Главная | вверх

Грусланов, Лободин - Шпага Суворова (52 из 91)

назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью


Таинственный медальон заинтересовал многих собирателей исторических реликвий, и я решил непременно отыскать его и приобрести для музея. Чтобы ускорить дело, пришлось посетить старейшего антиквара, человека с великолепной профессиональной памятью.

Он помнил буквально все, что могло интересовать всякого рода коллекционеров и любителей вещей, принадлежавших когда-то государственным деятелям, полководцам, известным артистам, композиторам, художникам и писателям.

Этот человек знал всех собирателей старины и оказывал большую помощь музеям в поисках нужного им исторического оружия, гравюр, картин прошлых веков.

Это был не кто иной, как всеми уважаемый Лев Иванович Ленский.

Он внимательно выслушал меня.

- Помнится, - сказал Лев Иванович, - у кого-то из потомков Суворова хранился портрет полководца в ореховой раме. Но имя художника осталось неизвестным. Скорее всего, это кто-нибудь из русских. Мне хорошо известно, что портрет нигде не выставлялся и не упоминается ни в одном из описаний изображений Суворова. Вам могут помочь только потомки полководца.

Разыскивая по поручению музея личные вещи Суворова, я неоднократно бывал у правнучки полководца - Аполлинарии Сергеевны. Значит, нужно обратиться к ней еще раз.

Аполлинария Сергеевна, как всегда, внимательно выслушала меня и поведала историю медальона.

- ...Приближался 1850 год. Со дня смерти нашего прадеда прошло пятьдесят лет.

У внука умершего полководца, Александра Аркадьевича, часто собирались старые, заслуженные генералы. Еще совсем молодыми офицерами они с Александром Васильевичем ходили в знаменитый итало-швейцарский поход. Они вспоминали своего командующего и вместе с хозяином обдумывали, как бы лучше отметить приближающуюся годовщину.

Встречался Александр Аркадьевич с офицерами и солдатами полков, которыми командовал его дед. Все они в один голос просили выполнить последнюю волю Суворова.

Они рассказывали, как, возвращаясь из швейцарского похода, полководец ехал через Баварию, Богемию, Австрийскую Польшу и Литву. Всюду его встречали с триумфом и оказывали королевские почести.

В Аугсбурге местные власти прислали к нему почетную стражу.

- Меня охраняет любовь народная, - ответил Суворов и отослал стражу обратно.

В городе Нейтингене Суворов осмотрел гробницу австрийского фельдмаршала Лаудона.

Читая многословные, пышные надписи, прославлявшие Лаудона, Суворов задумался и тихо, едва слышно сказал правителю своей канцелярии:

- К чему такая длинная надпись? Завещаю тебе волю мою. На гробнице моей написать только три слова: "Здесь лежит Суворов".

Волю его нарушили. На месте погребения положили плиту с длинной, витиеватой надписью: "Генералиссимус, князь Италийский, граф А. В. Суворов-Рымникский, родился в 1729, ноября 13-го, скончался 1800, мая 6 дня".

Александр Аркадьевич прислушался к голосу соратников полководца, долго хлопотал и, наконец, выполнил волю деда, заменив эту надпись короткой, в три слова:
назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.