Главная | вверх

Гриневский - Тайна Великого Посольства Петра Великого (99 из 105)

назад вперед | первая -10 последняя | полностью


После призыва милости Божией митрополит стал ходить с кадилом вокруг ограды, посередине которой была проделана полынья в Москве-реке в виде колодца. А напротив ограды был воздвигнут высокий помост. На нем стоял солдат с белым знаменем, на котором сиял вышитый золотом двуглавый орел. Ему нужно было зорко наблюдать за церемонией благословения воды, склоняя в нужный момент стяг.

Как только кончилось богослужение, знаменосцы всех полков приблизились к ограде и их стяги были окроплены благословенной водой. Затем патриарх кропит святой водой царя и всех солдат. Завершая праздничное торжество, производится залп из орудий всех полков. За ним следуют троекратные ружейные залпы.

"Перед началом этой церемонии на шести белых царских лошадях привозили покрытый красным сукном сосуд, напоминавший своей фигурой саркофаг. В этом сосуде надлежало затем отвезти благословенную воду во дворец его царского величества. Точно так же клирики отнесли некий сосуд для патриарха и очень много других для бояр и вельмож московских".

Но из этих описаний Корба было бы неправильно делать вывод, что только увеселениями и была занята Москва той зимой. Государственный аппарат, хоть и с напряжением, работал четко. Розыск и казни стрельцов шли своим чередом. Царь крепко держал бразды правления и умудрялся самолично принимать решения по всем сколько-нибудь значимым делам. Кстати, именно в эти дни - 1 и 6 января им были направлены личные указания Возницыну уступить приднепровские города.

Как это ему удавалось? Петр работал все время - даже во время пиров. Нередко на балу, где-нибудь в соседней комнате, он давал аудиенции иностранным представителям, принимал верительные грамоты, отпускал послов. Иногда поздней ночью в разгар пира он устраивал своего рода государственный совет для обсуждения важных вопросов, порой даже не считаясь с присутствием иностранцев или других гостей, которые в немом изумлении следили за происходящим.

Один из таких деловых пиров описан все тем же вездесущим Корбом.

На пиршество к Лефорту царь запоздал, задержанный какими-то важными делами. "Впрочем, и во время самого стола, не обращая внимания на присутствие иностранных представителей, он рассуждал о некоторых предметах с боярами, но это совещание было очень близко к спору: не щадили ни слов, ни рук, потому что все были увлечены чрезмерно, а в присутствии государя и опасным пылом при упорной защите своего мнения. Они так спорили друг с другом, что дело доходило по"ти до обвинения. Негодуя, что к царским обедам допускается столько разного рода сумасбродов, боярин Артамонов, обращаясь к Винниусу, воскликнул по латыни "stultorum plena sunt omina!"*"

По окончании пира, пишет далее Корб, следовали танцы и затем отпуск польского посла. Царь с неожиданной быстротой вырвался из толпы веселящихся гостей в находившуюся рядом столовую, отдав приказ польскому послу следовать за ним. Туда же устремилась и вся толпа пировавших, желая узнать, в чем дело.

"И не успели еще все задержанные собствеиной торопливостью проникнуть туда, кик его царское величество уже выдал польскому послу отзывную (т.
назад вперед | первая -10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.