Главная | вверх

Грин 2 Кровь и честь (184 из 216)

назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью
Хранительница проявила к Джордану огромное доверие, отдав ему завещание. Она поступила так потому, что верит — королевство окажется в надежных руках. Но ведь на трон сядет настоящий Виктор, который весьма и весьма отличается от человека, исполняющего его роль. Трудно даже оценить, насколько они разные. Конечно, принц очень сильно болел, а у больных часто портится характер. И все же…

«Ваша династия приходит в упадок».

Тут Джордан подумал вдруг, а правильно ли он поступил, показав рубин мессиру Гэвэйну? Рыцарь, в этом нет никакого сомнения, человек хороший, но ведь он связан клятвой верности Виктору, который — уверенность Джордана в этом все возрастала — не стоил такого отношения.

В гостиной все заговорщики, затаив дыхание, смотрели, как актер протянул засиявший мрачным светом рубин стоявшему напротив камина Виктору, который зажал камень в кулаке и улыбнулся широкой, но недоброй улыбкой. Хетер, глаза которой светились от счастья и гордости, приникла к плечу принца. У Родрика тоже улучшилось настроение, и даже Аргент улыбнулся раза два или три. Мессир Гэвэйн стоял на страже возле двери, и хотя рыцарь внимательно наблюдал за всем, что происходило в комнате, лицо его ничего не выражало. По дороге сюда Гэвэйн захотел проведать свою жену, ему пришлось настоять на своем, так как Родрик спешил и не желал терять времени. Граф и рыцарь едва не повздорили.

Наконец Виктор вернулся в кресло, а Хетер села на подлокотник, обвив рукой плечи возлюбленного. Остальные придвинули поближе свои кресла, и принц произнес заклинание.

Воздух перед заговорщиками засветился, став как бы осязаемым, и в комнате появился король Малькольм, которого Джордан в отличие от всех прочих удостоился чести видеть впервые. Актер стал внимательно разглядывать покойного редгартского правителя, оказавшегося высоким и мускулистым человеком в парадных королевских одеждах. Лицо его, обрамленное уже тронутыми сединой, но все еще довольно густыми и волнистыми волосами, казалось, подобно лицам Луи и Доминика, вырезанным из кости, а пронзительные глаза были серебристо-серыми, как у госпожи Габриэллы. Король плотно сжал тонкие губы. Весь вид Малькольма говорил о том, что он собирается сказать нечто очень важное. Голос монарха звучал спокойно и уверенно:

— Если вы слушаете меня сейчас, значит, я мертв. Не знаю, кто или что стало причиной моей смерти, но пребываю в глубочайшей уверенности, что двор охвачен все нарастающей паникой. Вы уже знаете, что пропали корона и печать. Я приказал спрятать их. Я предполагаю, что ты, Вильям, как регент тоже находишься здесь. Прости за то, что из-за меня оказался в таком положении, но, надеюсь, ты понимаешь: так было надо. Согласно обычаю, я должен объявить наследником одного из моих сыновей, но я пришел к выводу, что ни один из них не может взойти на престол Редгарта.

Покойный король сделал небольшую паузу, лицо его стало печальным. Заговорщики обменялись озабоченными взглядами, они то и дело украдкой поглядывали на Виктора.
назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.