



Гудвин нёс за плечами большой мешок, в котором спокойно спал Боффин. Но когда они начали спускаться с Грэмпс Хилла, он пробудился к новым подвигам и поднял писк. Дойдя до середины тропинки, они сделали остановку и вынули клетку из рюкзака, чтобы дать нетерпеливому узнику осмотреться. Увидя огромные ивы, маленький тролль так и уставился на них; возможно, они пробудили в нём давние воспоминания о Блоксберге. Остаток пути он ехал, высунув голову из мешка, но когда путники свернули к деревне, ударили церковные колокола и зазвучал вечерний звон, и голова Боффина тотчас же нырнула в мешок.

— Кажется, он по-прежнему не любит колокольного звона! — весело сказал Гудвин. Эту особенность Боффина он заметил ещё на корабле, и это сыграло важную роль в его решении. Анри с улыбкой посмотрел на него.

— Да уж, месье Гудвин, счастье будет, если и другие тролли так же боятся колокольного звона!

В следующую минуту, в тот момент, когда на деревню опустилась тьма, Гудвин наконец отпер дверь трактира и ступил на порог своего дома. Обыкновенно там у него было полно народу, но сейчас в доме было пусто и тихо, так как трактир был закрыт, пока хозяин путешествовал. Гудвин был рад вновь оказаться в родных стенах, но он удивился, до чего же маленький его трактир. Он сразу же растопил очаг и поставил греть еду; скоро трое друзей сели ужинать. В тот же вечер Гудвин отправился к помещику, а оттуда в деревню послали человека, чтобы оповестить всех жителей о том, что завтра в большом помещичьем амбаре состоится собрание.



Вечером Анри лёг спать в маленькой каморке под соломенной кровлей Гудвина. Все у него в доме мальчику очень понравилось. Дом показался ему удивительно похожим на своего хозяина — он был уютный и крепко сбитый, что-то в нём было прочное и надёжное, но в этом не было ничего удивительного, ведь Гудвин строил его своими руками. Лёжа в постели, Анри глядел в четырёхугольное оконце, вспоминал все пережитые приключения и думал, что же теперь будет дальше. Он уже знал, что в Комптон Бассете тролли будут в безопасности и что их уж точно никто не будет отлавливать при помощи осколка чёрного кристалла. Он протянул руку и пошарил под кроватью. Мешочек с серебряной фигуркой девушки, которая держала в руках осколок кристалла, был там, куда его положили. Анри никогда ещё не получал такого замечательного подарка, как эта чудесная фигурка. Мальчик не совсем понимал, почему Гудвин решил отдать ему эту вещь, но и Гудвин, и Бомстаф заверили его, что над этим ему ещё рано ломать голову. Анри лучше всех подходил, чтобы доверить ему осколок кристалла, и когда-нибудь он сам поймёт почему; это откроется ему само, без всяких усилий. Мальчика нисколько не волновало, что он пока этого не понял, он слепо верил месье Гудвину и месье Бомстафу, а самое главное было для него то, что троллей никто не будет ловить и выдворять из Комптон Бассета, где растут ивы. Анри глядел в окно, где за нависшим краем соломенной крыши виднелось тёмно-синее ночное небо. Среди облаков мерцали редкие звёздочки. Ему очень хотелось узнать побольше о звёздах, и он надеялся вернуться когда-нибудь в башню Кастанака под Константинополем, чтобы наблюдать звезды в большие подзорные трубы и научиться тому, что знает о них старый волшебник.

Он мечтал также побольше узнать о троллях и уже задумал в одну из ближайших ночей выбраться из дому и сходить на Грэмпс Хилл. Гудвин и Бомстаф наверняка не одобрили бы эту затею. Они боялись за мальчика — мало ли что могут выдумать тролли! Но Анри троллей не боялся и решил прогуляться к ним без спросу, и только потом рассказать об этом своим друзьям.

