Главная | вверх

Громовский - Феникс (42 из 182)

назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью
И в конце - смерть.

- Скажите, пожалуйста, - сказал Георг, отвлекая милиционера от Инги, что за заварушка случилась?

- А хрен его знает. Тарелочки гребаные опять поналетели... - сказал живой милиционер, и, так и не притронувшись к вожделенным женским формам, махнул рукой: - Ладно, топайте отсюда по-скорому...

Женщина в платке вытащила пальцы из ушей мальчика, которыми она перекрывала слух ребенку, пока говорили взрослые дяди, рассыпалась пред стражами в любезности. "Звините, ребятки, - говорила она, - звините, что потревожили... Но там такое творилось..."

- Так им и надо, паразитам, - сказал первый страж, похохатывая.

- Верно, - согласился второй, - пускай этих блядских буржуев потрясет маленько, а то больно гордые стали...

И, смеясь, они удалились к своим оставленным боевым друзьям и подругам.

С благосклонного разрешения представителей власти, группа беженцев взошла на самый верхний ярус набережной и углубилась на территорию Леберли. Георг, можно сказать, был у себя дома. Куда направятся женщина с мальчиком, его как-то не заботило, но, прощаясь с ними, Георг счел нужным сказать ребенку, державшему свою чудовищную книгу подмышкой.

- Ты читал о приключениях Буратино?

- Нет, - сказал мальчик.

- Я так и думал. Почитай. Гораздо интереснее и полезнее, чем эта твоя буддийская ахинея.

- А вы знаете, что такое "Лепидодендрология"? - задал вопрос мальчик, без запинки произнеся последнее слово.

Георг смущенно поднял плечи и отрицательно покачал головой.

- Я так и думал, - не без ехидства сделал вывод пацан. - Это раздел ботаники. Почитайте, наверняка вам пригодится, когда начнутся ваши приключения.

- Какие еще приключения?

- Кармические.

- А-а, ты опять за свое...

Георг понял, что форма сознания этого ребенка уже отлита и затвердела. Перевоспитывать его поздно.

- Звините нас, - говорила тетка, прощаясь, и уже в отдалении слышался ее голос: "Вот отдеру тебя ремнем, будешь знать, как со взрослыми разговаривать..."

- Ну что, идем ко мне? - сказал Георг преувеличенно бодрым голосом, чтобы затушевать смущение. Он вопросительно взглянул на подругу, и бледность ее лица поразила его.

- А куда?

- На вторую вышку...

- С ума сойти, слишком далеко. Я устала.

- Хорошо, давай присядем на лавочку - отдохнем, дождемся, пока не пойдет транспорт.

- Нет. Переждем у моей подруги. Она тут рядом живет.

Перспектива для Георга была мало прельстительна, но более разумна: в такой час сидеть на набережной - опасно.

Они вошли почти в такой же сквер, что и на правом берегу, только этот был шире и не так ухожен. В одном месте уже бесполезно горел фонарь и бледный его свет был особенно унылый. Проходя через его тусклую ауру, туман обращался в бисер дождя.

По безмолвным аллеям, меж древних стволов кленов и лиственниц, двигались они, как тени. Инга старалась не стучать каблучками по бетонным плиткам. Художник даже в эту минуту примечал краски кленовых листьев на палитре мокрой дорожки.

В одном месте на набережной стоял танк, замаскированный под памятник танку.
назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.