Главная | вверх

Грейс - Проказница (1 из 1)

назад вперед | первая последняя | полностью
Сьюзен Грейс


Диана Грейсон, дочь знаменитой Леди Кошки, отличалась дерзким и независимым нравом. Полюбив мятежного ирландца Джада Девлина, она готова идти с ним на край света, но не хочет признаться ему, что она дочь английского графа. Неожиданно ее возлюбленный исчезает, так и не успев узнать, что скоро станет отцом… В отчаянии Диана едет в поместье своей матери в Ирландии, не догадываясь, что туда же уехал Джад. Чтобы спасти брата, приговоренного к смертной казни. Джад захватывает дочь английского графа в качестве заложницы и с изумлением узнает в этой богатой англичанке свою возлюбленную Диану, с которой, как он думал, расстался навсегда. Влюбленные становятся врагами, страсть, ненависть, обида и любовь переплетаются в единый клубок, но смертельная опасность и страх потерять друг друга все расставляют по своим местам.





Сьюзен Грейс

Проказница





1.



Лондон, апрель, 1825

— Я слишком молод, чтобы умереть, Диана. Я на это не пойду, и не проси.

Диана Грейсон с трудом сдерживала улыбку, глядя на сидевшего напротив нее молодого человека. У Стивена Моргана не оставалось другого выхода. Победа была близка.

— Если ты хочешь получить от меня пятьсот фунтов, ты сделаешь то, о чем я тебя прошу.

— Но Джеймс убьет меня! Диана, я умоляю тебя, подумай!

Она вздохнула, поправляя вуаль на модной розовой шляпке.

— Джеймса сейчас нет в Англии. Он может узнать об этом, только если ты сам ему расскажешь. Если ты не согласен на мои условия, обратись за деньгами к кому-нибудь еще. Я уверена, у твоего отца найдется пятьсот фунтов.

— Уж к отцу-то я ни за что не обращусь! Если он узнает, как глупо я растратил все, что мне причитается на год, он не даст мне воспользоваться наследством деда, пока мне не стукнет двадцать один.

Сбросив бобровую шапку, Стивен утер выступивший на лбу пот.

— Проклятье! Что бы я не дал, чтобы мне сейчас уже было двадцать один. Что толку от этого чертова титула, если нет денег?

Глядя в окно кареты, Диана усмехнулась. Ее забавлял его тон.

— С твоим ростом и солидным видом ты вполне сошел бы за совершеннолетнего. Но сколько бы вы ни ворчали, ваша светлость, не видать вам ваших денежек еще целых три года. А вообще-то восемнадцать — неплохой возраст, так что не сетуй.

— Легко тебе говорить, Диана! Тебе-то уж исполнилось двадцать один в прошлом сентябре, и ты получила все права на оставленные тебе деньги.

Стивен нахмурился.

— Не мог бы я как-то изменить свою ситуацию, обратившись в суд?

— Вряд ли. Твой титул герцога де Лоран — французский. Английский суд не может изменить условий, на которых, по воле твоих родителей, ты наследуешь своему деду, Этьен Мишель Шарль Бушар-Морган!

Стивен сделал гримасу:

— Это жестоко, Диана! Тебе отлично известно, что я не терплю этого напыщенного имени. Она погладила его по руке:

— Прости, Стивен. Я никогда не могу устоять перед искушением подразнить тебя и всегда потом раскаиваюсь.

— Достаточно раскаиваешься, чтобы одолжить мне деньги, Ана? Ведь мы с тобой всю жизнь дружим. Неужели у тебя хватит духу мне отказать? — спросил он с надеждой.

— Я помогу тебе, но все будет по-моему, — отвечала она, не обращая внимания на его попытку умаслить ее, называя уменьшительным детским именем. — Если ты хочешь получить от меня пятьсот фунтов, ты получишь их на моих условиях или не получишь вовсе.

— Ты несправедлива, Диана. Мне нужны деньги, но я не могу рисковать своим…

— Рискую я, а не ты, Стивен. Итак, когда ты за мной завтра заедешь?

Смирившись со своей участью, Стивен сдался:

— Около одиннадцати. Я просто не представляю себе, как я поведу тебя в игорный притон. Джеймс меня уж точно убьет.

Диана улыбнулась:

— Не волнуйся, Стивен, Джеймс ничего не узнает. К тому времени, когда он и другие мои братья вернутся из путешествия, все уже будет позади.

— Надеюсь! С Джеймсом трудно иметь дело, но близнецы еще хуже. Эрик мне горло перережет за то, что я подверг тебя такой опасности, а Лейн мне все мозги проест упреками за безрассудство, с которым я с самого начала впутался в эту историю.

— С братьями я справлюсь, — заверила его Диана. — Я о тебе сейчас больше всего беспокоюсь, Стивен. Расскажи мне еще раз, что случилось вчера в этом заведении «Утехи дьявола». Ты бывал там раньше?

— Да. Несколько раз с Пирсоном, Хэвершемом и Коултером — и никогда никаких осложнений. Услышав знакомые имена, Диана нахмурилась.

— От этих шалопаев здравого смысла не приходится ожидать. Они слишком много пьют и творят повсюду всякие бесчинства. Если бы их семьи не принадлежали к высшему свету, им бы это так легко с рук не сходило. Пари держу, таких пустоголовых молодых людей мало найдется. И когда ты успел подружиться с этой теплой компанией?

Стивен пожал плечами:

— Я их знаю со школьных лет, но сошелся с ними, только когда Джеймс вообразил, что влюбился и попал в скверную историю. Когда я только подумаю, что с ним могло случиться…

— Мы говорим не о недостатках моего брата, а о твоих, — перебила его Диана. — Итак, ты начал посещать «Утехи дьявола» с этой троицей. Вчера они там были?

— Какое-то время. Но отец Коултера потребовал, чтобы он явился на бал у себя дома, и остальные поехали с ним. Я играл в покер, и мне везло, поэтому я остался, пообещав приехать позже. К полуночи я уже выиграл около двух тысяч. Вот тогда-то Ренвик и Монтроз сели за мой стол, и все началось.

Дрожь отвращения пробежала по телу Дианы. Баркли Ивенстон, маркиз Ренвик, отравлял ей жизнь последние три месяца после ее первого бала. Она не желала этого бала, знаменующего ее появление в свете, и ей удалось успешно отвертеться от него. Но ее крестная мать Ванесса, заболев инфлюэнцей, заставила ее согласиться и тем самым исполнить «последнее желание умирающей». После этого вдовствующая графиня не только поправилась в самые короткие сроки, но и удостоила это событие своим присутствием.

Баркли Ивенстон сразу же стал добиваться ее внимания. Он был недурен собой, блондин и хорошо сложен, но Диана была не склонна проявлять к нему интерес. Она слишком дорожила своей независимостью. Имея в распоряжении собственное состояние, она не стремилась выйти замуж и утратить над ним контроль, и уж, конечно, не за надменного сноба вроде маркиза Ренвика. В отличие от остальных ее поклонников Баркли не воспринял ее отказ как окончательный ответ. Конфеты, цветы, драгоценности доставлялись ей от него ежедневно — и с такой же последовательностью возвращались. Он бывал на каждом приеме, на каждом ужине, где она появлялась. Когда стало понятно, что подарки, комплименты и любовные излияния не достигли своей цели, он попытался применить силу.

Однажды в многолюдном обществе, когда Диана вышла на террасу подышать свежим воздухом, Баркли последовал за ней. Ее неизменные отказы разъярили его, и он решил овладеть ею любой ценой. Он увлек ее в затемненный угол террасы и начал целовать, пытаясь сорвать с нее одежду. Диана сопротивлялась изо всех сил, но безуспешно. Если бы не вышедший на поиски сестры Джеймс, она стала бы жертвой насилия.

От этих воспоминаний ее отвлек голос Стивена:

— И тогда Ренвик повысил ставку. Пока я раздумывал, не сделать ли мне то же, Монтроз бросил деньги на середину стола и при этом случайно опрокинул свой бокал. Мой новый жилет оказался весь залит вином. Я, как мог, привел его в порядок и сделал ставку, но тут игра закончилась, и я проиграл. — Стивен вздохнул. — А у меня были такие отличные карты, я был уверен в выигрыше.

— Когда тебя облили, ты встал и отошел от стола?

— Разумеется. Я бросил карты на стол и вскочил, а то бы и мои новые панталоны тоже пострадали. Монтроз очень извинялся за свою неловкость и даже предлагал мне оплатить расходы за испорченный жилет.

Диана нахмурилась.

— Не думаю, что это была простая неловкость. Я уверена, что тебя одурачили. Пока твое внимание было отвлечено, его сообщник заглянул тебе в карты.

— Ты хочешь сказать, что Баркли Ивенстон — шулер?

— Несомненно, — кивнула Диана. — Ты только вспомни, Стивен. Баркли последним повысил ставки?

Стивен призадумался.

— Да, теперь я помню, что это был он. Я не только лишился всех денег, что были у меня с собой, но и дал расписку на пятьсот фунтов, чтобы не выходить из игры. Баркли будет ждать меня с деньгами сегодня вечером. Черт, ну каким же я оказался идиотом!

Диана стиснула ему руку:

— Ты просто слишком молод и доверчив, Стивен. А теперь не тревожься больше об этом. Мы вместе не только вернем твои деньги, но и дадим этому прохвосту такой урок, который он не скоро забудет.

— Диана, мне не нравится этот озорной блеск в твоих зеленых глазах. Что ты задумала?

— Отомстить Баркли Ивенстону его же собственным оружием, — усмехнулась она. — Дядя Рори обучил меня кое-каким карточным фокусам. Одно движение руки, и вся картина меняется.

— Но это з-з-начит, т-т-тебе придется играть, — заикаясь, выговорил Стивен. — Это п-п-против правил. Д-да-дамам не позволяется играть в «Утехах дьявола». Т-т-тебя вообще туда не п-пустят.

— Успокойся, Стивен, ты всегда заикаешься, когда волнуешься. — Она ласково погладила его по руке. — Мне не составит ни малейшего труда попасть туда, потому что я переоденусь мужчиной. Надену что-нибудь из вещей Лейна, а волосы спрячу под шляпой. Я также могу надеть очки, которые забыл у нас дедушка О'Бэньон, когда гостил последний раз. Они с темными стеклами и очень помогут мне изменить внешность. Стивен пригляделся к ней.

— Ты высокая для женщины, так что, может, тебе это и удастся. При слабом освещении никто не разглядит твое лицо под полями шляпы.

Увлеченная своей затеей, Диана засмеялась.

— А еще лучше, я приклею накладную бородку и надену парик, в котором Эрик был прошлой осенью на балу у принца. В парике с бородой его никто не узнал. Мама говорит, что мой затейник-братец с его талантом мог бы стать шпионом или знаменитым актером. Боюсь только, что с его нетерпеливым, неукротимым нравом ни та, ни другая карьера ему бы не подошла. — Диана вздохнула.

— Но голос? Даже если Ивенстон не узнает твои черты, тебя выдаст голос. Диана пожала плечами:

— Ты можешь представить меня как своего кузена Луи из Парижа. Скажи им, что кузен простудился и лишился голоса. Я неплохая актриса, так что тебе нечего бояться.

В этот момент экипаж остановился, и, выглянув в окно, Диана увидела, что они были уже у входа в Таттерсолл.

— Ну вот мы и приехали. Надень шапку и поторопись. Мне нужно увидеть лошадь, которую я хочу купить, до начала аукциона.

Она открыла дверцу кареты.

— Дамы в загоны не ходят. Ну почему ты всегда должна совершать подобные выходки, Ана? — простонал Стивен.

Она оглянулась, спускаясь по ступенькам с помощью лакея.

— Назови это вызовом общественному мнению, если хочешь. Меня раздражает, что я, совершеннолетняя и хозяйка своего собственного состояния, должна все время подчиняться условностям. Если я женщина, значит, я должна придерживаться допотопных правил поведения. Мне это опротивело. Когда я нахожу способ пренебречь ими, я с радостью пользуюсь таким способом. Ну а теперь, если ты намерен меня сопровождать, кончай дуться, и пошли. Аукцион начнется меньше чем через час.

Стивену пришлось чуть ли не бегом следовать за ней, чтобы не отстать. Хотя Диана всегда относилась к нему как к брату, его чувство к ней едва ли можно было назвать братским. Он влюбился в нее, когда ей было тринадцать лет, на пороге ее превращения в женщину, в подростка с хорошеньким личиком, темно-каштановыми локонами и сверкающими зелеными глазами. Сейчас, восемь лет спустя, его чувство еще более окрепло. Он только и мечтал завоевать ее любовь.

Заметив, как заглядываются на Диану мужчины, Стивен поспешил догнать ее. Он взял ее под руку.

— Если мне суждено быть твоим спутником, не убегай от меня, Ана. Диана улыбнулась:

— Извини, Стивен. Мне не терпится увидеть Тора до аукциона. Дядя Джастин говорит, что этот жеребец из породы чемпионов и он давно не видел лошади лучших кровей.

— А Джастин тоже хотел бы купить Тора?

— Слава богу, нет. У них с тетей Викторией достаточно жеребцов в их конюшне в Сассексе. К тому же они выращивают вороных, а Тор гнедой.

— Но зачем тебе жеребец, Диана? Всем известно, что ездить на них нелегко.

— А я покупаю его не для верховой езды. Я хочу использовать его как производителя на своем конезаводе, пусть маленьком, не как Вестлейк у дяди Джастина, но своем.

Раскрыв рот от изумления, Стивен с трудом удержался на ногах.

— Женщины не занимаются такими делами. Настоящей леди не подобает быть конезаводчицей.

Раздраженная его словами, Диана остановилась и вынудила его тоже остановиться.

— Ты очень ошибаешься, Стивен. К твоему сведению, Вестлейк принадлежит тете Виктории. Она понимает в этом деле больше, чем кто-либо другой. А уж кто-кто, а Виктория Прескотт — самая настоящая леди!

— Я ничего такого не имел в виду, Ана. Просто… дело в том, что она замужем. Большинство считает, что разведением лошадей занимается ее муж. Ведь у его семьи в Америке тоже есть конный завод?

— Да, и большая плантация в Виргинии. Но дядя Джастин — врач и предпочитает лечить людей, а не разводить лошадей. То, что он виконт и пэр Англии, имеет для него меньше значения, чем строительство приютов для больных и увечных.

— Сдаюсь, — поднял руки Стивен. — Ты меня убедила. Я все же считаю, что тебе следует подумать.

Знакомое лицо у загона привлекло его внимание.

— Диана, если я не ошибаюсь, это твой дядя говорит с каким-то парнем у калитки. Быть может, он передумал насчет Тора.

Проследив его взгляд, Диана нахмурилась.

— Да, это Джастин. Но он же определенно сказал мне, что они с Викторией не интересуются Тором. С чего это он вдруг сюда явился?

В этот момент Диана заметила говорившего с дядей молодого человека. Незнакомец был высокий, стройный, широкоплечий. Даже на расстоянии ее поразили красивые черты его лица, особенно когда он рассмеялся над чем-то, сказанным Джастином.

Диана улыбнулась.

— Надо же! Интересно, кто бы это мог быть.

— Не знаю, — буркнул Стивен. — Но, судя по тому, как он одет, это, скорее всего, слуга или служащий при аукционе.

— Ты делаешь такое поспешное заключение только потому, что на нем нет шелкового жилета и модного галстука, — упрекнула его Диана, все еще не сводя глаз с разговаривающего с Джастином человека. — Его штаны из оленьей кожи безупречной чистоты, сапоги начищены до блеска, рубашка выглажена. Похоже, что и сюртук его тоже из отличной шерсти.

Стивену явно не нравился ее интерес к незнакомцу.

— Но он без шляпы. Ни один джентльмен не выйдет в такой прохладный день без головного убора. Диана уперлась пальцем ему в грудь:

— Кто бы говорил так пренебрежительно о чужой наружности! Не мне тебе напоминать, что не так давно у тебя не было никаких головных уборов, и галстук ты не умел повязывать, носил бриджи в обтяжку да рубашку, на которой не всегда хватало пуговиц. Только в прошлом году твой отец отвез тебя к своему портному на Бонд-стрит, и ты стал одеваться как денди.

Она посмотрела на его красный сюртук, рубашку с кружевами, атласные панталоны в полоску и покачала головой.

— Право же, мне кажется, что у тебя теперь больше туалетов, чем у меня.

Стивен сделал гримасу.

— Лучше прекрати пока свои нападки на меня. Твой дядя заметил нас и приближается сюда. Он знал, что ты не поехала путешествовать со всей семьей?

Диана наморщила нос:

— По правде говоря, нет. Все думали, что я поеду, но я отказалась.

— Почему? Разве тебе не хочется увидеть Италию и Грецию? Средиземное море в это время прекрасно.

Диана вздохнула:

— Я бы очень хотела увидеть Италию и Грецию, но с двенадцати лет я не переношу морских путешествий. Меня мутит от одной мысли. Наша семья владеет одной из самых больших флотилий в Европе. Мои родители и Джеймс умеют управлять судном, но мне это никак не удается, поскольку я страдаю морской болезнью. Последний раз, когда мы навещали родственников в Ирландии, я всю дорогу провела, перевесившись через борт. И представь себе только, что, зная об этом, отец все-таки хотел, чтобы я вчера отправилась с ними! Когда папа узнает, что я была на аукционе, он взбеленится. Еще один поступок, недостойный юной леди! Ну да ладно, куда теперь деваться? Может быть, я смогу убедить дядю Джастина сохранить мою тайну.

Не успел Стивен поразиться тому, с какой быстротой озабоченное выражение сменилось у Дианы улыбкой, как она уже поспешила навстречу дяде. Обняв этого внушительного вида джентльмена, она поцеловала его в щеку.

— Дядя Джастин! Какой замечательный сюрприз! Я никак не ожидала увидеть вас сегодня. Вы на аукцион приехали? А тетя Виктория с вами?

Кивком приветствуя Стивена, Джастин отступил на шаг с недоуменным видом.

— Нет, Виктория дома, укладывается. Завтра мы едем в Сассекс. У меня здесь встреча с одним из управляющих Таттерсолла по поводу нового клиента, которого он мне рекомендовал. Но уж если кому и следует удивляться, так это мне, Диана. Я думал, ты отплыла со всеми вчера утром.

Диана слегка повела плечом.

— Папа настаивал, чтобы я поехала с ними, но мама сжалилась надо мной и позволила мне остаться у бабушки Ванессы.

— А разве Ванесса не собирается на несколько недель в Бат? На днях Виктория говорила мне, что она всегда проводит май и июнь у кузины Мод в Бате.

Диана улыбалась, тщательно придумывая, что бы ответить. Мама и папа, озабоченные дуэлью Джеймса, упустили из вида это обстоятельство. А вот тетушка Виктория всегда все помнит!

— Бабушка ничего не говорила ни о какой поездке, дядя Джастин. Может быть, в этом году она никуда не едет?

Джастин приподнял светлую бровь:

— Вот как? Тогда почему она хотела узнать у Виктории имя нашего слесаря? Ванесса сказала, что хочет сделать новые замки на сундуках перед поездкой.

— Да? Я… я право же не знаю. Я спрошу ее.

Джастин кивнул:

— Спроси, спроси. Твои родители, вероятно, забыли о ее ежегодном путешествии. Сомневаюсь, чтобы они оставили тебя одну в вашем большом доме без всякого присмотра.

Диана выкатила глаза.

— С тридцатью-то слугами? Едва ли это называется одну. К тому же, дядя Джастин, мне двадцать один год, и я вполне самостоятельна. Я не нуждаюсь в опеке.

— Все это мне известно, Ана, но следует все же соблюдать приличия. Молодая незамужняя особа твоего положения просто не может жить одна. Ты рискуешь погубить свою репутацию. К тому же твоя мать, с ее отношением к светским обычаям, этого бы не одобрила.

Диана отлично знала причину озабоченности матери светскими приличиями. Разлученная с семьей в младенчестве, леди Кэтрин воспитывалась в доме известного ирландского пирата и сама стала чем-то вроде разбойницы. Под именем Леди Кэт[1 - Cat(англ.) — кошка.] она прославилась как контрабандистка и пиратка. Но когда она влюбилась в английского лорда и воссоединилась со своей семьей, она немало потрудилась, чтобы скрыть свое сомнительное прошлое. Стараясь не привлекать излишнего внимания к себе и своей семье, она заставляла своих детей повиноваться законам света.

— Я знаю, вы правы, дядя Джастин. Но все-таки это несправедливо, что я должна подчиняться правилам, придуманным кучкой зловредных старух.

Усмехаясь, Джастин обнял ее за плечи:

— Мне очень жаль, Ана, но такова плата за право принадлежать к аристократии здесь, в Англии.

— Хотела бы я родиться американкой, как вы, — заявила Диана. — Уж, наверно, у вас в Виргинии нет таких угнетающих правил в высшем свете.

— Мне не хотелось бы разочаровывать тебя, Ана. Но в каждом обществе есть свои законы и правила поведения. Так уж заведено. Хотя должен признать, что здесь, в Англии, они строже, чем…

Внезапно их внимание привлек крик и суета возле стойла, где огромный мощный гнедой с ржаньем и фырканьем взвился на дыбы. Кожа его блестела, как пламенеющий янтарь. Молодой грум, почти мальчишка, лежал на земле в нескольких дюймах от грозных копыт.

— Дьявольщина, — бормотал Джастин, пробираясь к стойлу с Дианой и Стивеном. — Я никогда не слышал, чтобы Тор отличался буйным нравом. Что могло его так взволновать?

— Быть может, грум его случайно чем-то встревожил, — предположила Диана, с трудом поспевая за дядей.

— Диана, ты эту лошадь хотела купить? — встревожено спросил Стивен. — Понять не могу, зачем тебе этот дикарь. Посмотри, чего стоит конюхам унять это бешеное животное.

— Он не бешеный, — сердито возразила она. — Он просто горячий.

— Ничего себе горячий! Он неуправляемый и мог убить кого-нибудь. С ним и дюжина грумов не справятся. Видишь, как все они от него шарахаются. По моему мнению, Диана, купить такую лошадь было бы ужасной ошибкой.

— Но твоего мнения никто не спрашивает, Стивен, так что можешь оставить его при себе.

Подойдя к толпе мужчин перед стойлом, Диана приподнялась на цыпочки, чтобы увидеть происходящее. Как заметил Стивен, конюхи в страхе отскочили от вздыбившейся лошади. В стойле из людей находился только поверженный грум, лежащий без сознания.

— Боже! — ахнула Диана. — И почему они все застыли, вытаращив глаза? Неужели никто не поможет мальчику?

Джастин вручил ей свою шляпу и начал снимать сюртук:

— Подержи, Ана. Я проберусь среди этих идиотов и посмотрю, что я смогу сделать.

В этот момент темноволосый молодой человек перелез через ограду. Подняв руки, он медленно двинулся навстречу жеребцу. Узнав его, Джастин улыбнулся с облегчением.

— Слава богу, Девлин еще здесь. Если кто-то и сможет успокоить Тора, так это он.

Диана узнала в высоком молодом человеке собеседника дяди, с которым она видела его несколько минут назад.

— Кто он, дядя Джастин?

— Его зовут Джад Девлин. Полгода назад я нанял его к себе в Вестлейк тренером. У него особый дар обращаться с лошадьми. Посмотри, как он приближается к Тору, раскинув руки и с открытыми ладонями. Он показывает, что у него нет ни оружия, ни веревки. Видишь, как лошадь успокаивается?

Так оно и было. Тор уже не вставал на дыбы. Немного отступив, он не сводил глаз с приближавшегося человека.

Диана недоверчиво покачала головой:

— Я ничего не понимаю, дядя Джастин. Почему Тор не бросается на него, как на других?

— Дело в его голосе. Не спрашивай меня, как ему это удается, но я видел, как его мягкий голос успокаивал испуганных или взбешенных лошадей. Когда моя кобыла Эбони никак не могла разродиться, с ней сладу не было, так она билась о стенки стойла. Я боялся, что она сломает ногу и ее придется прикончить. Джад вошел в стойло и, слегка похлопывая ее по холке и нашептывая что-то, успокоил. Она стала у него смирной, как овечка, и мы смогли ей помочь. А в прошлом месяце к нам на пастбище забрел соседский бык, и Девлин…

В то время как Джастин рассказывал ей случаи, где проявились необычные способности Джада Девлина, внимание Дианы было приковано к драме, разворачивавшейся у нее на глазах. Хотя шел он медленно, походка Девлина была твердой и уверенной. Тор начал жадно втягивать ноздрями воздух и перестал бить копытом. Наконец, остановившись на расстоянии протянутой руки от жеребца, Джад погладил его по носу. Диана затаила дыхание. Джад подошел еще ближе и прижался щекой к голове лошади. Вместо того чтобы отпрянуть, Тор повел ушами и наклонил голову, словно прислушивался к тому, что говорил ему человек.

Диана была поражена увиденным.

«Способность так успокаивать животных — вот что помогло бы мне в работе с лошадьми, — думала она. — Я должна познакомиться с этим человеком и узнать, не сможет ли он научить меня, как это делается. — На губах ее заиграла легкая улыбка. — Не хитри сама с собой, Диана. Даже не будь у него этой замечательной особенности, ты все равно хотела бы с ним познакомиться».

Голос Джастина нарушил ее размышления:

— …он так ненавидит и презирает британскую аристократию, что просто удивительно, как он согласился работать у меня.

Диана повернулась к нему:

— Что вы этим хотите сказать?

— Девлин — ирландец. Я не знаю всех подробностей, но, по-видимому, его семья потеряла все свои владения и титулы во время стычек с англичанами сто лет назад. Он согласился работать у меня в Вестлейке, так как думал, что я американец. Его дед когда-то работал у нас в Виргинии. Когда Девлин узнал, что я унаследовал титул от дальнего родственника, которого никогда в глаза не видел, мы уже подружились с ним и он простил мне мою принадлежность к «ним».

— К «ним»? — переспросила Диана. — Вы сказали это так, словно быть лордом — это что-то вроде страшной болезни.

— Так выразился Девлин, а не я, — усмехнулся Джастин. — Хотел бы я смягчить его неприязнь к аристократии. Месяц назад, когда в Вестлейк приезжал герцог Саффокский с дочерью, чтобы купить ей в подарок на день рождения лошадь, Девлин мне всю сделку чуть не расстроил своей откровенной недоброжелательностью.

— Он сказал им что-то оскорбительное?

— Их больше оскорбило его молчание. Он не пожелал разговаривать ни с герцогом, ни с Гвиннет. Они его спрашивают о какой-нибудь лошади, а он отворачивается. Герцог был озадачен, чтобы не сказать больше. Я спас положение, объяснив, что Девлин глуховат. — Вздохнув, Джастин покачал головой. — К счастью, Девлин был слишком занят своими обязанностями и не слышал меня. А то из-за своей ирландской гордости он бы тут же бросил работу. Впредь мне придется позаботиться о том, чтобы с покупателями имел дело только я сам или Виктория.

Все еще наблюдая за происходящим в загоне, Стивен подтолкнул Джастина локтем:

— Этот ваш парень знает толк. Жеребец у него стал как дрессированная собака.

Джад вывел Тора из стойла. Поводья были у него в руках, но в ход он их не пускал. Жеребец охотно следовал за ним, и толпа молча раздавалась перед ними. Только когда Джад с лошадью скрылись за дверьми, напряжение спало, и все разразились аплодисментами.

Джастин поцеловал Диану в лоб.

— Пойду взгляну, как там грум, какие он получил повреждения. Если Ванесса едет в Бат, почему бы тебе не погостить у нас в Сассексе? Приедет Анжела с мужем. Ты ведь с ней не встречалась со дня ее свадьбы в декабре. Она будет рада тебя видеть.

Джастин отошел прежде, чем Диана успела ответить. Стивен взял ее под руку и повел ко входу в здание, где должен был состояться аукцион.

— Ну что ты хмуришься, Ана? Твой дядя не интересуется лошадью, которую ты хочешь купить, а Тор, похоже, в отличной форме. Грум чем-то напугал его, но сейчас он прекрасно выглядит. Ты все еще намерена купить его?

Диана улыбнулась. Улыбка была немного натянутой.

— Ну конечно. Быть может, внезапная выходка Тора понизит стартовую цену. К тому же, если я собираюсь выручить тебя из неприятностей, лишние деньги мне пригодятся.

При упоминании о неприятностях улыбка на лице Стивена погасла. Его обычное оживление сменилось молчаливой задумчивостью.

Диана не имела ничего против. Скорее ей это было на руку. Ей самой нужно было время на размышления. «Джад Девлин, — думала она. — Первый мужчина, который меня заинтересовал. Но он не пожелал бы иметь дело со мной из-за того, кто я. Нет, не „кто“, а скорее „что“. Это несправедливо. Какой-то снобизм навыворот. Вот он, женский инстинкт, о котором все время толкует мама. Очевидно, у меня он отсутствует. Джад Девлин уж точно не для меня…»



— Милорд, вы не могли бы уделить мне минуту?

Полчаса спустя у входа в Таттерсолл Джастин оглянулся и увидел у ограды Джада Девлина.

— «Милорд», вот как? С каких это пор ты возымел склонность к условностям, приятель?

Джад подошел к нему. Его карие глаза заискрились усмешкой, и он кивнул в сторону разодетой толпы вокруг них.

— Это я только из-за них, уверяю тебя. Не хочу, чтобы вся эта знать подумала, что я не знаю свое место.

— Ха! Как будто это тебя когда-нибудь беспокоило.

— Верно. Но после того как я чуть не испортил дело с герцогом Саффолкским, я подумал, что ты оценишь мои хорошие манеры.

Джастин усмехнулся:

— Мне понятно твое презрение к аристократам. Но Саффолк неплохой человек. Не так надут спесью, как кое-кто другой из тех, кого я знаю. И почему ты так невзлюбил его? Что он сделал такое?

Высокий ирландец пожал плечами:

— Не он, а его драгоценная доченька. Пока папаша присматривался к нашим лошадям, девчонка присматривалась ко мне. Эта бесстыдница глядела на меня, как на племенное животное. И кокетничала, и ресницами хлопала, и с намеками всякими подъезжала! Она меня прямо-таки взбесила.

— Гвиннет хорошенькая девушка. Большинство мужчин были бы польщены ее вниманием.

— Но не я, — фыркнул презрительно Джад. — От такой девчонки одни неприятности, знаю я таких. Когда никто не видит, она тает, как сахар, больше на шлюху похожа, чем на леди. А на глазах у папаши она — добродетель неприступная, королева, ни за что не снизойдет к такому, как я. Трактирная служанка лучше любой аристократки. Пусть она не так воспитана, не так одета, зато она честно зарабатывает себе на хлеб и знает, что ей нужно.

Эта неожиданная вспышка удивила Джастина. Чтобы не возбуждать Девлина еще больше, он сменил тему:

— Я видел, как ты успокоил Тора и вывел его благополучно из стойла. Ты не знаешь, почему он вдруг так повел себя?

— Я слышал от конюхов, что парень, которого послали за Тором, ухаживал перед этим за кобылой, у которой течка. Вот запах на жеребца и подействовал. Он тут не виноват. Кобылу в таком состоянии вообще нельзя было приводить на аукцион. Я надеюсь, парень не сильно пострадал?

— Нет. Я его осмотрел. Кроме шишки на голове да нескольких ушибов и царапин, у него все в порядке. Только здорово напугался.

Они вышли из Таттерсолла на улицу.

— Ты хороший врач, всегда заботишься о людях. Я восхищаюсь твоей преданностью делу, Прескотт. Поэтому я прощаю тебе твой титул и не бросаю работу у тебя.

— Стало быть, ты ценишь мои личные качества, а не хорошее жалованье, собственный дом и проценты с дохода от продаж? Может, мне следует пересмотреть условия нашего соглашения?

— Я же не говорил, что работаю у тебя только поэтому. Твоя щедрость и терпимость к моим политическим убеждениям тоже сыграли свою роль.

Джастин усмехнулся и сделал знак кучеру.

— А у тебя, Девлин, язык подвешен не хуже, чем у дипломата. Поедешь со мной? Виктория обещала к ужину славный ростбиф. Я знаю, она была бы рада тебя видеть.

— Для меня это было бы большой честью, но у меня уже назначена встреча на вечер.

— Встреча? Уж не с одним ли из заводчиков, что были здесь сегодня, который хочет сманить тебя у меня?

— Нет. Приехал кое-кто из Ирландии, и я хочу повидаться с ними перед возвращением в Сассекс. Нечто вроде встречи старых друзей. Мое почтение супруге. Увидимся через пару дней.

В этот момент вышел один из управляющих Таттерсолла и устремился к ним.

— Милорд, я нашел вам еще одного покупателя. Может, вы передумаете и привезете ваших лошадей на аукцион? Вы не остались бы внакладе, я уверен.

Пока Джастин учтиво отклонял это предложение, Джад махнул ему шляпой и удалился. Пять минут спустя, проезжая мимо ближайшей таверны, Джастин увидел Джада, разговаривавшего с двумя мужчинами: один — темноволосый коротышка, другой — огненно-рыжий, атлетического сложения. Судя по выражению на их лицах, беседа была едва ли дружеской. Похоже было, что они о чем-то яростно спорили.

Карета быстро покатила, и они исчезли из виду. Джастин, вздохнув, откинулся на сиденье.

«Только ирландцы могут так скандалить и называть это дружеской встречей», — подумал он.




2.


Посещение «Утех сатаны» на следующий вечер разочаровало Диану. Знаменитый игорный притон, этот волнующий запретный плод, помещался в двухэтажном доме в одном из наименее привлекательных районов Лондона. Странная толпа заполняла здание, запущенное и сырое, окруженное складами, на темной узенькой улочке. Нарядно одетые аристократы играли в душной зале среди сомнительных личностей в обносках.

— Ужас, Стивен, я даже не знаю, какой запах отвратительнее, — прошептала она, прижимая к носу платок и незаметно поправляя приклеенную бородку. — От половины из них несет так, как будто они год не мылись, а другие, похоже, вылили на себя ушаты духов. Запах сигар здесь приятное исключение.

Поглощенный своими мыслями, Стивен пожал плечами.

— Сторож у дверей сообщил мне, что Ренвик заказал угловой стол, но он еще не появлялся. Пошли, я хочу выбрать места, пока его нет.

Диана ухитрилась схватить его за полу прежде, чем он успел опередить ее.

— Полегче, — прошипела она, останавливая его. — Я тебе говорила: из-за этих очков я плохо вижу, и меня не устраивает перспектива здесь заблудиться.

— Прости, ан… Антон. Я забыл о твоих… твоих… осложнениях.

— Антон? — переспросила Диана, наклоняясь к его уху. — Я думала, меня зовут Луи.

— Ну да, ну да, — отвечал он шепотом, нервно оглядываясь по сторонам. — Но я б-б-боялся назвать тебя «Ана» по ошибке. «Антон» лучше, если я… я…

Она ободряюще стиснула ему руку:

— Антон так Антон. Давай поскорее найдем наш стол, и я сяду. А то эти старые сапоги Лейна, что я нашла в его шкафу, мне ужасно жмут. Я думаю, он вырос из них еще лет в двенадцать, но мой бережливый братец никогда ничего не выбрасывает.

Стивен усмехнулся.

— А все остальное ты тоже позаимствовала у Лейна? Я никогда не видел на нем таких панталон.

Довольная тем, что ей отчасти удалось успокоить Стивена, Диана вздохнула.

— Если хочешь знать, сюртук, шляпа и панталоны Эрика, а рубашка и галстук Джеймса. А вот пистолет у меня в кармане мой.

— Пистолет? — Глаза Стивена расширились от изумления и ужаса. — Ты в… вз… взяла с собой пистолет?

Сдерживая нетерпение, Диана старалась говорить тише:

— Ну да. Мама учила меня всегда быть готовой к самозащите. В бальном платье пистолет не спрятать, но в брюках глубокие карманы, и они идеально подходят.

— Но п-п-пистолет может быть опасен…

— Я умею стрелять лучше многих мужчин, включая тебя, Стивен, и тебе это известно. Но хватит об этом. У нас сегодня важное дело, и время зря тратить нельзя. — Она подтолкнула его. — Ну же, вперед, я за тобой.

Когда они подошли к столу, Диана заняла место в углу и велела Стивену сесть слева от себя.

— Сидя спиной к стене, мы можем не опасаться, что кто-то подойдет к нам сзади.

— Это логично. Но если Баркли захочет…

— Стивен! Я и не знала, что ты сегодня придешь.

Пышная блондинка в золотистом атласе бросилась на шею Стивену.

— Что же это, у тебя и словечка не найдется для твоей Глэдис, красавчик?

Смущенный Стивен, залившись краской, переводил взгляд с обнимавшей его женщины на Диану.

— Ну да, то есть нет… Глэдис. Я просто не успел с тобой поздороваться. Я показывал кузену Антону твое заведение.

Глэдис, женщина лет сорока, повернулась к Диане и окинула ее оценивающим взглядом.

— Кузен? Что-то он мало на тебя похож, Стивен.

Диана пожала подложенными плечами.

— Мой кузен походит на своего отца, мадам, — отвечала она низким глухим голосом. — А я в свою парижскую родню.

— Ну и голосок у тебя, голубчик. Болен ты, что ли? Глэдис хотела ближе подойти к Диане, но Стивен встал между ними.

— Антон простудился, переправляясь через Ла-Манш. Но он так рад впервые оказаться в Англии, что никак не хотел оставаться в постели. Кстати, он уже не так болен, как можно подумать, судя по голосу, могу тебя уверить.

