Главная | вверх

Грин - Девять месяцев из жизни (92 из 199)

назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью


Стейси цинично ржет:

– Нет, она так не считает. Джули считает, что ты потенциально милый человек, и в качестве благотворительности взяла тебя на перевоспитание как экспериментальный вариант.

Блин. А я-то всегда думала, почему она со мной дружит, но такая причина мне в голову не приходила. В этом, однако, есть смысл. Сочувственная улыбка Джули предстает в новом свете.

– Послушай, это неважно. Дело сделано, у меня будет ребенок, и ничего с этим не поделаешь, так что можешь за меня порадоваться.

– Хорошо. Я в диком восторге, удовлетворена? Только сделай одолжение, не рассказывай мне про закаканные подгузники и как миленько он срыгнул. Мне плохо от этих восторгов материнства.

– Честное слово, иногда мне кажется, что ты под своими стильными брючками прячешь здоровый хрен. Не волнуйся – про детей я с тобой говорить не буду, обещаю.

– Ладно. – Пауза. – Как я понимаю, на пробежку тебе можно?

– Доктор говорит, что можно бегать до самого конца. До завтра, увидимся.



– О боже, какая ты огромная!

После шести недель за границей это первое, что я от нее слышу. Надо познакомить ее с моей собакой. Они друг другу идеально подходят.

– Я не огромная. Я все еще ношу почти всю свою старую одежду.

Она внимательно изучает меня с головы до ног.

– Ну, для тебя – можно считать, огромная. И руки растолстели.

Я так и знала. Когда я набираю вес, первыми толстеют руки. Надо увеличить мучения на тренажере до двух раз в неделю.

– Может, пойдем? – спрашиваю я.

Мы молча выходим на дорожку. У меня много проблем, на которые хочется пожаловаться, но я не позволю ей злорадствовать по поводу того, что я изменилась и могу теперь говорить только о детях.

– Как прошли съемки? – наконец говорю я. Стейси закатывает глаза:

– Это был полный ужас. Актеры друг друга ненавидели, все время доставали жалобами, что у одного трейлер больше, а другому отдельно еду готовят... Ужасно. Команда почти вся мексиканская, половина по-английски не говорит, режиссер постоянно им что-то объяснял. Не спрашивай. Кошмар.

– М-м-м. Сочувствую.

Опять идем молча. Потом вступает Стейси:

– И когда ты будешь выяснять? Я не понимаю, о чем она говорит.

– Что выяснять?

– Что, что – мальчик или девочка. Ты ведь будешь выяснять?

Ага, я понимаю, что она делает. Ей стыдно за вчерашнее, и теперь она изображает интерес. То же самое я делала с Джули, когда она рассказала мне про ребенка, помните? Милый жест, но мне таких одолжений не надо.

– Послушай, Стейси, совершенно не обязательно делать вид, что тебе интересно. Я знаю, что ты об этом думаешь, так что давай лучше поговорим о чем-нибудь другом.

– Мне это совсем неинтересно, и я с большим удовольствием поговорю о чем-нибудь другом. Но раз уж у тебя будет ребенок, я должна знать, кто это будет. Так когда ты пойдешь выяснять?

Чудненько. Если она хочет загладить неприятный момент, я буду более благородной, пусть заглаживает.

– Через три недели. Двадцать второго ноября.

– Есть предпочтения?

Разумеется, у меня есть предпочтения.
назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.