Главная | вверх

Гринуэй - Золото (59 из 163)

назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью


Когда правительство искало сближения синостранным государство, чьи антиеврейские законы не были такими драконовскими, оно смягчаю свою дискриминационную полтитику, и тогда крестьянам выговаривали за чрезмерное рвение. Их призывали вернуть владельцам коровьи колокольчики, медные краны, деревянные бадьи, поминальные свечи, детские куклы с пустыми лицами, формочки для фигурок из марципана, широкополые черные шляпы, швабры из-под лестницы, штакетины из забора, бумажные салфетки, пуговицы, модели кораблей из Гданьска, добротную посуду, кружевные занавески, туалетное мыло с запахом каламина, жакеты с вышивкой, пеньковую веревку, позолоченные закладки для книг и заточенные лебединые перья. Что до золотых украшений, то их в любом случае не возвращали. С ними поступали так: под Хакновом, где железнодорожная ветка выныривает из темного леса и дальше тянется через долину Нарьинка, крестьяне раскладывали золотые украшения на рельсах, и проходящий поезд перемалывал их до неузнаваемости. После этого владельцы уже не могли потребовать, чтобы им вернули их добро. Поди узнай в этом крошеве свои часы или запонки!

Представьте себе серое туманное утро, блестящие мокрые рельсы и человек двадцать крестьян, темные силуэты, раскладывающие на этих рельсах золотые украшения. А рядом, в лесочке, за серебрящимися стволами берез, стоят их подводы, лошадки щиплют придорожную траву, детишки рвут камыши в пруду и играют с зелеными лягушками. В восемь тридцать пройдет поезд София – Бухарест. Он выскочит из леса на скорости шестьдесят километров в час. За четыре минуты до его появления крестьяне, приложив ухо к рельсу, услышат далекий приближающийся гул и заблаговременно укроются в лесочке на тот случай, если в поезде едет какой-нибудь правительственный чиновник, который может устроить им выволочку.

С грохотом проносится поезд и расплющивает восемнадцатого века брошь, некогда украденную в Санкт-Петербурге у царской любовницы Анны Петровны, и принадлежавшее раввину обручальное кольцо, когда-то упавшее в водосток в городе Минске, а позже выловленное оттуда бродягой с помощью крючка на длинной веревке, и золотую застежку от Талмуда, напечатанного и переплетенного в районе Чипсайд в 1666 году, когда Лондон горел, как сухой хворост, и золотую цепь из тысячи двухсот звеньев, по сотне звеньев на каждое из двенадцати колен Израиля. Огромные чугунные колеса отбрасывают на насыпь амулет с прядкой волос похищенного ребенка и пружинную застежку от женской сумочки; сделанной в Афинах еще в те времена, когда лорд Элджин, можно сказать, украл из Акрополя мраморные статуи. Колеса разрезают пополам эмалевый гравированный браслет: одна половинка, изображающая сцену «Младенец Моисей, найденный в корзине», отлетает в траву, чтобы бесследно сгинуть; другая половинка, изображающая ключ, найденный во чреве кита, падает на деревянную шпалу. А другие колеса продолжают утюжить, размалывать, умножать и без того мелкие фрагменты.

Подождав, пока поезд отъедет мили на три и минует деревеньку под названием По-рдим-Криводо, крестьяне выходят из укрытия и начинают собирать то, во что чугунные жернова превратили их ворованное золото, – расплющенное, оплавленное, напоминающее не то ошметки сваренного белка, не то кусочки коровьих лепешек, не то мелко порубленные лоснящиеся овечьи кишки.
назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.