Глэдис потрепала Стивена по щеке.

— Ну, ну, позаботься хорошенько о родне, Стивен. Когда Дэви принесет вам выпить, я пришлю порцию пунша, что моя мать мне всегда давала от горла. Это ему живо поможет.

Когда Глэдис поспешно удалилась, Стивен подтолкнул Диану к креслу, а сам повалился в свое.

— Ну и ну! Чуть было не сорвалось. Нам только не хватало, чтобы Глэдис о тебе по-матерински позаботилась. Вот осталась бы твоя бородка у нее в руке, когда бы она тебя по щечке похлопала, что тогда?

Диана поверх очков рассматривала публику за соседними столами.

— Ты мне говорил, дам сюда не пускают. А кроме твоей приятельницы Глэдис, их здесь по меньшей мере дюжина.

— Глэдис одна из владельцев этого заведения. А другие… это не дамы.

Диана приподняла брови:

— Как это? Вон хотя бы та, что чуть из платья не лезет. Едва ли ее можно назвать мужчиной.

— Я хочу сказать… то есть… они, конечно, женского пола, но… Они здесь работают.

— В таких нарядах они не похожи на посудомоек или…

Диана осеклась, заметив молодую женщину в голубом, направлявшуюся с кавалером к лестнице, ведущей на верхний этаж, Диану поразила не их наружность, но то, как смеющийся мужчина обнимал женщину и сжимал ее грудь, покусывая ее за ухо.

— Ах, думаю, я понимаю, в чем заключаются ее обязанности. И все они здесь этим занимаются?

Стивен заерзал в кресле, багрово покраснев.

— Я так полагаю, Глэдис обеспечивает своих гостей всякого рода развлечениями.

Диана с любопытством смотрела на другую такую же парочку, поднимавшуюся наверх.

— Внизу игра, а наверху бордель. Деловая женщина эта Глэдис. Любопытно, что приносит ей больший доход?

— Черт побери, Ана! Респектабельные женщины бежали бы отсюда в ужасе. Только ты можешь рассуждать о таких вещах. Я сделал чудовищную ошибку, приведя тебя сюда. Твои братья сотрут меня с лица земли за это!

Диана поправила очки.

— Успокойся, Стивен.

— Успокоиться? Мне? Если тебя кто-нибудь узнает, конец твоей репутации, а мне смерть.

Расправив кружева манжет, Диана взяла со стола колоду и стала ее тасовать.

— С бородой и в таком костюме меня вряд ли можно узнать. Вместо того чтобы волноваться по пустякам, подумаем лучше, как мы будем играть, когда придет Баркли. Он только в покер играет? Лучше бы что-нибудь попроще.

Перемена темы, казалось, еще больше озаботила Стивена.

— Ты мне еще не объяснила, как ты намерена провести своего старого поклонника.

— Пожалуйста, не называй Баркли Ивенстона моим старым поклонником. Несмотря на его крайнее самомнение, маркиз Ренвик не более как разряженная скотина, заслуживающая хорошей трепки за свои гнусные повадки. Я бы этому мерзкому типу конюшню у себя чистить не позволила!

Она кивнула в сторону трех пустых мест напротив них:

— Представь теперь, что Баркли и двое других сидят там и моя очередь сдавать. Ты справа от меня, стало быть, ты снимаешь.

Лакей принес им напитки. Подвинув Диане стакан, Стивен подкрепился глотком вина.

— Ну ладно, друг мой, покажи мне, как ты намерен мне помочь.

Не прикасаясь к своему стакану, Диана начала сдавать. Закончив, она предложила:

— А теперь возьми свои карты и посмотри, что я тебе сдала.

Подняв карты, Стивен присвистнул:

— Четыре туза! Вот это да! Как это тебе удалось?

— Когда я тасовала, я придержала тузы, а сдавая, я вытянула тебе карты снизу.

— Но я сам снял, когда ты перетасовала колоду. Каким же образом тузы оказались снизу?

Диана усмехнулась:

— Легко. Тебя отвлек лакей, принесший вино. А я в этот момент просто положила карты так, как они лежали раньше. Но и без всяких отвлечений мои модные манжеты позволяют на мгновение скрыть карты из виду.

Стивен нахмурился:

— Если ты будешь сдавать мне такие карты, не заподозрят ли что-нибудь Баркли и остальные?

— Мне только следует быть осторожнее. Если внизу колоды окажется всякая мелочь, я сдам ее Баркли. Выигрыша я тебе не гарантирую, но какая-то выгода на твоей стороне будет. А когда станут играть другие, не спеши держать пари. Я тебя толкну ногой один раз, если это стоит делать, и два раза, если, по моему разумению, тебе лучше воздержаться.

— С чего это ты взяла, что играешь лучше меня? Не обращая внимания на его обиженный тон, Диана спокойно объяснила:

— Пока ты и остальные будете разбирать ваши карты, я буду наблюдать за тем, кто сдает. Зная эти трюки, я увижу то, что надо. В этих темных очках никто не заметит направление моего взгляда. У тебя готовы деньги для Баркли?

Кивнув, Стивен достал сложенные банкноты из жилетного кармана.

— Как только я получу от него мою долговую расписку, я порву ее в клочья и никогда больше в жизни не стану их писать.

В этот момент к столу подошел нарядно одетый мужчина. Диана узнала в нем Уилларда Кертиса, приятеля Баркли Ивенстона. Низкорослый, с выпяченной грудью, Уиллард Кертис, барон Монтроз, всегда напоминал ей бентамского петуха, гордо разгуливающего по птичьему двору. Его самодовольная улыбка вызывала у нее раздражение.

— Добрый вечер, милорд, — провозгласил он, останавливаясь возле Стивена. — Я вижу, вы привели сегодня друга.

Стивен встал, и Диана последовала его примеру.

— Это мой кузен Антон из Парижа. Приехал погостить. Полагаю, вы и Ренвик не станете возражать против еще одного партнера.

— Конечно, нет, — отвечал Монтроз. — Жаль только, что Ренвика сегодня не будет. У него какие-то дела по усадьбе, и он послал меня за своим выигрышем. Вы принесли деньги, милорд?

— Да. А где моя расписка?

— У меня в руках, милорд. — Монтроз поднял расписку так, что Стивен узнал свой почерк. — Вы мне пятьсот фунтов, а я вам расписку.

— Это против правил, Монтроз. Но если Ренвик выбрал вас своим посыльным, мне возражать не приходится.

Бросив беглый взгляд на Диану, он передал барону пачку банкнот. Взяв у него расписку, Стивен порвал ее на мелкие куски и бросил их на стол.

Монтроз сунул деньги в карман сюртука.

— Нельзя ли повежливее, милорд? Ренвика сегодня не будет, но почему бы нам не сыграть? Быть может, вы и отыграетесь. А может, в этот раз я с готовностью возьму с вас расписку.

Прежде чем Стивен успел ответить, Диана раскашлялась. Громкий хрип вырвался у нее из горла. Она зажала себе рот платком.

Стивен схватил ее за плечо.

— Ана… Антон, что с тобой?

Увидев его испуганное лицо, Диана поняла, что оказалась более талантливой актрисой, чем сама себя считала. Она не ударила бы в грязь лицом и на сцене Ковент-Гарден, судя по реакции Стивена!

— Воды! — прохрипела она между приступами кашля.

Пока Стивен искал слугу, Уиллард Кертис помог ей опуститься в кресло.

— Лучше присядьте, старина, пока не пройдет. Иногда я сам задыхаюсь здесь от дыма.

Диана пошатнулась и, ухватившись за Монтроза, осторожно села, все еще прижимая к губам платок. Появился Стивен со стаканом воды.

— Выпей, Антон. Я еще принесу, если понадобится.

Стивен подмигнул ей, подавая стакан, а затем повернулся к Монтрозу:

— Боюсь, мой кузен чувствует себя хуже, чем я думал. Нам придется отложить игру до другого раза, милорд. Я надеюсь, вы не возражаете?

Невысокий барон кивнул:

— Разумеется, нет, милорд. Дайте мне знать, и я к вашим услугам. Быть может, и наш общий друг Ренвик присоединится к нам.

Уиллард Кертис отошел и затерялся в толпе, раньше чем Стивен успел сесть рядом с Дианой. Подкрепившись глотком вина, он вздохнул:

— Пока я ходил за водой, я понял, что у тебя на уме, Ана. Твой приступ кашля был не что иное, как удачный предлог отказаться от игры с этим подлым увертышем.

Диана отняла платок от рта.

— Не только. Пока Уиллард помогал мне, твоему больному спутнику, сесть, я проделала еще один фокус, которому меня научил дядя Рори.

Развернув платок, она показала Стивену пачку денег.

— Как видишь, я уже вернула свои деньги.

— Боже мой, Ана! Да ты его обокрала! Как это тебе удалось?

Рядом с ними раздался женский визг и крик мужчин. Стивен вскочил, чтобы взглянуть, в чем дело:

— Это Монтроз орет на какого-то верзилу за соседним столом. Очевидно, барон понял, что у него пропали деньги, и обвиняет этого типа в краже. А тот, в свою очередь, взбеле… Это же надо! Он набросился на Монтроза, а этот хорек дал ему сдачи!

Схватив Диану за руку, он заставил ее подняться:

— Тебе пора отсюда уходить. Я видел, как такие стычки в долю секунды превращались в общую потасовку.

Диана запихнула деньги глубже в карман, и Стивен потянул ее к выходу. Они были еще на полдороге, когда их оглушили вопли со всех сторон и звуки ударов. Все смешалось. Толпа орущих, сцепившихся друг с другом людей преградила им дорогу. Когда в воздухе над самой головой Дианы пролетел стул, Стивен затолкал ее в альков у лестницы, заслоняя своим телом.

— Через парадную дверь нам отсюда не выбраться. Спрячься здесь, пока я поищу черный ход.

— Можно я с тобой, Стивен? Так будет безопаснее для меня.

Стивен покачал головой.

— Нет, Ана, — отрезал он. — Если бы я не послушал тебя с самого начала, мы бы не попали в эту переделку. Жди здесь, я приду за тобой.

Диана сделала гримасу вслед пробиравшемуся сквозь толпу Стивену.

«Подумать только, он мной командует! Ничего не скажешь, подходящее он выбрал время демонстрировать характер!» — думала она, наблюдая за потасовкой. В этот момент еще один стул пролетел мимо, поцарапав ей руку.

— Черт возьми, такого я не ожидала! Эти очки только помеха, и этот альков ненадежное укрытие. Меня здесь убьют. — Оглянувшись через плечо, Диана убедилась, что только на лестнице было пусто. — Если я поднимусь, я смогу спрятаться на площадке и ждать Стивена там. Не дай только бог там на кого-нибудь нарваться.

Поднявшись на второй этаж, она оказалась на пустой площадке, тускло освещенной фонарем. Снизу доносились крики. Альков, где она пряталась, был уже полон народа.

«Если бы я там осталась, сейчас я была бы в центре схватки», — едва успела подумать она, как кто-то вцепился в нее сзади. Чья-то рука закрыла ей рот, и пол ушел у нее из-под ног. Она боролась и брыкалась, стремясь освободиться, но тщетно. Поля шляпы ограничивали ей обзор. Она опомнилась только в темной комнате, где ее бесцеремонно бросили на грязный дощатый пол.

— Что за наглость! — воскликнула она мужским голосом, поднимаясь навстречу своему похитителю. — Что это значит? По какому праву вы позволили себе это дерзкое нападение?

Но знакомый мужской смех заставил Диану содрогнуться. Когда широкоплечий мужчина запер дверь, зажег на столе лампу и повернулся к ней, ужас и гнев охватили ее.

— Добрый вечер, Диана. На маскарад собрались?

Диана сдвинула шляпу на затылок и сорвала очки.

— Убирайтесь к черту, Баркли Ивенстон! Откуда вам известно, кто я?

Высокий блондин с волчьим безжалостным взглядом, маркиз Ренвик, прислонился к запертой двери.

— Чтобы вам скрыться от меня, нужно больше, чем накладная борода и мужской костюм. Вас выдает ваша поистине королевская осанка. Я вас узнал, как только вы вошли.

Диана нахмурилась:

— Сторож у двери сказал нам, что вас нет. Как вам это удалось? Прошмыгнули, когда он отвернулся?

— Отнюдь нет. Человеческую память или ее отсутствие всегда можно купить. Он сказал вам то, за что ему заплатили. К счастью для меня, вы слишком увлеклись разговором со Стивеном и не заметили меня в алькове у лестницы. Как только я заподозрил, что это были вы, я послал Глэдис убедиться в этом. Я не назвал ей вас, но хитроумная хозяйка этого заведения узнала в вас женщину по запаху дорогого розового мыла и отсутствию адамова яблока на вашей тонкой шейке.

— Если вы знали, что это я, зачем вы втянули в эту игру Монтроза? Почему вы не явились сами? Маркиз пожал плечами:

— Я не ожидал, что вы вмешаетесь в это дело. Я рассчитывал, что, выудя у Стивена Моргана порядочную сумму, я буду иметь дело с вашим братом Джеймсом, с которым я смогу рассчитаться раз и навсегда. То, что вместо него пришли вы, было для меня приятным сюрпризом. Но мне нужно было время все обдумать.

Услышав имя брата, Диана вспыхнула как огонь.

— Мерзавец! Значит, это была уловка, чтобы погубить Джеймса. Вы хотели отомстить брату за ту выволочку, что он вам задал у Холстремов два месяца назад?

Проигнорировав вопрос, он оглядел ее с головы до ног.

— Должен сказать, я еще не видел, чтобы панталоны сидели на ком-либо так изящно, милочка. Но скажите мне, куда вы дели ваш пышный бюст? Наверно, нелегко было так перетянуться.

Щеки Дианы запылали от смущения и гнева.

— Нечего таращиться на меня, Баркли Ивенстон! И отвечайте на мой вопрос. Вы хотели навредить Джеймсу?

Баркли приподнял брови:

— Джеймс помешал мне получить то, что я хотел. А я хотел вас, Диана. Теперь, благодаря вашему участию в судьбе вашего друга Стивена и своевременному отсутствию вашего брата, меня ждет успех. Вы станете моей женой.

Голос его звучал вкрадчиво, но в глазах таилась злоба. Ей и без слов были ясны его намерения. Диана подавила сковавший ее страх, чтобы не дать ему почувствовать, какое впечатление производят на нее его слова.

— Когда вы наконец поймете, милорд, что я не желаю иметь никаких отношений ни с вами, ни с каким-либо другим мужчиной? — сказала она, украдкой оглядывая комнату в поисках спасения. Скудная обстановка состояла из кровати, обшарпанного шкафа и маленького столика. Окон не было, а у единственной двери стоял Баркли. — В этом нет ничего личного, уверяю вас. Я просто не хочу выходить замуж.

— Вздор, — нахмурился он. — Каждая женщина хочет замуж. Даже избалованной принцессе вроде вас нужен муж, чтобы заботиться о ней.

Стараясь выглядеть непринужденно, Диана начала отлеплять бородку с лица.

— В том-то и дело, Баркли. Я избалованная, дерзкая и слишком независимая, чтобы стать кому-то хорошей женой. Я взбалмошна, и страсть к приключениям часто заводит меня слишком далеко. Тому доказательство то, что я здесь, в этом притоне, в мужском костюме. Если вы намерены жениться, милорд, я бы посоветовала вам выбрать в жены более смирную и покладистую особу.

Покачав головой, он отодвинулся от двери.

— Нет, мне нужны вы. Светским приличиям я вас научу. Укротить вас доставит мне удовольствие. Диана чувствовала, что теряет самообладание.

— Но я не желаю, чтобы меня укрощали! И уж, конечно, не вы.

— Это дурно, Диана, потому что я ни перед чем не остановлюсь, чтобы получить то, что хочу.

Он снял сюртук и повесил его на крючок за дверью. Кивнув в сторону постели, он усмехнулся:

— Когда я с вами покончу, у вас не останется другого выхода, кроме как стать моей женой.

Диана попятилась.

— Это безумие, Баркли. Насилием вы ничего не добьетесь. Я никогда за вас не выйду. Я вас в тюрьме сгною за это.

Он усмехнулся, развязывая галстук и расстегивая манжеты.

— В нашем обществе, когда джентльмен лишает юную леди невинности, случайно или намеренно, он бывает немедленно оправдан, как только он на ней женится. Скажу более. Столпы общества прославят меня героем за готовность жениться на вас.

— Героем? С чего бы это?

— Немногие мужчины согласятся жениться на особе, чья репутация будет безнадежно утрачена после того, как ее обнаружат в борделе торгующей своими прелестями.

Страх Дианы уступил место бешенству.

— Вы отлично знаете, что это ложь! Я пришла сюда помочь Стивену. Он может подтвердить это.

Баркли усмехнулся.

— А кто ему поверит? Все знают, что этот щенок без ума от вас, милочка. Он бы жизнь за вас отдал. И если он помешает мне, Диана, такая возможность ему представится, клянусь. Поэтому вам лучше смириться с неизбежным. Снимайте сами этот нелепый костюм, и начнем. Я могу быть очень нежным любовником, если мне идут навстречу.

— Даже и не надейтесь. Я буду бороться, я закричу…

— Боритесь и кричите сколько угодно, радость моя. Ваше сопротивление только усилит удовольствие.

Он направился к ней. Диана отступила на несколько шагов и оказалась припертой к стене у кровати. Она сунула накладную бороду в карман, чтобы освободить руки. Вдруг ее пальцы коснулись чего-то холодного, металлического, и она вспомнила про пистолет, взятый ею на всякий случай. Она достала его и, взведя курок, направила в грудь Баркли:

— Еще один шаг, и я стреляю, милорд!

Баркли остановился, увидел пистолет и улыбнулся.

— Ну и ну, сюрприз за сюрпризом! Ваша грозная поза великолепна, но я сомневаюсь, что вы сможете выстрелить.

— Я отлично стреляю. Хотя обычно ограничиваюсь дичью, для вас охотно сделаю исключение. Улыбка Баркли исчезла, глаза сузились.

— Хотя, по размышлении зрелом, я верю, что вы бы пристрелили меня, будь у вас такая возможность.

— Можете быть уверены, милорд, — отвечала она, моля небо, чтобы внутренняя дрожь не проявилась в ее речи или манере держать оружие.

Со вздохом Баркли присел на край постели.

— Ладно. Этот раунд за вами. Но не думайте, что я откажусь от вас. Когда-нибудь, когда вы меньше всего этого будете ожидать, я напомню вам о себе.

Осторожно, не опуская пистолет, Диана приблизилась к двери. Не сводя глаз с Баркли, она повернула ручку двери. Когда дверь не поддалась, она попыталась нащупать ключ, но ключа не было.

Баркли усмехнулся. Подняв руку, он показал ей ключ.

— Чего-то не хватает, детка? Ладно. Я умею проигрывать. Ловите!

Диана попыталась поймать брошенный ей ключ и не заметила, как тем временем ее похититель оказался между ней и дверью. Парик и шляпа слетели с ее головы. Когда он схватил ее за правую руку, чтобы отнять пистолет, она резко отдернула ее, и раздался выстрел.

Диана в ужасе содрогнулась, когда Баркли Ивенстон свалился к ее ногам. Кровь лила из раны на левой стороне его груди, окрашивая в багровый цвет его рубашку.

— О боже! — выдохнула она, роняя пистолет. — Я убила его! Господи, я убила его!

Стук в дверь приковал ее к месту.

— Ана, ты здесь? — услышала она голос Стивена. — Мне показалось, я слышал выстрел. Ана, если ты здесь, открой дверь, черт возьми, впусти меня!

Отчаянная тревога в его голосе проникла в ее помраченное сознание. Она чуть не уронила ключ, пытаясь дрожащей рукой вставить его в замок. Когда она открыла дверь, Стивен ворвался в комнату и схватил ее в объятья.

— Слава богу, ты жива, Ана! Когда я услышал выстрел…

Радостный возглас замер у него на устах, когда он увидел на полу истекающего кровью Баркли Ивенстона. Осторожно отстранив Диану, Стивен выглянул в коридор и, убедившись, что там никого нет, снова запер дверь. Опустившись на колени у бесчувственного тела маркиза, он расстегнул на нем рубашку, чтобы осмотреть рану.

— Что здесь произошло, Ана? Кто в него стрелял?

— Это… это я.

Диана закрыла глаза и пошатнулась. Стивен вскочил и обнял ее. Слезы струились по ее лицу. От перенесенного напряжения дрожь сотрясала девушку с головы до ног.

— Я так испугалась, — с трудом заговорила она. — Баркли хотел меня опозорить… чтобы вынудить стать его женой. Сказал, что убьет тебя, если ты вмешаешься. Я достала пистолет, чтобы отпугнуть его… Мне это почти удалось, но он схватил меня за руку, и неожиданно пистолет выстрелил. Баркли мертв, да?

— Похоже на то.

Диана закусила дрожащую губу.

— Стивен, пошли за констеблем, мне нужно признаться в убийстве.

— Ни под каким видом, — решительно заявил Стивен. — Это был несчастный случай. Я не позволю тебе понести наказание только за то, что ты защищалась.

Диана указала на лежащий на полу пистолет:

— Но это мое оружие, Стивен. Как я могу смотреть на труп Баркли и не признать своей ответственности за его смерть?

Сорвав с постели одеяло, Стивен набросил его на тело. Потом он поднял пистолет и положил его себе в карман.

— Теперь тебе не надо на него смотреть и на пистолет тоже.

— Это не поможет, Стивен. Я убила человека. Я не могу сбежать…

Приложив палец к ее губам, он заставил ее замолчать.

— У тебя нет выбора, Ана. Даже если мы пошлем за стражами порядка и ты расскажешь им, что на самом деле произошло, нет никакой гарантии, что они тебе поверят. Конечно, ты из благородной семьи, но это обстоятельство мало тебе поможет, когда тебе придется объяснить, как ты оказалась в притоне в мужской одежде и еще в комнате проститутки. И даже если случится чудо и тебя не обвинят в убийстве, этот скандал погубит твою репутацию и отразится на твоей семье. — Он приложил палец к ее носу. — Никаких возражений, Ана. Я тебя уведу отсюда — и конец делу.

Наклонившись, он подобрал шляпу и парик.

— Нельзя терять ни минуты. Спрячь парик в карман, а волосы подбери под шляпу, пока я посмотрю, нет ли там кого.

Открыв дверь, он выглянул в коридор. Диана свернула волосы узлом на затылке и надвинула шляпу на самые глаза.

— Но я не могу тебе позволить так рисковать из-за меня, — прошептала она. — Если нас поймают, тебя обвинят в пособничестве убийце.

— Нас не поймают, если мы будем осторожны. Когда я шел сюда, потасовка была в разгаре. Я запру эту комнату и возьму ключ с собой. Будем надеяться, что, когда кто-то попадет сюда и обнаружит Баркли, мы с тобой окажемся уже далеко.

Когда они спускались по лестнице, Диана вспомнила одну важную подробность своего маскарадного обличья.

— Я забыла снова приклеить бороду. Если Глэдис нас остановит, она заметит это. Что нам делать? — прошептала она.

Оглядев толпу в зале, Стивен пожал плечами:

— Есть только один способ увести тебя отсюда, не вызвав подозрений. Он тебе не понравится, но у меня нет выбора. — Он натянул ей шляпу поглубже. — Ана, обещай мне, что не завизжишь.

— Завизжу? Да ты что… ой!

У нее дух захватило, когда Стивен, подхватив ее на руки, перекинул через плечо, как мешок с овсом. Она висела вниз головой, нос терся о его спину, а он плотно сжимал ее, чтобы она не выскользнула.

— Стивен, — прошептала она, задыхаясь. — Отпусти меня сию минуту!

Усмехаясь, Стивен дал ей увесистый шлепок.

— Тихо! Держи покрепче шляпу. Там начали уборку, и многие посетители уже разбредаются по домам. Мы выйдем с ними, а ты предстанешь еще одной жертвой чрезмерной выпивки и удовольствий.

— Ага, — пробормотала она, — судя по твоему голосу, удовольствие получаешь сейчас именно ты.

В ответ он только сильнее стиснул ее, направляясь к выходу.




3.


— Девлин, новый кузнец дал знать, что приедет завтра, — сказал Джастин, входя в стойло, где Джад, управляющий конюшней Вестлейк, прилаживая узду годовалой кобылке. — Я надеюсь, этот парень будет получше двух предыдущих, что я нанимал.

— Калеб — хороший работник. Не беспокойся, я видел его работу. Он знает свое ремесло. Ты не пожалеешь, что нанял его. — Джад похлопал лошадь по крупу и подошел к Джастину: — Как поживает твое семейство? Вы все вчера так обрадовались приезду дочери с молодым мужем, что я думал, вы до рассвета не уляжетесь.

Облокотившись на загородку, Джастин зевнул.

— Не знаю, как другие, а я лег в два часа ночи. После дороги и возни с багажом меня совсем разморило. А приезд Анжелы с Джорджем на три дня раньше, чем мы их ожидали, был последней каплей.

— Ну да, — усмехнулся Джад, — а что ни говори, ты был рад ее увидеть. Ты любишь своих сыновей, но пари держу, Анжела твоя любимица. Отец всегда по-особому относится к своей доченьке, какая бы она ни была взрослая.

— Ты, похоже, много знаешь о таких делах. У тебя большая семья, Девлин?

Этот невинный вопрос задел Джада за больное место, которое он тщательно скрывал в душе. Он был старшим в семье, где было четверо сыновей и одна дочь. Но в стране, раздираемой политической борьбой, выжили только двое, он и его младший брат Ронан. Не желая обнаружить перед Джастином свое прошлое, Джад отвечал осторожно:

— Да нет. Мой единственный брат Ронан живет в Ирландии с нашей матерью-вдовой. Ему в прошлом месяце исполнилось восемнадцать.

— Восемнадцать? — удивился Джастин. — Стало быть, между вами больше двенадцати лет разницы.

— Да. Мать говорит, Ронан стал для нее драгоценным подарком, которого она не ожидала и за который не устает благодарить бога. Наш отец умер десять лет назад, и Ронан для нее — большая опора и поддержка.

— Ты у меня работаешь уже полгода. Скучаешь по своим, наверно?

— Скучаю, да ничего не поделаешь. Дома для меня нет работы, так что пришлось искать места в Англии.

Испытывая неловкость от того личного оттенка, который начинал приобретать их разговор, Джад пытался найти повод отвлечь от себя внимание Джастина. Приближающийся к дому по подъездной аллее экипаж как нельзя лучше послужил этой цели.

— Еще гости? Чувствую я, что вам сегодня снова не суждено рано лечь спать.

Прищурившись на утреннее солнце, Джастин нахмурился:

— Что-то я не узнаю экипаж. Это может быть только моя племянница.

— Ну что же, не стану мешать семейной встрече. Слава богу, работы у меня хватает.

Подхватив кобылу под уздцы, Джад повел ее к амбару.

— Не забудь, Девлин, жена ждет тебя сегодня к ужину. Виктория отказов не принимает. Если ты не явишься, она вполне способна сама отправиться за тобой. Так что лучше уж приходи.

Джад оглянулся с улыбкой и помахал ему рукой:

— Слушаюсь, милорд. До встречи.



В экипаже, приближавшемся к дому, Диана нервно вертела на пальце правой руки кольцо с печаткой. Стивен пытался ее успокоить:

— Тебе не о чем волноваться, Ана. В газетах не было никаких упоминаний о смерти Ренвика и…

— Ш-ш-ш-ш! — Диана бросила опасливый взгляд на дремавшую рядом с ней женщину. — Я тебе говорила, что моя старая няня плохо слышит, но Тилли не глухая. Говори потише!

— Как я уже сказал, — зашептал Стивен, — никто не знает, что ты была в «Утехах сатаны». Тебе не о чем беспокоиться.

— Сколько раз тебе напоминать: Глэдис знает, что твой «кузен Антон» — женщина. Вероятно, расследование ведется втайне ввиду обстоятельств смерти Баркли. Хотя он и негодяй, но он пэр Англии. Его убийство не останется безнаказанным. Это только вопрос времени. Они допросят Глэдис, и она упомянет интерес, проявленный Баркли к твоему странному спутнику. Так они выйдут на твой след.

— А если я в отъезде, если я в гостях у друзей или родных, до меня им не добраться. Ты знаешь, я никогда тебя не выдам, Ана.

Она погладила его по руке:

— Конечно, Стивен. Но многие знают о нашей дружбе и рано или поздно доберутся до меня. Я не могу этого допустить, по крайней мере пока.

— Что значит «пока»? — нахмурился он. — Ана, ты не сделала ничего плохого. Пистолет выстрелил, когда ты только защищалась.

— Я знаю. Но скрывать все это нечестно. Когда вернутся родители, я расскажу им о случившемся, и мы решим, как действовать дальше.

Диана натянула перчатки.

— Мне не хватает Джеймса. Первый раз в жизни моего брата-близнеца нет рядом со мной, чтобы спасти меня от последствий моей опрометчивости. Как мне жаль, что он сейчас далеко.

Стивен содрогнулся.

— А вот мне не жаль. Джеймс обвинил бы во всем меня. Он насадил бы меня на свою любимую шпагу, а печень мою пустил бы на наживку.

От резкого толчка кареты на повороте женщина в углу проснулась.

— Ай-яй-яй! — смущенно захихикала она. — Я снова задремала? Подходящее занятие для того, кто взялся присматривать за молоденькой девушкой! Простите меня, миледи.

Улыбнувшись, Диана поправила на женщине чепчик.

— Ты ни в чем не виновата, Тилли. Наоборот, я признательна тебе за то, что ты согласилась поехать со мной без всякого предупреждения.

— Морские путешествия не для меня с моим ревматизмом. Поэтому, когда ваша матушка забрала с собой вашу сестрицу Сару, я осталась без дела. — Ее бледно-голубые глаза наполнились слезами. — Отрадно сознавать, что старуха еще может вам пригодиться, миледи.

Со слезами на глазах Диана обняла свою старую няню.

— Ты заботилась обо мне с младенчества, Тилли. Быть может, няня мне теперь и не нужна, но ты всегда будешь нужна мне как друг.

Тилли посмотрела ей в лицо.

— Я многих деток воспитала, Ана, но ты всегда была моей любимицей. Я только того и жду, чтобы взять на попечение твоих крошек.

Заметив сдвинувшиеся брови Дианы, Тилли усмехнулась:

— Я знаю, знаю. Ты все время твердишь, что не хочешь выходить замуж и иметь детей. Но ты передумаешь, а когда это случится, я буду готова воспитывать еще одно поколение вашей семьи.

Диана покачала головой. Карета остановилась, и лакей открыл дверцу, чтобы помочь ей спуститься. Не успели еще ее ноги коснуться земли, как она очутилась в объятьях тетки.

— Вот это сюрприз, Ана! Юстин говорил, что он пригласил тебя, но он не был уверен, что ты приедешь. Я так рада, что ты все-таки собралась.

Диана улыбнулась ей. Виктория Прескотт и ее мать были близнецы. Золотоволосые блондинки с зелеными глазами и стройными фигурами, они были похожи как две капли воды. Но сходство было только внешнее. Обе они были очень умны, но Кэтрин отличалась пылким, подчас неукротимым нравом. Она была упряма и резка, в то время как Виктория сдержанна и дипломатична. Ее трудно было вывести из себя. Но если это случалось или если кто-то из любимых ею людей оказывался в опасности, рассудительная супруга Юстина могла обнаружить темперамент не меньший, чем у сестры.

— Приглашение дяди Юстина явилось даром небес. Я обожаю бабушку Ванессу, но провести с ней несколько месяцев в Бате мне вовсе не улыбалось. Простите, что я вас не известила заблаговременно.

— В этом не было никакой необходимости. Ты здесь, и это главное. — В этот момент она заметила стоявшую за спиной Дианы няню. — Тилли, неужели это ты?

Тилли сделала реверанс:

— Я, миледи. Леди Диана пожелала, чтобы я ее сопровождала, а я всегда рада ей услужить. Виктория одобрительно кивнула:

— Спасибо, Тилли. Я рада, что моя своевольная племянница не совсем забыла о приличиях. — Она снова повернулась к Диане: — Итак, ты побывала в Таттерсолле и в конюшне, конечно. Что бы на это сказала твоя мать?

Услышав этот вопрос, вперед выступил Стивен:

— Трудно предположить, что бы она сказала. Все зависит от настроения: может, она сделала бы Ане выговор или пожалела бы, что сама не попала на аукцион.

Сняв шляпу, он почтительно поклонился Виктории. Она улыбнулась.

— Bonjour, madame la comtesse. Puis je dire que vous etes ravissante aujourd'hui[2 - Доброе утро, графиня. Смею заметить, что вы сегодня совершенно обворожительны (фр.).].

— Merci beaucoup, monsieur le due. C'est tres gen-til de votre part[3 - Благодарю, дорогой герцог. Вы очень любезны (фр.).]. Приятно слышать, что по-французски ты говоришь безупречно, Стивен.

— Мама хочет, чтобы через три года, когда я вступлю во владение своим поместьем во Франции, я не выглядел иностранцем перед прислугой.

— Твоя мать — очень мудрая женщина. Но раз ты проделал такой путь, могу я пригласить тебя остаться на несколько дней? Ты давно у нас не бывал.

— Благодарю вас, но на этот раз не получится. Мне придется сразу же отправиться в дорогу, чтобы добраться к родителям до темноты.

Пока Тилли разбирала багаж, а Виктория распоряжалась, куда его отнести, Диана обняла Стивена и поцеловала его в щеку.

— Я хочу тебя поблагодарить за все, что ты сделал для меня. Когда Джеймс вернется, я расскажу, как ты заменил мне его и спас меня, как брат.

— Я буду скучать по тебе, Ана. Мне было хорошо с тобой.

Обнимая его, Диана прошептала ему на ухо:

— Если ты услышишь что-нибудь о смерти Баркли и о расследовании, немедленно дай мне знать.

— Разумеется. Ты можешь на меня положиться.

Простившись с леди Викторией, Стивен сел в карету. Он уже захлопнул дверцу, когда Диана подбежала к окну.

— Стивен, я тебе кое-что на всякий случай положила в карман.

Нахмурившись, Стивен извлек из кармана пачку банкнот. На лице его выразилось изумление.

— Это те же пятьсот фунтов! Когда ты… Как ты… Я не видел, как ты положила мне их в карман.

— Ну, конечно, ты не видел, — подмигнула ему Диана. — Это еще один фокус, которому обучил меня дядя Рори.

— Но я не могу взять у тебя деньги, Ана.

— Можешь и возьмешь. Не спорь со мной. Сумма слишком незначительна, особенно если учесть, как мои поступки осложнили тебе жизнь. Будь осторожен, мой друг, и не забывай меня.

Джастин подъехал к дому как раз в тот момент, когда карета отъезжала. Оставив лошадь лакею, он подошел к жене и племяннице, стоявшим на ступенях подъезда.

— Я рад, что ты приняла мое приглашение, Ана. Это не карету ли Моргана я сейчас видел? Почему ты не воспользовалась вашим семейным экипажем, Диана? Я понятия не имел, что это ты приехала.

«Будем надеяться, что и другие тоже», — подумала Диана.

— Стивен собирался к родителям и любезно предложил подвезти меня. А прежде чем вы начнете читать мне мораль, дядя Джастин, могу вам сообщить, что я взяла с собой Тилли в качестве компаньонки. Таким образом, у меня будет одним проступком меньше, о чем вы доложите маме, когда она вернется.

Джастин принял оскорбленный вид:

— Я сплетнями не занимаюсь. Я просто сказал Виктории, что видел тебя в Таттерсолле и пригласил к нам.

Виктория взяла племянницу под руку.

— Это я расстроилась, когда узнала обо всем. Но мне не следовало удивляться. Ты, Ана, такая же, как твоя мать и я. Нас тоже досаждают ограничения, налагаемые обществом на свободу женщин. Только мы немного изобретательнее, когда доводится ими пренебрегать. Пойдем, тебе нужно устроиться. Я поместила тебя в комнатах, выходящих в розарий. Тилли будет в комнате для гостей напротив.

Диана рассмеялась.

— Тилли, наверно, возражала. Я ее очень люблю, но она может быть ужасно упряма, когда ей предоставляют какие-нибудь привилегии.

— Она пыталась протестовать, говоря, что будет спать на чердаке с прислугой, но я настояла. Я объяснила ей, что в нашем доме компаньонки живут на правах гостей, и ей пришлось смириться. Но когда я сказала, что пришлю горничную разложить твои вещи, Тилли решительно заявила, что займется этим сама. Она твердо намерена ухаживать за тобой, пока ты здесь. — Виктория заметила, что подошедшая экономка хочет с ней поговорить. — Одну минутку, Ана, мне нужно кое-что сказать миссис Гилфорд. Ей, вероятно, нужно обсудить со мной сегодняшний ужин.

Джастин поцеловал жену:

— Займись с миссис Гилфорд, Виктория, а я провожу Ану в ее комнату. Ей, наверно, хочется отдохнуть после дороги и привести себя в порядок, прежде чем она встретится с остальными.

Виктория ушла с экономкой, а Диана с Джасти-ном поднялись наверх. Девушке всегда нравился их дом. У ее родителей в Фоксвуде был великолепный особняк с мраморными полами, лепными потолками, полный дорогих антикварных вещей. Дом дяди и тетки тоже маленьким не назовешь, но в залитых солнцем комнатах с дубовыми полами и удобной мебелью царила уютная домашняя атмосфера, которую так любила Диана. За свою жизнь она провела здесь много чудесных дней. В гостях у Прескоттов, общаясь с их дочерью, Диана чувствовала себя счастливее, чем где бы то ни было.

