Главная | вверх

Грусланов, Лободин - Шпага Суворова (39 из 91)

назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью


У людей было приподнятое настроение. Кругом царило оживление, веселье.

Сильное впечатление на всех произвел парад.

У развернутого знамени гарнизонного полка стоял почетный караул.

Музыканты в парадной форме, в заломленных на бок фуражках играли торжественный марш, под который стройными рядами проходила перед боевым знаменем колонна солдат.

Собравшиеся тогда в Измаиле представители воинских частей и городов Российской империи выразили желание поставить большой памятник-монумент, который увековечил бы подвиг суворовских чудо-богатырей, воинов русской армии.

С этой целью они избрали комитет. В его состав вошел молодой учитель измаильской гимназии Николай Григорьевич Громов, недавно окончивший Московский университет.

В гимназии Николай Григорьевич преподавал историю. Он любил свой предмет, никогда не считался со временем, занимался отдельно с отстающими, а желающим давал дополнительные уроки.

Громов с большим рвением работал в комитете по сооружению памятника. Вскоре из-за бездеятельности остальных членов комитета все дела оказались в его руках.

В поисках средств он обивал пороги городской управы, неоднократно вел беседы с гласными местной думы, бранился с чиновниками казначейства.

На сооружение памятника-монумента требовалось пятьдесят тысяч рублей, но городская управа Измаила отпустила всего лишь две тысячи рублей.

- Поймите вы, молодой человек, - увещевал недовольного двадцатишестилетнего общественного деятеля городской голова, - две тысячи рублей! Деньги немалые! Надо же это понять!

И сколько Николай Григорьевич ни доказывал, что с этими деньгами ничего не сделаешь, что необходимо найти тысяч пятьдесят, никак не меньше, что памятник мог бы украсить город, прославить его, голова, один из самых богатых купцов Измаила, не сдавался:

- Эх, батенька, махнули! Пятьдесят тысяч! Это что же, наличными за славу вашу прикажете отвалить? Не выйдет! Дорого берете за славу! Мы без нее жили и как-нибудь, с господней помощью, дальше проживем! Берите две тыщи, и баста! А то передумаем!

"Что делать! Что делать!" - думал Громов после беседы с городским головой. Его поразило безразличное отношение хозяев города к памяти полководца.

"И так - от городской управы до царского престола!" - возмущался Громов.

Он решил использовать свои знакомства в Московском университете и кое-какие связи в Петербурге.

Время шло. Отступиться от дела, конечно, было легче всего, но учитель был не из тех, кто отступает при первых же трудностях.

Он настойчиво добивался своего и писал во все концы страны письма и ходатайства. Громов умолял, убеждал и возмущался бездушным отношением к идее создания памятника. Он просил о помощи, вовлекал кого только мог в свои хлопоты по сооружению монумента.

Наконец, после долгих проволочек, из Петербурга пришла бумага с разрешением комитету собирать пожертвования на памятник среди населения.

В "департамент по сооружению монумента героям Измаила", как в шутку называли маленький дом учителя, затерявшийся на тихой улице города, иногда приходили рабочие судоремонтного завода, железнодорожники из паровозного депо, даже чиновники.
назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.