Главная | вверх

Гринуэй - Золото (72 из 163)

назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью
Скрепка с треньканьем упала в общую кучу. Представители власти сначала лопатой, потом веником и совком и, наконец, руками собрали это богатство. И отправили в печь. Через толстое силиконовое стекло было хорошо видно, как вся эта масса раскалилась докрасна, затем вспыхнула синим пламенем, и в считанные секунды лак испарился в клубах черного дыма. Обнажившееся золото брызнуло белизной, а чуть позже приобрело цвет лютиков. Гора мелких проволочек сделалась однородной и потекла, как прозрачное оливковое масло, расползлась, как топленое молоко, превратилась в желтую топь, в подернутый рябью пруд, в безмятежное море, а застыв – в золотое зеркало. И все это на радость немецкому лейтенанту Густаву Харпшу.




43. Заговор раввинов


Это рассказ о ломбарде и о собранных в нем вещах, которые вместе с описью и ценниками конфисковали нацисты в поисках следов еврейского заговора, организованного двумя раввинами, чей отец, как Нобель, разбогател на производстве пороха. За неимением белого ферзя и черной ладейной пешки нацисты использовали дочерей раввинов в качестве живых шахматных фигур, чтобы разыграть партию на городской площади Леггорна. За это унижение братья готовы были взорвать весь христианский мир, начиная с леггорнской публичной библиотеки.

Увезенные из ломбарда вещи рассортировали и пустили в ход. Золотые украшения совершили путешествие в Базель, оттуда в Гештатинген, а затем в Баден-Баден, где превратились в желтый слиток, который в числе других лейтенант Харпш хитростью выманил, пообещав управляющему банком, своему родственнику, что все это золото они поделят между собой после войны. Этому не суждено было случиться, так как оба они погибли. Густав Харпш – в автомобильной катастрофе, его свояк – от приступа кашля. Свояк Харпша был прирожденным паникером. Постоянные страхи уберегли его от сильных потрясений. Поскольку он был абсолютно погружен в переживания личного порядка, у него не оставалось времени на общие проблемы, такие, как истребление евреев, или суровые русские зимы, или возвышение Гитлера и прочих мелких лавочников. В мае сорок пятого, дождавшись сообщения об официальной капитуляции Германии, свояк Харпша устроился поудобнее, насколько это было возможно в разрушенном бомбежками саду, с бокалом холодного шампанского, которое он приберегал как раз для такого случая. После четвертого глотка он закашлялся. Не прошло и пяти минут, как он был мертв. Он так и не узнал, что Харпш сыграл с ним злую шутку. А тот, в свою очередь, так и не узнал о смерти свояка, поскольку сам погиб десятью часами раньше неподалеку от Больцано, города, где спагетти лучше сразу отправлять в мусорное ведро.

А что же братья-раввины? Они были каббалистами. Из каждого события они выжимали символический смысл. Из каждой мелочи – метафору. И вот они решили, что смерть христианам должен нести хлеб насущный. Христиане любили хлеб из хорошей муки, и братья-раввины стали запекать в хлеб самодельные бомбы. Один укус или взмах ножа гарантировал обезображенное лицо, если не оторванную голову, с фейерверком из масла, варенья, меда, ломтиков сыра, копченой говядины и россыпи крошек.
назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.