— Третьего дня в Таттерсолле вы сказали, что приезжает Анжела с мужем. Они уже здесь?

— Да, они приехали вчера. Ты увидишь их за чаем. Кстати о Таттерсолле. Как прошел аукцион? Ты купила Тора?

— Да, и довольно выгодно. Из-за его выходки стартовая цена была невысока, так как он заслужил сомнительную репутацию. Никто из тренеров, которых я знаю, не хочет за него браться. Они боятся, что он снова на кого-то вскинется, и не хотят рисковать.

— Это глупо. Все произошло из-за запаха кобылы, с которой грум возился, прежде чем зайти в стойло к Тору. Ты же видела, как он повел себя с мистером Девлином.

Подойдя к дверям предназначенной для нее комнаты, Диана остановилась.

— Дядя Джастин, раз мистер Девлин так хорошо ладит с Тором, можно мне привести жеребца сюда и попросить мистера Девлина заняться им? Я бы с удовольствием ему заплатила.

— Конечно, ты можешь взять сюда Тора, но не воображай, что Девлин возьмет с тебя плату. Когда речь идет о гордости и борьбе с привилегиями, он ведет себя еще похуже твоей Тилли. Пошли завтра за Тором, а я постараюсь договориться с Девлином.

Щеки Дианы разгорелись.

— Я… Мне… Мне не придется посылать за Тором. Папин грум утром его сюда доставит.

Джастин взглянул на нее с притворной укоризной:

— Разве я такой предсказуемый, Ана?

— Нет, не предсказуемый, но славный и милый и с пониманием относишься к авантюрным наклонностям своей племянницы. Спасибо, дядя Джастин.

— Всегда рад помочь тебе, Ана. Мы поговорим с Девлином о Торе за ужином.

Диана готова была поклясться, что при этих словах сердце у нее дрогнуло.

— Джад… я хочу сказать, мистер Девлин ужинает у вас сегодня?

— Ну да. Виктория настаивает, чтобы мистер Девлин ужинал с нами каждый вечер, когда мы здесь. Твоя тетка слишком дорожит своими лошадьми, чтобы предоставить управление конюшней человеку со стороны. Разговаривая с ним за ужином, она лучше узнает его и знакомится с положением дел в конюшне.

— Я бы тоже хотела узнать его получше, раз он будет работать с Тором. — Внезапно ей пришла в голову новая мысль: — Дядя Джастин, не могли бы вы сделать мне одолжение? Может быть, это звучит странно, но мне кажется, мне могло бы помочь, если бы вы не говорили мистеру Девлину, что мой отец — граф. Я хочу, чтобы он научил меня обращаться с лошадьми, но боюсь, что из-за его неприязни к аристократии он может отказаться.

Джастин нахмурился:

— Девлин согласится, если я попрошу его.

— Я уверена, что согласится, но ко мне он все равно будет относиться недоброжелательно. Вы сами мне говорили, что мистер Девлин презирает титулованных особ. Если бы он думал, что я ваша племянница из Америки, никаких осложнений могло бы и не быть. Пусть он считает, что я не леди Диана Грейсон, дочь графа Фоксвуда, а Ана Прескотт из Виргинии.

Юстин покачал головой:

— Не думаю, чтобы из этого что-то вышло. Девлин держится особняком и не общается с прислугой, так что не приходится опасаться, что кто-то откроет ему твой секрет. Но с семьей другое дело. Я уверен, мы могли бы рассчитывать на Викторию, Анжелу и Джорджа, но Майкл еще маловат, чтобы хранить тайны.

— А Мэтью? Он сейчас на каникулах?

— Еще нет. После окончания семестра в Итоне он собирается погостить у школьного приятеля в Шотландии. Все дело в Майкле. Ему только пять лет, и он не умеет держать язык за зубами. Нам пришлось бы держать его подальше от конюшни и чем-то занимать, пока ты здесь.

Диана засмеялась:

— Я придумала идеальный выход! Тилли! Она чудесно умеет обращаться с детьми и знает множество игр и всяких развлечений. Теперь, в отсутствие Сары, она будет рада взять на себя заботу о Майкле.

Джастин по-прежнему, казалось, сомневался.

— Но хорошо ли так обманывать Девлина? Если он узнает об этом, он может разозлиться и уйти.

— Если все выйдет наружу, я скажу ему, что все это затеяла я и уговорила вас помочь мне. Я уже давно говорила вам и тете Виктории, что хочу разводить лошадей. Тор должен сыграть в этом главную роль, и Девлин мне просто необходим, чтобы тренировать его. Ну пожалуйста, прошу вас, поддержите меня.

Юстин тяжело вздохнул:

— Ну ладно, Ана. Я поговорю с Викторией и остальными. Но если твоя тетка станет возражать, я с ней спорить не буду.

— Тетя Виктория поймет меня, я уверена. — Диана поцеловала его в щеку. — Спасибо, дядя Джастин. Обещаю, что больше никогда ни о чем не попрошу.

— Смотри же, держи обещание, — засмеялся он. — На что еще нужен любящий дядя, как не оказывать услуги проказливым племянницам?

Диана подмигнула ему:

— Дайте мне только одну минуту, и я вам еще тысячу всяких проказ напридумываю!



Наполнив миску водой, Диана вымыла лицо.

— Я поверить не могу, — ворчала она про себя, — все, чего я хотела, это полежать несколько минут с закрытыми глазами. А в результате я проспала весь день, пропустила чай, а теперь еще опоздаю к ужину. И почему Тилли меня не разбудила?

В дверь постучали. Диана вытерла лицо.

— А вот и она. Входи, Тилли, и поторапливайся. Ты поможешь мне одеться.

Дверь открылась, и показалась головка в белокурых локонах.

— Это не Тилли, но, может быть, я сойду за нее?

— Анжела! Входи, входи. Как я рада тебя видеть!

Диана и ее кузина обнялись. Диана — высокая, с темно-каштановыми волосами, Анжела — миниатюрная голубоглазая блондинка. Внешне они отличались друг от друга, как день от ночи. Но они всегда дружили и были ближе, чем родные сестры.

— Я так по тебе соскучилась, Анжела. Последний раз мы виделись в день твоей свадьбы, это было пять месяцев назад. И как тебе нравится быть женой лорда Джорджа Рис-Джоунза, самого красивого адвоката во всей Англии?

— О, я очень счастлива, — улыбнулась Анжела. — У Джорджа есть все, что я воображала найти в муже, и даже больше. Но о моем блаженстве мы поговорим потом. Ужин меньше чем через час. — Она открыла шкаф и достала изумрудно-зеленое платье. — Пока я помогаю тебе одеваться, расскажи мне об этой шараде, что мы все собираемся здесь разыгрывать. Почему мы должны держать твое происхождение в секрете от мистера Девлина?

Диана присела за туалетный столик и вынула из волос шпильки.

— Разве отец не рассказал тебе о Торе и о том, как мне нужна в этом деле помощь Джада? Джад не выносит аристократов, и я боюсь, что он не захочет помочь мне, узнав, что я графская дочь.

— Да, папа говорил мне. — Анжела разложила платье на постели и взяла щетку для волос. — Но-я тебя знаю, Ана, и чувствую, что за этим еще что-то кроется.

— А что бы это могло быть? Я с Джадом незнакома. Я только раз его видела, и то издалека.

Встретившись в зеркале глазами с кузиной, Анжела кивнула:

— Но ведь хоть раз ты его видела, Ана.

— Что ты хочешь сказать?

Анжела начала проводить щеткой по волосам кузины.

— Только то, что мистер Девлин весьма недурен собой, хотя немного суров, на мой вкус. И я думаю, что он тебе понравился.

— Ничуть! Как ты могла такое вообразить?

— За одну только последнюю минуту ты назвала его по имени по меньшей мере четыре раза. Что-то не похоже на незаинтересованную женщину. А когда ты произносишь его имя, оно звучит у тебя так мягко, напевно. Лицо твое горит, глаза блестят. Как сказал Шекспир, «она давала слишком много клятв». Нужно еще что-нибудь добавить?

Диана свирепо уставилась на отражение кузины в зеркале, но Анжела продолжала расчесывать ее волосы, не обращая внимания на гневные взгляды. Она слегка улыбалась. Раздражение Дианы исчезло. Она поняла всю бесполезность спора. Анжела, как всегда, права.

— Твоя способность знать, что я думаю и чувствую, временами мне досаждает, — сказала она. — Получается, как будто ты знаешь меня лучше, чем я сама себя знаю.

Анжела с улыбкой взглянула ей прямо в глаза.

— Не лучше, но сужу более объективно. Со стороны виднее. Но теперь, когда ты признала, каковы твои чувства к мистеру Девлину, как ты намерена действовать дальше?

— Не знаю. Я видела его однажды, но при этом испытала странное ощущение. Мне захотелось познакомиться с ним, узнать его поближе. Я еще никогда в жизни никем не увлекалась, поэтому такое ощущение взволновало и напугало меня. Потом твой отец рассказал мне о его отвращении к аристократии, и тогда я… ну, я решила, что не стоит тратить время на человека, способного возненавидеть меня из-за одного только предубеждения.

Анжела опустила руку ей на плечо успокаивающим жестом:

— Потом ты купила лошадь, с которой только мистер Девлин мог бы тебе помочь, и придумала эту затею — выдать себя за простую девушку, чтобы привлечь его. И может быть, для того, чтобы убедиться, отвечают ли тебе взаимностью? Ничего не скажешь, план неплохой.

— Все началось совсем не так, — возразила Диана. — Я решила купить Тора задолго до встречи с Джадом. Поведение Тора на аукционе навело меня на мысль… попросить Джада помочь мне, но при этом скрыть свое происхождение.

Положив щетку, Анжела вздохнула.

— Стало быть, это даже не план, а воля судьбы. Тогда повинуйся ей. Забудь о своей драгоценной независимости и впусти в свою жизнь немного романтики. Поскольку мистер Девлин первый мужчина, заслуживший с твоей стороны более чем минутное внимание, он кажется мне подходящим для этой цели.

Диана покачала голвой:

— Я даже не знаю, понравится ли он мне при более близком знакомстве. Быть может, поговорив с ним за ужином, я найду его скучным, и у нас ничего не будет общего. А может быть, Джад посчитает меня светской девицей и с первого взгляда меня невзлюбит.

— Не думаю, что такое может случиться. Но на всякий случай есть способ это предотвратить. Ну-ка дай мне эти резные гребенки, Ана. Пока я кончаю с твоей прической, сними кольцо с фамильным гербом, что тебе подарил отец, и этот сапфировый кулон, и бриллиантовые серьги.

Решительный вид, с которым Анжела отдавала все эти распоряжения, вызвал у Дианы любопытство.

— Что ты намерена со мной сделать?

— Если ты не хочешь, чтобы мистер Девлин увидел в тебе светскую девицу, тебе следует выглядеть немного скромнее: никаких драгоценностей, никаких чересчур нарядных туалетов и модных причесок. Я зачешу тебе волосы назад и распущу по спине. Мне кажется, мистеру Девлину так будет больше по вкусу.

— Ему по вкусу?! — Диана резко повернулась к кузине, убиравшей с кровати изумрудно-зеленое платье. — Я за него замуж не собираюсь!

Анжела повесила платье в шкаф и достала другое, розовое муслиновое с отделкой из белых кружев.

— Да. Вот это тебе подойдет.

— Анжела, ты слышала, что я сказала? Я замуж не собираюсь.

Положив платье на кровать, кузина схватила Диану за руку и заставила ее подняться со стула.

— Разумеется, я тебя слышала, — отвечала она, расстегивая на ней платье. — Выйти за него, завести с ним роман или просто провести с ним приятно время — это тебе решать, Ана. Но я не хочу, чтобы десять лет спустя ты оказалась богатой старой девой без единого воспоминания, которое согревало бы твои одинокие ночи.

Эта внезапная вспышка со стороны обычно невозмутимой кузины поразила Диану. Ее не могли оставить равнодушной искренность и любовь в словах Анжелы. Впервые в жизни Диана не нашлась с ответом.



Джад стоял в элегантной гостиной Прескоттов, потягивая вино из хрустального бокала и чувствуя себя крайне неловко. Его хозяева были очень славные люди, добрые и щедрые. Ему просто было не по себе на их ежевечерних семейных ужинах. Стол был изысканный и обильный. Вино превосходное. Но семейство Прескотт в домашней обстановке напоминало ему все, что он утратил.

В доме Девлинов, где было четверо сыновей и дочь, ужин всегда был шумным. Хотя последний вечер он провел с семьей более десяти лет назад, Джад помнил все, как будто это было вчера.

Это был прощальный вечер. Он нашел хорошую работу в Ольстере и должен был уезжать на следующий день. Пока Мэри-Кейт помогала матери с ужином, они с братьями сидели за столом, разговаривая с отцом. Семнадцатилетний Найэлл хвастался тем, как он лихо справился с жеребятами, а восемнадцатилетний Кормак просил разрешения посвататься к дочери местного мельника. Все смеялись, поддразнивая друг друга. Атмосфера была дружелюбной и миролюбивой. Их семью всегда объединяла искренняя любовь.

Теперь все это было в прошлом, и Джад винил в этом себя. Если бы он не поехал в Ольстер, все было бы по-другому. Его любимая сестра и братья были бы живы и…

— Мистер Девлин? Вы не пьете, я смотрю. Вам не нравится вино?

Джад улыбнулся хозяйке:

— Отличное вино, леди Виктория, но я вообще мало и редко пью. У меня от вина мысли путаются, а я этого не люблю.

— Я вас понимаю. Если хотите, я вам найду другой напиток.

В этот момент в гостиную вошел Джастин с Анжелой и Джорджем.

— Виктория, с ужином что-то не ладится. Миссис Гилфорд хочет с тобой поговорить.

— У кухарки, наверно, снова пудинг подгорел, и миссис Гилфорд в ужасе. С вашего разрешения я пойду на кухню и посмотрю, как бы эти две достойные особы не сцепились из-за такого пустяка.

Виктория удалилась, и Джастин подошел к Джаду.

— Я хотел кое-что обсудить с тобой, прежде чем мы пойдем ужинать. Моя племянница, которая только что приехала к нам погостить, купила лошадь, и ей нужен тренер. Я полагаю, ты бы подошел ей самым лучшим образом.

Джад нахмурился.

— Не могла бы твоя племянница найти кого-нибудь еще? Мне надо годовиков тренировать, да еще Эбони готовить к скачкам, так что времени у меня маловато.

— Когда ты увидишь лошадь моей племянницы, держу пари, что время у тебя отыщется, — улыбнулся Джастин. — Видишь ли, в силу некоего странного совпадения моя племянница стала гордой обладательницей Тора.

— Тора? — Джад поднял брови. — Этого жеребца, что я тебе настоятельно советовал купить в Таттерсолле?

— Того самого. Из-за его нападения на грума он достался Ане недорого, но ни один тренер не хочет к нему даже подойти. Я рассказал ей о твоем искусстве управляться с лошадьми, и ей хотелось бы воспользоваться твоей помощью.

— Тор с характером и к тому же непредсказуем. Чего ради она его купила? Жеребец его стати и темперамента едва ли годится под дамское седло.

Джастин усмехнулся:

— Моя племянница не для того его покупала, чтобы ездить. Она хочет завести свой конный завод и намерена использовать Тора как производителя. Если он выиграет несколько скачек, это увеличит ценность и его, и его потомства. Поэтому ей нужна твоя помощь.

Джад не мог скрыть удивления:

— Твоя племянница хочет разводить лошадей? Извини за такой вопрос, но разве это подходящее занятие для молодой леди?

— Для Аны да. Она всю жизнь увлекается лошадьми и хорошо в них разбирается. Да и ездит она получше многих мужчин. К тому же и деловая сметка у нее имеется. Поскольку она сама распоряжается своим капиталом и твердо намерена осуществить свой план, было бы тщетно пытаться ее отговаривать.

Джад с трудом удержался от усмешки. В женщине с такими свойствами, скорее всего, нет ничего привлекательного, кроме денег. Бесцветная молодая особа с тусклыми глазами, настоящий синий чулок. Бедняжка, думал он. Серая мышка среди этих блестящих Прескоттов. Быть может, стоит над ней сжалиться и взяться за тренировку Тора. Это самое меньшее, чем он мог бы ей помочь.

В гостиную вернулась Виктория.

— На кухне все улажено. Ужин подадут через несколько минут. А где же Ана?

— Я здесь, тетя Виктория. Простите меня за опоздание.

Какие бы мрачные предположения ни строил Джад о племяннице хозяина, все они рассеялись как дым, как только девушка появилась на пороге. «Серая мышка» была вовсе не серая и отнюдь не мышка. Это была высокая стройная красавица с длинными каштановыми волосами и уверенной походкой. Ее платье было не столь нарядным, как платья ее тетки и кузины, но это нисколько не уменьшало ее прелести. Когда Джастин подвел Диану к нему, Джад увидел, что ее прекрасные зеленые глаза излучают ум и уверенность в себе.

— Позволь, моя милая, представить тебе управляющего нашей конюшней Джада Девлина. Я о нем тебе рассказывал.

— Здравствуйте, мистер Девлин. Для меня такая честь с вами познакомиться! Я так этого ждала.

Джад улыбнулся, пожимая протянутую руку. Несмотря на ее уверенный вид, он ощутил в этой руке легкую дрожь. Ее тщательно скрываемое волнение показалось ему очень трогательным.

— Честь оказываете мне вы, мисс Прескотт.

Бросив быстрый взгляд на дядю, Диана улыбнулась. Ямочки заиграли у нее на щеках.

— Зовите меня Ана. Меня здесь все так зовут, мистер Девлин.

Джад поцеловал ей руку.

— С удовольствием, Ана. А меня зовут Джад. Прошу вас обращаться ко мне так… часто.

Она кивнула и с легкой краской на лице высвободила свою руку.

— Конечно, Джад. Можете на это рассчитывать.




4.


Следующие три недели Диана и Джад работали вместе без всяких происшествий. Между ними развивалась и росла дружба, подогреваемая взаимным уважением и искренним интересом. Хотя их влекло друг к другу, у каждого были основания скрывать свои чувства. Все изменило их первое столкновение из-за костюма Дианы.

— Ана, неужели на вас бриджи? Держу пари, Джастин и леди Виктория не видели вас в такой одежде.

Рассерженная этим замечанием, Диана бросила на него гневный взгляд.

— Мои дядя и тетка не предписывают мне, во что одеваться, и не вам мне указывать, сэр.

— Но бриджи носят только мужчины, — возразил он.

— Если хотите знать, моя мать их всю жизнь носит, и еще никто ее за мужчину не принимал.

Джада покоробило от этих слов. Даже при самом богатом воображении Ану тоже нельзя было принять за мужчину. Округлости ее фигуры, под платьем едва заметные, были выставлены напоказ для общего обозрения. А это общество включало грумов, лакеев, кузнецов и конюхов. Любой мужчина, у которого глаза на месте, мог насладиться этим зрелищем. Это обстоятельство раздражало его сильнее, чем он готов был признаться самому себе.

«Черт, — выругался он про себя. — Я веду себя как ревнивый любовник. Хоть она и американка, но она не про таких, как я, да еще с моим прошлым. Соглашаясь работать с ней, я знал, что для нас нет будущего. Девушка красива и с характером, но она никогда не будет моей».

Джад неловко провел рукой по волосам.

— Простите мне мой невоздержанный язык, Ана. Я был не прав.

Пожав плечами, она направилась к стойлу Тора.

— Я взяла эти бриджи у Мэтью не для фасона и не для того, чтобы с вами пререкаться, а ради безопасности. Я не могу в дамском седле учить Тора брать препятствия.

Джад остановил ее, схватив за руку:

— Вы не будете брать на нем препятствия, Ана. Я не позволю вам рисковать своей шеей. Что будет, если вы упадете?

Она выдернула у него руку.

— Я не сломаю себе шею, Джад. Если Тор будет через месяц участвовать в скачках на ярмарке, он должен научиться прыгать. Я уже проделывала это с моей лошадью Розеттой, чемпионкой по скачкам с препятствиями.

— Ваша Розетта — кобыла, а не молодой необъезженный жеребец. Тор слишком буен и непредсказуем для вас. Дайте сначала мне и груму заняться с ним. Через неделю-другую я и вам дам попробовать.

Диана сердито тряхнула головой, отчего ее длинная коса взвилась у нее за плечами.

— И почему мужчины всегда уверены, что знают, что для меня лучше? Сначала отец, потом братья, затем Стивен, а теперь и вы вошли в их число.

Джад приподнял брови:

— Кто такой Стивен?

Этот резкий вопрос застал ее врасплох. Она нахмурилась:

— Стивен?

— Вот именно. Кто он? — настоятельно спросил Девлин. — Поклонник, ожидающий вас дома?

И тут случилось нечто, смутившее Джада. Лицо Дианы неожиданно озарилось улыбкой.

— Наши семьи, моя и Стивена, дружат уже много лет. Стивен приходится ровесником моим младшим братьям и досаждает мне так же, как они. А откуда вдруг такой интерес к Стивену?

Джад мгновенно сообразил, насколько он выдал себя и этим вопросом, и тоном, каким он его задал.

— Простое любопытство. Вы… вы раньше о нем никогда не упоминали.

Диана погрозила ему пальцем:

— Не притворяйтесь, Джад. Это вам не к лицу. Признайтесь лучше, что это было не простое любопытство. Вы ревнуете.

Джад отступил на шаг, качая головой.

— Не понимаю, о чем это вы, Ана. Между нами нет и намека на что-либо такое.

— Между нами нет и намека на что-либо такое, потому что я вам не нравлюсь, Джад? — Он отступал от нее, но она продолжала следовать за ним. — Я чересчур высока? Слишком полна? Я надоедаю вам болтовней и раздражаю вас своими возражениями? Или вас шокирует мое упрямство?

— Ну конечно, нет, Ана. Я восхищаюсь вашей независимостью. А что до остального, только глухой и слепой не признает, что вы умны и красивы.

— Но если я такое совершенство, почему вы не хотите… — Отвернувшись от него, она с отвращением тряхнула головой. — Боже, да что это такое со мной? Я себя не узнаю. Простите, Джад. Мой брат Джеймс всегда говорит, что мои необдуманные речи меня погубят, и он прав. Глупо было с моей стороны думать, что вы мной интересуетесь.

Она хотела уйти, но Джад удержал ее за руку. Стоя перед ней, он приподнял ее подбородок и увидел, что она покраснела от смущения.

— Глупа не ты, Ана, а я. Потому что я пытался отрицать, что желал тебя с момента нашей встречи.

— Т-ты ж-желал меня?

Недоверие, прозвучавшее в ее словах, вызвало у него улыбку.

— Да, дорогая. Меня влечет к тебе неудержимо. Но нам не суждено быть вместе.

— Почему?

Джад погладил ее по щеке:

— Твой дядя справедлив и многое способен понять, но сомневаюсь, чтобы ему понравилось, что человек, служащий у него, испытывает такие чувства к его племяннице.

— Джастин не такой, — обидчиво возразила Диана. — Ты просто используешь его как предлог, чтобы не обидеть меня правдой.

— О какой правде ты говоришь, Ана?

— Ты только по доброте наплел всю эту чушь, что тебя влечет ко мне. Спасибо за попытку успокоить мою оскорбленную гордость, но я не нуждаюсь в твоем милосердии или в чьем-либо еще. А теперь, если ты не возражаешь, я пойду домой.

Схватив за обе руки, Джад привлек ее к себе.

— Я возражаю, Ана. Я не лгал, и доброты здесь нет никакой. Если ты называешь это милосердием, пусть так.

— Но, Джад, я…

Джад приник к ее губам поцелуем, о котором он мечтал все эти долгие недели. Сладость ее губ превзошла все, о чем он только мог мечтать.

Не выпуская девушку из объятий, он проговорил:

— Ты само искушение, моя Ана. Я жажду тебя больше, чем когда-либо желал какую-нибудь другую женщину. Но это меня пугает. У нас ничего не получится. Глупо даже и думать об этом.

Она откинулась, чтобы заглянуть ему в лицо.

— Почему? Из-за дяди? Но Джастин мне не опекун. Я не нуждаюсь в его разрешении или в чьем бы то ни было, если я хочу быть с кем-то.

— Речь идет не только о твоем дяде, любимая.

Упрямая складка прорезала ее лоб.

— Что ты хочешь сказать?

Не желая огорчить ее, Джад тщательно подбирал слова:

— Поверь мне, поверь, любимая. В моем прошлом есть кое-что, что делает меня недостойным тебя, Ана. Я сделал такое…

Она презрительно усмехнулась:

— Ты говоришь так, словно тайны и сожаления о прошлом есть только у тебя. Ты бы не считал меня таким совершенством, если бы знал…

Она внезапно замолчала и отвернулась.

Джад тронул ее за плечо.

— Я знаю: что-то тебя тревожит, Ана. Я видел печаль и опасения в твоем взгляде, когда ты думала, что никто на тебя не смотрит. Но ты не могла сделать ничего плохого.

Она высвободила свою руку.

— Поскольку вы мной не интересуетесь и не ищете моего расположения, мои трудности вас не касаются, мистер Девлин. Мы можем забыть, что этот разговор вообще имел место.

— Но, Ана, ты не понимаешь…

— Слишком хорошо понимаю, мистер Девлин, — перебила она. — Я вас больше не побеспокою. И вообще, можете убираться к черту!

В этот момент в конюшню влетела Анжела. Щурясь в полумраке после яркого света дня, она увидела Диану и бросилась к ней:

— Ты здесь, Ана! Мне нужно поговорить с тобой.

Только теперь Анжела заметила, что кузина не одна.

— Простите, что я помешала вам, мистер Девлин. Если у вас важный разговор, я могу…

— Мистер Девлин и я уже обо всем поговорили. — Взяв кузину под руку, Диана увлекала ее к двери: — Давай выйдем на воздух. Мне что-то душно.

Анжела бросила беглый взгляд через плечо.

— Твой Джад чем-то расстроен, — шепнула она. — У вас какие-то разногласия?

Диана не отвечала, пока они не отошли от конюшни.

— Разногласия? Как тебе сказать? Он мне нравится, я ему нравлюсь. Я хочу близости с ним, но он говорит, что у нас нет будущего. Полагаю, что это можно назвать разногласием.

— Плохо дело. Быть может, твой Джад робок.

— Уж что-что, а этого о нем не скажешь. Он самоуверен, дерзок и слишком хорош собой! — Диана стиснула кулаки. — И перестань называть его моим. Хотя он и увлечен мной, но ясно дал мне понять, что не желает иметь со мной никакого дела.

Анжела приподняла бровь:

— Почему? Он узнал, что твой отец — граф?

— Нет. Он все еще думает, что я из Америки. — Диана подошла к ограде загона и ухватилась обеими руками за верхнюю перекладину. — Благородный мистер Девлин считает, что он для меня недостаточно хорош. Он думает, что твоему отцу не понравится его внимание ко мне, и я никак не могу его разубедить. — Тряхнув головой, она повернулась к кузине: — Но хватит об этом. Скажи мне, зачем ты пришла за мной в конюшню?

Анжела вздохнула.

— Я пришла проститься. Муж получил сегодня из Лондона известие, что ему необходимо срочно вернуться. Одного из его клиентов, маркиза, нашли убитым, и семья хочет удостовериться, что… Ана, тебе плохо? Ты что-то очень побледнела.

Диана с трудом сохраняла самообладание.

— Со мною в-все в п-порядке. Меня просто удивило это известие. Кто этот маркиз? Кто-нибудь из тех, кого я знаю?

— Сомневаюсь. Его фамилия Брамбридж. Пожилой джентльмен, владелец усадьбы на границе с Уэльсом. Джордж говорит, он редко оттуда выезжал. Впервые за долгие годы старикашка выбрался в столицу, и его убили прямо на Бонд-стрит…

Диана кивала, но она не слышала ни слова, после того как до нее дошло, что имя убитого не Баркли Ивенстон. Происшествие в игорном притоне не давало ей покоя. Убийство Баркли было несчастным случаем, который этот негодяй сам на себя навлек. Почему же ее терзало чувство вины? Мысли о его смерти мучили ее постоянно, но страх перед возможными последствиями, если дело будет раскрыто, был еще хуже.

Работа с Джадом, само его присутствие рядом с ней как-то отвлекли ее. Обаятельный ирландец со сверкающими глазами и низким музыкальным голосом завладел всем ее существом. Вероятность того, что может произойти между ними, отвлекала ее от мыслей о своей печальной участи. Но этому, видимо, не суждено было случиться. Несмотря на страстный поцелуй, его слова разбили ее надежды, и суровая реальность снова предстала перед ней.

Анжела коснулась ее руки:

— Ана, в чем дело? Я болтаю как сорока, а ты ушла в себя, в свой собственный мир. Судя по твоему грустному лицу, это, должно быть, не очень приятное место. Ты расстроена размолвкой с Джадом?

Диана покачала головой:

— Да нет. Я просто поняла, что глупо было даже думать о том, что между нами что-то может быть.

С его предубеждениями мы с самого начала были обречены.

— Но вы такая красивая пара, и у вас столько общего, — возразила Анжела. — У меня было такое чувство, что вы созданы друг для друга.

— Как ты и твой замечательный Джордж? — Диана обняла кузину. — Мне жаль разочаровывать тебя, но нам с Джадом не по пути.

— Но я хотела, чтобы ты влюбилась и была счастлива, Ана, — сказала Анжела досадливым тоном.

Диана улыбнулась:

— Когда-нибудь это случится, но не с Джадом Девлином. Кроме того, у меня есть кое-какие дела поважнее.

— Могу я тебе помочь? — снова оживилась Анжела.

В надежде отвлечь кузину Диана взяла ее под руку, и они направились к дому.

— Я благодарна тебе за твое предложение, но я и сама справлюсь. А теперь надо помочь тебе уложиться и подготовиться к путешествию, пока твой замечательный Джордж не потерял терпение и не уехал без тебя.

— А как же Тор? Разве ты не собиралась заняться им сегодня?

Диана оглянулась и увидела стоявшего в дверях конюшни Джада.

— Собиралась, но передумала. Я еще вернусь к нему, когда ты уедешь.

«Надеюсь только, — подумала она, — что к тому времени Джад будет слишком занят другими делами, чтобы обращать на меня внимание».



Когда обе женщины скрылись из вида, Джад вернулся в конюшню. Войдя в стойло Тора, он схватил его за узду и заставил прекратить нервно бить копытом. Притянув к себе голову жеребца, он тихо зашептал успокаивающим тоном:

— Твоя хозяйка — упрямица, и ее не переубедишь. Но она много значит для меня, и я тебя предупреждаю по-хорошему, Тор, смотри не навреди ей, не то клянусь всем святым, я всажу тебе пулю между глаз. Понял меня, приятель?

Тор с минуту смотрел на него, затем наклонил голову, выражая согласие. Со стороны его поведение походило на трюк с дрессированным животным. Джад с детства умел с ними общаться. Он мог успокоить испуганную лошадь или усмирить рассвирепевшее животное одним только звуком своего голоса. Джад сам не знал, каким образом это у него получалось и откуда у него такие способности, но он и не задавался такими вопросами. Этот дар способствовал его успеху в качестве тренера и приносил ему хороший доход.

Усмехаясь, он потрепал Тора по голове:

— Ну смотри у меня, приятель. Я на тебя надеюсь.

За спиной Джада остановился Альберт Перн, грум, в чьи обязанности входило чистить конюшни.

— Простите, мистер Девлин, я не ожидал вас здесь застать. Я думал, вы заняты с Тором и мисс Аной.

— Я и был занят, но возникло еще кое-что.

Джад вышел из стойла и закрыл дверцу. Его все еще тревожила безопасность Аны. При виде Альберта ему вдруг пришла мысль, как помочь делу.

— Альберт, у меня к тебе поручение. Утром нам доставят нескольких кобыл, которыми мне придется заняться, так что у меня не будет возможности работать с мисс Аной и ее лошадью. Я хочу, чтобы ты за это взялся.

Шестнадцатилетний Альберт радостно вспыхнул.

— Но, мистер Девлин, вы думаете мне это по силам?

Джад похлопал его по спине:

— Ты уже многому у меня научился. Если бы я не считал тебя пригодным для такой работы, я бы тебе ее не предложил. Но если ты желаешь навсегда оставаться грумом…

— Нет, нет, мистер Девлин, — перебил его Альберт, — я за честь почту работать с мисс Аной и Тором. Моя мечта — хоть наполовину походить на вас.

— Никогда не довольствуйся половинами, — шутливо предостерег его Джад. — Или все, или ничего. Ты отлично справишься, парень, я в тебя верю.

— Спасибо, сэр. Вы еще будете мной гордиться, вот увидите.

Дав указания Альберту, Джад направился к себе. Помимо приличного жалованья, ему, как управляющему, полагался уютный четырехкомнатный коттедж. Дом был прекрасно меблирован и окружен высокой живой изгородью, предоставлявшей его обитателю возможность скрываться от посторонних взоров. Войдя в комнату для гостей, которую он приспособил себе под кабинет, Джад сел за стол и опустил голову на руки.

Судьба жестока, подумал он. В Ане было все, что он надеялся когда-либо обрести в спутнице жизни. Высокая, стройная, настоящая женщина, не тепличный цветок, которых предпочитает большинство мужчин. Ана создана для него. Поцелуй только усилил в нем влечение к ней, обострил его желание. Но этому желанию суждено было остаться несбыточным.

Когда их только представили друг другу, мысль о романе сразу пришла ему в голову. Так, ничего серьезного, никаких взаимных обязательств. Но все изменилось, как только он ближе узнал ее. При всей ее вызывающей красоте и дерзкой независимости, Ана оставалась чистым, невинным созданием, глубоко тронувшим его сердце. Такую женщину не бросают после короткой интрижки. Ана — это навсегда.

Сегодня, когда он пытался объяснить ей, почему недостоин ее внимания, он сослался на ее дядю. Но она отказалась его слушать и потребовала сказать ей правду. У него было сильное искушение именно так и поступить.

Да, но что бы сказала Ана, если бы узнала, что он изгнанник и за его голову назначена награда? Поддержала бы или передала властям? Почувствовав усталость, Джад откинулся на спинку кресла и вздохнул. Почти десять лет тяготеет над ним поступок, совершенный им во имя мести. Возмездие-то было сладко, но цена оказалась слишком высока. Его изгнали из отечества, и свой родной дом он мог видеть только во сне. Все, что связывало его с родными, — это редкие письма от матери. Одиночество и раскаяние стали его постоянными спутниками. Несправедливость всего этого угнетала, но винить ему было некого, кроме себя самого.

«Я попал в эту историю по собственному недомыслию и должен нести свой крест. Ради нас обоих я должен избегать Ану. Она, быть может, меня возненавидит, но она заслуживает кого-то получше, чем осужденный убийца, какие бы чувства я к ней ни испытывал».



Неделей позже Диана вернулась к себе в крайнем раздражении. Желая остаться одна, она отослала Тилли спать и села за туалетный столик расчесать волосы.

— Нет, какова наглость этого человека! — бормотала она, беря в руки щетку. — Флиртует с горничной под самым моим носом! Со мной весь вечер ни слова не сказал, увиваясь за этой белобрысой потаскушкой.

— А что такое «потаскушка», Ана?

Уронив щетку, Диана стремительно повернулась и увидела своего юного кузена Майкла, улыбавшегося ей из-под кровати, где он прятался.

— Майкл Эндрю Прескотт, вылезай сию минуту! Ты меня чуть до смерти не напугал!

Майкл поднялся, смущенно улыбаясь. Его светлые волосы были взлохмачены. Одет он был в шерстяной халат и шлепанцы.

— Прости, Ана. Я просто хотел повидаться с тобой. У тебя на меня теперь совсем не осталось времени.

Диана притворно нахмурилась, укоризненно покачивая головой:

— Упрекая меня, ты все равно не оправдаешь свои проделки.

— Клянусь тебе, я не хотел тебя напугать. Анжела уехала, а Мэтью еще долго не приедет, мне и поговорить не с кем.

— Ну ладно, ладно, — вздохнула Диана. — Только не бери себе в привычку…

Майкл, бросившись ей на шею, прервал ее наставительную тираду.

— Спасибо, Ана! Я так и знал, что ты меня поймешь.

Высвободившись из его объятий, она пригладила ему волосы.

— Ну ты и вырос, Майкл. Может быть, ты уже теперь слишком взрослый, чтобы польститься на мятные леденцы?

— Обожаю мятные леденцы!

Диана, смеясь, указала на столик у кровати:

— Возьми там в банке. Но только немного. Твоей маме не нравится, когда ты наедаешься сладкого на ночь.

— Я знаю.

Майкл взял банку и уселся на постель. Болтая ногами, он достал самый большой леденец и засунул его в рот.

— Ана, ты мне не ответила. Фто такое «потаф-куфка»?

Диана не сразу поняла, что такое он сказал, а поняв, покраснела.

— Это… это… очень нехорошее слово, которое означает… такую… ну, в общем, молодую женщину. Мне не следовало его употреблять.

Вытащив изо рта леденец, Майкл захихикал.

— Но ты его употребила и при этом злилась! Что на этот раз сделал тебе мистер Девлин?

