Главная | вверх

Грэхем - Трудное примирение (28 из 100)

назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью
Ей еще не случалось видеть Люка в таком возбуждении. Как завороженная следила она за его метаниями по комнате.

Так он о ней беспокоился? Неужели он и правда о ней беспокоился? В голове это не укладывалось. Уходя, осторожно, точно вор, крадясь по коридору к запасному выходу, она пробовала представить себе его реакцию на свое исчезновение. Недоумение… оскорбление… презрение… безразличие. Ей и в голову не приходило, что он будет о ней беспокоиться, тем более ее разыскивать.

Странным образом она и сама не понимала почему, но эта мысль ее беспокоила, и она решила не оправдываться. Одно было хорошо: Люк не подозревал о существовании Дэниэла. Хотя бы этот страх отпустил, и она могла снова подумать о Дрю.

— Оставь Дрю в покое, — попросила она. — Этот контракт ему необходим.

— Это все, что ты можешь мне сказать? — В глазах у него застыл холод.

Она глубоко вздохнула.

— Он разорится, если не получит этого контракта.

— Знаю, — криво усмехнулся он.

— Если ты сердишься на меня, так вреди мне. Не могу поверить, что ты и правда собираешься причинить вред Дрю, — призналась она.

— Придется поверить, — возразил он.

— Я хотела сказать… — она растерянно теребила собственные руки, — ты пришел… ты говоришь, хочешь, чтобы я вернулась, но это совершенно невозможно, — закончила она дрогнувшим голосом.

— Нет?

— Нет! И я не понимаю, зачем ты это затеял! — закричала она.

— Может, попробуешь?

Она не хотела смотреть на него. Он сделал ей слишком больно. Присутствие Люка пробуждало в ней страх, сродни страху ребенка, хоть раз обжегшегося огнем. Воспоминание о страданиях воздвигало между ними непреодолимый барьер.

— И пробовать не стану, — сказала она упрямо. — Ты для меня — эпизод из далекого прошлого.

— Эпизод? — не веря своим ушам, воскликнул он. — Мы прожили два года!

— Девятнадцать месяцев, и каждый из них был ошибкой, — поправила Кэтрин, постепенно утрачивая бдительность.

— Madre de Dio. — На скулах у него заиграли пятна. — Прямо какая-то череда стоянок на одну ночь.

Она вздрогнула.

— Не знаю. Мне часто казалось, что именно так.

— Как ты можешь так говорить? Я всегда относился к тебе с уважением! — выдавил он.

— Это называется уважение? — У нее вырвался полузадушенный смешок. В этот миг и ею овладела ярость. Будь она тигрицей, она разорвала бы его на части. Бессилие вылилось в злую насмешливость. — Когда я смотрю на тебя, то никак не могу понять, как я могла когда-то иначе к тебе относиться.

— Все время, что я здесь, ты смотришь куда угодно, только не на меня, — сухо заметил Люк.

— Люк, я тебя ненавижу. Я ненавижу тебя до такой степени, что, если бы ты лежал мертвый у моих ног, я плясала бы на твоих костях! — в бешенстве прокричала она.

— Будущее, как видно, обещает много интересного.

— Для нас с тобой оно не будет общим! — Ни с кем раньше Кэтрин до такой степени не теряла контроль над собой. Стоит тут с таким видом, будто ублажает сбежавшего из-под надзора полоумного, а сам спокоен как чурбан и пропускает мимо ушей все, что она говорит.
назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.