Главная | вверх

Гринуэй - Золото (69 из 163)

назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью


В апреле сорок второго столпский банк угодил под бомбежку. Подвалы очистили, ценности же без всякой описи свалили в холщовые мешки и отправили в Мюнхен, а оттуда в Баден-Баден, где золото, отделенное от всего остального, благополучно переплавили в слиток ВВ8910р. Этот и еще девяносто один слиток попали в руки лейтенанта Харпша и вскоре угодили в автомобильную аварию неподалеку от Больцано, города, где вам лучше забыть про настоящие спагетти.




41. Зубная щетка


После того как Томас Хомильберг немного подраил булыжную мостовую зубной щеткой на улице возле ратуши города Лодзи, щеголь капрал велел ему почистить этой щеткой зубы. Что он и сделал. Мелкий песок ободрал ему десны. На вкус это было нечто среднее между машинным маслом и сырыми яйцами. После этого капрал приказал ему снова драить мостовую. Что он и сделал. Пена никак не хотела взбиваться. В лучшем случае на булыжниках пузырилась слюна, но через несколько секунд эти пузырьки исчезали. Капрал снова велел ему почистить зубы. Он почистил. На этот раз он почувствовал вкус кислого молока с кровью. Десны кровоточили. События для Томаса перешли в категорию абстракции, лишившись своей эмоциональности. Наш герой – писатель. Или, правильнее сказать, был писателем. Всего каких-то три часа назад. Сейчас же он был просто человеком, драющим булыжную мостовую зубной щеткой. Он привык смотреть на вещи со стороны, оценивая их с точки зрения литературного интереса. Такое отношение было следствием аутотренинга. Не то чтобы он знал, как научиться писательским навыкам. Просто он исповедовал эмоциональную отстраненность, отделение себя от событий, которые он наблюдал со стороны, а после записывал свои наблюдения. В эти минуты он думал о том, что описать нынешнюю ситуацию ему не составило бы большого труда.

Томасу снова приказали отдраить мостовую. Что он и сделал – с едва заметной улыбкой. В ответ он получил винтовочным прикладом по голове. Томас завалился набок, и зубная щетка под ним сломалась пополам. Теперь он уже не мог драить ею мостовую. Как, впрочем, и чистить зубы. Не проблема. Щеголь капрал велел ему драить булыжник костяшками пальцев. До сих пор Томас старательно прятал пальцы в рукаве плаща. Стоило ему высунуть их наружу, как капрал увидел обручальное кольцо, и тут же на правую руку обрушился тяжелый приклад. Томас отлично понимал значение рабочей руки для писателя. Он также понимал важность воображения для писателя. Будь он хорошим писателем, то есть человеком с развитым воображением, он бы придумал, куда понадежнее засунуть кольцо: в карман, в нижнее белье, в ботинок, – куда угодно, только не оставить на пальце. В голове пронеслись другие возможности: под крайнюю плоть, под веко, в пупок, за щеку, в ушную раковину, в нос, в задний проход. Томас мысленно перебирал тайные местечки человеческого тела. Наверно, у женщины в этом смысле больше выбора. Кровь бросилась Томасу в лицо. Он вдруг подумал о жене, которая лихорадочно ищет местечко на собственном теле, чтобы спрятать свое обручальное кольцо.
назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.