— На этот раз? — накинулась на него Диана. — Майкл, ты опять подслушивал чужие разговоры? После того, как тебя поймали за этим занятием в прошлом году, когда Джордж делал предложение твоей сестре, ты обещал больше никогда не подслушивать.

Майкл пожал плечами:

— А мне и не нужно было подслушивать. После того, как ты вчера утром жаловалась Тилли, весь дом знает, что вы поссорились.

Диана вспомнила свои слова и сморщилась от отвращения.

— Я была расстроена и говорила слишком громко. Извини, Майкл, что я о тебе плохо подумала.

— Ничего. — Засунув очередной леденец в рот, Майкл облизал пальцы. — Но скажи мне, почему мистер Девлин не хочет тебе больше помогать с Тором?

— Он заявил, что слишком занят. Он поручил это одному молодому человеку, которого зовут Альберт. Альберт славный парень, но с ума меня сводит своей осторожностью. «Не делайте этого, мисс Ана», «Вы ушибетесь, мисс Ана», «Мистер Девлин этого не разрешает», «Мистер Девлин говорит…», — Диана негодующе фыркнула. — Хоть Джада Девли-на и нет поблизости, но я только его и слышу.

Майкл достал еще леденец.

— Если мистер Девлин слишком занят, чтобы тебе помогать, почему он всегда стоит и наблюдает за тобой?

Это замечание привлекло внимание Дианы.

— Что это значит? Откуда ты знаешь, что он наблюдает за мной?

— Сам видел. Каждое утро я ищу насекомых для коллекции. Тилли говорит, что у меня будет самая лучшая коллекция. У меня есть…

— Не отвлекайся, Майкл. Расскажи мне про Джада. Я хочу сказать — про мистера Девлина. Майкл улыбнулся.

— Несколько дней назад я искал насекомых в роще у конюшни и видел, что у тебя очень здорово получались прыжки. И тут я заметил: мистер Девлин наблюдает за тобой из-за двери амбара. Когда ты повернула в его сторону, он нырнул внутрь, и ты его не увидела.

— Он, вероятно, следил за Альбертом.

— Не думаю. Я там каждый день бываю, и он всегда за тобой наблюдает. Даже когда ты одна, без Альберта.

Майкл достал еще леденец и стал разглядывать его в свете лампы.

— Для человека, утверждающего, что он очень занят, твой мистер Девлин проводит слишком много времени, ничего не делая, а только следя за тобой.

— Он не мой… ну да ладно.

Диана задумалась. Она подозревала, что Джад использовал свою занятость только как предлог, чтобы не оставаться с ней наедине. Теперь она была в этом уверена. А остальное? Его нежелание говорить с ней? Его позднее появление за ужином и раннее исчезновение? А его флирт со служанкой? Это он тоже затеял, чтобы отбить у нее интерес к себе?

Зевая, Майкл поднялся:

— Ну, я пошел спать. Спасибо за леденцы. Увидимся за завтраком.

Он поставил банку на стол и направился к двери. На пороге он остановился и обернулся к ней с усмешкой.

— Кстати, кузина, «белобрысая потаскушка», — сестра Альберта, Мэй. Она замужем за Уолтером, старшим садовником, и у нее двухмесячный ребенок. Я уверен, твой мистер Девлин просто хотел тебя позлить за ужином.

Диана мысленно ахнула. Устами младенца! Как же это она сама не сообразила? Она встала и, взяв банку с леденцами, протянула ее Майклу. Взъерошив ему волосы, она обняла его:

— Это тебе, Майкл. Я рада, что ты зашел ко мне. Приятных снов.

Майкл прижал банку к груди.

— Спокойной ночи, Ана.

— Благодаря тебе, милый кузен, я буду спать очень спокойно.




5.


— Мисс Ана, вам нельзя выводить Тора одной, — настаивал Альберт, когда Диана привела Тора в загон. — Мистер Девлин мне категорически… а-а-ап-чхи-и-и!

Диана покачала головой:

— А тебе нельзя вставать с постели, Альберт. Ты болен. У тебя лицо воспаленное, из носа течет, и дышишь ты с трудом. А уж чихаешь непрестанно. Дядя Джастин — врач. Пойди к нему. Я уверена, он тебе поможет.

— Я не могу беспокоить его милость такими пустяками. — Альберт вытер нос тыльной стороной ладони.

— Если ты не хочешь беспокоить дядю, отыщи мою компаньонку Тилли. У нее есть настой из одной травки, от которого тебе сразу полегчает.

— Благодарю вас за заботу, мисс Ана, но я… а-а-ап-чхи-и!

Она повернула его лицом к дороге, ведущей к дому, и слегка подтолкнула в спину.

— Ни слова больше, Альберт. Выпей настой, что тебе приготовит Тилли, и полежи. Когда я увижу мистера Девлина, я скажу ему, что ты болен и не можешь сегодня работать.

Альберт пытался повернуться к ней:

— Но мистер Девлин будет недоволен. Диана еще раз подтолкнула его.

— Дядя и мистер Девлин будут еще больше недовольны, если ты подхватишь воспаление легких и умрешь. А теперь делай, что тебе говорят. Я все улажу с мистером Девлином.

Альберт удалился, и Диана поздравила себя с успехом. Благодаря его внезапной болезни ей удалось осуществить первую часть своего плана. Она надеялась только, что Джад где-то неподалеку и следит за ней, чтобы она могла перейти ко второму этапу.

Какое-то движение среди деревьев привлекло ее внимание. Майкл выглянул из-за кустов и помахал ей рукой. Когда ему удалось обратить на себя ее внимание, он кивком головы указал на открытую дверь конюшни. С улыбкой мальчик еще раз приветственно помахал ей, прежде чем скрыться в роще.

Диана вытерла о бриджи внезапно вспотевшие руки. «Если мне все удастся, — подумала она, — ты получишь дюжину банок с леденцами, Майкл».

Вставив ногу в стремя, Диана оседлала Тора. Похлопав жеребца рукой по шее, она подобрала поводья.

— Все в порядке, дружок. Посмотрим, окажется ли Джад в стороне при виде продолжения этого спектакля.



Спрятавшись за дверью конюшни, Джад сжал кулаки.

— Черт побери ее упрямство! Сначала она отослала Альберта, а теперь это. Никогда бы не подумал, что она так поскачет. Тор ведь еще не готов для прыжков. Ана, ты с ума сошла?

Когда Тор взял очередное препятствие, Джад заметил, как она покачнулась в седле.

— Если ты не сломаешь себе шею, клянусь всеми святыми, я ее тебе сам сломаю!

Встревоженный Джад выбежал в загон и был уже близко, когда Тор, шарахнувшись от следующего препятствия, взвился на дыбы. Джад беспомощно наблюдал, как предмет его забот, вылетев из седла, оказался на земле. Обрадованный тем, что лошадь сразу же отбежала в сторону, Джад бросился к Ане и опустился на колени возле нее.

— Ана, любовь моя, что с тобой? Скажи мне что-нибудь.

Ее стон прозвучал для него как музыка. Она попыталась сесть.

— О Джад, я никак этого не ожидала. Джад обнял ее.

— Я знаю, любимая. Позволь мне послать за твоим дядей, чтобы он осмотрел тебя.

— Прошу тебя, не беспокой дядю Джастина. Со мной все в порядке. Я ничего не сломала, только голову ушибла.

Он ощупал ее затылок.

— У тебя небольшая шишка за ухом. Открой глаза и посмотри на меня, Ана, — приказал он, осторожно отстраняя ее от себя. — Я хочу знать, не двоится ли у тебя в глазах.

Она медленно открыла глаза и устремила на него взгляд. Легкая усмешка заиграла у нее на губах.

— Нет, я вижу только одного мистера Девлина. Какое разочарование!

— Разочарование?

— Ну конечно. Ты один — это уже отрада для глаз. А двое — было бы в два раза лучше.

Оба они рассмеялись ее шутке. Но уже в следующую минуту Диана, морщась от боли, схватилась за бок.

— Ой, я кажется, повредила себе ребро. Едва у нее вырвались эти слова, как Джад подхватил ее на руки и понес к дому.

— Черт возьми, Ана! Говорил я тебе, что надо послать за Джастином. У тебя может быть перелом и неизвестно, что еще.

— Прошу тебя, не надо нести меня в дом, — взмолилась она. — Со мной правда все в порядке. Если дядя и тетя узнают о том, что я упала, они только зря расстроятся и начнут суетиться надо мной.

— Ты не упала, Ана, тебя сбросил этот зверь. Когда я только подумаю, какая опасность тебе угрожала, я… — он теснее прижал ее к себе. — Если бы я не оставил тебя с Альбертом, ничего бы не случилось. Прости меня, любимая.

Искренняя боль, прозвучавшая в его голосе, смутила Диану. Неожиданно ее блестящий план показался ей ужасной ошибкой.

— Я знаю, что скакала слишком быстро. Но я сделала это нарочно, чтобы привлечь твое внимание.

Джад остановился, гневно уставившись на нее:

— Ты нарочно подвергла опасности свою жизнь, чтобы привлечь мое внимание?

— Ты не виноват, Джад. Ты не понимаешь. Я знаю, ты следил за мной последние дни. Я хотела добиться того, чтобы ты вышел и отругал меня. Я и не думала, что Тор меня сбросит.

Джад повернулся и понес ее по направлению к конюшне. Диана заметила его стиснутые зубы и решительную линию подбородка.

— Джад, куда ты?

— Ты хотела моего внимания, Ана, и ты его получишь. Я полагаю, для тебя лучше, чтобы это произошло с глазу на глаз.

Войдя в конюшню, Джад опустил ее на охапку сена и обратился к грумам, чистившим стойла:

— Хэтчер, ты и другие поищите лошадь мисс Аны. Когда вы найдете Тора, поставьте его в стойло возле годовиков. Уходя, закрой дверь. Мне надо кое-что обсудить с мисс Аной, и я не хочу, чтобы мне мешали.

Когда дверь закрылась, Джад повернулся к Диане. Лицо его потемнело от гнева. Диана боялась взглянуть ему в глаза. Потупив взгляд, она перекинула косу на грудь, нервно перебирая ее концы пальцами.

Джад откашлялся:

— Ана, ты, несомненно….

— Я знаю, что ты хочешь сказать, — перебила она. — Я глупая, бестолковая девчонка, которую следует держать под замком для ее же собственного блага. Мой поступок был глупым и эгоистичным. Я знаю, ты сердишься, и ты имеешь на это полное право.

Взяв за подбородок, он заставил ее взглянуть ему в лицо.

— Ана, если я и сержусь, то только на себя. Она смотрела на него с недоумением.

— Да, да, это так. Я хотел сказать, когда ты меня перебила, что должен извиниться перед тобой. Не будь я таким трусом и не беги я от тебя, ты бы не пострадала. Я могу только надеяться, что ты меня простишь.

Она стиснула его руку, все еще касавшуюся ее лица.

— Мне не нужны извинения. Мне нужно честное признание. Как мы относимся друг к другу? Всю неделю ты разыгрывал спектакль, чтобы я утратила к тебе интерес. Это не помогло. Если на то пошло, я люблю тебя еще сильнее. А теперь скажи мне честно: разве ты не чувствуешь то же самое?

Закрыв на мгновение глаза, Джад перевел дыхание.

— Да. Несмотря на все мои благие намерения, я не могу отказаться от своего чувства к тебе. Твоя улыбка, твой смех, твоя красота, твой неповторимый аромат влекут меня, как пение сирены, и я бессилен перед твоим очарованием. Я никогда не думал, что буду испытывать такое чувство к женши-не, и теперь это пугает меня.

— И меня тоже, Джад. Я всегда хвалилась, что ни одному мужчине не увлечь меня, не завоевать мое сердце, но тебе это удалось. — Она откинула прядь волос у него со лба. — Где бы я ни была, что бы я ни делала, ты постоянно в моих мыслях. — Нервная улыбка скривила ее губы. — Память о твоем поцелуе преследует меня во сне и наяву. Я хочy, чтобы ты целовал меня снова и снова.

Джада не нужно было долго уговаривать. Обняв Ану, он прильнул к ее губам с безудержной страс-тью. Желание, горячее и неукротимое, огнем вспых-нуло между ними. Он обхватил рукой ее грудь, и Диана застонала от удовольствия.

— Я знаю, это безумие, — шептал он несколько мгновений спустя. — Но я не могу оторваться от тебя. Ты как лихорадка в моей крови, и у меня нет сил с ней справиться. Вели мне остановиться, Ана, вели мне уйти. Ты заслуживаешь не такого, как я.

Диана обхватила его за шею:

— Нет, Джад, я хочу тебя, только тебя.

— Но, Ала, родная, из-за моего прошлого я не могу обещать тебе будущего. Я не знаю, что случится через месяц, через неделю, даже завтра, если мои враги найдут меня.

Внезапно он отстранил ее от себя и заглянул в глаза.

— Неужели ты захочешь связать свою судьбу с человеком, который в Ирландии считается преступником?

Диану поразило его признание. Джад скрывается от правосудия? Но как она могла обвинять его, когда сама была в таком же положении после убийства Баркли Ивенстона? Искренность Джада поразила ее. Быть может, ей следует отплатить откровенностью за откровенность и рассказать всю правду о себе и о том, что она сделала.

— Джад, все это не имеет значения. Я не…

— Это имеет значение, — настаивал он, отворачиваясь. Его охватило волнение. — Ты красавица. Ты не только богата, у тебя есть семья, которая любит тебя. Зачем тебе связываться со мной? Я спасаюсь бегством. Я не видел ни дома, ни родных уже десять лет.

Диана ощущала его боль как свою собственную. Желая утешить его, она поднялась и дотронулась до его плеча:

— Ты очень тоскуешь по ним? Его мускулы напряглись под ее рукой. Со вздохом Джад кивнул:

— Да. Но я ничего не могу поделать. Король Георг разместил в наших краях свои войска, и правит там английский лорд. Многих в моей семье убили, а меня осудили за попытку отомстить за их гибель.

Причины ненависти Джада к английской аристократии оказались куда серьезнее, чем Диана могла предполагать. Придется ей подождать со своим признанием. Если она расскажет сейчас, что она графская дочь, он сочтет, что она его предала, и даже разговаривать с ней больше не станет. Этого она не могла допустить. В глубине души она чувствовала, что они необходимы друг другу. Пока она пыталась сообразить, что ему сказать, Джад удивил ее. Повернувшись к ней, он взял ее за руки.

— Ана, я рассказал тебе все это не для того, чтобы вызвать у тебя сочувствие или напугать тебя. Ты мне очень дорога. Я думал, тебе стоит знать, с кем ты связываешься, пока еще не поздно.

— Поздно? — Диана попыталась развеять его мрачное настроение. — Это звучит зловеще. — Нет, любовь моя, это предупреждение. Если я приму тебя в свое сердце, я никогда тебя не отпущу. Это так же верно, как то, что завтра снова взойдет солнце. — Кончиками пальцев он погладил ее щеку. — Пусть пройдет несколько дней, ты поправишься, твои ушибы заживут, а ты подумай о том, о чем я тебе сказал. Если до конца недели ты не передумаешь, ты знаешь, где меня найти.. — Он нежно коснулся губами ее губ. — Я распоряжусь, чтобы запрягли фаэтон, и отвезу тебя домой. Несмотря на твои храбрые заверения, что все в порядке, я хочу, чтобы Джастин тебя осмотрел.

— Но мне не нужно…

Джад снова быстро поцеловал ее, чтобы остановить поток ее возражений.

— Уступи мне, избавь нас обоих от лишних споров. Хоть ты и упряма, но в конце концов победа все равно будет за мной, можешь не сомневаться.

Диана снова опустилась на сено. Качая головой, она грустно улыбнулась. «Мне не нужно несколько дней на принятие решения, Джад Девлин, — подумала она. Подавив в себе какое-то странное дурное предчувствие, она вздохнула. — Я знаю, это будет нелегко, но я очень долго искала такого, как ты, и я не отпущу тебя, Джад. И я сдержу обещание, чего бы мне это ни стоило».




6.


На третью ночь после этого разговора Джад вернулся к себе, промокший, усталый, в дурном настроении. Оникс, племенная кобыла, неудачно ожеребилась, и жеребенок погиб. Эта потеря сама по себе была достаточно неприятна, но Джад никак не желал примириться с мыслью потерять еще и дорогую лошадь. Когда Оникс утром отказалась от еды, Джад приготовил ей особую смесь. Несколько часов он провел, осторожно скармливая ей из рук зерно, мед, яйца и лекарственные травы. Только время покажет, насколько ему удалось преуспеть.

Хотя мысли его были заняты лошадью, но и встреча с зеленоглазой красивицей не выходила у него из головы. С тех пор как Джад отвез Ану домой после несчастного случая, он всячески избегал ее. Под предлогом занятости не являлся ужинать. Но на самом деле он боялся, что Ана захочет его видеть, и еще больше боялся, что не захочет.

Джад едва ли мог осуждать ее, если бы она решила отказаться от него. Признание в том, что он беглый преступник, не способствовало его успеху. Но он не опасался последствий своего признания. Даже если она и отвергнет его, Ана слишком благородна по натуре, чтобы выдать его.

Внезапный ливень по дороге домой промочил его до костей. Войдя в дом, Девлин стянул через голову мокрую рубашку. Вытирая ею лицо, он заменил свет у себя в кабинете.

— Я не оставлял там огня, — пробормотал он, бросая рубашку и направляясь к двери, — когда я узнаю, кто бы мог зайти туда без разрешения, я…

Три свечи, горевшие в канделябре на письменном столе, освещали мирно спавшую в кресле Диану в алом бархатном халате. Поджав под себя ноги, она опиралась локтем на ручку кресла, уткнувшись подбородком в руку. Распущенные длинные волосы покрывали ее, как соболья накидка.

Наслаждаясь этим зрелищем, Джад старался двигаться как можно тише, чтобы не разбудить ее. Он на цыпочках пересек комнату и опустился рядом с ней на колени. Исходивший от нее аромат напомнил ему запах полевых цветов. Джад улыбнулся. Он внезапно осознал, как ему ее не хватало.

Как будто ощутив его присутствие, она открыла глаза, и сонная улыбка заиграла у нее на губах.

— Здравствуйте, мистер Девлин. Раз вы слишком заняты, чтобы приходить к нам в дом, я сама решила нанести вам визит. Я надеюсь, вы ничего не имеете против?

Джад откинул пряди волос с ее лица.

— Это замечательно, Ана, что ты здесь. Но уже скоро полночь, что подумают твои дядя и тетя, если узнают, что ты по ночам бегаешь в таком виде?

Она зевнула.

— Поскольку они сами спрятали мою одежду и держат меня в постели, после того как я упала, мне все равно, что они подумают. Я им говорила, что прекрасно себя чувствую, но они меня не слушают.

Тетя Виктория даже велела Тилли убрать сапоги и бриджи, которые я взяла у Мэтью. Она застонала, распрямив руку:

— Ой, больно! Как иголками колет!

— Бедняжка, у тебя рука затекла. Дай я тебе помогу.

Отогнув рукав ее халата, Джад начал осторожно разминать ей руку.

Закрыв глаза, Диана вздохнула:

— Уже лучше. Жаль, тебя вчера не было, когда у меня с ногой такое случилось.

Стараясь отвлечься от мысли о том, как выглядела и ощущалась бы под его рукой ее стройная нога, Джад сменил тему:

— Как тебе удалось незаметно уйти из дома? Через черный ход?

— Нет, я спустилась из окна спальни по вьющимся розам. И прежде чем ты начнешь выговаривать мне за пренебрежение собственной безопасностью, позволь мне тебя заверить, что я всю жизнь лазаю по шпалерам, розовым и виноградным. Мы с братьями состязались…

Ее взгляд упал на его обнаженную грудь. Щеки ее заалели.

— Ой, я и не заметила, что ты весь промок. Я тебе помешала принимать ванну? Мне, наверно, лучше уйти.

Ее смущение забавляло его. Отпустив ее руку, он встал.

— Я промок по дороге из конюшни. Дождь льет как из ведра. Если не хочешь простудиться, разгуливая под дождем в ночной рубашке, лучше пережди дождь здесь.

Он потер начинавшую темнеть на подбородке щетину.

— Почему бы нам не переждать грозу в гостиной? Я разожгу камин, потом пойду переоденусь, а ты пока налей нам бренди.

Он взял канделябр и направился в гостиную, где принялся зажигать еще свечи.

Следуя за ним, Диана не сводила с него глаз. Она знала, что девушке неприлично глазеть на полуобнаженного мужчину, но не могла удержаться. Ее взгляд был прикован к его широким плечам и стройной мускулистой фигуре.

Когда Джад вышел, чтобы переодеться, Диана, затянув потуже пояс халата, осмотрела гостиную. Это была просторная комната, тщательно убранная и со вкусом меблированная: софа, консоли орехового дерева, два кресла по сторонам камина, поднос с бутылками и рюмками на столике у окна.

Подойдя к нему, Диана налила две рюмки бренди. Одну она тут же выпила для храбрости. «Я с ума сошла, — думала она. — Явилась сюда незваной и в таком виде! Но что я могла поделать? Я хотела его видеть. Я должна сообщить ему свое решение».

Она налила себе еще. Раздался удар грома. Зигзаги молний, такие же причудливые, как ее настроение, рассекали небо.

«Мое решение принято. А его? Что, если он передумал? Может быть, поэтому он и избегал меня последние дни. Может быть, у него нет никаких чувств ко мне?» Отвернувшись от окна, она снова наполнила рюмку.

«Нет, он был рад меня видеть. Он просто хотел, чтобы я отдохнула и оправилась после падения, прежде чем мы…»

Обещание, которое она прочла в его глазах всего лишь несколько минут назад, волновало ее. Пот выступил у нее на лбу. Рука, подносившая ко рту рюмку, дрожала.

— Ну что я дрожу, как ребенок? Мне почти двадцать два года, я не девочка, я женщина со всеми женскими нуждами. Я хочу его любви.

Это признание укрепило ее решимость. Закрыв глаза, она несколько раз глубоко вздохнула.

«Нет причин для тревоги. Это мой выбор. Я этого хочу. Никакие правила, никакие допотопные условности нашего так называемого „общества“ не лишат меня моего счастья».

Снова преисполнившись уверенности, Диана заметила, что рюмка ее пуста, и налила себе еще раз. До чего же здесь жарко! Поставив бутылку, она развязала халат. Не нужно было разжигать камин, здесь и так душно, потому у нее такая жажда. Она взяла обе рюмки. Не время сейчас думать о таком вздоре. Пойду сяду на софу и буду ждать, пока вернется Джад.

— Одна рюмка для меня?

Его голос, раздавшийся так близко от нее, заставил ее вздрогнуть. Расплескав бренди, она обернулась и увидела его у себя за спиной. Хотя на нем была простая льняная рубашка и брюки, Диана подумала, что он намного интереснее всех модно разодетых светских кавалеров. Даже со свежим порезом на подбородке после поспешного бритья и влажными волосами, Джад отличался от этих щеголей своей мужественной красотой.

Стараясь казаться спокойной, Диана с извиняющейся улыбкой протянула ему рюмку:

— Ты напугал меня, Джад. Я не слышала, как ты вошел.

Джад пристально посмотрел на нее.

— Мне показалось, что ты в глубокой задумчивости. Раскаиваешься, что пришла?

— Нет, нисколько, — отвечала она, избегая его взгляда и рассматривая янтарные капли бренди у себя на руке. — Хотя, не видя тебя последние дни, я не могла не подумать, что ты изменился ко мне.

Джад поднес ее руку к губам.

— Единственное изменение в том, что мое чувство к тебе стало еще сильнее, Ана. Я люблю тебя больше, чем прежде.

Когда он слизнул капли бренди с ее пальцев, дрожь пробежала по телу Аны. Взгляды их скрестились, и страстное желание, новое, еще не изведанное чувство, овладело всем ее существом… Это чувство вдруг напугало девушку.

Высвободив свою руку, она отошла и села на софу.

— Почему бы нам не посидеть у огня и не поговорить? Ты должен узнать кое-что обо мне, прежде чем мы… мы станем… более близкими… друзьями.

Поставив на камин нетронутую рюмку, Джад сел с ней рядом.

— Друзьями? Это все, чего ты хочешь? Диана не могла заставить себя поднять глаза. Она отхлебнула еще глоток.

— Нет, конечно. Мне нужно больше, чем дружба, Джад. Но за эти томительные дни я решила, что было бы нечестно, если бы я не рассказала тебе все откровенно. — Она вздохнула. — Я не знаю, с чего начать.

Он взял ее за руку:

— Тебе не нужно начинать. Я знаю о тебе все, что мне надо знать. И не трудись напрасно. Она нахмурилась.

— Ты не понимаешь…

Джад снова прижал палец к ее губам.

— Тогда позволь мне помочь тебе, Ана. Я задам тебе несколько вопросов о том, что действительно имело бы для меня значение. А ты отвечай только «да» или «нет». Не больше, не меньше, хорошо?

Она кивнула.

— Итак, — он убрал палец с ее губ. — Ты замужем?

— Нет, — отвечала она, отпивая еще глоток. «И не стремлюсь к этому», — добавила она про себя.

— Ты помолвлена?

— Нет. — «Дура я, что ли?» — пронеслось у нее в мыслях.

— Ты беременна?

«Что за глупый вопрос!» Диана громко фыркнула.

— Конечно, нет. Я никогда не… Джад коснулся пальцем ее губ.

— Только «да» или «нет»!

Диана постаралась принять серьезный вид.

— Нет.

Он приподнял брови:

— Ты меня боишься?

«Еще более идиотский вопрос».

— Нет.

— Тебе нравится со мной целоваться?

«Еще бы! — Она не сводила глаз с его рта. — Я как голодная нищенка на богатом ужине, когда доходит до ваших поцелуев, мистер Девлин». Мысленно забавляясь этой созданной в воображении картиной, она кивнула:

— Да.

— Я тебе нравлюсь?

«Вот это всем вопросам вопрос».

— Да, — подавляя смех, отвечала она.

— Ты меня любишь?

— Да.

Диана уронила рюмку и прижала руку ко рту. Она охотно бы взяла свое «да» обратно. Но это же была правда. Она любила Джада Девлина.

Обняв за плечи, Джад привлек ее к себе.

— Прости, Ана, что я вырвал у тебя это признание, но я должен быть уверен в твоих чувствах.

— Почему? — спросила она, отстраняясь от него. — Чтобы воспользоваться своим преимуществом?

Он усмехнулся:

— Нет, Ана. Назови меня трусом, если хочешь, но я не хотел обнаружить мое чувство к тебе, пока не убедился, что оно взаимно.

— Взаимно? — У нее вдруг закружилась голова. Она с трудом перевела дух. — Ты хочешь сказать, что тоже любишь меня?

Джад погладил ее по щеке.

— Да, дорогая. Вопреки всему. Годами я жил в одиночестве, скрывая мое прошлое. Я никогда не думал, что в мою жизнь войдет такое чудо, как ты. Мне надо бы было бежать прочь, защитить тебя от самого себя, но я не могу, потому что люблю тебя. Я не могу обещать тебе вечного блаженства, но я отдаю тебе мое сердце на все то время, что есть у нас, и молю небо, чтобы его оказалось достаточно.

Растроганная его откровенностью, Диана улыбнулась сквозь слезы.

— Джад, я буду дорожить твоей любовью, как величайшей драгоценностью, пока мы вместе. А когда придет пора расстаться, я буду свято хранить память о ней до конца моих дней.

Эти слова, казалось, сняли с него оковы, которые он сам возложил на себя. Он обнял Диану и страстно впился в ее губы. Пылко отвечая ему, она обняла его за шею. Ее восторг возрос с неудержимой силой, когда его рука проникла в вырез ее ночной рубашки и коснулась ее тела. Его теплые пальцы ласкали ее грудь, и Диана задыхалась в сладостной истоме.

Джад осыпал поцелуями ее шею, и Диана, закрыв глаза, купалась в новом дивном ощущении, которое он в ней пробуждал. Все ее существо желало, жаждало, требовало большего. Мать рассказала ей в свое время о чувствах, которые ей предстояло испытать, и предостерегала ее. Но почему? Разве в этом изумительном ощущении может быть что-то дурное?

Она застонала от разочарования, когда Джад поднял голову, чтобы взглянуть на нее. Лицо его горело. Он тяжело дышал.

— Ана, ты уверена? Если ты передумала, я перестану.

— Нет, продолжай, Джад, я хочу тебя. Поднявшись, он благоговейно поцеловал ее губы.

— Да, любимая, но не здесь. Я провел слишком много ночей, мечтая о тебе. Я хочу любить тебя в моей постели, чтобы навсегда прогнать из памяти эти мучительные часы одиночества.

У Дианы приятно кружилась голова. Когда он у себя в спальне опустил ее на ноги, она покачнулась. Джад зажег свечи и вдруг смутился, заметив сбитые простыни и мокрое полотенце на полу.

— Прости этот беспорядок. Я обычно более опрятен, но я так спешил…

Диана рассмеялась. Он сдвинул брови:

— Чему ты смеешься? Я правду говорю. Она обняла его за шею.

— Мистер Девлин, мое легкомысленное поведение проистекает из чувства облегчения. Если бы вы были заранее намерены соблазнить меня, на постели было бы свежее белье, повсюду разбросаны розовые лепестки, в камине пылал бы огонь. Вы явно не ожидали моего появления, и это меня радует. Джад улыбнулся.

— Человек может мечтать и надеяться, но только глупец может быть уверен.

— Тебе больше не нужно мечтать, Джад Девлин, — она сбросила халат на пол и стояла перед ним в ночной рубашке. — Я здесь, у тебя, и хочу, чтобы ты любил меня.

Блеск ее глаз и сам ее тон изумили Джада. Заподозрив, что все это была только бравада, он сделал еще одну попытку ее образумить:

— Ты и правда уверена, что хочешь этого, Ана? Я скорее дам себе руку отрезать, чем позволю тебе сделать что-то, в чем ты станешь раскаиваться.

Она скинула туфли и стала расстегивать пуговицы на его рубашке.

— У тебя больше благородства, чем у всех высокородных джентльменов Англии, вместе взятых, Джад Девлин. Но сейчас не время останавливаться.

Он усмехнулся.

— Ты так думаешь?

— Да, милый, — отвечала она, подражая его выговору, и сдернула рубашку с его плеч. Ее пальцы скользнули по мощным очертаниям его груди.

— О небо, до чего же хорошо ты сложен! А здесь у тебя такие интересные завитки, темные и мягкие. — Его соски затвердели под ее пальцами. — Мне так давно хотелось до тебя дотронуться.

Опасаясь спугнуть ее, Джад, судорожно сглотнув, резко кивнул.

— Мне это чувство хорошо знакомо.

Диана была так погружена в свои открытия, что не замечала, насколько он напряжен.

— Мне нравится, что у тебя волосы растут треугольником. Он сверху широкий и сужается к…

Когда она увидела, что с ним происходит, а смысл происходивших изменений был ей вполне понятен, она внезапно оробела и отдернула руки.

— О силы небесные, ты уж очень хорошо сложен, повсюду! Пожалуй, даже слишком хорошо.

Джад притянул ее к себе и целовал, пока ее тревога не прошла.

— Не тревожься, милая, все будет хорошо.

К его тону примешалось благоговение. Стянув с нее ночную рубашку, он впервые увидел ее тело обнаженным.

— Бог мой, как ты прекрасна! Под его взглядом она покраснела. Отворачиваясь, она покачала головой:

— Мне не нужны комплименты, Джад. Я знаю, что я слишком высокая, а фигура у меня слишком пышная. Я бы хотела быть миниатюрной и хрупкой, как моя кузина Анжела. Но тут уж ничего не поделаешь.

Он погладил ее по щеке и заставил посмотреть на себя.

— Я бы не хотел, чтобы ты была миниатюрной и хрупкой. Ты как раз в моем вкусе, необыкновенно женственная, и мне нравится, что ты высокая. Так я вижу твое лицо, когда целую тебя. — Он нежно приник к ее губам. — Не умаляй свои достоинства, любимая. Для меня ты — само совершенство.

Его заверения заставили ее улыбнуться.

— Тогда люби меня, Джад. Покажи мне, как мы подходим друг другу.

Подхватив Диану на руки, Джад уложил ее на кровать. Жадно целуя ее губы, он благоговейно касался ее всюду. Оторвавшись от губ, он усеял поцелуями ее шею. Она страстно гладила его голову и плечи. Захватив губами грудь, он еще сильнее разжег ее страсть. Какое-то странное томление возникало в глубине ее существа, однако, когда его рука безошибочно нашла источник ее волнения, она протестующе вскрикнула и напряглась.

— Успокойся, милая, тебе будет хорошо, уверяю тебя, — прозвучал его нежный мелодичный голос. — Позволь мне показать тебе, как приятно заниматься любовью.

Джад умерил ее страхи поцелуями. Лаская грудь, он снова приник к ее губам. Он нежно толкнулся в них языком, желая вкусить ее сладость. Спустя несколько секунд она снова оказалась во власти чувственной истомы. И когда его рука вернулась к холму ее желаний, она подалась ему навстречу.

Польщенный ее реакцией, он почувствовал, как его тело пульсирует желанием, но решил не спешить. Прежде чем он погрузится в нежные глубины ее тела и сделает ее своей, он хотел утвердить свои права иным путем. Удвоив усилия, он принялся ласкать ее грудь. Откинув голову на подушки, Диана закрыла глаза и вздохнула.

— О, как чудесно!

Он щедро осыпал поцелуями ее тело, так что Диана одновременно трепетала и таяла. А когда он снова прикоснулся к той самой чувствительной точке ее тела, она застонала. Ее переполнял жар, ее стремительно влекло куда-то, к волнующим, неизвестным ей вершинам. И наконец ее чувства достигли апогея. Волна жаркого блаженства захлестнула ее. Она громко вскрикнула, напряглась и бессильно упала на простыни.

Еще не оправившись от переполнявших ее чувств, Диана открыла глаза и обнаружила, что Джад стоит у кровати, поспешно снимая с себя остатки одежды. Когда он повернулся к ней лицом, ее взгляд скользнул вдоль его тела, которое до этой минуты было скрыто от нее. Она впервые видела мужчину, полного желанием, но это зрелище не испугало и не оттолкнуло ее. Возвращаясь к ней, Джад застонал.

— Ты так на меня смотришь, Ана. Я тебя не испугал?

Улыбнувшись, Диана покачала головой:

— Ничуть. Но мне очень любопытно. Можно я тебя потрогаю?

— О да, — выдохнул он. — Прикоснись ко мне, Ана, пожалуйста.

Сначала робко, а потом все смелее она узнавала его тело. Ее невинное любопытство заставило Джа-да застонать. Приподнявшись над ней, он снова приник к ее губам поцелуем, который снова мучительно разжег в ней страсть.

— Прости мою спешку, Ана, родная. Я не могу больше ждать ни секунды. — Тут он снова сдвинул брови. — Конечно, если ты не передумала.

Его неуверенность подкупила Диану. Она ощущала, как бьется страсть в его теле. Остановиться в этот момент ему было бы мучительно трудно, но Джад снова проявил благородство. Стоит ли удивляться, что она его так полюбила? Обняв руками его шею, она притянула его к себе.

— Я могу думать только об одном, Джад. Прекрати наши муки и сделай меня своей. Он улыбнулся.

— С удовольствием, любовь моя.

Их губы снова слились в потрясающем поцелуе. Диана ощутила, как он осторожно раздвигает ее неопытное тело, давая ей время привыкнуть к новым ощущениям и принять его. Незнакомые еще чувства волновали Диану, но она инстиктивно сознавала, что этого мало. Повинуясь природному импульсу, она покачала бедрами и шире их раздвинула. Острая вспышка боли погасила пламя страсти, и она громко вскрикнула. Джад замер.

— Прости меня, Ана. Терять девственность больно, но эта боль скоро пройдет.

Диана прочла в его взгляде сочувствие, и оно согрело ей сердце. Забывая о боли, она успокоила его:

— Все уже прошло, Джад.

Чуть приподнявшись, она поцелуем изгнала тревогу из его глаз.

— И потом, ты же снова подаришь мне наслаждение, правда?

Он улыбнулся, успокаиваясь.

— Да, любимая, не сомневайся.

И он начал танец страсти. При этом он осыпал ее поцелуями и шептал ласковые слова. Диана убедилась, что он был прав. Боль прошла, сменившись новой волной желания. Вскоре она снова приблизилась к той ослепительной вершине восторга, которую познала совсем недавно. Достигнув ее, она почувствовала, как тело Джада сотрясают ответные волны наслаждения. Тихо застонав, он повернулся на бок, продолжая сжимать ее в объятьях.

Диана сладко улыбнулась.

— Любить приятно, но утомительно.

Прижавшись к Джаду, она скоро заснула.



Свечи догорели, но Джад не хотел вставать, чтобы их заменить. Он был весь погружен в созерцание женщины, спавшей в его объятьях.

Ана оказалась такой, какой он ожидал, и даже во многом превзошла его ожидания. Помимо красоты и женского обаяния, она была нежна, отзывчива и… несмотря на ее независимые манеры, трогательно невинна. Какой-то внутренний голос говорил ему, что он поступил дурно, овладев ею, но вся его душа стремилась принять ее драгоценный дар.

Она теснее прижалась к нему, и одеяло, которым он прикрыл ее, сползло с ее плеч. Поправляя одеяло, Джад поцеловал ее в лоб. Все в ней было ему мило и дорого. Не обойдись с ним так сурово судьба, он сделал бы ее своей избранницей навсегда.

