Главная | вверх

Гриневский - Тайна Великого Посольства Петра Великого (97 из 105)

назад вперед | первая -10 последняя | полностью
16 марта у венских городских ворот распрощался он со своим первым помощником и советником "дохтуром" Пасниковым. Поскакал "дохтур" на север, в Амстердам, инструменты править, а Прокофий Богданович повернул коней на восток,

Медленно двигался по разбитым дорогам Европы возницынский караван. Необычное зрелище являл он изумленному путнику. Коляски, кареты, возки с необьятным посольским скарбом. За ними - важные верблюды и мулы, подаренные турками. А вокруг - всадники в долгополых кафтанах и щеголеватые рейтеры. И все это нещадно вопило, ревело и ржало, неуклонно двигаясь туда, где вставало солнце.

Через несколько дней в маленьком городке Опава этот караван разделился. Подьячий Михайло Волков и дворянин Владимир Борзов двинулись на Варшаву, а оттуда в Смоленск и Москву. Им сбагрил Прокофий Богданович опостылевших верблюдов и мулов, строго-на-строго наказав доставитъ их в целости и лишь в крайнем случае продать. Причем даже цену указал*.

А сам Возницын взял курс на Бреславлъ - Кенигсберг - Мемель - Ригу Псков. Три месяца продолжалосъ путешествие. Ехал он в карете, плыл по Висле на судах-шмаках. Встречался с разными людьми, смотрел, изучал, приглядывался. Перед его глазами, не на бумаге - на яву разворачивалось, как любят говорить дипломаты, "внутреннее положение" Австрии, Польши, Бранденбурга, Курляндии, сложное переплетение их интересов и противоречий. Скоро, очень скоро все эти вопросы станут главнейшими в русской политике. Интересно, случайно или все-таки с умыслом проложил этот маршрут Прокофий Богданович?

В его бумагах нет на это прямого ответа. Он лишь все жалуется на здоровье да на худые подводы.

"С самой Сермии от тамошних злых ветров и стужи и большой нужи учинился болен и доселе стражду скоробутикою и ныне лежу недвижим, токмо терплю во всех своих костях и жилах великий лом и нестерпимое грызеиие и веры иеймегпся, могу ль доехати жив до Москвы".

Вообще тон его записей унылый, не то что в Карловицах. В Бреславле он получил известие, что в Варшаве "огневицаю умер" его соперник пан Малаховский и к султану назначен другой посол. Прокофий Богданович не без назидания замечает: "Говорят, что с печали, что договор его не зело за благо почтен". Татары на Польшу набег учинили и 120 тысяч в полон увели. И за то на него великое нарекание было, что, учиня вечный мир, не сумел ту опасность отвести.

* * *

Первые слухи о заключении мира с турками поползли по Москве 31 января. Скорее всего это были просто слухи, вызванные ожиданиями: после перемирия в Карловицах прошло всего 17 дней, и официальное сообщение в Москву прийти никак не могло. Но радости они не вызвали. В столице в это время проходил "съезд" созванного для похода служилого дворянства, которое, судя по всему, было настроено воинственно. Вот что записал в своем дневнике секретарь австрийского посольства Корб:

"Распространившиеся слухи о мире вызывают общую печаль; даже скорбят и те лица, которые до сих пор все вздыхали о мире, хотя наружно противились ему, не желая навлекать ни себя неудовольствие (царя)".
назад вперед | первая -10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.