Главная | вверх

Гринуэй - Золото (73 из 163)

назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью
Кончилось тем, что во рту Эфраима взорвался пончик, начиненный его братом Иосафатом. Череп треснул от уха до уха. Иосафат мгновенно весь побелел – язык, кожа, волосы. Чувство вины буквально раздавило его. Он, раввин, вместо того чтобы раввина. Пока он собирался взорвать себя с помощью самодельной бомбы в зажатом кулаке, намертво обвязанном клейкой лентой, дабы отрезать себе путь к отступлению, обезумевшая невестка пырнула его ножом в живот. Она осталась с пятью мальчиками на руках, мал мала меньше, которым предстояло стать раввинами с международной репутацией.

Но до кровавой точки было еще далеко. Места белого коня, взятого черной ладейной пешкой, и черной королевской пешки, взятой на проходе белой ферзевой пешкой, с готовностью заняли две дочери братьев-раввинов, и они устроили вендетту, которая закончилась истребление близкой и дальней еврейской родни. В течение десяти лет в восьми странах было уничтожено шестьдесят четыре человека, по одному на каждую клетку шахматной доски, прежде чем эта партия закончилась.

Из переплавленных украшений, составлявших гордость ломбарда, получился золотой слиток 5YHJJ90. Не догадываясь о массовой резне, спровоцированной этим новым талисманом, лейтенант Харпш прихватил его с собой в Больцано, но угодил в автомобильную аварию, свидетелями которой стали лишь полевые мыши да ночные совы. Примечательно, что эта авария и последовавшая за ней смерть Харпша были предсказаны его отцом. Когда-то Харпш-старший сказал: «Мой сын будет храбро сражаться в будущей войне и погибнет». Похоже, лейтенант Харпш ждал до последней минуты, если не секунды, Второй мировой войны и явно не торопился исполнить отцовское предсказание: он был убит в 2.14 утра 8 мая 1945 года. Именно такое время показывали его вышедшие из строя часы. Большинство историков сходятся на том, что 2.14 – это точное время окончания Второй мировой войны.




44. Сиреневое мыло


Бенджамин спрятал золотую зажигалку и золотые украшения Марты – браслет, брошь в виде русалки, висячие сережки – в два бруска мыла. Разрезав бруски пополам, он положил все это в середину, затем снова сложил половинки и «запаял» их под струей горячей воды. А еще он добавил в мыло сиреневой эссенции. Странная идея с учетом того, что мыло было куплено в Маркене, где живут в основном кальвинисты, которые точно не моются сиреневым мылом.

Несколько голландских фашистов обчистили его деревянный домик и подожгли с помощью газет и парафина. Они вели себя как бойскауты, разжигающие свой первый лагерный костер. Бруски мыла, лежавшие на керамической полочке над мойкой, растопились на глазах у полноватого добровольца-пожарного, по первой профессии почтальона, Клауса Рихтера, названного так в честь героя Первой мировой войны, который предпочел утопиться, но не попасть в плен к неприятелю.

У Клауса Рихтера были большие желтоватые усы, а пожарную каску он носил с видом абсолютно счастливого человека.
назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.