Но этого не могло быть, и он это знал. Помимо разницы в их положении, беглец от правосудия не годился в мужья. Как может человек думать о будущем, когда он постоянно вынужден оглядываться на свое прошлое? Ана заслуживала лучшего. Ей нужен дом, конезавод, который ей так хочется иметь, и дети, дети с ее блестящими темными локонами и зелеными глазами.

Джад улыбнулся, вообразив ее с ребенком у груди. Она была бы чудесной матерью. Несмотря на все ее заявления о нежелании выходить замуж, он знал, что любовь к семье и детям должна была в ней возобладать. Он слышал это в ее голосе, когда она говорила о родителях и братьях, видел это в ее глазах, слушая ее рассказы о ее младшей сестре Саре. Да, у нее будет семья и дети, но это будут не его дети.

Его улыбка исчезла при этой мысли, но выбора у него не было. Хотя он и любил ее со всей страстью своей пылкой натуры, но он был осторожен. Ему это дорого стоило, но детей у него не будет. Когда он попадет в руки закона, у него не останется незаконного потомства.

Чтобы не предаваться грустным мыслям о том, чего не могло быть, Джад решил провести отпущенное им время так, чтобы им было о чем вспомнить. Он будет любить Ану, он поможет ей овладеть наукой страсти и… искусством обращаться с лошадьми.



— Ана, проснись. Я любуюсь тобой спящей, но нам надо торопиться.

— Не кричи, Джад, — простонала она, зарываясь лицом в подушку. — У меня болит голова, и я спать хочу.

— Я не кричу, — настаивал Джад, — но я должен проводить тебя домой, прежде чем твои родные заметят твое отсутствие. Вставай, уже светает.

— Светает? О чем ты говоришь?

Диана открыла глаза. Голова у нее раскалывалась. Оглядев комнату, она увидела Джада, стоявшего у кровати, совсем одетого. На мгновение она почти забыла о своей боли, но воспоминания нахлынули на нее, и голова разболелась с новой силой.

— Ой, ой, не нужно мне было пить бренди. Джад присел на постель.

— В чем дело, любовь моя? Какой вред могла принести рюмка бренди?

Смущенная, Диана начала возиться с одеялом.

— Я выпила больше, чем одну рюмку. Скорее две, а то и три. — Она застонала и закрыла глаза. — Пожалуй, даже четыре, а то и пять.

— Зачем ты столько пила?

— Я не намеренно. Когда ты пошел переодеваться, мной овладели такие сомнения и страхи, что я перестала соображать, что я делаю, и наливала одну рюмку за другой.

Джад погладил ее по щеке.

— Страхи? Ты меня боялась, Ана?

— Нет, Джад. Я сомневалась, что нужна тебе. Я… я боялась разочаровать тебя.

Он нежно поцеловал ее.

— Ана, любимая, как ты могла подумать такое? Ты была изумительна. Я не заслуживаю такого сокровища. Откровенно говоря, я боялся разочаровать тебя. Тебе было хорошо со мной?

Лицо Дианы разгорелось.

— Да, Джад. Это было лучшее, что я когда-либо испытывала. Я даже не подозревала, что так может быть. Не понимаю, почему мама предостерегала меня… — Вспомнив слова матери, Диана резко поднялась и села в постели. Кровь отлила у нее от лица. — Боже мой, как я могла быть так глупа? Только ребенка мне и недоставало!

Джад обнял ее.

— Не волнуйся, Ана, ребенка не будет.

— Хотя я и была девственницей, Джад, но я знаю, как рождаются на свет дети. Мама меня убьет.

— Никто тебе ничего не сделает. Ребенка не будет. Я был осторожен, хотя это меня чуть не прикончило. Но ради твоего благополучия я был готов пожертвовать своим наслаждением.

Она пристально посмотрела на него.

— Ради меня?

Джад поцеловал кончик ее носа.

— Ну да, глупышка. Ведь я люблю тебя и не хочу испортить тебе жизнь. А теперь я принесу тебе воды и мыла, чтобы ты могла умыться, перед тем как одеться.

Диана покачала головой:

— Нет, я умоюсь дома.

— Тогда одевайся, и я провожу тебя, пока в доме еще спят. Не хотел бы я, чтобы твой дядя увидел тебя такой.

Диана взяла у него из рук свою рубашку и надела ее.

— Никто не увидит. Моя дверь заперта, и Тилли еще не скоро придет будить меня. Я опять влезу в окно, и никто ничего не узнает. Ветки крепкие, они и мужчину бы выдержали.

— Жаль, что я об этом не знал, Ана.

— Почему? Ты заколотил бы мое окно, чтобы я не приходила к тебе?

— Нет, я бы сам проник к тебе, и нам не пришлось бы ждать столько дней и ночей. — Джад еще раз поцеловал ее. — Да, не было бы этих бесконечных напрасных ожиданий.

Обнявшись, они вышли из спальни.




7.


— Невозможный человек! Распоряжается мной как ребенком! — бормотала Диана, идя по лесистой тропинке к дому. — И надо же мне было влюбиться в такое чудовище!

Детский смех поблизости заставил ее остановиться и оглянуться по сторонам.

— Ну ладно, Майкл. Где ты на этот раз прячешься?

— Я здесь, Ана.

Диана ахнула, увидев своего юного кузена на дереве у себя над головой.

— Майкл Прескотт, слезай сейчас же! Если ты оттуда свалишься, ты себе шею сломаешь.

— Не свалюсь. Мэтью научил меня лазать по деревьям, когда я был еще совсем маленьким. Диана нетерпеливо топнула ногой.

— Тебе только пять лет, Майкл. Если хочешь дожить до шести, лучше так не рискуй.

Майкл соскользнул с дерева и вытер руки о штаны.

— А как насчет тебя самой, Ана? Лазать по шпалерам в темноте не менее опасно.

Диану поразило и рассердило это заявление.

— Ах ты, маленький шпион! Тебе что, делать больше нечего, как следить за мной?

— Я… я не следил. Моя спальня рядом с твоей. Я никак не мог заснуть в прошлый вторник. Я выглянул в окно посмотреть на звезды. Вот тут-то я тебя и увидел. — Наклонившись к ней, он прошептал: — Не бойся, Ана, я никому не скажу.

Она вздохнула про себя с облегчением.

— Я это ценю. Спасибо, Майкл.

— Я знаю, зачем ты это сделала, — улыбнулся он. — Мама убрала твою одежду и заставила тебя лечь в постель после того, как ты упала. Тебе стало скучно и захотелось погулять. Я чувствую то же самое, когда мама запирает меня дома, думая, что я болен.

— Ясно теперь, каким образом ты меня тогда увидел. Ну а сегодня, почему ты сидел на дереве? Следил все-таки за мной?

Майкл отвел взгляд.

— Знаешь, Ана, это очень красивое платье. Розовый цвет тебе идет.

Диана скрестила руки на груди.

— Майкл, не уклоняйся от вопроса. Я хочу знать правду. Ты за мной следил? И если да, то почему? Майкл пнул камень на дорожке носком сапога.

— Я ничего плохого не делал. Мне просто было скучно и нечего делать.

— А Кевин, внук экономки? Это с ним ты играл в саду на днях?

Майкл вздохнул.

— Да, но Кевин дома. Он заболел. Миссис Гилфорд говорит, что он по крайней мере неделю не выйдет.

Пожалев кузена, Диана положила ему руку на плечо.

— У меня сейчас кое-какие дела, но, если хочешь, я с тобой попозже поиграю в шашки.

— Правда? — Майкл обнял ее за талию. — Ана, ты самая лучшая кузина во всем мире! Смеясь, она погладила его по голове.

— Ну конечно. А пока пойди поищи Тилли. Она собиралась печь пряники. Она может позволить тебе украсить их цукатами, которые ты так любишь.

— Она обещала их еще и ванильной глазурью покрыть. Может быть, она даст мне и ложку облизать.

Он побежал было к дому, но остановился и обернулся:

— Кстати, ты не мистера Девлина ищешь?

— Я… я, да, — отвечала она нарочито небрежным тоном. — Он оставил мне записку, что очень занят и не может со мной встретиться сегодня. Ты знаешь, где он?

Майкл улыбнулся.

— Он в загоне. Я слышал, как он говорил Альберту, что мамин жеребец, Люцифер, сегодня должен отработать свой овес. И еще он говорил, что надо покрыть новую кобылу. — Майкл сдвинул брови. — Хотя я не понимаю, зачем ее покрывать в такой теплый день. Болеет она, что ли?

Диана с трудом удержалась от смеха при этом невинном замечании. «Покрыть» — означало спарить ее с жеребцом. Но Диана не собиралась объяснять это своему юному кузену.

— Не беспокойся о кобыле, Майкл. Мистер Девлин о ней позаботится. Иди домой, увидимся позже.

Когда Майкл ушел, Диана достала из кармана записку Джада и перечитала ее.

«Понимаю теперь, почему вы мне приказали держаться подальше от конюшни сегодня, мистер Девлин. Но нечего вам беспокоиться о моей чувствительности! Если я хочу иметь свой конный завод, я должна знать все о разведении лошадей».

Приподняв юбки, Диана поспешила в конюшню. Хотя она предпочла бы надеть бриджи, сегодня она была в платье, чтобы угодить Джаду. Странно, как это стало много для нее значить, подумала Диана. Наверно, это и есть любовь.

Она вздохнула. Любить человека, ничего не обещавшего ей в будущем, всего неделю назад казалось так легко. Теперь все изменилось. Они провели много часов в постели, в ласках и разговорах. С каждым днем ее любовь становилась все сильнее. Если так пойдет дальше, сама душа ее будет принадлежать ему.

Ей было невыносимо думать, что наступит день, когда им придется расстаться. Но такой день неминуемо придет, в этом не могло быть сомнений. Если прошлое Джада не вынудит его бежать и скрываться, события ее собственной жизни неизбежно должны были разрушить всякую связь между ними.

Она не только скрыла от него, что она графская дочь, но и то, что она — убийца. Хотя она и убила человека, защищаясь, она все-таки потом сбежала.

А это само по себе являлось преступлением. Когда родители вернутся в Англию, она твердо решила поехать в Лондон, чтобы разобраться с последствиями своего поступка. Как бы Джад ни любил ее, она никогда не позволит ему оказаться вовлеченным в неприятности, созданные ее собственными необдуманными действиями.

Подходя к конюшне, Диана услышала сердитый окрик Джада. Не желая раздражить его еще больше своим присутствием, она решила остаться в амбаре, откуда смогла бы наблюдать за ним. Вскарабкавшись по лестнице, она укрылась на сеновале.

Диана пробралась между грудами сена туда, откуда ей открывался вид во двор. Загон был разделен на три отделения. В одном из них, ближайшем к амбару, она увидела Джада с Альбертом рядом с кобылой, в которой она узнала Джинетту. Кобыла тревожно переступала с ноги на ногу. Джад был явно раздражен.

— Проклятье, Альберт! Я же приказал, чтобы Джинетту не подковывали. Разве кузнецу никто не сказал?

— Сказали, но Калеб перепутал их. Джинетта была в стойле Оникс, пока ребята чистили ее стойло. Калеб и принял ее за Оникс. Позвать кузнеца, чтобы он снял подковы?

— Сейчас нет времени. Ты видишь, как она возбуждена? — Джад похлопал лошадь по шее. — Если бы кто-то попытался снимать теперь подковы, ему бы досталось.

— Простите, мистер Девлин. Могу я чем-то поправить дело?

Джад какое-то время присматривался к кобыле.

— Пожалуй, есть способ защитить Люцифера от ее подков.

— Вы не хотите ее стреножить? Я сейчас…

— Нет, — перебил его Джад. — Едва ли ей это придется по нраву. Я видел, как некоторые пострадали, пытаясь проделать такое. То, что я хочу сделать, будет вполне безопасно, если мы будем соблюдать осторожность. Принеси пару мешков для овса и две веревки, каждая длиной в твою руку до плеча. Мы сейчас Джинетту обуем в сапожки.

Альберт поспешил исполнить приказание. Джад за уздечку привлек к себе голову лошади.

— Успокойся, моя хорошая, — приговаривал он. — Не бойся меня. Я знаю, что тебя тревожит и что тебе нужно. — Джинетта тихо заржала. Он засмеялся. — Все будет отлично, вот увидишь. Только подожди немного.

Внезапно Джад почувствовал, как волосы шевельнулись у него на затылке. Он так отчетливо ощутил на себе чей-то взгляд, что даже обернулся. Но он не успел обнаружить причину этого странного ощущения, так как вернулся Альберт с мешками и веревками и отвлек его внимание.

— Все в порядке, Альберт. Я ее отвлеку, а ты подними по очереди каждое копыто, оберни его мешком и завяжи веревкой. Как только закончишь, уходи и закрой калитку. А потом вместе с Джозефом приведете Люцифера.

— Мне не нужна помощь Джозефа, сэр. Я умею обращаться с Люцифером.

— Уметь-то ты умеешь, но, когда он почует запах кобылы, тебе с ним не справиться. Жеребцы в такой момент могут кусаться. Принеси ремни, нам, может, придется надеть на него намордник. Лучше не рисковать.

Джад заметил, что парень побледнел.

— Не бойся, Альберт. Если будешь точно исполнять мои приказания, ничего не случится, клянусь тебе. А теперь за дело, я уверен, ты справишься. Альберт улыбнулся.

— Слушаю, сэр. Я все буду делать, как вы скажете.

Альберт опустился на колени рядом с Джинеттой. Джад, не выпуская из рук уздечку, прижался лицом к голове лошади и тихо заговорил:

— Ну, ну, моя хорошая, стой спокойно. Твое терпение скоро будет вознаграждено, я обещаю. — Он замурлыкал колыбельную, которой много лет назад научила его мать. — Ты знаешь, Джинетта, моя Ана очень похожа на тебя. Все хочет узнать, а сама боится. Обидится на меня теперь, что я ее избегаю сегодня. А что делать? Хотя она и старается показать, что она искушенная во всех вопросах, но видеть ей это не стоит. Еще испугается, а я не хочу ее пугать, хотя она и не желает моей опеки. Но как я люблю эту упрямую, пылкую женщину!

Лошадь повела ушами, и Джад засмеялся.

— Я знаю, Джинетта, глупо я поступил, что влюбился, но я ничего не мог поделать. Ана завладела моим сердцем.



Диана была так увлечена созерцанием происходившего в загоне, что не услышала, как Джад подошел к ней. Прежде чем она успела повернуться или вскрикнуть, он зажал ей рот рукой.

— Я говорил тебе держаться подальше от конюшни сегодня.

Скрывая свое смущение, она оттолкнула его руку.

— Откуда ты узнал, что я здесь? Кто-нибудь видел меня?

— Нет, я просто почувствовал на себе твой взгляд и понял, что ты где-то рядом. Джад обнял ее и прижал к себе.

— Пришла-таки посмотреть, любопытство разобрало? Знаю я, зачем ты здесь.

Диана покачала головой, но ее протест сменила боль и наслаждение, когда его пальцы сжали сквозь ткань платья ее соски.

— Признайся, ты хочешь меня, ведь правда?

— Да, — процедила она сквозь стиснутые зубы. — Ты прав, я хочу тебя. Отведи меня к себе.

— Нет времени. Ты готова, и я не могу ждать.

Диана пыталась не замечать сладостных ощущений так близко от теплой влажной глубины ее тела. Закусив губу, она закрыла глаза.

— Прошу тебя, Джад, не здесь. Кто-нибудь может войти.

— Я отправил всех в конюшню. Нас никто не потревожит. Ну же, Ана, дай мне почувствовать твое желание.

— Но я не могу, не могу, Джад.

— Ты борешься сама с собой, любовь моя. Доверься мне.

Резким движением он надвое разорвал на ней панталоны, погружаясь все глубже в сладостные волны объявшей его женственности.

Диана желала быть активной участницей их взаимного наслаждения. Ее мускулы, о существовании которых она и не подозревала, тесно обхватили его плоть. По испускаемым им стонам восторга она поняла, что действует правильно. Эта вновь обретенная, еще неведомая ей уверенность в себе опьяняла ее.

— Ну же, Джад, дай мне почувствовать твое желание, — страстным шепотом проговорила она.

Сочетание ее неожиданных, невообразимо возбуждающих действий и ее собственных слов, брошенных ею с дерзким вызовом ему в лицо, оказалось сильнее его. Джад полностью потерял контроль над собой.



Приведя в порядок свою одежду, Джад и Диана лежали обнявшись на свежем сене. Он целовал ее, Диана отворачивалась. Джад засмеялся.

— Это не смешно, — пряча у него на плече покрасневшую щеку, сказала Диана. — Я не знаю, что на меня нашло, Джад. Я никогда не думала, что могу быть настолько… настолько… распутной.

— Ты страстная, пылкая женщина, Ана. В этом нет ничего дурного. Мне следовало знать, что ты не послушаешься моего совета и явишься в конюшню.

— Совета? — фыркнула она. — Это был приказ, и ты это знаешь.

Закрыв глаза, Джад улыбнулся.

— Может быть, и приказ, но что бы то ни было, у меня были основания.

— Я знаю, ты считаешь, что леди не подобает видеть случку лошадей. Но через год у меня будет свой конный завод. Как я могу вести дело, не наблюдая подобные события?

— Меня не только это тревожило, Ана. Лошади в такие моменты могут быть опасны. Я не хотел, чтобы ты рисковала.

— Ты напрасно беспокоился. Все прекрасно, со мной все в порядке. — Она хихикнула. — Чего не скажешь о моих панталонах. Боюсь, они пропали безвозвратно.

Вспомнив о том, что только что произошло между ними, Джад вдруг посерьезнел. Освободившись из ее объятий, он сел и выругался:

— Черт побери, как я мог быть так неосторожен!

— В чем дело, Джад? Что случилось?

Джад взглянул на сидевшую рядом с ним красавицу, смотревшую на него с таким доверием и лаской, и совесть кольнула его. С самой первой их близости он всегда был так осторожен. Он поклялся беречь ее. Сейчас он понял, что клятвы не сдержал. Она, быть может, уже забеременела.

Диана коснулась его щеки.

— Что с тобой? Ты нездоров? Ты очень побледнел.

Джад снова привлек ее в объятья.

— Все хорошо, Ана. Я просто вспомнил одно дело, которым мне надо заняться.

— Не беспокойся, Джад. — Она блаженно вздохнула, удобнее устраиваясь в его объятьях. — Все твои дела будут успешны, как всегда.

Джад понимал, что должен сказать ей все, но он не захотел сейчас ее волновать. Ближайшие несколько недель ему придется поволноваться за них обоих.



— Ну что ты так на меня смотришь, Джад? Мне было не по себе утром, когда я проснулась, но все быстро прошло. Это, должно быть, жареный лук вчера за ужином на меня так подействовал. — Диана поцеловала его. — Очень мило с твоей стороны так беспокоиться обо мне, но, право же, в этом нет никакой необходимости. Знала бы я, что ты так встревожишься, я бы вообще об этом не упомянула. Пошли, Альберт уже оседлал Тора, и мне не терпится убедиться, что он добился хороших результатов в своих прыжках.

Джад не шевельнулся. Прошло немного больше недели после их свидания на сеновале. Беспокойство не покидало его. Могут ли быть какие-то признаки беременности через десять дней? — думал он. Старший из пяти детей, он часто видел недомогание матери, когда она вынашивала его братьев и сестру. А как его Ана? Было ли ей дурно из-за лука или…

Опомнившись, он поспешил на трек.

Когда он прибежал туда, он убедился, что беспокоился зря. Ана стояла, облокотившись на загородку. Тором занимался Альберт. Остановившись рядом с ней, Джад испустил вздох облегчения.

— Слава богу, я думал, ты поедешь сама.

— Я и собиралась, но, видя, как ты расстроился из-за моего недомогания, я решила не доставлять тебе лишнего беспокойства. Мне кажется, ты сам нездоров, — продолжала она, вглядываясь в его лицо. — Тебе явно не по себе. Может быть, у тебя та же болезнь, что и у внука экономки. Лицо у тебя красное. Уж нет ли и сыпи где-нибудь?

Джад усмехнулся:

— Ну, конечно, нет, любимая. Это твое нездоровье меня встревожило. А теперь я вижу, что все в порядке, и я спокоен.

— Ну и хорошо. — Диана снова стала наблюдать за Тором. — Дядя Джастин мне уже и так назадавал кучу вопросов. С тех пор как заболел мальчик и еще дочь садовника, он воображает, что все мы сляжем.

Джад осторожно смахнул с ее лба выбившиеся волосы. Как и он сам, Диана не выносила шляп. Она говорила ему, что ей нравится чувствовать на лице солнечные лучи. Мода требовала от женщин «интересной» бледности, но лицо Дианы цвело здоровьем. Джад надеялся, что ничего и никогда не омрачит ее красоту.

В этот момент Диана снова на него взглянула.

— Ну вот, ты опять.

— Опять что, любимая?

— Уставился на меня. Ты словно ожидаешь, что что-то должно случиться со мной, и это действует мне на нервы. Не мог бы ты найти себе… — Закрыв глаза, она схватилась за загородку.

— О нет, неужели опять?

Джад увидел, что она побледнела, и тревога поднялась в нем с новой силой.

— Ана, что случилось? Опять желудок?

— Нет, с желудком у меня все нормально. Но если тебе уж так необходимо знать, у меня слегка кружится голова. Это от бессонницы, и это — твоя вина.

— Моя? Последнюю неделю ты шла спать сразу же после ужина, а я до утра корпел над разными бумажными делами по поручению твоего дяди.

— Я знаю. Ты так много работал, что нам не удалось и разочек встретиться. С того дня на сеновале ты меня избегаешь. И не вздумай отрицать, потому что это правда. Я все ночи лежу без сна, думая, в чем я провинилась перед тобой. Может быть, ты… ты меня уже больше не любишь.

Последние слова она прошептала чуть слышно, но для Джада они прозвучали как крик, крик смятения и боли. Он привлек ее к себе.

— Ты зря волнуешься. Никого в жизни я не любил так, как тебя. Я бы только хотел дать тебе больше, чем несколько украденных часов в моем жалком жилище или на сеновале. Ты заслуживаешь кого-то получше меня.

Диана посмотрела ему в лицо.

— Сколько раз мне тебе повторять, что я заслуживаю и желаю только тебя. Мне не нужен великолепный дом и шелковые простыни. Я люблю тебя. С самого начала я знала, что ты не мог мне ничего обещать. Хотя я бы и хотела, чтобы все было по-другому, но я приняла эти условия и по-прежнему на них согласна.

— А твоя семья? Если что-нибудь случится и они узнают о нас, что тогда?

Она прижала пальцы к его губам.

— Я люблю своих родных, но я не позволю им решать мою судьбу. Что бы ни случилось, клянусь, я никогда не пожалею, что полюбила тебя!

Искренность ее слов и любовь, сиявшая в ее глазах, заставили Джада забыть, что они на виду у всех. Он приник к ее губам поцелуем, в котором излилось все его чувство к ней. Эта женщина значила для него все. Он внезапно понял с предельной ясностью, что никогда не сможет расстаться с ней. Будет у них ребенок или нет, он найдет способ соединиться с ней навсегда.

Детский голос, донесшийся из конюшни, прервал их поцелуй.

— Это твой кузен Майкл. Я должен обсудить с тобой кое-что очень важное, Ана. Но с этим придется подождать. Ты можешь прийти сегодня ко мне в десять часов?

— В десять? — Диана нахмурилась. — Разве ты не придешь ужинать?

— Нет, я извинюсь перед твоей тетей и скажу, что у меня дела в деревне. На самом деле мне надо кое-что приготовить до нашей встречи.

— Правда? — Диана улыбнулась. — Вы хотите сделать мне сюрприз, мистер Девлин? Джад погладил ее по щеке.

— Да, любимая, но я больше тебе ничего не скажу. Достаточно будет сказать, что этот сюрприз ты не скоро забудешь.

Майкл подбежал к ним. Он запыхался и раскраснелся от возбуждения.

— Ана, мама просит тебя прийти. Приехали Анжела с Джорджем, и у нас будет праздник.

— А что мы будем праздновать?

— Я не знаю. Мама сказала, это сюрприз.

Схватив Диану за руку, он потянул ее за собой:

— Пойдем скорее, все уже ждут, и я хочу знать, что это за сюрприз.

Диана с улыбкой взглянула на Джада:

— И я тоже.




8.


— Ребенок? Ну какой же это приятный сюрприз! — воскликнул Майкл, вскакивая со стула. — Вот если бы щеночек, было бы лучше!

Виктория остановила сына, не позволив ему покинуть столовую.

— Майкл Прескотт, ты немедленно извинишься перед сестрой за грубость.

— Майкл мне не нагрубил, мама, — вступилась за брата Анжела. — Если бы мне было пять лет, я бы тоже предпочла котенка. — Она взъерошила ему волосы. — Мне очень жаль, что ты разочарован, Майкл.

— Да ничего, Анжела. Извини меня, пожалуйста. Может быть, в следующий раз это будет щенок или котенок.

Майкл подошел к отцу, разливавшему вино:

— Можно я пойду поиграю?

— Если мама позволит. В настоящий момент она не очень-то довольна вашим поведением, молодой человек.

— Ну ладно, — вздохнула Виктория. — Только держись подальше от конюшни. Ты будешь мешать там мистеру Девлину и грумам. Если ты хочешь, чтобы мы взяли тебя на ярмарку в Вестингем на следующей неделе, постарайся вести себя как следует. Ты меня понял?

— Да, мама. Я буду хорошо себя вести, я обещаю.

Как только Майкл выскочил из комнаты, Диана подошла и обняла Анжелу.

— Я так за тебя рада. Джордж, кажется, очень доволен перспективой стать отцом.

Глядя на мужа, беседовавшего с ее родителями, Анжела улыбнулась.

— О да. Джордж любит детей и так же, как я, хочет иметь большую семью. Я думаю, он втайне надеется на появление близнецов.

— Моя мама быстро охладила бы его надежды. Она говорит, что нет ничего труднее, чем воспитывать близнецов. С одним-то хлопот полон рот, а с двумя одинаковыми можно с ума сойти.

— А ты ничего не имеешь против брата-близнеца?

Диана покачала головой:

— Нет. Между мной и Джеймсом существует какая-то необыкновенная связь. Хотя я люблю всех своих братьев и сестренку Сару, к Джеймсу у меня особое чувство. То, как мы знаем и чувствуем все друг про друга, не поддается рациональному объяснению. Когда одному из нас плохо, другой всегда знает об этом и приходит на помощь. И когда я попадала в беду…

— Джеймс всегда был тут как тут, — перебила ее Анжела. — Помнишь, когда Баркли Ивенстон пристал к тебе на балу у Холстремов? Джеймс знал, что ты в опасности, хотя никто ему ничего не говорил. Он выскочил на террасу и избил этого негодяя до потери сознания.

Диана не желала обсуждать с Анжелой события той ночи и то, к чему они привели. Она поспешила сменить тему:

— Хватит обо мне. Я хочу слышать о тебе и о будущем ребенке. Когда появится на свет мой маленький племянник?

— Месяцев через шесть. Хотела бы я, чтобы это произошло поскорее.

— Тебе не терпится стать мамочкой?

— Да нет. Меня подташнивает по утрам. Я могла бы спокойно пережить это неудобство, но Джордж вне себя от беспокойства. Когда на днях у меня закружилась голова, он пришел в ужас. Я ему объяснила, что у женщин в моем положении такое бывает, но он меня и слушать не стал и послал за доктором. — Анжела покачала головой. — Моего бедного мужа удар хватит, пока этот ребенок появится на свет.

Диана сочувственно кивнула, но мысли ее были далеко. Нечто в словах кузины привлекло ее особое внимание. Дурнота? Головокружение? Тошнота по утрам? Странное совпадение, но у нее последние дни точно такое же недомогание. Анжела говорит, что женщины в ее положении…

— О боже! — ахнула она. — Не может быть!

Анжела встревоженно на нее взглянула.

— Диана, что с тобой? Ты вся покраснела и дышишь как-то странно. Уж не подхватила ли ты эту болезнь, о которой говорил папа?

Не желая волновать кузину, Диана поспешила скрыть свои чувства и улыбнулась.

— Нет, я вполне здорова. Просто я поняла, что мне, возможно, придется скоро столкнуться с некоторыми осложнениями.

— Не могу ли я тебе чем-то помочь?

Диана перевела дух и отрицательно покачала головой:

— Спасибо за предложение, Анжела, но с этим мне придется справляться самой.



— Это несправедливо! — шмыгнул носом Майкл. — В доме со мной некому поиграть, а в конюшню мама не пускает. Того не делай, этого не делай! А что мне делать? Сидеть целый день у папы в кабинете и читать?

Он шел по тропинке, пролегавшей за коттеджем управляющего, когда увидел, как Джад вошел к себе в сопровождении двух незнакомых мужчин. Любопытный по натуре, Майкл подкрался к открытому окну. Он осторожно заглянул внутрь.

Джад расхаживал взад-вперед по комнате. Один из мужчин наливал из бутылки вино в бокал. Другой, высокий, дородный, рыжий, стоял у камина, разговаривая с Джадом. Судя по его тону и выражению лица Джада, разговор был не из приятных.

— Ты должен ехать с нами, Джад. Когда мы встречались в Лондоне, я предупреждал тебя: что-то может случиться. Теперь этого не избежать. Ронана повесят, если ты не поможешь его освободить. Джад покачал головой:

— Дермот, я ничего не понимаю. Мой брат никогда не был ни в чем замешан. Мама писала мне, что его занятия идут успешно и он хочет поступить в университет в Дублине. Как его могли арестовать за покушение на судью?

— Это дело рук твоего дядюшки. Финбар вернулся и подстрекнул Ронана и еще нескольких парней протестовать против нового налога, введенного местным судьей, лордом Керклендом. Во время перебранки в приемной судьи разбилась лампа, и Керкленд получил ожоги. Финбар скрылся, а Ронана и остальных задержали и обвинили в покушении на убийство. — Дермот обернулся к своему спутнику: — Лайэм О'Тул, хватит тебе дуть виски. Расскажи Джаду, как его дядя втянул парня в это дело.

Джад остановил его движением руки:

— Не трать зря слова, Лайэм. Я знаю, как Финбар умеет уговаривать. Это из-за него погибли мой отец и братья, а я оказался в бегах. Я слышал, что Финбар в Америке. Когда он вернулся?

Опустившись в кресло со стаканом виски, Лайэм тряхнул головой.

— Два месяца назад он явился в паб как ни в чем не бывало, заявив, что он теперь, в твое отсутствие, глава семьи Макбрайд. Сказал, что Макбрайдам нужен сильный человек, раз ты отказался от этой роли. Я ему чуть башку не оторвал, когда он намекнул, что ты сбежал из трусости.

— Я не трус и не Макбрайд, — отрезал Джад. — Мое имя Девлин. По милости Финбара я явился на свет бастардом. У меня это и в свидетельстве о крещении обозначено.

— Ты мне никогда об этом не говорил. А при чем тут Финбар?

— Мои родители были помолвлены, когда Финбар уговорил отца поехать с ним в Англию перед свадьбой, чтобы купить лошадей. Через несколько дней после их отъезда моя мать обнаружила, что беременна мной. Они предполагали быть в отсутствии месяц, а вернулись через год. У Финбара якобы украли все их деньги, и им пришлось зарабатывать на дорогу домой. Когда они вернулись, мне было несколько месяцев, а мать была опозорена моим рождением.

— Ну что ты злишься? — вмешался Дермот. — Твой отец на ней женился и этим поправил дело. Дэниэл Макбрайд признал тебя своим сыном.

— Да, признал, и я любил отца, но все равно матери пришлось много вынести из-за Финбара.

— Да, но если его обокрали…

— Он солгал. Мне было десять лет, когда он, подвыпив, признался матери в своем грехе и умолял ее простить его. Финбар сам хотел на ней жениться и все это затеял, чтобы разлучить ее с моим отцом.

Джад взял у Лайэма стакан виски и залпом осушил его.

— Но довольно о прошлом. Ронану нужна наша помощь. Суд был?

Лайэм покачал головой:

— Нет еще. У Керкленда слишком тяжелые повреждения, и он не мог председательствовать в суде. Мы узнали от его врача, что он поправится в конце месяца.

— Это значит, у нас есть еще пара недель. Где содержат моего брата?

— В тюрьме графства, — отвечал Дермот, — там военная охрана. Боятся, чтобы он не сбежал, как ты. Они хотят, чтобы его дело стало уроком остальным. Поэтому мы и приехали за тобой, Джад. Нам необходима твоя помощь, чтобы освободить его. Джад кивнул:

— Хорошо. Мне нужно отдать кое-какие распоряжения и кое с кем встретиться сегодня. Мы отправимся завтра утром.

— Завтра утром будет поздно, — возразил Дер-мот. — Если мы хотим отплыть в пятницу, мы должны выехать сегодня. Лошади готовы.

Джад потер лицо.

«Проклятье, — думал он, — я не могу уехать, не повидавшись с Аной. Мне нужно так много ей сказать. Если я сейчас пойду в дом, ее дядя и тетя захотят узнать, зачем я пришел. А им пока нельзя знать о нас».

Дермот похлопал его по плечу:

— Я знаю, ты боишься потерять работу. Пока мы с Лайэмом соберем твои вещи и еды на дорогу, почему бы тебе не написать письмо хозяину? Скажи ему, что у тебя дома большие неприятности и тебе необходимо уехать на несколько недель. Ты постараешься скоро вернуться. У твоего хозяина есть семья. Я уверен, что он тебя поймет.

Джад провел рукой по волосам.

— Да, Прескотт меня поймет. — «А Ана?» — добавил он про себя.

Вспомнив, с какой любовью Ана говорила о братьях, он решил, что она поймет его тревогу за Ронана и причину его внезапного отъезда. Он подробно ей все опишет и объяснит, куда и зачем он едет. Он попросит ее извиниться за него перед дядей и тетей. Он еще раз расскажет ей о своей любви и пообещает скоро вернуться. Она не должна думать, что он покинул ее. Женщину, на которой хотят жениться, не покидают.



Майкл прятался в кустах, когда спустя какое-то время Джад и двое других мужчин вышли из дома и поспешно скрылись в лесу. Убедившись, что они ушли, Майкл пробрался в дом. На камине в гостиной он увидел письмо. Встав на цыпочки, он взял запечатанный пакет.

— Это адресовано Ане. Я передам ей, когда вокруг никого не будет. Если мама узнает, что я был здесь, меня не возьмут на ярмарку в Вестингем.

Майкл спрятал письмо под рубашку и выбежал из дома.



Диана одевалась к ужину, когда в комнату вбежала Тилли и сказала, что Майкл заболел. У него та же болезнь, что и у других детей.

— У бедного мальчика лихорадка и болит горло. А тело все покрыто волдырями. Лорд Джастин говорит, что это ветрянка.

— Ветрянка? Странное название для болезни. Он поправится, конечно?

— Поправится, если не будет расчесывать болячки. Твой дядя запер его в детской, чтобы другие не заразились, но три горничные, два лакея и кухарка уже заболели.

— Боже мой, значит, все теперь заболеют.

— Только не ты. У тебя была ветрянка, когда тебе было три года. Лорд Джастин говорит, что ты не заболеешь.

— Отрадно это слышать. А как же Анжела? Она тоже болела раньше?

— Насколько я помню, она заразилась ветрянкой от тебя. Так что опасности для нее быть не должно. Но женщине в ее положении надо быть осторожной. Лорд Джастин настаивает, чтобы они с мужем немедленно возвращались домой. Понятно, он хочет уберечь своего первого внука.

Упоминание о «положении» Анжелы напомнило Диане ее собственные сомнения по поводу своего здоровья.

«Это глупо. Ну да, меня тошнило, и голова кружилась, ну и что? Через несколько дней у меня должны начаться месячные, и тогда я буду знать точно…»

— …и если ты займешься этим, я помогу твоей тете на кухне.

Осознав, что Тилли говорит ей что-то, Диана рассмеялась.

— Прости, Тилли, я задумалась и не слышала тебя.

— И неудивительно. С тех пор как ты познакомилась с этим красавчиком, мистером Девлином, ты частенько задумываешься. — Тилли лукаво ей подмигнула. — Я говорила, что твоя тетя просила ей помочь. Пока лорд Джастин осматривает всех в доме, чтобы узнать, нет ли еще больных, она просит тебя помочь Анжеле уложиться. Джордж увозит ее в Лондон. А тем временем я помогу на кухне, где леди Виктория готовит ужин.

Диана встала, и Тилли застегнула ей платье на спине.

— Конечно, я помогу. Когда я провожу Анжелу и Джорджа, я загляну в детскую навестить Майкла.

— Это тебе не удастся. Майкл наказан. Ему было велено держаться подальше от конюшни, а он туда и направился. Лакей нашел его там, грязного и горящего в лихорадке. Лорд Джастин запретил всем к нему ходить, пока он не поправится.

— Бедный Майкл. Он не хотел сделать ничего плохого.

— Неделька в одиночестве научит его слушаться родителей.

Тилли повязала Диане пояс и отступила на шаг, чтобы полюбоваться делом своих рук.

— Отлично, как всегда. Она распахнула дверь.

— А теперь ступай, детка. Дел полно, и мы не должны заставлять леди Викторию ждать.

Услышав любимый, но не терпящий возражений тон, Диана усмехнулась.

Почему кажется, что ей снова пять лет?



— Джад, прости, я опоздала.

Было уже около полуночи, когда Диана открыла дверь коттеджа и вошла. Не получив ответа, она ощупью приблизилась к камину и зажгла свечу. Обойдя все комнаты, она опустилась в кресло у камина и вздохнула.

