Главная | вверх

Грин 2 Кровь и честь (206 из 216)

назад вперед | первая -100 -10 последняя | полностью
Хранительница могла гордиться собой. Даже сейчас, стоя по колено в крови, она не могла не радоваться своим, столь изменившимся чувствам к Виктору, который ведь и раньше, до того, как угодил в изгнание, был совсем не плохим человеком. Просто он проявлял слабость и частенько попадал под влияние нехороших людей. Тогда он не значил для нее ничего, но человек, выплывший словно из небытия во времена хаоса, порожденного смертью Малькольма, оказался гораздо лучшем, чем тот, которого она знала. Настоящий принц Крови, чье место на троне отца. И доброе чувство к этому человеку неуклонно росло в сердце Кэйт Таггерт. Она улыбнулась, а потом решительно прогнала все ненужные мысли. Время подумать об этом еще наступит. Если, конечно, наступит. Хранительница замка продолжала сражаться, с каждой минутой уставая все больше и больше, пот струился по ее лицу и по груди. Чтобы удерживать в руке огненный меч, Катриона тратила последние силы, но она и подумать не могла о том, чтобы воспользоваться обычным оружием. Нельзя было терять свое главное преимущество. Она искренне надеялась, что ей удастся продержаться, пока Виктор не доберется до Камня. Если этого не произойдет, то все последние битвы и жертвы напрасны. Таггерт продолжала рубить чудовищ своим сияющим мечом. Но она чувствовала себя несчастной. Хранительница делала то, чему ее научили, сражалась во имя того, во что верила, для человека, на которого возлагала все свои надежды… Сегодня ей меньше всего хотелось умирать.

Корд размахивал своим боевым молотом с убийственной легкостью, и твари, порожденные нереальным миром, оспаривали друг у друга честь сразить его, но Дамон твердо стоял на ногах. Чудища даже не злили Корда, ведь это были в некотором смысле его братья, появившиеся на свет, как и он, от вспышки вырвавшейся на волю ирреальности, и вброшенные в мир, который не принимал, просто не мог принять их… Корд внешне не отличался от человека и вел себя соответственно, но никогда не забывал о том, кто он на самом деле. Он был недоразумением, воплощенным в плоти и крови, порождением нереального мира, и ничем другим. Его можно было назвать предателем своего племени: ведь Корд сражался, защищая человека, которым восхищался, и женщину, которую, наверное, любил бы, если бы появился на свет в реальном мире.

Родрик рубил и колол своим мечом, но он не мог отделаться от мысли, что все его планы чудовищным образом перепутались. Вначале все казалось безупречно продуманным. Все так говорили. Но потом случилась какая-то досадная мелочь, а следом и нечто более важное… Теперь он вдруг понял, что и сам был частью чьих-то чужих замыслов. Это горькое разочарование заставляло его упорно продолжать свой путь и еще, наверное, жгучая ненависть к кишащим вокруг тварям. Что бы там ни произошло, замок этот был и оставался местом, где он родился, и сейчас граф сражался не за принца и не за короля, а за свой дом.

Боль, пронзавшая руку Джордана, мешала ему сражаться. Актер спотыкался и скользил на залитом кровью полу. Удары его меча становились все менее точными и все более слабыми, а легкие готовы были разорвать грудь в тщетной жажде глотка свежего воз духа.
назад вперед | первая -100 -10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.