Пока Анри так мечтал лёжа в постели, в окно вдруг кто-то заглянул. С крыши свесилась чья-то голова с огромными овальными глазами. Анри уже совсем засыпал, но тут сон с него как рукой сняло. За окном был тролль, такой же, как Боффин, только в несколько раз больше ростом. Он прижался носом к стеклу и старался разглядеть, что делается в тёмной комнате. Анри бесшумно встал с кровати и на цыпочках подошёл к окну. Тролль заметил его только тогда, когда он тоже почти вплотную приблизил свой нос к стеклу и их глаза встретились. Мальчику было немного чудно глаза в глаза встретиться с троллем, тем более что тролль висел вниз головой. Внезапно Анри заметил, что Боффин подполз к окошку и устроился рядом. Теперь большой тролль глядел на Боффина, а Боффин на тролля. Потом большой тролль прижал пальцы к стеклу, как будто хотел дотронуться до лица Боффина. То же самое сделал Боффин и замер на подоконнике. Некоторое время большой и маленький тролль изучали друг друга, и Анри подумал, что, может быть, они знали друг друга в детстве, когда жили в большой пещере под Блоксбергом.

Вдруг большой тролль скрылся из виду. Боффин по-прежнему сидел на подоконнике, и вскоре в окошко заглянул другой тролль и тоже стал рассматривать Боффина. Прислушавшись, Анри понял, что на крыше собралось много троллей, один за другим они свешивались вниз, чтобы посмотреть на Боффина. Анри шмыгнул обратно под одеяло и оттуда глядел на троллей, которые появлялись за окном, по очереди свешиваясь вниз. Но скоро веки у него отяжелели и он сам не заметил, как уснул, и видел сны про троллей и волшебников, и долгие путешествия по синему океану под бескрайним звёздным небом.




Миссис Хоукс встречает лесного тролля (третий раз в жизни)


На следующий день все обитатели Комптон Бассета собрались в большом амбаре помещика, чтобы поздравить с возвращением Гудвина, а главное, услышать, что он узнал во время своего путешествия. Амбар гудел от голосов, все разговаривали друг с другом, но гул усилился, когда в амбар вошли Гудвин с Бомстафом и Анри. Гудвин поднял руки, показывая, что хочет говорить, и тогда все замолчали и наступила полная тишина.

— Дорогие друзья! Как хорошо вернуться домой и снова увидеть вас всех! Я много поездил по свету, чтобы узнать, откуда взялись лесные тролли и что можно сделать, чтобы они больше не донимали нас своими вредными проделками.

— Так можем ли мы от них избавиться? — выкрикнул кто-то из слушателей, и многие его поддержали.

Гудвин вновь поднял руки, чтобы ему дали говорить.

— Позвольте мне уж все рассказать по порядку, — сказал он. — Я действительно кое-что узнал, но я бы, наверно, и до сих пор не вернулся, если бы мне не помогли эти два человека.

С этими словами Гудвин показал на Бомстафа и Анри и объяснил собранию, кто они такие. Односельчане поаплодировали им, а доктор Пилбери даже сообразил подойти и пожать им руки, выразив благодарность за помощь, которую они оказали посланцу Комптон Бассета.

Гудвин продолжил свою речь:

— А сейчас я хочу показать вам то, что я нашёл во время моих странствий.

Тут он достал маленькую клетку с Боффином и снял с неё тряпку. По собранию пронёсся вздох, потому что все поняли, что Гудвин обнаружил где-то ещё таких же троллей, а значит, он теперь в них разбирается. Однако не успел он начать объяснения, как раздался властный голос миссис Хоукс:

— Да уж, не зря путешествовали! Подумать только, тролля привезли! Очень оригинальный и замечательный подарочек для нашей деревни! Я-то думала, что ваша задача узнать, как можно отделаться от троллей, но, очевидно, я глубоко ошибалась и все перепутала.

Гудвин не мог удержаться от улыбки, понимая, что миссис Хоукс не могла знать, в чём тут дело.

— Мы не можем отделаться от лесных троллей, — сказал он спокойно. — Если то, что я узнал, правда (а у меня нет никаких причин сомневаться в этом), то нам вряд ли когда-нибудь суждено от них избавиться!

По собранию пронёсся вздох разочарования.