Его нет! Не такого сюрприза она ожидала. Но после вечера, который она провела, разве что-нибудь может получиться как следует?

Помочь Анжеле собраться было делом нетрудным, но Джордж всех задергал. Он или нервно шагал по комнате, или стоял над своей женой, то и дело спрашивая ее, как она себя чувствует, нет ли у нее сыпи или лихорадки. Терпению Анжелы скоро пришел конец, и она отправила его дожидаться вниз. Но это привело к еще одному осложнению.

Не уведомив жену, Джордж сообщил Виктории и Джастину, что они не останутся ужинать, и приказал подавать лошадей. Обычно кроткая Анжела возмутилась, узнав, что он уже простился с ее родителями за нее и потребовал, чтобы она уехала, не повидавшись с ними.

Диана была поражена, когда Анжела назвала супруга «отвратительным тираном». Их разговор в холле становился все громче, так что их мог слышать весь дом. Только вмешательство Виктории вразумило наконец молодых супругов, насколько нелепы были их разногласия, и они, примирившись, благополучно отбыли.

В то время как Джастин осматривал всех обитателей дома, а Виктория выступала в роли миротворца, об ужине все забыли, пока запах горелого мяса не наполнил дом. Диана бросилась на кухню, помогла Тилли выбросить испорченную еду и начала готовить заново. К тому времени, как всех осмотрели, накормили и уложили, было уже одиннадцать.

Сидя в пустой гостиной, Диана поджала под себя ноги и устало закрыла глаза.

«Судьба сегодня решительно против меня! Джад хотел о чем-то поговорить со мной, а я явилась на два часа позже. Бедняга, наверно, сейчас повсюду ищет меня. Ну что же, я подожду его здесь. Нет смысла нам обоим бродить в темноте».



Солнце проглядывало сквозь кружево занавесок, когда Диана проснулась от громкого стука в дверь. Она выпрямилась в кресле, пытаясь прояснить путавшиеся мысли. Тут только она осознала, что заснула в гостиной Джада и что уже утро. Гнев боролся в ней со смущением, когда она встала, оправляя измявшиеся юбки.

— Это просто возмутительно! — бормотала она себе под нос. — Почему Джад меня не разбудил, когда вернулся? Когда Тилли и моя тетка узнают, что меня всю ночь не было дома, я просто не знаю, что они…

Стук повторился.

— Мистер Девлин, вы дома? Уже поздно, все вас ждут.

Диана узнала голос Альберта. Не хватало только, чтобы грум застал ее здесь в такой компрометирующей ситуации. Она поспешила в спальню Джада, чтобы разбудить его и сделать ему выговор за то, что он оставил ее спать в кресле. Но на пороге она застыла. Джада в комнате не было, и по виду аккуратно убранной постели она поняла, что он не ночевал дома.

В этот момент Диана заметила, что ящики комода были выдвинуты. Заглянув в них, она обнаружила, что они пусты. Одежда и вещи Джада исчезли. Она бросилась в кабинет и стала перебирать бумаги на столе, когда в комнату вбежал Альберт.

— Простите, мисс Ана, — он стащил с головы потертую шляпу, — я ищу мистера Девлина.

Диана пригладила волосы, надеясь, что она выглядит не слишком растрепанной.

— И я тоже его ищу, Альберт, но его здесь нет. Когда ты видел его в последний раз?

Альберт наморщил брови, пытаясь сосредоточиться.

— Вчера… вчера вечером. Он приказал мне и другим ребятам собраться утром. Мы хотели вычистить конюшню. Солнце уже давно взошло, а он так и не пришел. Быть может, лорд Джастин его куда-нибудь послал.

Хотя Диана знала, что это было маловероятно, она промолчала, небрежно пожав плечами:

— Все возможно, Альберт. Почему бы тебе не вернуться сейчас в конюшню и не занять людей работой? Я уверена, дядя оценил бы твою инициативу.

— О да, благодарю вас, мисс Ана.

Альберт выбежал из комнаты. У Дианы снова начался приступ тошноты. Ноги у нее задрожали, и она беспомощно опустилась в кресло у стола, склонив голову на руки.

«Боже, я не верю, что все это действительно происходит. Джад исчез, не сказав ни слова, а я… Но Джад говорил, что любит меня, как он мог меня оставить?»

Сидя одна в пустой комнате, она безудержно разрыдалась.




9.


Прошла неделя. Отсутствие Джада по-прежнему оставалось необъяснимой загадкой. Оставшись без управляющего своей конюшней, Джастин Прескотт и Виктория по очереди исполняли его обязанности. В такой суете в доме, где было полно больных, никто не замечал, что происходит с Дианой.

Ее это нисколько не обижало, скорее она была рада. Приступы тошноты по утрам продолжались. Месячные у нее задерживались, грудь набухла, нервы расходились. С каждым днем она все больше убеждалась, что беременна. А Джад ничего и не подозревает! Больше всего она опасалась, как бы Тилли и дядя с теткой не обнаружили ее тайну.

Однажды вечером, закрывшись в своей комнате, Диана прилегла на постель.

«Я не могу зря тратить время, ожидая вестей от Джада. Его нет, и мне придется выпутываться самой. Но что мне делать? Я не могу здесь оставаться дольше, это ясно. Как только все поправятся, тетя Виктория поймет, что со мной что-то неладно, и начнет задавать вопросы. А что я ей скажу? Что влюбилась как последняя дура? Что я потеряла голову, и теперь у меня будет ребенок?»

Глаза ее наполнились слезами, в горле образовался комок. Анжела радовалась своей беременности, Диана при мысли о своем положении впадала в отчаяние. Незаконнорожденный ребенок у молодой девушки! Это опозорит семью, она станет парией, отверженной. Ей случалось слышать истории о том, как таких детей отдавали в приюты или пристраивали в семьи ближайших родственников, чтобы скрыть их существование. Это было чудовищно, но все же лучше, чем некоторые другие способы.

Несколько лет назад прошел слух о хорошенькой девушке, только что появившейся в свете, которая умерла, воспользовавшись услугами бабки, пытавшейся помочь ей избавиться от ребенка. Какая-то зараза попала в кровь, и бедняжка умерла, как было объявлено, от инфлюэнцы. Но ее родные и близкие знали правду. Самое ужасное было то, что человек, ее соблазнивший, никак не пострадал. Богатый человек, герцог, вышел сухим из воды. Он просто уехал с семьей путешествовать по Европе на несколько месяцев. К тому времени, когда они вернулись, все слухи улеглись, и он зажил своей прежней жизнью. С ним все обстояло благополучно, а прелестная молодая женщина погибла и была оплакана своей семьей.

Иногда Диане казалось, что Джад сбежал, заподозрив ее состояние. Она вспоминала его вопросы о ее недомогании и как он был озабочен, когда у нее закружилась голова. Была ли его озабоченность искренней тревогой о ее здоровье, или он испугался последствий их связи? Скрылся ли он, опасаясь гнева семьи или желая избежать женитьбы на ней?

Если так, надо надеяться, что он нашел себе надежное укрытие, потому что иначе ему придется плохо. Когда через несколько месяцев вернутся ее родители и узнают о ее положении, ему не избежать их мести. Ее отец, человек редкого благородства, пойдет на все ради защиты своего ребенка. Да и ее мать в такой ситуации не станет сидеть сложа руки. Вместе с мужем она будет защищать честь своей старшей дочери.

Все эти опасения тяготили Диану. Ее родителей будет трудно остановить, но один только бог ведает, что сделает с Джадом ее брат-близнец Джеймс, когда он все узнает. Желает ли она, чтобы Джеймс убил человека, которого она полюбила?

Нет, ни за что! Джад не заслуживает такой суровой участи. Правда, он говорил, что любит ее, но не давал ей никаких обещаний. Наоборот, он не раз предупреждал ее, что у них нет будущего.

Диана утерла слезы.

Что же, слезами горю не поможешь. Она сама навлекла все это на себя, и сама должна отвечать за свои поступки.

Она погладила свой еще совсем плоский живот.

«Не бойся, малыш. Несмотря ни на что, я о тебе позабочусь. Я найду место, где меня никто не знает, и назовусь вдовой. А мое состояние позволит нам как-то устроиться в жизни. Так или иначе, сейчас мне нужно уехать отсюда, пока…»

Стук в дверь прервал ее размышления. Она услышала голос Тилли.

— Миледи, здесь лорд Стивен. Он ждет вас в гостиной.

Диана села в постели. Впервые за много дней у нее забрезжила надежда.

— Спасибо, Тилли. Скажи ему, что я сейчас приду.

Войдя в гостиную, она удивилась, когда Стивен поспешно закрыл за ней двери. Они были одни. Когда она попыталась спросить его, в чем дело, он покачал головой и приложил палец к губам, давая ей знак молчать.

— Что происходит, Стивен? — спросила она шепотом. — К чему вся эта таинственность?

— Мы должны поговорить о Баркли Ивенстоне, чтобы нас никто не слышал.

В эту минуту Диана осознала, насколько новые заботы поглотили все ее внимание. Приступ дурноты на этот раз не имел никакого отношения к ее положению. Как она могла забыть об убитом ею человеке?

— Стивен, идет следствие? Меня разыскивают? Он покачал головой:

— Никакого следствия не ведется.

— Но как же? — настаивала она. — Его тело нашли, и его даже опознали.

— Никто его не опознавал, Ана. Дело в том…

— Но это невозможно! Баркли был пэром Англии и частым посетителем в том притоне. Кто-то должен был…

Стивен зажал ей рот рукой.

— Никто его не опознавал, потому что Баркли Ивенстон жив.

Диана отдернула его руку от своего лица.

— Жив? Но я в него стреляла! Ты сказал мне, что он мертв.

— У него была рана в Груди. Он выглядел мертвым.

— Но, раз Баркли жив, мне больше ничто не угрожает.

Стивен отвернулся.

— Это зависит от того, что ты понимаешь под угрозой.

Она нахмурилась.

— Я тебя не понимаю, Стивен. Если он жив, у нас все основания радоваться. Меня теперь не обвинят в убийстве.

— Да, он жив. Он долго болел, но сейчас он уже на ногах и опаснее, чем когда-либо.. Если он тебя найдет, у тебя не будет оснований радоваться, что он уцелел.

Схватив его за руку, Диана заставила Стивена повернуться к себе лицом.

— Расскажи мне все, Стивен. Как ты об этом узнал?

— Баркли Ивенстон прислал мне письмо, пока он еще болел. Узнав, что меня нет в Лондоне, он отправил его в нашу усадьбу. Он хотел знать, где ты прячешься, Ана, и приказал мне привести тебя к нему под угрозой самых тяжелых последствий.

— Он угрожал тебе, Стивен?

— Не мне, Ана. Предметом его гнусных угроз была ты. Если ты не вернешься в Лондон и не согласишься стать его женой, он потребует твоего ареста.

— Каков наглец! Я случайно ранила напавшего на меня человека, и он требует меня арестовать! В чем он может обвинить меня? Людей не арестовывают за самооборону.

— Но их могут арестовать за попытку убийства, — серьезно отвечал Стивен.

Диана перестала метаться по комнате.

— Попытку убийства? Вздор! У Баркли нет никаких доказательств, а у меня не было повода.

— Он утверждает, что повод был. Это его драка с Джеймсом на балу у Холстремов. По его словам, ты боялась, что он станет мстить твоему брату, и заманила его на свидание в «Утехи сатаны». Монтроз и Глэдис подтвердят, что ты приходила в притон в тот вечер в мужской одежде.

— Но это глупо! Никто им не поверит.

— Джеймс жестоко избил Ивенстона, и все это знают. — Стивен взъерошил себе волосы. — Твой брат всегда имел репутацию человека вспыльчивого, и она еще больше за ним закрепилась после этой истории с дуэлью месяц назад.

Вне себя от возмущения Диана села.

— Я просто вообразить себе не могу, что мне теперь делать.

— Быть может, пора рассказать все дяде и тете.

— Ни за что! Майкл болен, половина всей прислуги слегла с ветрянкой, управляющего конюшней нет — у Виктории и Джастина слишком много своих трудностей.

— Нет управляющего? А куда делся этот парень, которого твой дядя так хвалил?

Диана стиснула руки, стараясь справиться с волнением.

— Джад исчез, и никто не знает, где он. Я думаю, он скрылся из-за меня.

Стивен опустился на софу рядом с ней.

— Почему ты так думаешь, Ана? Вы не ладили с ним?

Усмешка скривила ее губы.

— Боюсь, что слишком хорошо ладили. Будь я поосторожнее, он был бы здесь сейчас, а я не попала бы в такое ужасное положение.

— Я ничего не понимаю, Ана. Какое отношение имеет Девлин к твоим неприятностям с Ивенстоном?

— Никакого. Но я сомневаюсь, что даже Баркли захотел бы жениться на женщине, беременной от другого.

Не слыша ответа, Диана повернулась к нему. Слезы выступили у нее на глазах, когда она увидела, как побледнел ее внезапно умолкший собеседник.

— Прости меня, Стивен. Я не хотела тебя шокировать, объявляя это так громко. Просто… просто мне не с кем было… — Она с трудом сдерживала слезы. — На этот раз я действительно влипла, да? Вот тебе и независимость, и моя хваленая самостоятельность! Немногого они стоят. Я в совершенно ужасном положении. Я жду ребенка Джада, и меня вот-вот арестуют за покушение на Баркли. Боже милостивый, что мне делать? Что мне делать, Стивен?

Он привлек ее к себе, и она с рыданием уткнулась ему в плечо. Все ее страхи и сомнения, которые она так долго сдерживала, вырвались наружу. Стивен поцеловал ее в лоб:

— Не плачь, Ана. Ты не одна. Я помогу тебе. Диана покачала головой:

— Ты ничего не можешь сделать, Стивен.

— Могу. Выходи за меня, Ана. Я увезу тебя во Францию и воспитаю твоего ребенка как своего. С моим титулом и состоянием ни один английский судья не осмелится выдать ордер на твой арест, сколько бы свидетелей Баркли Ивенстон ни привлек.

Диана была так поражена, что даже не могла сразу ответить. Она только безмолвно смотрела в его красивое лицо. Очарование молодости сменилось в его глазах мужественной решимостью. Хотя его предложение и было заманчивым, она бы никогда не согласилась его принять.

— Ты оказал мне честь своим предложением, Стивен, но я не могу стать твоей женой. Ты — мой лучший друг, и я не позволю тебе пожертвовать собой ради меня.

— Это не жертва. Я хочу на тебе жениться, Ана, — настаивал он. — Пусть мне только восемнадцать, но я люблю тебя всю мою жизнь. Я буду тебе хорошим мужем.

Диана улыбнулась сквозь слезы.

— Я не сомневаюсь. Но ты стоишь лучшего.

— А как же ребенок? Выходи за меня, и никто никогда не узнает, что это не мой ребенок.

— А если это будет мальчик, Стивен? Неужели ты захочешь, чтобы чужой ребенок унаследовал твой титул?

Когда он попытался возразить, Диана прижала палец к его губам.

— Ни слова больше, мой благородный друг. Я бесконечно признательна тебе за желание мне помочь, но я не стану твоей женой, и это мое окончательное решение.

— Но я не могу сидеть праздно и дожидаться, пока тебя арестуют. Прикажи Тилли укладываться. Даже если ты не хочешь быть моей женой, почему бы тебе не поехать во Францию и не пожить у меня? Мы сядем на корабль в Дувре и будем у меня дома через неделю.

— Это было бы прекрасно, но Баркли знает, где ты живешь. Если он твердо намерен меня найти, он сразу же бросится туда. — Диана встала и отошла к окну. — Мне нужно найти какое-то место, где бы я могла скрыться до рождения ребенка. Место, о котором Баркли не знает.

— Может быть, у твоего дяди Колина в Америке? — предположил Стивен, подходя к ней. — Ты можешь поехать к нему?

— Могу, — вздохнула она. — Но я не вынесу сейчас длительного морского путешествия. Кроме того, я не хотела бы, чтобы мои родные знали о ребенке, по крайней мере пока. Если бы я только могла найти… — Ее вдруг осенило. — Как это мне раньше в голову не пришло? Феллзмер, усадьба мамы на западном побережье Ирландии. Мама называет ее своим убежищем. Если бы ты помог мне добраться до Бристоля, мы с Тилли сели бы там на корабль.

— А я? — нахмурился Стивен. — Для тебя было бы безопаснее, если бы я вас сопровождал.

— Нет, Стивен. Ты должен остаться в Англии. Скажи Баркли, что не нашел меня. Пусть думает, что я где-то скрываюсь одна. Когда вернутся мои родители, сообщи им о происшедшем, и они займутся моим навязчивым поклонником.

— Но как же… — Щеки Стивена вспыхнули, его взгляд упал на ее живот, который она заботливо прикрывала рукой. — Я не знаю, как я смогу заговорить с ними об… об этом, хотя я попытаюсь, если ты хочешь.

Диана сжалилась над своим другом:

— Не беспокойся, Стивен. Эту новость я сообщу папе и маме сама. — «Как бы тяжело это ни оказалось», — добавила она про себя.




10.


Феллзмер-Мэнор, северо-западное побережье Ирландии

1 сентября, 1825

Диана стояла на балконе, нависавшем над Ирландским морем, и ее волосы развевались на ветру. Они с Тилли жили в уединенной усадьбе в горах около месяца, и отсутствие каких бы то ни было занятий угнетало ее.

Наедине сама с собой она часто обращалась мысленно к Джаду. Она мучительно тосковала о нем. Ей не хватало его улыбки и даже его упреков и выговоров. Воспоминания об их близости преследовали ее во сне и наяву. Почему он скрылся? Где он? Вспоминает ли он о ней? Ей было бы легче выносить его отсутствие, если бы она ненавидела его. Но это было выше ее сил. Как могла она ненавидеть человека, завладевшего ее сердцем?

Ее размышления прервала вышедшая на балкон Тилли.

— Ана, слишком холодно стоять на ветру без шали или накидки. Не хватало еще простудиться в день рождения. Войди и погрейся у огня. Я приготовила чай в гостиной.

Диана хотела отклонить это предложение и отослать свою старую няню, но ее остановила озабоченность в глазах старушки. Тилли, одна Тилли оставалась единственно неизменной в ее жизни. Она не задала никаких вопросов, узнав, что им предстоит покинуть дом Виктории и Джастина. Она и глазом не моргнула, когда вместо Лондона они отправились в Бристоль. По приезде в Феллзмер, когда Диана была слишком нездорова, чтобы о чем-то думать, Тилли отдавала приказания прислуге и следила за тем, чтобы в доме соблюдался порядок.

Она ни разу не спросила Диану о причинах их внезапного отъезда. Тилли была больше, чем преданная служанка. Она питала к Диане искреннюю, почти материнскую любовь, и Диане вдруг стало стыдно, что она не была с ней откровенна. Пришла пора сказать ей правду.

Взяв ее за худую старческую руку, Диана вошла с ней в комнату.

— Чашка горячего чая — это то, что мне нужно. А булочки и джем ты тоже принесла?

— Ну конечно. Я еще и крем приготовила, детка. С мускатным орехом, как ты любишь. Это легкая и питательная еда. — Она подтолкнула Диану к креслу у камина. — Садись, а я за тобой поухаживаю.

— Но, Тилли, я сама могу…

— Ни слова больше. Я здесь, чтобы заботиться о тебе, этим я и займусь.

Годы, проведенные под опекой Тилли, приучили Диану повиноваться. Она позволила усадить себя в кресло, укутать шалью плечи и закрыть пледом ноги. Чашка чая с медом и сливками оказалась у нее в руках. Сделав глоток, Диана закрыла глаза. Озноб, уже начинавшийся у нее, прекратился. По всему телу разлилось приятное тепло. Несмотря на всю ее самостоятельность, ей нравились нежные заботы Тилли. Но они отягощали ее совесть. Вернув Тилли чашку и взяв у нее тарелку с кремом, Диана решила приступить к делу.

— Тилли, я знаю, ты, наверно, недоумевала, почему я вдруг решила оставить дом тети Виктории и приехать сюда. Мне необходимо было уехать потому, что я… что я…

Тилли покачала седой головой, покрывая Диане колени салфеткой.

— Не мое это дело, Ана. У тебя были на это причины, я полагаю.

— Разумеется, были. Просто я подумала, что мне следует объяснить их тебе.

— В этом нет необходимости. Я знаю больше, чем некоторые думают. А теперь открывай рот и ешь свой крем.

— Но, Тилли, я сама могу… — Ложка у нее во рту не позволила ей договорить. Проглотив сладкую смесь, она схватила Тилли за руку прежде, чем та успела поднести ей еще ложку.

— Пожалуйста, Тилли, мне нужно поговорить с тобой. Я должна рассказать тебе о… о моем… ну почему мне так трудно сказать все это? Ты же со мной всю жизнь, от рождения, я всегда говорила тебе все.

Тилли убрала с ее лба выбившуюся прядь.

— Рассказать, что ты оцарапала колено или порвала новое платье куда легче, чем признаться, что ты ждешь ребенка, Ана.

Диана ощутила, как кровь отлила у нее от лица.

— Ты знаешь? Но откуда? Я никому ни слова не говорила.

— Я, может быть, и старею, Ана, но я знаю все признаки беременности. Ты часто плачешь, по ночам не спишь, тебя мучает тошнота. Я знаю также, что с июня у тебя не было месячных.

— Тилли, — прошептала Диана, — тебе за меня стыдно?

Тилли, наклонившись, погладила ее по щеке.

— Как ты можешь задавать такой глупый вопрос? Ты моя драгоценная крошка, и я люблю тебя как родную. Мне только жаль тебя, Ана. Ты ведь не легкомысленная девчонка. Ты, верно, очень полюбила этого негодяя.

— Я любила его всем сердцем. И это не только его вина. Он предупреждал меня, что у нас нет будущего. Я пошла на это сознательно и теперь должна расплачиваться за последствия. — Глаза ее наполнились слезами. — Я до сих пор поверить не могу, что весной у меня будет ребенок.

— И ты будешь прекрасной матерью. Диана не могла не улыбнуться сквозь слезы.

— Почему ты так уверена?

— Потому что у тебя есть я, и я тебе помогу. Ребенок у нас ни в чем не будет нуждаться. Улыбка Дианы погасла.

— Жаль, что мамы нет. Она бы рассердилась ужасно, но я думаю, она бы меня поняла.

— Леди Кэтрин огорчили бы обстоятельства зачатия этого ребенка, но она никогда бы не осудила тебя за любовь. — Тилли вложила ложку в руку Дианы. — Ну, довольно болтать. Доедай свой крем, а я принесу мою рабочую корзинку. Раз уж ты рассказала мне наконец о ребенке, пора помочь тебе готовиться к его появлению. Я надеюсь, тебе понравится одеяльце и рубашечки, что я сшила на прошлой неделе.

— Ты уже начала готовить для моего малыша приданое?

Тилли ласково улыбнулась.

— Ну конечно. И это будет самое лучшее приданое. Мы пустим в дело тончайшую шерсть самых ярких цветов. Каждая вещичка будет сшита и связана с любовью. Только самое лучшее для нашего ребеночка!

В дверях она обернулась.

— И никаких больше слез и волнений. Это все пустая трата времени и сил. А силы тебе нужны, чтобы выносить здоровое дитя. Думай только о приятном, и все будет отлично, вот увидишь.

Оставшись одна, Диана задумалась над этими словами. Ее старая няня права, как всегда. Ребенок должен стать для нее самым важным событием в жизни. Остальное не имеет значения: ни исчезновение Джада, ни мнение общества, ни даже огорчение семьи.

Приняв такое решение, она сняла с колен салфетку и поставила тарелку на поднос. Подойдя к окну, она посмотрела на море. На темных волнах появились барашки, серые тучи клубились на небе. Приближался шторм, но Диана ничего не замечала. Несмотря на всю ее решимость, один мучительный вопрос занозой сидел у нее в сердце.

Где ты, Джад?



Глядя в окно на моросящий дождь, Джад тяжело вздохнул. Он был дома уже больше месяца и все еще никак не мог придумать способ освободить своего младшего брата. А когда ему удавалось отвлечься от мыслей о Ронане, он был полон воспоминаний о женщине, оставленной им в Англии.

«Ана, должно быть, считает, что я сквозь землю провалился. Если бы только можно было ей написать. А что я могу ей сказать? Что тоскую по ней, но не могу вернуться, потому что моего брата приговорили к смертной казни без суда? И что я сам рискую оказаться на виселице, если не буду осторожен?»

Прикосновением руки мать привлекла его внимание.

— Джад, я уже несколько раз звала тебя ужинать, а ты меня не слышишь. У тебя все в порядке?

— Да, мама. Я просто задумался.

Айрин Девлин Макбрайд была миниатюрной женщиной, с добрым сердцем и ласковой улыбкой. Легкие морщинки разбегались от ее голубых глаз, и в каштановых волосах серебрились седые нити. Хотя она выглядела хрупкой, в ней ощущалась большая внутренняя сила.

— У тебя еще что-то на уме, кроме Ронана, — нахмурилась она. — Уж не оставил ли ты в Англии какую-нибудь зазнобу, о которой теперь тревожишься?

Джад попытался скрыть свое удивление энергичным отрицанием.

— Как ты могла такое подумать, мама? Я вернулся, чтобы помочь Ронану. Ничто другое не имеет значения.

Айрин коснулась пальцем его груди.

— Ты тоже имеешь для меня значение, Джад. Тоска и тревога в твоих глазах вызвана любовью. Материнское сердце такое чует. Кто эта девушка, которая нарушила твой душевный покой?

Зная, что упрямство и интуиция матери не уступали его собственным, Джад бросил всякие попытки притворяться.

— Да, мама. Должен сознаться, ты права. Ее зовут Ана. Она американка, племянница моего хозяина. Я полюбил ее так, как никогда не думал, что могу любить. Когда Дермот и Лайэм сообщили мне об аресте Ронана, я не успел поговорить с ней перед отъездом. Боюсь, она могла подумать, что я не вернусь.

— Но ты же ей дал знать о причине твоего отъезда?

— О да. Я написал ей письмо, где все рассказал. Но все равно, меня беспокоит, что она… — Не желая говорить матери о своих подозрениях насчет возможной беременности Аны, он со вздохом покачал головой. — Достаточно сказать, что я надеюсь, что она простит мне мое долгое отсутствие.

— Расскажи мне о ней. Она хорошенькая?

— Да, мама. Моя Ана красавица. Высокая, стройная, с темными волосами и зелеными глазами. Ее независимость и самостоятельность, быть может, и не пришлись бы по вкусу большинству мужчин, но мне в ней это нравится. А главное, она честная и искренняя и может постоять за свои убеждения.

Айрин одобрительно кивнула:

— Похоже, она стоит любви. Я рада, что ты наконец влюбился. В нашей семье слишком много было трагедий, чтобы еще и ты остался на всю жизнь в одиночестве. Когда ты женишься?

— Но, мама, я же не сказал…

— Ты ее любишь?

— Да, но…

— А она тебя?

— Она меня любит, но ведь за мою голову объявлена награда. Какой из меня муж?

— Вздор! Если вы любите друг друга, вы должны пожениться. — Прежде чем он успел ответить, Айрин погладила его по лицу. — Как только брат будет на свободе, я хочу, чтобы ты вернулся в Англию и женился на своей Ане.

— Но как я могу помочь Ронану, если я сам вынужден скрываться? Прячась тут в доме, я просто тупею.

— Когда город кишит английскими солдатами, мы не можем рисковать еще и твоей жизнью, Джад. Мы ничего не можем сделать, пока не вернется Финбар и не сообщит нам, где содержится твой брат. Финбар что-нибудь придумает, я уверена.

Джад чуть было не сказал, что дядя только и умеет придумывать всякие глупости, из которых получаются одни неприятности. Но, взглянув на мать, он сдержался. Джад недолюбливал Финбара, но он не мог погасить в ее глазах свет надежды.

— А что у нас сегодня на ужин, мама? — спросил он, обнимая ее плечи. — Запах чудесный.

— Тушеная баранина с луком и картофелем. Может быть, это блюдо и не такое изысканное, как те, что ты привык есть в Англии, но все-таки еда отменная.

Вызов в ее голосе заставил Джада улыбнуться. Ни у кого на свете нет такой замечательной мамы, решил он. Поцеловав ее в щеку, он направился с ней на кухню.

— Твоя баранина лучше всего, что мне доводилось есть в Англии. А особенно она хороша в такой холодный дождливый вечер, как сегодня. Давай есть, пока она не остыла.

Едва они сели за стол, как дверь распахнулась и в комнату ворвалась струя холодного сырого воздуха. Джад нахмурился, когда в комнату проворно вошел Финбар Макбрайд.

Скинув шляпу, высокий худощавый пожилой мужчина ухмыльнулся.

— Айрин, дорогая моя. Я ехал в такую бурю, словно за мной гнались все дьяволы преисподней. Надеюсь, у тебя найдется кусочек чего-нибудь, чтобы поддержать мои бренные силы.

Айрин помогла ему снять плащ.

— Придержи язык, Финбар Макбрайд. Тебе всегда найдется место у нас за столом, и ты отлично это знаешь. Я повешу твой плащ у камина и принесу тебе баранины.

Финбар опустился в кресло с возгласом одобрения.

— Ты ангел, Айрин. Ты обращаешься со мной лучше, чем я того заслуживаю.

— Что верно, то верно, — проворчал Джад, глядя себе в тарелку.

Бросив беглый взгляд в сторону Айрин, Финбар наклонился к Джаду и заговорил в приглушенных тонах:

— Я вижу, твое настроение со вчерашнего дня не улучшилось. Но не мог бы ты примириться с моим присутствием, хотя бы ради твоей матери? Ей нужна сейчас наша помощь и поддержка, а не постоянные стычки.

Джад бросил салфетку.

— Если бы не твои идиотские затеи, Ронан не попал бы в беду.

— Но я только предложил обсудить новый налог. Я никак не ожидал, что Ронан с приятелями поднимут шум и затеют свару, которая и привела к беде.

Джад старался сдерживать свой гнев и не повышать голос.

— Я всю жизнь слушаю твои разглагольствования о политике и этих проклятых англичанах. Ты всегда твердил: боритесь с ними, гоните их из нашей страны, убивайте их! Чего было еще ожидать от Ронана, наслушавшегося твоих бредней? Так что не строй из себя невинную овечку, я тебя знаю!

— О чем это вы шепчетесь? — Айрин поставила перед Финбаром полную тарелку. — Снова спорите?

— Мы не спорим, — отозвался Джад. — Мы просто беседуем. Ведь правда, дядя? Финбар запустил ложку в тарелку.

— Ага. Просто беседуем. Айрин села рядом с Джадом.

— За кого вы меня принимаете? Я не слепая и не глухая. Я знаю, вы друг друга недолюбливаете после трагедии, что случилась десять лет назад. У меня остались только вы двое и Ронан. Не можете вы разве поладить ради меня? Или хотя бы пока мы не найдем способ помочь Ронану?

Не обращая внимания на самодовольное выражение на обветренном лице Финбара, Джад стиснул руку матери.

— Ну конечно, можем, мама. Прости, если я огорчил тебя.

Айрин погрозила пальцем Финбару:

— И ты тоже хорош, Финбар Макбрайд. Ты нарочно Джада из себя выводишь. Смотри у меня! А теперь расскажи, что ты узнал про Ронана. Тебе известно, где он? Они и правда приговорили моего мальчика без суда?

Финбар оттолкнул тарелку.

— Да. Сегодня утром это подтвердилось. Главный констебль решил сделать из этого дела пример для всех остальных. Они собираются его повесить через три недели.

— Главный констебль? — переспросил Джад. — А как же лорд Керкленд? Я думал, такие решения принимает судья.

— Верно, но Керкленд глуп и легко идет у всякого на поводу. Главный констебль убедил его, что Ронан — член тайного общества, целью которого является свержение власти английской короны и террор. Безвольный Керкленд предоставил Ярдли полную свободу действий.

Знакомое имя привлекло внимание Джада.

— Ты сказал Ярдли?

— Да, его назначили главным констеблем прошлой весной. Я не упоминал его имени, так как знал, что ты его вспомнишь и взбесишься.

— Еще бы! Хью Ярдли воспользовался своим положением, чтобы спасти своего брата Ллойда от обвинения в гибели моей сестры, и в конечном счете погубил нашу семью. Последнее, что я о нем слышал, это что он уехал служить в Индию и взял с собой брата. А этот поганый змей Ллойд тоже вернулся в Ирландию?

— Нет. Я слышал сегодня в пабе, что Ллойд Ярдли умер. Всадил себе пулю в лоб пару лет назад.

— Это был несчастный случай?

— Нет. Хотя Хью и пытался скрыть, как все произошло, но это было самоубийство. Парень вложил в рот дуло пистолета и спустил курок.

— Быть может, в нем совесть все-таки заговорила.

— Быть может, но я боюсь, что его смерть является причиной наших бед сейчас. Хью Ярдли винит тебя в самоубийстве Ллойда, и он способен погубить Ронана, чтобы отомстить.

— А при чем тут я? — Джад ударил кулаком по столу. — Ллойд напал на мою сестру, и из-за него она умерла. Я видел его всего пару минут, когда он пытался убить меня.

Финбар кивнул:

— Мы все знаем, что тогда произошло. Пьяный Ллойд застрелил солдата, пришедшего на его поиски, а потом обвинил в убийстве тебя. Это вопиющая несправедливость, но Ронану от этого не легче.

Ярдли знает, что ты будешь пытаться помочь брату бежать. Поэтому его держат под замком в старом монастыре за городом, где расположился главный констебль со своим штабом. Всю округу патрулируют военные. Хью Ярдли не успокоится, пока вы оба не окажетесь за решеткой. Мы должны его остановить.

Послышались всхлипывания. Мужчины обернулись к сидевшей у стола Айрин. Слезы катились по ее лицу.

— Все повторяется. За одну неделю я потеряла моего Дэниэла, наших двух сыновей и нашу единственную дочь. Мой старший сын был вынужден бежать из дома. У меня остался только мой младшенький. За что я так наказана? Почему я должна потерять всех, кого я люблю?

Джад обнял мать.

— Не теряй надежду, мама. Мы найдем способ спасти Ронана.

— Но какой ценой? — Дрожащими руками Айрин уцепилась за его рубашку. — Должна ли я рисковать одним сыном ради спасения другого? Боже милостивый, я только одного хочу: чтобы вы все убрались из этой проклятой страны, где матерей лишают своих детей!

Финбар встал и, подойдя к Айрин, нежно погладил ее волосы.

— Утри слезы, любовь моя. Ты не потеряешь своих сыновей. Я тебе в этом клянусь.

Прежде чем Джад успел отреагировать на это самонадеянное заявление, Айрин обернулась к Финбару:

— Я ценю твои добрые побуждения, но жестоко сулить надежду там, где нет и проблеска. Я слышала ваши разговоры последние две недели. Джад пойдет на все ради брата. Даже если придется штурмовать тюрьму. Моих мальчиков убьют, и ты знаешь, что так и будет.

На лице Финбара мелькнула улыбка.

— В штурме не будет необходимости, Айрин. Если примут мой план, Ронана освободят без единого выстрела.

Джад презрительно усмехнулся.

— И как ты собираешься этого достичь? Уж не хочешь ли ты уморить наших врагов до смерти своими россказнями?

— Вовсе нет. Когда англичане узнают, что мы можем предложить им в обмен, они отдадут нам твоего брата целого и невредимого.

Джад приподнял брови.

— А что мы можем им предложить?

— Кое-кого из их же породы, мой мальчик. Один из лучших ее образцов.



— Я не могу этому поверить! — воскликнул Джад, когда поздно ночью они продолжили разговор. — Ты серьезно предлагаешь нам похитить английского графа?

Сидя в кресле у камина с трубкой во рту, Финбар покачал головой:

— Не самого графа. Его дочь. И говори потише, а то мать разбудишь своим криком.

— Криком? Как же мне не кричать? Да ты рехнулся!

Джад обратился к Лайэму и Дермоту, молча сидевшим за столом:

— А вам что известно об этом идиотском плане?

— Немногое, — начал было Дермот, но Лайэм перебил его: — Нам все известно.

Оба они покосились друг на друга. Дермот вздохнул.

— Мы были в пабе, когда Финбар разговаривал там с помощником главного констебля. Когда тот ушел, мы стали обсуждать, как нам пробраться в монастырь и спасти Романа без твоего участия. Но мы скоро поняли, что это безнадежно. Там охрана и сотни солдат кругом, стены толстые, а окон и дверей очень мало.

Лайэм кивнул.

— Вот тогда-то я и предложил попросить графа Фоксвуда помочь нам. У него здесь есть усадьба, Феллзмер, в нескольких часах езды отсюда. Моя тетя Роза там почти уже двадцать лет в экономках.

— С чего бы это граф стал нам помогать? — спросил с горечью Джад. — Он англичанин и пэр в придачу. Именно такие, как он, сто лет назад лишили семью моей матери титула и состояния. Девлины — потомки королей, а что они от этого имеют? Красивые памятники на кладбище!

— Но граф Фоксвуд не такой, — возразил Лайэм. — Тетя Роза говорит, что он выступает в парламенте за независимость Ирландии и всячески помогает нашему делу. Он щедро жертвует на церковь и следит за тем, чтобы никто из его людей не голодал и не нуждался. В прошлом году он построил в своих владениях новую школу.

Джад презрительно фыркнул.

— Стало быть, он богат и может позволить себе швыряться деньгами. Но это еще не делает из него святого. Он все-таки англичанин.

— Да, но у его семьи есть связи с Ирландией, — продолжал Лайэм. — Его бабушка была из Кинсэйла, а его жена, леди Кэтрин, здесь родилась и выросла. Человек его положения и с его убеждениями может уговорить лорда Керкленда, что было несправедливо приговорить твоего брата к смерти без суда. А тем временем мы придумаем, как его спасти.

— Если он такой весь из себя добродетельный, зачем все эти толки о похищении его дочери?

— Видишь ли, дело в том, что, когда мы уже решили обратиться к графу, — продолжал Дермот, — Лайэм вспомнил, что Фоксвуд в этом году не приезжал сюда. Его тетка Роза писала, что из всей семьи в этом году здесь только дочь графа с компаньонкой. Вот тут-то Финбар и предложил взять ее в заложницы. Не за выкуп, конечно, а в обмен на Ронана. Лорд Керкленд и Ярдли будут вынуждены пойти на наши условия, чтобы ее выручить.

Финбар вынул трубку изо рта.

— Если они поверят, что мы убьем ее, они сделают все, что мы пожелаем.

— Но почему вы думаете, что Ярдли и Керкленд станут печься об этой графской дочке? Они могут пренебречь нашей угрозой и казнить моего брата в любом случае.

— Ни черта подобного, — ухмыльнулся Лайэм. — Помимо того, что она графская дочка, она еще и внучка очень важного герцога. Судя по тому, что говорила мне тетя, денег у него побольше, чем у короля, да и власти почти столько же. Я не думаю, что он спокойно отнесется к тому, что его любимую внучку убьют, если они откажутся выполнить наши требования.

Финбар выколотил трубку о каминную решетку.

— Этот герцог вполне способен использовать свое влияние, чтобы положить конец карьере Ярдли и лишить Керкленда его должности, если что-нибудь случится с девчонкой. Нам надо только убедиться, что эти два болвана точно знают, чем это все для них может закончиться. — Он откинулся в кресле. — Когда мы ее захватим, мы оставим письмо для Ярдли и Керкленда, где сообщим им наши условия, а также то, что копии посланы графу и герцогу в Англию. Это их заставит пойти на соглашение с нами.

Лайэм нахмурился.

— Мне только что пришло в голову, что мне лучше в дом не заходить. Если тетка меня увидит, мне конец. Я могу узнать для вас расположение комнат, но я буду ждать снаружи с лошадьми.

— Ладно, — согласился Дермот. — Я захожу в дом, хватаю девчонку, и мы прячем ее в фермерском домике в горах. Там сто лет никто не жил. Я уже начал запасать еду и другие припасы.

Джад недоверчиво покачал головой:

— Вы, я вижу, все уже спланировали. А какова моя роль в этом заговоре?

— Очень простая, — отвечал Финбар. — Завтра ты поможешь Дермоту захватить девчонку и останешься при ней, пока я устрою все с освобождением твоего брата. Как только Ронан будет на свободе, мы ее отпустим, и ты сможешь вернуться в Англию.

— А мать? Как только все станет известно, ее тоже схватят.

— К тому времени, как наши требования станут известны главному констеблю, Айрин будет в безопасности в монастыре Девы Марии в Дублине. Как только все благополучно завершится, я увезу ее и Ронана из Ирландии.

— Мать никогда не покинет свой дом, Финбар. Даже после смерти отца и всех ее потерь она отказалась уехать. Этот дом и земля — это все, что у нее осталось от владений ее семьи.

— Это правда, но это было ее решение покинуть Ирландию, а не мое, Джад. Она надеялась передать все в собственность Ронану, но его арест нарушил все планы. Она уже передала дом во владение церкви. Авось господь оценит ее щедрость и пощадит жизни двух ее оставшихся сыновей.



Несколько часов спустя, когда Финбар и его друзья разошлись по домам, Джад зажег свечу и бродил по дому не в состоянии уснуть. Его удивило и странным образом раздражило заявление дяди о поступке матери. Он понимал, почему она желала покинуть Ирландию. Но он не мог понять, почему она не сказала ему о своих намерениях.

Поставив свечу на стол, Джад оглядел гостиную, полную для него счастливых воспоминаний. В этой комнате семья провела много чудесных вечеров. Здесь они отмечали праздники и дни рождения. Здесь сидел в большом кресле его отец, держа на коленях Ронана и Мэри-Кейт. Здесь на софе сидела его мать с вязаньем, когда он с братьями Кормаком и Найэллом играли в шахматы. Будучи в Англии, он, думая о родном доме, часто воображал себе именно эту комнату.

— Дядя сказал тебе, что я сделала?

Обернувшись, Джад увидел мать, наблюдавшую за ним из дверей кухни. На ней был теплый шерстяной халат и домашние туфли. Волосы покрывал отделанный кружевами чепчик.

— Да, мама. Почему ты сама мне об этом не сказала?

Айрин пожала плечами:

— Я и хотела, но, видно, струсила немного. Я знаю, что значит для тебя этот дом, и не хотела причинить тебе лишнюю боль.

— Что этот дом значит для меня, не имеет значения, мама. Это твой дом, единственное, что уцелело из твоего наследства. Ты и правда хочешь расстаться с ним?

Сев на софу, Айрин обвела глазами комнату.

— Я расстаюсь всего лишь с грудой кирпича, камней и извести на клочке земли. Может быть, и не на клочке, но все равно это всего лишь земля, прах, грязь. Тех, кто делал все это домом, — здесь больше нет. Моего мужа и троих моих детей у меня отняли. Ты здесь жить не можешь, и Ронан не сможет, если ему удастся избежать петли. Я не могу и не хочу оставаться здесь одна.

Сев рядом с ней, Джад взял ее за руку.

— Но ты здесь родилась и выросла, мама. Кроме нескольких поездок в Дублин, ты никогда не покидала эти места. Ты думаешь, ты сможешь быть счастлива где-то еще?

— Мне придется с этим смириться. Я не могу оставаться здесь, окруженная воспоминаниями о том, что я потеряла. Это слишком больно.

— Тогда приезжай с Ронаном ко мне в Англию. У меня славный домик в хозяйской усадьбе. Ты можешь жить там со мной. Он поменьше этого, но там две спальни, гостиная, большая кухня. Нам хватит места.

Айрин со вздохом покачала головой:

— Нет. Тебе пора зажить своей жизнью. Я хочу, чтобы ты вернулся в Англию и женился на твоей Ане. Взаимная любовь слишком большой дар, чтобы ею пренебречь.

— Но ты моя мать. Я хорошо зарабатываю. Я охотно позабочусь о тебе и Ронане.

— Я знаю. Ты был очень щедр последние десять лет, и я благодарна тебе за это. Но у меня есть свои средства. Кое-что я откладывала из того, что ты присылал. Я продала землю и конюшню одному из соседей. Он вступит во владение только после моего отъезда, но бумаги все подписаны, и деньги Финбар поместил в банк в Дублине на мое имя. Их достаточно, чтобы купить дом и начать новую жизнь подальше отсюда.

— Значит, ты и Ронан уезжаете вместе с Финбаром? — Джад сделал гримасу. — Почему ты на это согласилась? Не понимаю, как ты можешь доверять ему после того, как тридцать лет назад он пытался разлучить тебя с моим отцом. Он подлец и смутьян. Своей болтовней он святого из себя выведет. Иногда мне кажется, что он болтает потому, что ему нравится слушать звук собственного голоса.

Айрин грустно усмехнулась.

— А ты и сам красиво говорить умеешь. Это у тебя от Макбрайдов, как и твоя внешность и вспыльчивость.

Улыбка исчезла с ее лица. Она сжала руку сына.

— У Финбара есть недостатки, я знаю. Но он любит меня и хочет моего счастья. Он вернулся в Ирландию, чтобы просить меня стать его женой.

Джад открыл было рот, но Айрин остановила его движением руки:

— Если ты хочешь попытаться отговорить меня, не трудись. Когда Ронан будет в безопасности, я выйду за Финбара.

Джад вздохнул.

— Ну что ж. Скажи мне только, мама, ты его любишь?

Айрин несколько секунд молчала, глядя в сторону.

— Да. Это не та страстная любовь, которую я испытывала к твоему отцу, но я люблю этого глупого невыносимого человека. Дэниэл был всей моей жизнью, и когда его не стало, часть меня ушла вместе с ним. Как бы это тебе ни показалось странно, Финбар вернул мне саму себя, напомнив, что я еще жива. Я хочу быть любимой, хочу, чтобы меня ласкали, защищали. Не вини меня за это, Джад.

— Я не виню тебя, мама. — Он поцеловал ее в щеку. — Если я могу в чем-то помочь тебе, рассчитывай на меня. Даже если для этого нужно ладить с Финбаром или похитить графскую дочку, я все сделаю.

Айрин погладила его по лицу.

— Ты хороший сын, Джад. Не знаю, что бы я стала делать, случись что-нибудь с тобой. Он засмеялся.

— Об этом не тревожься, мама. Все будет хорошо, обещаю тебе.

Хотя голос его звучал легко и беззаботно, Джад понимал, что сдержать обещание будет нелегко. План похищения графской дочери, несмотря на все заверения Финбара, был трудным и опасным. Похищение человека вообще сложная задача, не говоря уже об отпрыске благородного английского семейства.

За последние несколько лет он много таких встречал и знал, чего от них ожидать. Девица избалованная и под надежной охраной домашней прислуги. Она будет сопротивляться и визжать. И даже если им удастся вытащить ее из дома, она ни за что не примирится со своей участью. Она выждет время, выберет удобный момент, сбежит и донесет на них. И тогда их ждет суровое наказание.

Джад не тревожился за себя. Он беглец, скрывающийся от правосудия. Десять лет его разыскивают, чтобы судить за преступление, которого он не совершал. Самое дурное, что он совершил, — покинул дом и семью. Он не желал подобной участи для своих друзей. Дермота и Лайэма он обязан защитить.

Уже лежа в постели, он придумал, как это можно будет сделать. Они похитят графскую дочку, но он наденет ей на голову капюшон, чтобы она не могла видеть своих похитителей. Она не сможет их описать, если никогда не увидит их лица. А когда они привезут ее в домик в горах, он снимет с нее капюшон и останется с ней там один. Только его лицо она и будет в состоянии впоследствии опознать.

«Даже если меня схватят, — думал он, — повесить человека можно только раз, в скольких бы преступлениях его ни обвиняли».




11.


— Тилли, взгляни только на это! — Диана показала ей крошечный чепчик, который она вязала. — Кажется, я опять спустила петлю.

Тилли наклонилась взглянуть на ее работу.

— Не стоит огорчаться, Ана. Распусти один ряд и начни снова.

— Но я не хочу распускать ряд. Я целый час над ним трудилась. А нельзя как-нибудь попроще, Тилли?

— Нет, если ты хочешь делать все как следует. Дай-ка мне, я посмотрю, как можно помочь делу.

Тилли поднесла вязанье поближе к лампе. Диана откинулась в кресле.

— Согласись, Тилли, в вязальщицы я не гожусь. Мое вязание еще хуже моей вышивки, а тебе известно, как я скверно вышиваю. Если мне суждено одной одевать этого-ребенка, он у меня будет ходить голышом.

— Значит, ты думаешь, что у тебя будет мальчик?

— Что? — Осознав, что она сказала о ребенке «он», Диана улыбнулась., — Я об этом не думала, но я бы не возражала против мальчика. С карими глазами и темными волосами, которые блестят на солнце, и с улыбкой, которая сводила бы всех с ума.

Она вздохнула.

— Ты хочешь сказать, вроде его отца? Диана повертела на пальце кольцо, стараясь подавить душевную боль.

— Ну, у ребенка всегда бывают черты и свойства обоих родителей. Я бы предпочла, чтобы внешне он походил на отца, только и всего.

— Ну конечно, — отвечала Тилли, не глядя на нее. — Ну и напутала же ты здесь! И как тебе удалось местами все затянуть, а местами распустить.

Довольная тем, что няня сжалилась над ней и не стала продолжать разговор, Диана закрыла глаза и попыталась успокоиться. Тилли говорила ей, что у женщин в ее положении часто меняется настроение, то они смеются, то плачут. Ей хотелось избежать этого, но с каждым днем становилось все труднее владеть собой.

Одна мысль о Джаде вызывала у нее дрожь, а думала она о нем постоянно. Воспоминания о том, как он исчез без всякого предупреждения, заставляли ее горько плакать. Хотя он и не давал ей никаких обещаний, она чувствовала, что он предал ее этим поступком. Она почти ненавидела его. Почти… Временами она все была готова отдать, чтобы быть с ним снова. Ощущать тепло его тела, силу его рук, вкус его поцелуев, слышать его мелодичный голос, шептавший ей слова любви.

— Ну вот, теперь все в порядке, — сказала Тилли, вручая ей вязанье. — Надо тебе больше твердости иметь в руках, детка.

Диана, встряхнувшись, очнулась от своих мечтаний.

— Спасибо, Тилли. Я постараюсь. Тилли положила рубашечку, которую она шила, в рабочую корзинку и поднялась с легким стоном.

— Ох, бедные мои старые косточки! Не по нраву им эти сырые холодные ночи. Пойду-ка я на кухню да заварю чайку. Принести тебе горячего молочка или что-нибудь пожевать на ночь?

— Нет, спасибо, Тилли, я сыта. Ступай и приготовь себе что хочешь. Я потушу свечи и пойду спать.

— Но твоя горничная простудилась, а без меня тебе не раздеться.

— Нет, нет, я могу обойтись без всякой помощи. Платье у меня застегивается спереди, а так как по твоему настоянию я не ношу корсет, у меня никаких трудностей не будет. А теперь ступай, увидимся утром.

— Беда в таком большом доме без прислуги, — ворчала, выходя, Тилли. — Лакеев вовсе нет и только пара горничных. Леди не должна сама всем заниматься, так не годится. Будь моя воля…

Диана вздохнула ей вслед.

— Да, Тилли, я знаю. Будь твоя воля, меня бы на руках носили. — «И когда она поймет, что я уже не ребенок? — Диана погладила живот и улыбнулась. — Может быть, когда вместо меня у нее будет этот малыш. Во всяком случае, я хотела бы надеяться».



— Здесь адский холод, — жаловался Дермот, оглядывая дом. — Ты уверен, что они в этой комнате сидят по вечерам, Лайэм? Вон в той, с балконом, где в окнах свет.

— Да, кузина Бриджет говорила, что они предпочитают ее большой гостиной.

— Надеюсь, Бриджет нас не выдаст. Ты уверен, что ей можно доверять?

— Сколько раз тебе повторять, что она умеет держать язык за зубами? Бриджет училась в школе с Ронаном и хочет нам помочь освободить его. Благодаря ей балконная дверь открыта, и мы знаем, где искать девчонку. Без Бриджет вы бы целые часы пробродили по дому в поисках.

Джад дернул их обоих за полы:

— Хватит болтать! Лайэм, иди к лошадям и жди нас за конюшней. А ты, Дермот, достань из мешка крюк и веревку. Внизу все окна и двери заперты, придется взбираться на балкон.

Дермот подал ему крюк и толстую веревку.

— Помогите нам, все святые! На таком ветру нелегко будет карабкаться наверх. Тут и шею сломать недолго, — сказал он.

— Не сломаем, если будем осторожны. — Джад надел перчатки. — Мы же практиковались на стене нашего амбара. У тебя все отлично получилось.

— Да, но тогда светило солнце, и мне не нужно было тащить одеяло и веревки.

— Ну если тебе это не по силам, я тебя принуждать не стану. Я полезу один, захвачу девчонку, заверну в одеяло и спущу к тебе вниз.

— А кто будет тебя сторожить? Ну нет, приятель! Случись что с тобой, твоя мать меня убьет. Пока ты орудуешь в доме, я останусь на балконе и буду готов прийти тебе на помощь в случае необходимости. У тебя все готово?

— Письмо с нашими требованиями у меня в кармане. Мешок, который я надену ей на голову, и веревки, чтобы ее связать, при мне. Помни, она не должна видеть твое лицо.

— Я знаю. Ты нам с Лайэмом сто раз говорил. Дермот вручил Джаду пистолет:

— Он заряжен.

Затыкая пистолет за пояс, Джад нахмурился:

— Не хотелось бы прибегать к оружию.

— У нас нет выбора. Девчонка добровольно не сдастся, а если ее компаньонка попытается вмешаться, ты ее быстро утихомиришь, приставив пистолет к голове девчонки.

— Ладно. Довольно разговоров. Пошли.

Взмахнув крюком на веревке, Джад зацепил его за перила балкона и начал карабкаться по веревке наверх. Дермот последовал за ним.

Перелезая через перила, Джад увидел в окне женщину в голубом, тушившую свечи. Она стояла к нему спиной, но он мог отчетливо видеть, что она высокая и темноволосая.

— Черт, девчонка уже улеглась, наверно. А это ее компаньонка.

Лайэм тоже заглянул в окно.

— Нет, это, должно быть, она и есть. Лайэм говорил, что компаньонка старая и седая, а графская дочка красавица. По виду судя, это она.

Джад бросил на него сердитый взгляд.

— Я думал, она и правда девчонка, а не взрослая женщина. Почему Лайэм не сказал мне, как она выглядит?

— Возможно, опасался, что ты не захочешь провести с ней неделю в горах, если будешь знать правду. Лайэм еще говорил, что ее можно узнать по кольцу с печаткой на правой руке. Ты сможешь… Ой, смотри! Она тушит последнюю лампу. Она сейчас уйдет. Иди за ней скорее!

— Ладно, — пробормотал Джад, доставая пистолет и направляясь к двери. — Но дай мне только добраться до Лайэма, и он пожалеет, что солгал мне. Не терплю лжи ни в чем!



Диана тушила масляную лампу на столе, когда ее внимание привлек блеск какого-то металлического предмета на кресле. Сообразив, что это ножницы Тилли, она взяла их и пошла к двери. Уже коснувшись дверной ручки, она почувствовала на спине холодок. Диана еще не успела повернуться, как кто-то притиснул ее к двери и что-то твердое уперлось ей в ребра.

Воспоминания о нападении на нее в игорном притоне побудили ее к немедленному действию. Вместо того, чтобы криками звать на помощь, она локтем ударила нападавшего в живот, заставив его отступить. Когда он попытался схватить ее снова, она замахнулась, чтобы ударить его, но вспомнила, что у нее в руке ножницы. Это секундное замешательство все решило. Она успела только почувствовать острую боль в голове, и сознание покинуло ее. Лицом вниз она упала на пол.



— Черт побери, Дермот! Зачем ты ее ударил? Я бы и без твоей помощи с ней справился.

Дермот поднял ножницы и кинул их через комнату.

— Она собиралась всадить в тебя вот это, идиот! Здесь темно, но я увидел, как они блеснули в свете камина.

Опустившись на колени рядом с распростертой женщиной, Джад прижал пальцы к ее шее.

— Слава богу, она жива.

— Разумеется, жива. Я ее только слегка стукнул, чтобы она тебе шкуру не попортила. Эта принцесса скоро очухается.

Женщина застонала, и Дермот усмехнулся.

— Слышишь? Говорил я тебе? Она уже приходит в себя.

Джад постарался сосредоточиться на том, что им предстояло сделать. Достав веревки, он дал одну Дермоту.

— Нам нельзя терять ни минуты. Свяжи ей ноги этой веревкой. Я свяжу ей руки и заткну кляпом рот, а то как бы она не закричала, как только придет в себя. Принеси с балкона еще веревки и одеяло. Когда она опомнится, мы должны быть готовы тронуться в путь.

Дермот усмехнулся, когда они завернули женщину в одеяло и закрепили его на ней веревкой.

— Она похожа на гуся на прилавке в мясной лавке.

— А ты будешь похож на покойника, если нас поймают. Поэтому кончай хихикать, и пошли.

Положив на стол послание властям, Джад взял женщину на руки и вынес ее на балкон.

— Спускайся первым, — сказал он Дермоту. — Как только ты окажешься на земле, я ее тебе спущу.

Он наблюдал за спуском Дермота, когда его внимание привлекли всхлипывание и движения женщины, лежавшей у его ног. Она пришла в себя и пыталась освободиться. Не желая испугать ее или причинить ей вред, Джад опустился на колени и заговорил, пытаясь успокоить ее. Он всегда использовал этот метод с пугливыми лошадьми. Сейчас он молил бога, чтобы это помогло ему с испуганной женщиной.

— Успокойтесь, миледи. Вы в безопасности. — Он погладил ее по руке сквозь толстое одеяло. — Вам ничто не угрожает. Все будет хорошо, я обещаю.

Он был доволен, когда женщина вдруг успокоилась и перестала двигаться.



«Нет! Это не он, не может быть!»

Диана не верила своим ушам. Ну конечно, это внезапное нападение подействовало на ее слух. Поэтому ей и послышался голос Джада. Удар по голове или долгие недели безнадежного томления и тоски по нему затуманили ей мозг. Откуда иначе эта пытка?

В любом случае, ясно одно: кто-то ее похищает. Какой-то человек или двое людей проникли в дом и напали на нее в темноте. Связанные руки и кляп во рту было само по себе ужасно, но ужаснее всего был мешок на голове. Чего бы это ни стоило, она должна освободиться. Если этот человек думает, что она покорилась, его ждет сюрприз.

С новой силой Диана задвигала связанными за спиной руками. Она кричала настолько громко, насколько это позволял ей кляп во рту. Выгибая спину, она пыталась брыкаться ногами. Веревки на костях рук врезались ей в кожу, но она этого не замечала.

— Перестань, — приказал тихо мужчина. — Тебе же хуже будет. Мы тебя не обидим. Доверься мне, девочка, доверься.

Знакомая интонация как ножом врезалась в ее сознание. Сколько раз повторял ей Джад эти слова! Когда она тренировала Тора, когда они спорили о чем-то, когда они… любили.

Диана поняла, что это не бред, что это происходит наяву, и ей стало дурно.

«Боже! Это Джад! Он говорил, что любит меня. Зачем он похищает меня?»

Сам об этом не догадываясь, Джад ответил на этот молчаливый вопрос:

— Я рад, что вы меня послушались, миледи. Я вам не намерен вредить. Вы нужны нам как заложница, чтобы обменять вас на моего младшего брата, несправедливо приговоренного к смерти. Какое средство может быть вернее, чем обменять его на графскую дочь? Как только Ронана освободят, я вас отпущу.

У Дианы перехватило дыхание.

«Джад не знает, что это я. Он думает, что сможет обменять меня на брата. Боже мой! Неужели он не понимает, что будет, если его схватят? Каким образом дать ему знать, что его пленница — я?»



Взглянув вниз, Джад увидел, что Дермот благополучно спустился. Он поднял веревку и надежно закрепил ее вокруг завернутой в одеяло женщины.

Она снова начала бороться.

— Если вы не хотите, чтобы вас бросили вниз, перестаньте сопротивляться, миледи. Я осторожно спущу вас. Если вы будете слушаться меня, все будет хорошо.

Женщина едва слышным звуком выразила согласие и больше не шевелилась, когда Джад поднял ее над перилами. Тогда он стал понемногу опускать веревку, но налетевший в это время внезапный порыв ветра чуть не сбил его с ног. Едва не выпустив из рук веревку, он беспомощно наблюдал, как тело его пленницы заколыхалось в воздухе, перед тем как с силой удариться о стену дома. Закусив губы, он попытался как-то снова справиться с веревкой. Когда пленница наконец оказалась на земле, он поспешно спустился сам и встал на колени рядом с ней.

— Этот чертов ветер чуть не снес меня, и она ударилась о стену. Давай развяжем ее и посмотрим, цела ли она.

Дермот указал ему на окна:

— У нас нет времени, Джад. Смотри, в комнате зажгли свет! Как только найдут письмо, они пустятся в погоню за нами. Пошли, я ее понесу.

— Нет, я сам.

— Но я видел, как ты растянул себе руки, спуская ее. Позволь мне…

— Нет. Я за нее отвечаю. Я понесу ее сам.

Джад осторожно поднял женщину и побежал вместе с Дермотом туда, где их ожидали Лайэм и лошади. Все дальше удаляясь от дома, Джад не спускал ее с рук и никак не мог избавиться от странного чувства, что с этого момента вся жизнь его изменилась раз и навсегда.



Диана проснулась в полной темноте, промерзшая и с болью во всем теле. Затылок у нее ломило. Она прижималась к чему-то твердому и странно знакомому. Она не сразу смогла понять, что с ней происходит: ее увозит похититель, человек, которого она любит. И он представления не имеет, кто она такая.

Все это было бы смешно, но кляп у нее во рту не давал ей возможности издавать какие-либо звуки, кроме стонов. Долгие недели ожидания и мучительных вопросов, куда мог деться Джад, кончились. Ей следовало бы быть в восторге от такого развития событий, но какой-то частью своего существа она опасалась встречи с ним. Что он скажет, увидев ее? Как отреагирует на открытие, что она принадлежит к презираемой им английской аристократии?

Внезапная боль в спине заставила ее забыть обо всем.

«О боже, как больно!»

Она снова застонала.

Джад, должно быть, почувствовал ее движение и услышал сдавленные слова, потому что он заговорил:

— Простите, миледи, я знаю, вам больно, но мы не можем остановиться. Скоро мы приедем, и тогда вы отдохнете.

Диана не сознавала, длился ли оставшийся путь пять минут или пять часов. Между перемежающимися приступами боли она дремала, забыв обо всем. К тому времени, когда лошади остановились и Джад внес ее в какое-то помещение, боль в спине и голове стала более или менее терпимой.

— Я разожгу огонь и устрою ее здесь, пока ты займешься лошадьми. Помни, без стука не входи, — услышала она голос Джада. — И посмотри, нет ли здесь посторонних. Я хочу убедиться, что нас не преследовали.

Диана испытывала странное чувство, смесь ожидания и страха. Джад посадил ее на что-то вроде стула. Сам он двигался по комнате, зажигая фонари или свечи. Когда свет стал проникать сквозь ткань, Диана увидела, что мешок у нее на голове был не что иное, как наволочка, вышитая розовыми цветочками.

— Я действительно не желаю причинить вам вред, миледи, — говорил Джад, развязывая веревки. — Хотя вы, наверно, мне не поверили, после того как из-за порыва ветра я упустил веревку и вы ударились о стену. Надеюсь, вы не очень ушиблись. Позвольте мне снять это покрывало с вашей головы, чтобы я мог посмотреть на ваши ушибы.

Понимая, что сейчас все обнаружится, Диана содрогнулась.

«Милосердное небо, я не готова встретиться с ним лицом к лицу. Как только он меня узнает, он придет в бешенство. А я все еще не могу придумать, что ему сказать».

Внезапно резкая боль, вызванная восстановленной свободой кровообращения в развязанных руках, заставила ее на мгновение забыть свои опасения. Со стоном она обхватила руками плечи, желая только одного — чтобы обжигающая боль поскорее прошла. Она сидела с закрытыми глазами, когда наволочку сняли с ее головы, и ее волосы рассыпались по лицу и плечам.

Джад опустился на колени, чтобы развязать ей ноги.

— Миледи, прошу вас, скажите что-нибудь. Скажите, что у вас болит.

Она покачала головой, не в силах выговорить ни слова.

— Ну ладно, я вас принуждать не буду. Отдохните, пока я разожгу огонь.

Сквозь пряди распустившихся волос Диана видела, как он присел на корточки, разжигая камин. Она была рада, что комната погружена в полумрак. Это давало ей возможность тайно следить за ним. Весь в черном, он никогда еще не казался ей таким красивым. Брови его были озабоченно сдвинуты.

Диана нервно вертела на пальце кольцо.

«Бедный Джад. Он думает, что его высокородная заложница пострадала по его вине. Возможно, если бы он знал, что это я, он бы по-другому беспокоился. Ну почему я такая трусиха? Ну и что, что мой отец граф? Джад любит меня. Когда я объясню ему, почему я скрыла свое происхождение, он, конечно же, все поймет и простит».

Приняв решение, она выпрямилась и откинула с лица волосы. Глубоко вздохнув, она произнесла:

— Джад?

Хотя она произнесла имя шепотом, он услышал и резко повернулся. Недоумение и ужас отразились в его чертах.

— Ана? Ана, это ты? Это сон или я с ума схожу? Диана покачала головой:

— Это не сон и не бред, Джад. Ты рад меня видеть?

Едва она успела произнести эти слова, как Джад схватил ее в объятья. Его поцелуй возбудил в ней прежнюю страсть, которую оба они испытали всего два месяца назад.

Через несколько мгновений он отпустил ее, встревоженно вглядываясь в лицо.

— Это ты, Ана! С тобой все благополучно? Я видел, как ты ударилась об эту проклятую стену. Ты сильно ушиблась?

Не желая доставлять ему лишнее беспокойство, она попыталась его разуверить:

— Все в порядке, кроме пары синяков на бедре и на спине.

. — Слава богу. — Он поцеловал ее в лоб. — А теперь объясни мне, как ты оказалась в усадьбе Фок-свудов? Ты подруга графской дочери?

Она не успела ответить, как он снова ее обнял.

— Я так рад тебя видеть, Ана. Но тебе все-таки лучше было подождать меня в Англии. Тебе здесь опасно находиться. Я надеялся, что ясно объяснил все в своем письме.

Диана отстранилась от него.

— О каком письме ты говоришь? Я не получала от тебя никаких известий с нашей последней встречи в Вестлейке. Когда я пришла к тебе вечером, тебя не было дома.

— Но я написал тебе подробное письмо, — нахмурился Джад, — и оставил его на видном месте, на каминной полке в гостиной.

— Не было никакого письма ни на каминной полке, ни в каком другом месте, — настаивала она. — Не застав тебя, я обыскала весь дом и ничего не нашла. — Глаза ее налились слезами. — Я не хотела верить, что ты покинул меня, не оставив даже и записки.

Он снова привлек ее к себе в объятья и поцеловал.

— Не плачь, любимая. Я не знаю, что сталось с письмом, но я оставил тебе его, клянусь. Я писал тебе, что мой брат попал в беду и нуждается в моей помощи. Я даже просил тебя извиниться за меня перед дядей.

Диана опустила голову ему на плечо.

— Дядя Джастин понятия не имел, что с тобой случилось. Они с тетей Викторией были так же поражены твоим исчезновением, как и я.

— Прости меня, любимая. Я не хотел так огорчать тебя. Если бы я мог что-то сделать, чтобы… — Неожиданно он замолчал и пристально посмотрел на нее. — Если ты не получила мое письмо, ты не могла знать, что я в Ирландии. Так почему же ты здесь, Ана? Ты не ответила на мой вопрос. Ты подруга графской дочери? Почему ты оказалась в его доме?

— Я… я… — Она запнулась. — Это трудно объяснить.

Он поднял брови:

— Ты говоришь загадками, Ана. Что ты хочешь сказать?

Сжимая руки, Диана отвернулась.

— Я оказалась в его доме, потому что я… я… Боже мой, ну как я могу это сказать? Джад заставил ее повернуться к нему.

— В чем дело, Ана? Ты вдруг ужасно побледнела. Ты нездорова?

Диане становилось дурно. Закрыв глаза, прижав руку ко рту, она боролась с подступающей тошнотой.

Джад схватил ее за руку.

— Это что такое?

Открыв глаза, Диана увидела, что он смотрит на ее кольцо с печаткой. Она попыталась высвободить свою руку.

— Джад, в чем дело?

— Лайэм сказал, что графская дочь носит кольцо с гербом Фоксвудов. Извините мое невежество, миледи, но не оно ли это?

Он склонился перед ней в насмешливом поклоне.

— Но, Джад, я хочу тебе объяснить… Он отбросил ее руку.

— Что объяснить? Что ты лгала мне все это время? Что ты не независимая, откровенная Ана из Америки, а избалованная доченька графа Фоксву-да?

Видя, как любовь и забота в его глазах сменились яростью, Диана попыталась разубедить его:

— Я никогда тебе не говорила, что я американка. Ты сам так решил.

— Да, но ты не потрудилась исправить это мое заблуждение.

— Ну да, не потрудилась, — признала она, стараясь отодвинуться от него подальше. — Когда я увидела тебя в Таттерсолле, ты успокаивал Тора, дядя рассказал мне о твоем презрении к аристократии. Я не хотела, чтобы ты презирал меня только из-за моих семейных связей.

— Неважно, что ты там хотела. Важно то, что ты лгала, — подступал к ней он. — Пари держу, что и зовут тебя вовсе не Ана.

— Это мое имя… уменьшительное. Вообще меня зовут Диана, но мои родные и друзья всю жизнь зовут меня Ана.

Джад продолжал наступать на нее, пока она не оказалась притиснутой к стене.

— Зачем ты затеяла со мной эту игру? Тебе наскучили твои городские кавалеры, и ты решила развлечься с наемным работником в деревне? Поэтому ты и познакомилась со мной?

— Нет, конечно. Я купила Тора на аукционе. Когда я увидела, как ты обращаешься с ним, я подумала, что ты мог бы мне помочь тренировать его.

— Поэтому ты и приехала в Сассекс и заручилась моей помощью, соблазнив меня?

Хотя сердце ее разрывалось от его уничижительных слов, Диана не поддавалась.

— Как ты можешь так говорить? Я полюбила тебя, Джад. Видит бог, я не позволила бы нашим отношениям зайти так далеко, если бы я не любила тебя.

— Звучит правдоподобно, но я сомневаюсь, что все это так на самом деле. Я больше склонен думать, что ты просто взбунтовалась против родительского авторитета и хотела доказать им свою независимость, используя меня. — Он наклонился к ней. — Ну расскажи же мне, что произошло. Папочка угрожал лишить тебя наследства, если ты не выйдешь замуж по его выбору?

— Что за глупости ты говоришь?

— Все очень просто. Ты — леди, а я — слуга, да еще ирландец. Связавшись со мной, ты потеряла все шансы на приличное замужество. Ни один настоящий английский джентльмен не женится на женщине, развлекавшейся с конюхом на сеновале.

Диана со всего размаха дала ему пощечину.

Удар был настолько силен, что заставил его пошатнуться и оставил красную полосу у него на лице. Пораженная его грубостью и еще больше своим собственным поступком, она начала бормотать извинения:

— Прости, что я тебя ударила, Джад, но как ты мог сказать мне такое? Я думала, ты меня любишь. Он отступил от нее на шаг.

— Ну если ты так думала, ты не единственная, кто умеет убедительно лгать.

— Но ты говорил, что любишь меня? Как ты мог?

Джад пожал плечами:

— Я мужчина. Мужчины лгут в таких делах все время. Я желал тебя настолько, что все, что угодно, сказал бы, чтобы увлечь тебя в постель.

Он протянул руку и намотал на палец прядь ее волос.

— Ты сама неплохо умеешь лгать, а еще леди называешься.

Она вырвала у него свою прядь, скрывая душевную боль под маской высокомерного презрения.

— Много стоит похвала труса, похищающего для своих целей беззащитную женщину! И к тому же, мистер Девлин, вы осужденный убийца. Стоит ли удивляться любому низкому поступку, на который вы оказываетесь способны.

— Низкому, вот как? Вы по-другому об этом думали, миледи, когда бегали тайком встречаться со мной. Насколько я помню, вы были мной вполне довольны.

— Напрасно вы себе льстите, мистер Девлин. Мне тогда просто опыта не хватало. Впредь я буду разборчивее в выборе любовников.

Джада это явно задело.

— Никто тебя не удовлетворит так, как я, — издевательски усмехнулся он. — Я был у тебя первым. Я теперь часть тебя, я навсегда в твоей крови. Может быть, стоит тебе об этом напомнить.

Когда он схватил ее и начал целовать, ум и сердце Дианы вступили в яростную борьбу. Этого ей не хватало все долгие недели. Этого она жаждала. Быть с любимым человеком. Но Джад ее не любит. Он только что сказал ей, что все было притворством.

Понимая, что она снова поддается его обаянию, Диана прикусила ему губу и вырвалась из его объятий.

— Не прикасайтесь ко мне, не то дождетесь чего-нибудь похуже укуса, мистер Девлин.

— Брось, Ана, это твой строптивый нрав говорит за тебя.

Она собрала все силы, чтобы казаться равнодушной, преодолевая мучительную сердечную боль.

— Я бы не была так уверена на вашем месте, сэр. Ненавижу тебя за то, что ты сделал со мной. Будь у меня оружие, я бы пристрелила тебя и избавила палача от труда приводить в исполнение давно ждущий тебя приговор.

Она решительно отвернулась, но этот красивый жест был испорчен внезапно подступившей болью в голове, от которой она пошатнулась. Страшная слабость овладела всем ее телом. Колени у нее подогнулись, и она упала. Последним ее ощущением было сомнение.

«Это не мог быть голос Джада, звавший меня по имени. Он произнес его так, как будто он… любит меня».



— Ана, что с тобой? Ана, любимая, скажи мне хоть словечко!

Джад поднял ее, проклиная свою гордость.

— Ну да, я лжец, а еще и болван в придачу! Как я мог быть так жесток с тобой?

— Джад Девлин Макбрайд! Что ты сделал с этой бедняжкой?

Изумленный Джад увидел входившую в дом мать.

— Мама, что ты здесь делаешь? Финбар сказал, что увезет тебя в Дублин для безопасности.

— Я отказалась ехать. — Похожая на ангела мести в своем развевающемся черном плаще, Айрин закрыла дверь и поспешила к Диане.