— Рассказывай наконец все, а то я превращу твои ноги, в лягушачьи лапки! — воскликнул попугай, в очередной раз продемонстрировав свою способность делать неудачные замечания в самый неподходящий момент.

Гудвин и Бомстаф переглянулись. Анри стало смешно. Ухмыляясь во весь рот, он обернулся и подмигнул Гудвину. Он был так рад, что Гудвин решил не использовать осколок чёрного кристалла для того, чтобы ловить троллей. Гудвин пожал ему плечо. Ему нелегко далось решение не оказывать своей деревне ту помощь, о которой она просила, но радость Анри служила ему некоторым утешением.

Услышав такие новости, собрание расшумелось, все громко заговорили, замахали руками, а некоторые даже стали говорить, что ничего, мол, не остаётся, как уехать из Комптон Бассета.

— Ну что ж! — сказала миссис Хоукс. — Значит, мы никак не можем отвязаться от этих странных, забавных созданий. В таком случае, разумеется, самое лучшее, что можно сделать, это привезти нам ещё этой нечисти, чтобы уж окончательно нас доконать! Может быть, нам всем теперь отправиться в путешествие и поискать, не найдутся ли где-нибудь ещё такие милые животные, да и понавезти их побольше сюда, где им так хорошо живётся, чтобы они тут хозяйничали, пачкали наши кухни и дома, а мы будем день-деньской трудиться и наводить за ними порядок.

— Что-то ты совсем ума лишилась! — крикнул попугай, после чего дебаты чуть было не вышли за рамки приличия, но тут как раз Боффин одним прыжком выскочил из открытой клетки прямо на колени миссис Хоукс! Она так и подпрыгнула на сиденье и невольно наморщила нос, ожидая, что сейчас ей ударит в ноздри гадкий запах лесного тролля, столь резко контрастирующий с ароматом её лавандовых духов. Ведь за последний год она слишком хорошо познакомилась с запахом троллей. Но Боффин был чисто вымыт (по крайней мере настолько чисто, насколько вообще можно отмыть тролля), и от него больше пахло французским лавандовым мылом, чем троллем. Боффин сидел тихо, склонив головёнку набок, и вдруг посмотрел прямо в глаза миссис Хоукс своими бездонными голубыми глазами. Она сурово поглядела на него, но даже всепроникающий взгляд экономки не мог проникнуть до самого дна в удивительные глаза тролля, и понемногу она поддалась чарам его удивительных тёмно-голубых глаз.

— Гмм! — произнесла она, впервые в жизни растерявшись в неожиданной ситуации. — Ну, может быть, они действительно не все такие уж плохие, но я считаю, что тебя всё-таки надо бы помыть!

Мордочка Боффина совсем погрустнела. Он ещё ниже склонил голову, а миссис Хоукс попыталась сделать вид, будто на неё это никак не действует.

— Ну ладно! От этого вроде бы не так скверно пахнет, как от всех прочих, но по крайней мере уж ногти ему точно пора подстричь, — сказала она, когда почувствовала, что пора как-то высказаться.

Миссис Хоукс взяла в руку широкую ладонь Боффина и сделала вид, будто внимательно разглядывает ногти на его длинных пальцах. Боффин тотчас же снова повеселел и вдруг, уцепившись лапками, вскарабкался экономке на плечо. Миссис Хоукс поняла, что попала в очень неудобное положение, ведь это случилось у всех на глазах! Но в душе она совершенно растаяла, заглянув в глаза маленькому троллю, и уже не могла его отпихнуть. Только вечером перед зеркалом в своей спальне она обнаружила, что изящные заколки из лучшего лондонского магазина были вынуты из её причёски, а вместо них засунуты обыкновенные грязные палочки, которыми усыпана почва в лесу. В придачу она вытащила у себя из волос парочку уховёрток и одну улитку.

— Мы не можем избавиться от троллей, — спокойно повторил Гудвин, — но я теперь знаю, как сделать, чтобы они нам меньше досаждали.

Собрание снова загомонило, но тут возвысил голос доктор Пилбери:

— Я нисколько не удивляюсь, что нам придётся жить с троллями. Ведь мы уже пытались срубить ивы и у нас ничего не получилось, так как же мы можем изловить троллей?

Гудвин старательно отводил глаза, чтобы не встретиться взглядом с добрым доктором, а сам косился на торбочку, которая была у Анри на спине. В торбочке лежала серебряная фигурка.

— Так давайте же все вместе послушаем, что можно сделать, чтобы тролли нас поменьше мучили.

И тут Гудвин объяснил, что обитателям Комптон Бассета надо завести у себя колокол, а лучше сразу несколько, и звонить в них, как только тролли появятся в деревне. Колокольный звон отпугнёт троллей. Можно, наверное, даже протянуть верёвку от церковного колокола к ближайшим домам деревни, чтобы звонить в него, как только придут тролли. Гудвин был совершенно уверен в том, что это заставит троллей держаться на расстоянии. Наконец, он рассказал, что Анри, может быть, сумеет уговорить троллей, чтобы они не творили столько вреда.

— Уговорить троллей? — недоверчиво переспросили из зала.

— Ну, уж таким способом мы точно ничего не достигнем! — выкрикнул один голос.

— Они, наверно, понимают только тогда, когда с ними говорит миссис Хоукс! — поддержал его другой.

Но Гудвин снова добился тишины и предложил им посмотреть, что получится.

Анри ласково подозвал Боффина и поманил его пальцем. Едва Боффин заметил его знаки, как тотчас же подбежал к мальчику.

— Смотри, Боффин! — обратился к нему Анри. — Здесь у меня баночка, а в ней три пирожка.

Он мог бы и не просить об этом Боффина, потому что тролль и без того не сводил глаз с лакомства.

— Ты можешь взять пирожок, Боффин, но только один!

Анри открыл банку, и Боффин запустил туда руку. Он схватил сразу все три пирожка и стал нюхать.

— Не забудь, что тебе дали только один, — повторил Анри. — Он ещё не очень понял, что можно трогать только тот, который возьмёшь, — извинился за Боффина Анри перед собравшимися. К удивлению зрителей, тролленок положил обратно два пирожка, после того как внимательно их изучил.

— Просто невероятно! — воскликнул доктор Пилбери от имени собрания. — Это позволяет надеяться, что в конце концов мы, может быть, сумеем приучить троллей к воспитанному поведению и с ними можно будет жить в добрососедских отношениях.

Гудвин добродушно улыбнулся и кивнул. На всех произвело большое впечатление, когда они увидели, чему, оказывается, можно научить Боффина, хотя впечатление было бы менее сильным, если бы люди знали, что два пирожка были посыпаны солью вместо сахара.

— Обманули! — выкрикнул попугай.




Эпилог


Мы сидели со старым Натаном на скамейке у поворота дороги в Комптон Бассете. Чудесный солнечный день уже клонился к вечеру. Из-за поворота показалась старенькая миссис Фоли и покивала нам, улыбаясь. Старушка медленно переставляла ноги, и прошло некоторое время, пока она добрела до почтового ящика и опустила письмо. Тогда она обернулась и снова покивала нам, как при встрече. Глаза её опять так же весело улыбались.

Натан сидел, уперев подбородок в палку; некоторое время он молчал. Казалось, он задремал и забыл о моём существовании.

— И что же, это вся история? — осторожно спросил я.

— Да, — очень твёрдо ответил Натан. Он по-прежнему смотрел в пространство, и я удивился его неожиданной сдержанности. Потом он немножко оттаял, и я увидел, что его глаза осветились улыбкой. Уже более дружелюбно он сказал: — Это вся история о том, как лесные тролли попали в Комптон Бассет и как люди привыкли к их соседству. Как ты только что слышал, их можно прогнать при помощи лавандовых духов или колокольного звона, которого они ужасно боятся. Но вести себя добропорядочно они, конечно, так и не научились!

Натан сделал паузу, и в его глазах блеснул лукавый огонёк:

— Но на этом история лесных троллей конечно же не кончилась. На самом деле она гораздо длиннее, и её ты услышишь как-нибудь в другой раз.

С этими словами он встал и пошёл, но, пройдя несколько шагов, остановился и набрал в грудь побольше воздуху.

— История Комптон Бассета на этом тоже ещё не закончена, — сказал он, обращаясь словно бы не ко мне. — Комптон Бассет, как ты теперь знаешь, не совсем обыкновенная деревня; тут происходит ещё много чего таинственного, кроме проделок троллей. Очень многое в Комптон Бассете на самом деле не такое, каким оно кажется. Вероятно, ты был так занят троллями, что ничего другого не мог заметить.

Я вздрогнул от неожиданности и только собрался спросить у Натана, что значат его слова, как он уже повернулся и покачал перед моими глазами раскрытой ладонью, показывая, что на сегодня все рассказы окончены. Затем он помахал мне на прощание рукой и побрёл к себе домой. Я остался на скамейке, думая про себя, что рассказ Натана, пожалуй, дал мне больше вопросов, чем ответов.

Я поднял голову и посмотрел на вершину холма Грэмпс Хилл, где под сплетением могучих корней обитали лесные тролли. Сейчас там не заметно было никаких следов их присутствия, но скоро зайдёт солнце и…

Я отправился домой, когда на крышах домов заиграли последние лучи солнца, раздумывая над тем, какие же ещё таинственные дела могли происходить в Комптон Бассете, на которые намекнул старый Натан. Не удержавшись, я поглядывал на окошки домов, но там всё было спокойно и тихо. Миссис Фоли уже добралась до дому и сейчас, стоя возле зелёной изгороди, срезала розы в своём садике. Она ещё раз помахала мне рукой, улыбаясь одними глазами. Я пошёл дальше мимо других домиков. Невозможно было сказать, скрывают ли весёленькие занавесочки, подобно ивам на Грэмпс Хилле, какие-то тайны. Но одно было ясно: уж я не забуду на ночь хорошо запереть дверь!



А продолжение этой истории вы сможете прочитать, когда она будет написана, в томе II «Борьба за ночные кристаллы»




Хронология борьбы за вековечные ивы


31 октября 1720 г. (Ночь Всех Святых). Приезд Вальтера Шмидта в охотничью хижину на Блоксбергской пустоши.

Конец лета 1728 г. Первое путешествие Арсена Састрафена на Блоксберг. В октябре он заблудился на пустоши.

1742 г. Арсен Састрафен пишет том VII «Мистика и магия: Тролли голубого огня».

Осень 1852 г. Кастанак получает письмо от Альберта Шмидта, после чего немедленно отправляется на Блоксберг.

31 октября 1853 г. (Ночь Всех Святых). Непогода застаёт Кастанака в пути на дороге Риджвей, и он находит пристанище в трактире Комптон Бассета. Помещик «покупает» у него семена ивы.

31 октября 1857 г. (Ночь Всех Святых). Кастанак снова приходит в Комптон Бассет и выпускает троллей на холме Грэмпс Хилл. Затем Кастанак возвращается в Глестонбери и оттуда отплывает во Францию.

16 сентября 1862 г. Миссис Хоукс поймала лесного тролля, и Комптон Бассет подвергся ночному нашествию троллей.

18 сентября 1862 г. Гудвина посылают на поиски таинственного чужестранца.

Около 26 сентября 1862 г. Гудвин встречается в Глестонбери со Спиррусом.

Около 3 октября 1862 г. Гудвин встречается в Пуле с Бомстафом и на следующий день отплывает во Францию.

7 ноября 1862 г. «Элинор» приходит в Марсель. Спустя три дня Гудвин встречает Анри.

16 ноября 1862 г. «Элинор» приходит в Александрию.

22 февраля 1863 г. «Элинор» приходит в Константинополь.

Июнь 1863 г. «Элинор» возвращается в Пул.



notes


Примечания





1


Эту часть истории можно будет прочесть во втором томе «Борьба за ночные кристаллы»




2


Нет-нет! (фр.)




3


Спасибо — на французском, английском и итальянском языках.




4


Рассказ о том, что случилось с Кастанаком и Альбертом Шмидтом в ту ночь на Блоксбергской пустоши, можно найти во втором томе «Борьба за ночные кристаллы»


назад вперед | первая последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.