— Может быть, в следующий раз этот старикашка сначала будет обсуждать свои планы со мной и тем избавит нас от бед. — Она дотронулась до лба Дианы. — Прежде чем рассуждать о чем-либо, положи ее на тюфяк в углу и принеси еще фонарь. Пока я о ней позабочусь, разожги камин. Здесь от холода и сырости недолго и лихорадку схватить.

Джад знал, что с матерью спорить бесполезно. Положив Диану на тюфяк, он принес фонарь и добавил дров в камин. В комнате стало тепло. Айрин накрыла Диану одеялом и своим плащом. Она с тревогой взглянула на сына.

— Я не могу поверить, что ты в этом принимал участие. У Финбара добрые намерения, но он не представляет себе, какую опасность может повлечь за собой этот поступок.

— Мама, у нас не было другого выхода. Мы не можем помочь Ронану бежать, Единственное, что можно сделать, это обменять его на заложницу.

Айрин вздохнула.

— Ну как же ты не понимаешь! Ты украл у человека дочь, а он не простой человек. Ее отец — могущественный пэр, который может применить против всех нас власть английской короны. Я заставила Финбара привезти меня сюда, чтобы убедить тебя вернуть ее домой, прежде чем власти возьмутся за это дело. Но сейчас поздно об этом говорить. С ее ушибами ее нельзя будет тронуть по меньшей мере несколько дней.

Джад опустился на колени рядом с Дианой.

— Какими ушибами? Она потеряла сознание от переутомления. Она сама сказала, что с ней все в порядке. Только пара синяков на бедре и на спине.

— Было слишком холодно, чтобы ее как следует осмотреть. Но у нее опухоль на затылке и ссадины на виске. Вот тут справа, под волосами. — Айрин коснулась щеки Дианы. — А кожа у нее холодная и влажная. Я не врач, но я знаю, что ей плохо. Как это могло случиться?

Джад, гладя волосы Дианы, объяснил, что из-за порыва ветра веревка вырвалась у него из рук, девушка ударилась о стену дома.

— Наверное, тогда она и ушибла спину. А еще Дермот ее ударил, думая, что она хочет всадить в меня ножницы, когда пыталась защищаться.

— Стало быть, ты был неосторожен, а Дермот О'Рурк просто скотина. Я знаю, ты хотел помочь брату, но это все очень дурно. Ты похитил невинную девушку, запугал ее и причинил ей боль. Я молю бога, чтобы из этого не вышло чего-нибудь похуже.

У Джада защипало в глазах. Он склонил голову.

— Боюсь, что молиться поздно, мама. Судьба сыграла со мной злую шутку, и я не знаю, что теперь делать.

Айрин присела на кончик тюфяка рядом с ним.

— Скажи мне, что тебя тревожит.

— Ты помнишь наш разговор об Ане?

— Ну конечно. Это хорошенькая американка, что покорила твое сердце.

— Она не американка, мама. Я узнал сегодня, что она англичанка.

— Ах, боже мой! — перебила его Айрин. — А теперь ты боишься, что она узнает, как ты обошелся с ее соотечественницей, и возненавидит тебя за это.

— Ана уже знает, что я сделал. Видишь ли, мама, графская дочь и есть Ана. Айрин ахнула.

— Все святые, помилуйте нас! Почему она это от тебя скрывала?

— Она узнала от дяди о моей ненависти к английской аристократии и скрыла свое происхождение. Сначала она просто хотела, чтобы я помог ей тренировать лошадь. Но нас влекло друг к другу с первой встречи, и мы полюбили. Я думаю, она боялась потерять меня и продолжала скрывать правду.

— И опасения ее были не напрасны?

— Ну да. Когда я узнал про этот обман, я накинулся на нее. Я чувствовал, что она предала меня. Я оскорбил ее, обвинил ее в том, что она использовала меня назло своей высокородной семье. Я желал причинить ей такую же боль, какую она причинила мне своей ложью.

— Тогда ты должен извиниться, попросить прощения. Если она тебя любит, она простит.

— Сомневаюсь, что она захочет слушать меня. Ведь я ей сказал, что тоже ей лгал, что я клялся ей в любви, чтобы заманить в постель.

— Да, ну уж хуже ты ничего не мог придумать! На ее месте я бы тебя убила. Джад печально улыбнулся.

— В этом она с тобой согласна. Именно это она мне пообещала, если ей представится случай. — Его взгляд снова устремился на бледное лицо Дианы. — Что мне делать, мама? Она меня ненавидит и желает мне смерти. Если бы я только мог взять свои слова обратно! Если бы я только мог…

Айрин шлепнула его по руке.

— Если бы, если бы! Ты так и намерен сидеть и ничего не предпринимать? Если ты хочешь получить прощение Аны, ты должен заслужить его. Докажи ей, что любишь ее и никогда намеренно ее не обидишь.

— Но, мама, как я могу ее в чем-нибудь убедить, если она и слышать меня не хочет? По глупости я разрушил мостик между нами, и теперь ничего не поправишь.

— А кто сказал, что нельзя построить другой мостик? У меня получится прочнее. Я поговорю с Аной. Когда она поймет, почему ты так воспринял ее ложь, она даст тебе еще шанс, я уверена.

— Мама, я не думаю, что тебе стоит…

— Позволь мне попробовать, сынок. Если ты ее любишь, ты послушаешься моего совета. — Она погладила его по щеке. — Ведь ты ее любишь, Джад?

Он кивнул.

— Но даже если Ана простит меня, есть еще кое-что. Я оставил письмо, где сказал, что обменяю заложницу на Ронана. Если кто-то заподозрит, что она участвовала в нашем предприятии, ее тоже могут осудить.

— Не думай о плохом, Джад. Я знаю в глубине души, что все будет хорошо. Но прежде чем мы этим займемся, мы должны вылечить твою любимую. Пойди принеси мои вещи. Финбар говорил, что Дермот припас еды, но я сомневаюсь, чтобы у него нашлось белье или платье для Аны. А когда вернешься, поставь чайник на огонь. Я заварю для нее свою травку. Когда она проснется, я напою ее чаем с капелькой опия, чтобы у нее прошла голова.

Спокойная уверенность матери оказалась заразительной. Быть может, все к лучшему, думал Джад. Он улыбнулся и поцеловал ее.

— Ладно, мама. Я быстро.

Он был уже в дверях, когда Айрин окликнула его:

— И скажи Финбару, что я до утра не хочу его видеть. Может быть, проспав ночку-другую в холодном амбаре, он будет больше со мной считаться.

Усмехаясь, Джад кивнул:

— Я ему скажу, мама.




12.


Сон не принес Диане облегчения. Когда она проснулась, боль не прошла. В голове у нее как молотом стучало, а нижнюю часть тела невыносимо ломило. Она открыла глаза, и острая боль пронзила ее, как ножом. Даже дышать ей было больно. Она была настолько измучена, что шевельнуться не могла. Она могла только тихо стонать.

— Слава богу, вы проснулись, — прозвучал рядом с ней нежный женский голос. — Не бойтесь, Ана. Я вас приподниму немного и дам вам чаю. Тогда вам полегчает.

В голосе незнакомки была типичная ирландская мелодичность. Диана не знала, кто эта женщина, но чувствовала к ней благодарность за помощь. Она отхлебнула теплого чая и, когда женщина помогла ей снова лечь, вздохнула бы с облегчением, будь у нее на это силы.

— Не спешите, Ана. Дайте время травам оказать свое действие. Отдохните пока. Скоро вам будет лучше, я обещаю.

Диана могла бы усомниться в таком оптимизме, но у нее не было такой возможности, так как она снова незаметно погрузилась в исцеляющий сон.

Когда девушка опять проснулась, боль все еще ощущалась, но стала менее острой. Дразнящий запах готовящейся пищи щекотал ей ноздри. Она медленно открыла глаза и стала приглядываться к окружающей обстановке. Комната была маленькая, скудно меблированная. В камине ярко горел огонь, а на ветхом столе стояли два фонаря. Рядом с ее тюфяком стоял стул на коротких ножках. Диана начинала кое-что припоминать.

«Я в доме, куда привез меня вчера Джад… во всяком случае, мне кажется, это было вчера. Интересно, где он сам… Нет! Я не хочу знать… Он меня не любит… Хочет обменять на брата… Я должна бежать отсюда…»

Диана попыталась сесть. Ее длинные волосы были заплетены в косу. Скинув одеяло, она увидела, что на ней белая ночная рубашка с розовыми цветочками.

«Это не моя. Что сделал Джад с моей одеждой?»

Она еще не успела сесть, как дверь открылась и вошла невысокая женщина в накидке. Она несла колченогий стул. Увидев Диану, она поставила стул у стола и поспешила к ней.

— Миледи, вам еще рано вставать.

— Я не знаю, кто вы, но мне кажется, что вы мне помогли. Дали мне чаю.

— Да, голубушка. Меня зовут Айрин. Я разденусь и помогу вам сесть, раз уж вам так хочется.

— Спасибо, я не хочу лежать. Айрин бросила накидку на тюфяк.

— Это вы меня раздели? — спросила Диана, когда Айрин усадила ее и укутала ее плечи одеялом.

— Я, миледи, — отвечала Айрин, вешая накидку на крючок у двери. — Я хотела устроить вас поудобнее и осмотреть ваши повреждения.

Упоминание о повреждениях вывело Диану из ее заторможенного состояния. Озабоченная участью своего будущего ребенка, она мягко дотронулась до слегка располневшего живота. Боли она там не чувствовала, но ей было необходимо убедиться, что все в порядке.

— Айрин, когда вы меня раздели, на мне не было порезов или… крови где-нибудь?

— Нет, миледи. Я обнаружила только ссадины и пару шишек на голове, но больше ничего.

Она зачерпнула воды из ведра и подала чашку Диане.

— Пока я принесу суп, выпейте немного холодной воды. У вас, наверно, в горле пересохло.

Диана, сделав глоток, убедилась, что Айрин права. Вода была холодная и освежающая, и пить ее было очень приятно.

— Пейте медленно, миледи, а то в добавление ко всем вашим бедам у вас еще и спазмы начнутся в желудке.

Диана кивнула. Она допила воду и облизала губы.

— Я и не знала, насколько мне хотелось пить.

— Это от опия. Я вчера примешала чуть-чуть к питью из трав. Он облегчает боль, но вызывает жажду.

— Вчера? Сколько же я проспала?

— Всю ночь и большую часть дня. Солнце село час назад.

— Я в жизни так долго не спала.

— Вашему телу это было необходимо для заживления.

Айрин подвинула стул к тюфяку.

— А теперь вам пришло время облегчиться. Вы слишком слабы, и я вам помогу, хотите вы этого или нет.

— Но мне не нужно… — Диана поняла, что Айрин права, и, несмотря на всю неловкость положения, она засмеялась. — Вы правы, и вы говорите точь-в-тбчь как моя мама.

— Я очень рада, что похожу на такую достойную особу. — Айрин обняла Диану за плечи. — Я помогу вам встать. Я привезла с собой горшок и поставила его погреть у камина.

Диана бросила взгляд на дверь.

— А если кто-нибудь войдет?

— Не беспокойтесь. Никто не войдет. Все они получили хороший выговор и не осмелятся ослушаться моих приказаний.

В этот момент Диане не пришло в голову осведомиться, был ли среди «всех них» Джад. Но как только она снова села на стул, любопытство одолело ее.

— А Джад тоже там?

Айрин кивнула, наливая в миску суп из котелка, висевшего над очагом.

— Да. Вы хотите его видеть? Диана покачала головой:

— Нет. Ни за что. Я вообще никогда не хотела бы его видеть.

— Не волнуйтесь. Он не войдет, я не позволю. — Взяв миску и ложку, Айрин села рядом с ней. — У вас есть все основания негодовать. Я понять не могу, как он мог ночью похитить девушку из дома!

— Я не из-за похищения негодую. Это я понимаю. Он хотел помочь брату. И у меня есть братья, и я бы на все пошла ради их безопасности. У меня есть другая причина.

Подав ей миску и ложку, Айрин кивнула:

— Да, Джад говорил мне вчера, когда я приехала. Меня очень огорчает, что он так с вами поступил.

— Говорил? — Диана вдруг поняла, что она, в сущности, ничего не знает об этой доброй женщине. — Джад очень сдержанный. Я не представляю себе, чтобы он с кем-то делился, кроме… — Она уронила ложку. — Боже мой, вы его мать!

— Да. Надеюсь, вы не очень сердитесь.

— Хотя я бы предпочла познакомиться с вами при других обстоятельствах, я очень рада, что вы здесь, Айрин. Но я чего-то не понимаю. Вы, кажется, сказали, что не одобряете этого похищения.

— Вы не ослышались, Ана. Ему не следовало этого делать.

Твердый ответ Айрин озадачил Диану.

— Но он же старается спасти другого вашего сына.

— Если один грех дополнить другим, добра не будет. Я приехала вчера, чтобы поправить дело, но было уже поздно. Вы были нездоровы, а Джад вне себя от беспокойства. Поэтому я и потребовала, чтобы он дал мне остаться здесь и поухаживать за вами.

Диана начала размешивать суп.

— Он беспокоится, что его заложница серьезно пострадала. Не может же он менять брата на мертвое тело.

Айрин усмехнулась.

— Как только он увидел ваше лицо, он и думать перестал о заложницах. Разве вы не знаете, как мой сын любит вас?

— Джад не любит меня, — резко возразила Диана. — Он мне ясно дал это понять вчера.

— Вы ошибаетесь, Ана. Он любит вас. Его вывело из себя то, что вы ему наплели за последние месяцы. Мой сын не терпит лжи.

— И я тоже. Но что мне оставалось делать, если я знала о его ненависти к англичанам и к аристократии? Если бы он с самого начала знал, кто мой отец, он бы не стал иметь со мной дела. — Диана вздохнула. — Я не понимаю, откуда у него такое предубеждение.

— Он не всегда был такой, Ана. Он был мягкий, добрый, ласковый. То, что произошло в нашей семье десять лет назад, изменило его.

Диане хотелось попросить Айрин объяснить ей все, но она не могла этого сделать. У Айрин был такой печальный вид. После того как она позаботилась о ней с такой добротой, нехорошо было бы бередить в ней тяжелые воспоминания. Диана принялась за свой суп, когда Айрин вдруг удивила ее, ответив на незаданный вопрос.

— Джад у меня старший. Кормак был моложе его на два года, а Найэлл почти на три. А за ним шла бесценная моя Мэри-Кейт. Я уж думала, что она будет последняя. — На лице Айрин мелькнула улыбка. — Но через восемь лет господь послал мне Ронана. Это было просто чудо. Четыре сына, дочь и любящий муж были для меня божьим благословением. Мы были небогаты, но в доме у нас царили радость и счастье. Как и мой отец, и его отец, мой муж, отлично разбирался в лошадях и умел с ними управляться. В округе не было ни единой лошади, с которой Дэниэл не мог бы справиться. Это умение было в наших семьях испокон веков, поэтому никто не удивился, когда такой же дар обнаружился у Джада уже в пять лет. Но своими способностями он превзошел отца. Самое необузданное животное смирялось под его рукой. Одним своим голосом он внушал им доверие.

Диана вспомнила эпизод в Таттерсолле.

— Я видела, как он проявил свой талант. Когда другие шарахались от лошади, набросившейся на грума, Джад вошел в стойло и усмирил ее только словами. Я сочла его сумасшедшим из-за такого риска, но не могла не восхищаться его способностями и его храбростью.

— Да, он таким и был с пяти лет. Джад был хорошим помощником отцу, особенно когда мы сами решили разводить лошадей. Все в округе знали о способностях Джада и обращались к нему. Ему хорошо платили, и он часто уезжал из дома, работая на чужих людей. Десять лет назад он как раз был в Ольстере у лорда Микхэма, когда к нам приехал Ллойд Ярдли и спросил его.

— Этот Ярдли был его друг?

— Нет, он служил в полку, стоявшем в наших краях. Он прослышал о талантах Джада и хотел, чтобы тот тренировал недавно купленного им жеребца. Дэниэл сказал, что Джада не будет несколько месяцев, и предложил ему свои услуги. Но лейтенант и слышать не хотел. Подавай ему Джада, и только. Он даже обвинил нас в том, что мы скрываем Джада, и угрожал мужу арестом.

— С чего бы это?

— Большинство офицеров ведут себя так, когда приезжают сюда из Англии. Я думаю, таким образом они хотят приучить ирландцев знать свое место.

Диана нахмурилась.

— Это ужасно!

— Как бы там ни было, мы ничего не можем поделать. — Айрин закрыла на мгновение глаза, собираясь с мыслями. — О чем это я? Да, Ярдли не поверил, что Джада нет дома, и стал то и дело появляться в разные часы, рассчитывая уличить нас во лжи. Однажды он увидел мою дочь и влюбился в нее. Мэри-Кейт была очень хорошенькая, с золотистыми волосами и голубыми глазами. Она старалась его отвадить, но Ллойд каждый день присылал ей письма и подарки. Когда она возвращала подарки, на другой день он присылал еще больше. Мои сыновья, Кормак и Найэлл, по очереди охраняли сестру. Дэниэл и я не отпускали ее одну в деревню. Одно время Ллойд перестал заходить к нам на ферму, и мы думали, что избавились от него. — Айрин вздохнула. — Месяц спустя, утром в воскресенье, мы собирались в церковь, но Ронан заболел. Мэри-Кейт вызвалась с ним остаться, а мы все пошли. Я поцеловала дочь на прощание, даже не подозревая, что уже не увижу ее живой.

В голосе Айрин была такая боль, что Диана утратила последние остатки аппетита. Поставив миску на стол, она взяла женщину за руку.

— Я вижу, как тяжелы для вас воспоминания. Вам не нужно мне все это рассказывать сейчас.

— Нет, нужно, Ана. Когда вы узнаете, что случилось с нашей семьей, вы простите Джада и вернете ему свое доверие.

Диана сдвинула брови:

— Я не стану ничего обещать, но я выслушаю вас. Пожав ей руку, Айрин продолжала:

— В полдень мы вернулись и нашли Ронана плачущим в амбаре над телом Мэри-Кейт. Он рассказал нам, что Ллойд пришел, когда они с сестрой собирали в амбаре яйца. Мэри-Кейт велела брату выйти, пока она разговаривает с Ллойдом. По своему обычаю, он принес ей подарок, белую шаль. Он пытался накинуть ее на Мэри-Кейт, но она отказалась, уклонившись от него. Он наступал, твердя ей о своей любви. Когда он схватил ее, пытаясь поцеловать, она оцарапала ногтями ему щеку. Пятясь от него, Мэри-Кейт вошла в стойло молодого жеребца. Их борьба взволновала лошадь, и она поднялась на дыбы, ударив Мэри-Кейт копытом по голове. Когда Ллойд вытащил ее из стойла, она была уже мертва. Ллойд бежал, не зная, что Ронан видел все, что произошло. — Айрин смахнула слезы. — Бедный маленький Ронан, рыдая, рассказал нам это. Я была слишком подавлена горем и не заметила, какое впечатление все это произвело на Кормака и Найэлла. Дэниэл послал их за судьей и за священником. Мои сыновья решили действовать сами. Они пошли искать Ллойда Ярдли и нашли его в пабе, где часто бывали англичане.

— И что же дальше? — спросила Диана, уже со страхом предвидя ответ.

— То, чего и можно было ожидать. Возникла драка, товарищи Ллойда пришли ему на помощь. Послышались оскорбления, в ход пошло оружие, и несколько мгновений спустя Кормак и Найэлл были убиты. — Айрин всхлипнула и закусила губу. — Ужасно терять ребенка. Я не пожелала бы такого и смертному врагу. Но за несколько часов потерять троих…

Не в силах продолжать, она только качала головой.

— Это был самый страшный день в моей жизни. Диана хотела ее остановить, но Айрин продолжала свою трагическую повесть.

— Судья, лорд Керкленд, вызвал Ллойда на допрос. Конечно, тот все отрицал. Он утверждал, что царапины у него на лице появились после падения на охоте. Его брат, капитан Хью Ярдли, это подтвердил. У нас было только свидетельство Ронана. Но Ронан был всего лишь ребенок, да еще больной. Лорд Керкленд объявил, что ребенок ошибся.

— А драка в пабе? Ллойда и его друзей должны были арестовать за убийство ваших сыновей.

— Нет. Судья сказал, что Ллойд Ярдли только защищался, когда мои дети напали на него. Свидетели говорили, что Кормак пытался убить Ллойда ножом с резной серебряной рукояткой. Дэниэл и я заявили, что у Кормака никогда не было такой «игрушки», слишком дорогой для людей с нашим достатком. Но это не было принято во внимание. Мои дети погибли, Ллойда Ярдли признали невиновным.

Слезы появились на глазах Дианы.

— Как это несправедливо!

— Да, но англичане в Ирландии называют это правосудием.



— Черт, — ворчал Финбар, подсаживаясь ближе к огню. — Это прямо злодейство какое-то. Я починил стул для Айрин, а она выкинула меня на холод к костру и лошадям.

— Скажи спасибо, что она тебя этим стулом по голове не огрела, старина, — хмыкнул Дермот. — Хорошо хоть, что она сжалилась и супу нам дала. Верно, Джад?

Джад не ответил. Он сидел неподвижно, глядя на убогий домишко. Дермот подвинулся к нему.

— Сколько ни гляди на эту дверь, она не откроется. Если ты так переживаешь из-за красотки, пойди спроси у матери, как она там.

— Я и хотел, но, когда я подошел к двери, я услышал голос Дианы. Они с матерью говорили о Мэри-Кейт и Ллойде Ярдли.

Дермот даже приподнялся с места.

— И зачем твоя мать об этом вспоминает? Не будет от этого добра.

— Она думала, что Ана простит меня, если поймет, что случилось с нашей семьей десять лет назад. Дермот нахмурился.

— А ты все еще винишь во всем себя. Я по голосу твоему слышу. И все это с тех пор, как твой отец послал меня за тобой в Ольстер.

— А как я могу думать иначе? Если бы я был дома, когда Ярдли пришел за мной, ничего бы не случилось. Я бы взялся тренировать его лошадь, и на этом все бы и кончилось. Нет, мне понадобилось ехать в Ольстер к лорду Микхэму, чтобы поддержать свою репутацию!

— Ты нанялся к Микхэму, чтобы заработать для своей семьи. Никто тебя не может за это осуждать.

— Только не делай из меня героя, Дермот. Я мог наняться куда-то поближе к дому, но у меня были грандиозные планы. Я хотел поразить Микхэма своими способностями, чтобы он взял меня с собой в Англию. Барон владел лучшими лошадьми в Европе. С его рекомендацией я мог бы требовать больше денег за свою работу и, может быть, даже попасть на службу к королю. Через несколько лет я бы разбогател, выкупил землю, которую англичане отняли у Девлинов, выстроил бы дом, завел собственную конюшню. Я мог бы добыть у англичан мое наследство, которое они у меня украли, за их же собственный счет.

Пораженный, Дермот опустился на землю.

— Надо же, ты раньше об этом не говорил. Я — твой лучший друг, и я даже не подозревал, что у тебя были такие планы.

— Ты не знал и о том, что я сошелся с дочерью Микхэма, Клариссой. Красивая молодая вдова, она потеряла мужа за два года до этого. Я думал, что нравлюсь ей, и мы скоро стали любовниками. Я подумывал просить ее стать моей женой, когда ты приехал и рассказал мне о смерти Мэри-Кейт и братьев.

Дермот слегка улыбнулся. Джад уже рассказал ему, как их с Лайэмом приезд в Сассекс нарушил его планы жениться на Диане. Это показалось ему странным совпадением.

— Стало быть, я дважды являлся к тебе с печальными вестями, чтобы разлучить тебя с твоими возлюбленными. Прости меня.

Джад пожал плечами:

— Мне нечего прощать. Ты сделал то, что было нужно. Десять лет назад твой приезд помешал мне совершить большую глупость. Я и не знал, что Кларисса играла мной.

— Вот ведьма! А как ты узнал?

— После того, как ты сказал мне, что случилось с моей семьей, я пошел к лорду Микхэму. Я умолял его помочь мне добиться справедливости. Но он отказал, сказав, что в политику не вмешивается. К тому же они с дочерью утром уезжают в Лондон. Его дочь помолвлена с виконтом и хочет видеть своего жениха.

Я боялся, что он принуждает Клариссу к этому браку, и пробрался в дом, чтобы с нею поговорить. Не знаю, кто из нас больше удивился, когда я застал ее в постели с лакеем.

Джад поднял воротник, чтобы защититься от порыва налетевшего ветра.

— Сознание, что она меня использовала для удовлетворения своей похоти, и отказ Микхэма помочь мне вызвали у меня еще большее презрение к этой породе людей. Я сильнее укрепился в своем решении защитить свою семью от несправедливости.

Дермот кивнул:

— Я помню, как я пытался отговорить тебя встречаться с Ллойдом, после того как судья оправдал его. Лорд Керкленд предупреждал тебя держаться от него подальше. Я хотел предостеречь тебя, но ты меня не послушал.

— Мой характер и жажда справедливости лишили меня здравого смысла. Я хотел, чтобы Ярдли признал свою вину хотя бы передо мной, без посторонних. Поэтому я и решил встретиться с ним в ту ночь около паба, один и без оружия. Я знал, что сумею заставить его говорить.

— Если бы тогда не подошел другой офицер, все могло бы быть…

Раздавшийся в это время стук копыт перебил его.

— Это Лайэм. Пойду помогу ему с лошадью. Может быть, он привез нам добрые вести.

Дермот поспешил навстречу приятелю, а Джад остался сидеть, глядя в звездное небо. Мысли его были далеко. Воспоминания об этой злополучной встрече десятилетней давности нахлынули на него.

Когда Джад увидел его, Ллойд Ярдли был пьян. Узнав Джада, он вытащил пистолет. Джад, воспользовавшись своим природным искусством, успокоил его и завоевал его доверие.

Ллойд со слезами на глазах говорил о своей любви к Мэри-Кейт и раскаивался в том, что стал причиной несчастного случая. В это время появился офицер из того же полка, где служил Ллойд. Он разыскивал его и стал невольным свидетелем его признания. Упрекнув Ллойда во лжи, он потребовал, чтобы тот немедленно явился к командиру полка и рассказал ему правду. Они заспорили, и пьяный Ллойд в панике выстрелил в товарища, попав ему прямо в сердце.

Прежде чем Джад мог что-либо сообразить, он был окружен солдатами и взят под стражу. Ллойд Ярдли заявил, что Джад напал на него, чтобы отомстить за смерть сестры, и случайно убил его спутника. Все объяснения и протесты Джада ни к чему не привели. Его судили и проговорили к смертной казни. Если бы Дермот и Лайэм не помогли ему бежать…

— Джад, у нас новая беда, — объявил подошедший Лайэм. — Ярдли получил письмо, оставленное тобой в графском доме, и уже приступил к действию. Он вызвал правительственные войска, чтобы начать поиски девушки. Сотни этих дьяволов в красных мундирах уже рыщут по окрестностям.

Джад встал.

— Я так и знал. Поэтому мы и прячемся здесь. Никому не придет в голову искать нас в горах.

— Да, но ты еще не знаешь о новом решении Ярдли.

— Что это значит? Каком решении?

Глубоко вздохнув, Лайэм ответил:

— Ярдли изменил дату казни Ронана. Твоего брата повесят через неделю.



— Теперь вы понимаете, Ана, что мой сын был ложно обвинен в убийстве. Преступление совершил Ллойд Ярдли, а его брат Хью использовал свое положение, чтобы свалить все на Джада. Если бы друзья не помогли ему бежать, Джада бы казнили десять лет назад.

Айрин устало вздохнула:

— Когда год спустя умер мой Дэниэл, я подумала, что господь отвернулся от меня.

— А почему ваш муж… — Диану смутило собственное любопытство. — Простите, я не должна была вас об этом спрашивать.

— Не упрекайте себя напрасно. Чтобы понять, что сделало Джада таким, каким он стал, вы должны знать все. Позвольте мне продолжить.

Ее искренность глубоко тронула Диану. Хотя она сомневалась, что сможет простить Джада за его поступок и жестокие слова, Айрин завоевала ее уважение. Она заслужила право быть выслушанной до конца.

— Продолжайте, прошу вас, и расскажите мне все.

— Когда Джад был вынужден покинуть нас, я просила Дэниэла уехать из Ирландии со мной и Ронаном, но он и слышать не хотел об этом. Англичане лишили нас наших старших детей и благополучия. Дэниэл поклялся, что никто не отнимет у нашего младшего сына его дом и права. Так мы и остались, и Дэниэл не жалел сил, чтобы сдержать клятву. Следующей зимой он простудился и умер. Но я уверена, что на самом деле он умер из-за разбитого сердца. — Айрин улыбнулась сквозь слезы. — Благодарение небу, у меня остался Ронан. Забота о нем стала смыслом моей жизни.

При виде счастливого выражения на лице Айрин Диана не могла удержаться от вопроса:

— А каков из себя Ронан? Он похож на Джада?

— Да, правда, не такой высокий и чуть потоньше. Но Ронан еще молод, ему еще расти и крепнуть. — Голос у нее задрожал. — Я молю бога, чтобы он послал моему мальчику такую возможность.

— Джад говорил мне о своем плане обменять брата на заложницу. А в чем обвиняют Ронана?

— В покушении на судью — лорда Керкленда.

— И он виновен?

Долгое время единственным звуком в комнате было потрескивание дров в камине. Потом Айрин вздохнула.

— Все зависит от того, на чьей вы стороне в политике. Ронан и его друзья пошли к судье протестовать против нового налога на фермеров. Разгорелся спор, вызвали охрану, чтобы их выпроводить, и началась потасовка. В драке опрокинули фонарь, и вспыхнуло пламя. Все выскочили, только Ронан заметил, что горящая балка зажала лорда Керкленда, сидевшего за столом. Мой сын ухитрился его вытащить. И знаете, что он получил за свои героические усилия? Ожоги на руках и смертный приговор!

— А его друзья? Кого-нибудь из них тоже обвинили?

— Нет. Они бежали, а Ронана схватили. Главный констебль, недавно прибывший из Англии, решил на его примере дать урок остальным. Он сказал, что мой мальчик — мятежник и опасен для всех в деревне. Он использовал свое влияние, чтобы Ронана приговорили без суда.

Диана пришла в негодование:

— Но каждый имеет право на справедливый суд! Как может этот констебль творить такое беззаконие?

— Хью Ярдли, брат Ллойда, в прошлом командир полка, теперь главный констебль графства. Какое-то время назад Ллойд покончил жизнь самоубийством, и Хью обвиняет в этом нашу семью. По его настоянию с Ронаном и обошлись так жестоко. Из-за него моего Ронана казнят через две недели.

— Нет, мама. Брата повесят через неделю.

Услышав голос Джада, Диана оглянулась и увидела его и еще трех входящих мужчин. На мгновение она почувствовала себя невероятно счастливой при виде его. Но это чувство тут же испарилось при воспоминании о его словах, сказанных прошлой ночью. Она стала присматриваться к его спутникам, стараясь умерить биение собственного сердца из-за его близости, когда он опустился на колени у ног матери.

— Нет! Этого не может быть! Скажи мне, что это неправда, Джад! — твердила Айрин. Джад взял ее за обе руки.

— Прости, мама, но это правда. Лайэм только что узнал. Несмотря на мою угрозу убить заложницу, Ярдли ускорил время казни Ронана. Он, должно быть, очень уверен, что его люди найдут нас и спасут заложницу.

— Уверенность тут ни при чем, — возразила Айрин. — Хью Ярдли знает, что ты не убийца. Он рассчитывает вынудить тебя обнаружить, где ты скрываешься, и тогда он заманит тебя в ловушку. Я говорила Финбару, что так и будет. — Она устремила взгляд на стоявшего за спиной Джада человека. — Быть может, в будущем ты станешь прислушиваться к моим словам и тем самым избавишь нас от бед.

— Айрин, ты не можешь осуждать нас за попытку…

— Я знаю, чья это вина, так что не трудись оправдываться, Финбар. Все, что я хочу сейчас услышать, — это как вы намерены спасти моего Ронана от его незаслуженной участи. — Она обернулась к Джаду: — Должен же быть какой-то проход в это здание, которое они используют под тюрьму. Не мог бы ты туда прорваться с Лайэмом и Дермотом?

— Если бы! Но пленников держат в подземелье. Туда ведет только одна лестница, и ее постоянно охраняют не меньше дюжины солдат. Нам туда не попасть. Ведь так ты мне говорил, Дермот?

— Да, — отозвался плотный рыжий мужчина, гревший руки у огня. — Сам помощник констебля хвастался, что это место неприступное. Он еще жаловался, что там и охрана чувствует себя как бы в заключении. Попасть туда нельзя иначе как через главный вход.

Человек, сидевший у стола, нахмурился!

— А как насчет входа в покои настоятеля с восточной стороны? Я, бывало, ребенком доставлял туда до рассвета булочки по субботам от деревенского булочника.

— А почему до рассвета, Лайэм?

— Не знаю. Я думаю, старый аббат не хотел, чтобы кто-то знал о его грехе чревоугодия. Джад встал и подошел к Лайэму.

— Что это за дверь? Почему ты раньше мне не сказал о ней?

— Извини, Джад. Это было давно. Я и забыл о ее существовании.

— Успокойся, Джад, — вмешался Дермот. — Если дверь и существует, мы не смогли бы ею воспользоваться. Говорят, сам Хью Ярдли расположился в покоях настоятеля.

— Ярдли, скорее всего, рассчитывает, что ты попытаешься попасть в монастырь через эту дверь. Но даже если бы мы туда и попали, к Ронану нам не пробиться. Ты же не можешь просто потребовать встречи с братом, — сказал Финбар.

Эти слова еще больше распалили Джада. Пока они спорили, у Дианы возник план.

— Простите, что перебиваю вас, но я думаю, что знаю, как спасти Ронана.

Джад недоверчиво на нее уставился.

— После того, как я так поступил с вами, зачем вам спасать моего брата?

Скрестив руки на груди, Диана бросила на него вызывающий взгляд.

— О вас тут речь не идет. Меня волнует судьба вашей матери. Я не хочу, чтобы она потеряла еще одного ребенка. Вы будете меня слушать или нет?

Джад молча кивнул.

— Поскольку я стала жертвой похищения, я могла бы встретиться с Ярдли. Вы и ваши друзья могли бы пойти со мной под видом моих слуг. Я скажу Ярдли, что вы моя охрана, поскольку я сбежала от своих похитителей и опасаюсь за свою жизнь. Затем я потребую показать мне молодого человека, ради которого меня похищали. Когда Ронана приведут, вы, угрожая оружием, свяжете меня и Ярдли и скроетесь через боковую дверь.

— А как же вы, голубушка? — спросила Айрин. — Вы не попадете в беду из-за нас?

— Нет. Я объясню Ярдли, что меня принудили к этому. Я скажу, что мятежники взяли в заложники мою компаньонку и слуг и угрожали их убить, если я не исполню их требований. Слезами и видимостью праведного гнева я легко смогу убедить главного констебля и судью, что я всего лишь невинная жертва во всей этой истории.

Джад с улыбкой покачал головой:

— Простите, но я не думаю, что Ярдли покажет моего брата по вашему требованию. Этот человек неглуп. Чтобы добиться от него чего-то, нужно нечто большее, чем хорошенькое личико и надутые губки.

Забывая о боли во всем теле и грязном холодном полу под босыми ногами, Диана встала и подошла к Джаду. Она выпрямилась. Осанка ее была по-королевски надменна.

— Мне не придется очаровывать его своей внешностью. Как дочь графа и внучка одного из самых могущественных герцогов в Англии, я умею обращаться с подобными людьми. Когда я отчитаю его за то, что он осмелился подвергнуть опасности мою жизнь, отказавшись обменять меня на Ронана, он сделает все, чего бы я ни пожелала.

— А если он откажется вас принять? Если он не поверит, что вы — графская дочь?

— Он меня примет. Я приеду в лучшем экипаже отца с гербами на дверцах. Я надену дорогое платье, меха и драгоценности, подобающие моему сану. — Она взмахнула рукой. — Вот это кольцо, которое вы так презираете, обеспечит мне доступ к нему. Никто не усомнится в том, кто я такая.

— Но это слишком большой риск, Ана. Я не могу допустить, чтобы вы…

— Не вам допускать или не допускать что-либо, Джад. Все ваши права на меня вы утратили прошлой ночью. Намерены вы принять мой план и мою помощь?

— Разумеется. — Финбар не дал Джаду времени ответить. — Быть может, это единственный способ спасти Ронана.

Джад сделал ему знак замолчать. Взяв Диану за руку, он отвел ее подальше от остальных, насколько это позволяли размеры комнаты.

— А как же мы, Ана? Прости за все, что я наговорил тебе вчера. Эти слова говорил лишь мой гнусный язык, а не чувство. Я люблю тебя. Неужели в твоем сердце не найдется для меня прощения?

Диана собрала все силы, чтобы не броситься в его объятья. Хотя она любила его и ждала его ребенка, у нее не могло быть будущего с этим человеком. После всего, что она услышала от Айрин, было ясно, что они слишком далеки друг от друга. Она — английская аристократка, он — ирландский мятежник. Ее соотечественники, люди одной с ней породы, уничтожили его семью, лишили их законного наследства, гордости, свободы. Какие бы ни были у Джада благородные намерения, он никогда этого не забудет. Такое не забывают и не прощают.

Если она по-настоящему любит Джада, она должна расстаться с ним.

Отнимая у него свою руку, Диана вздохнула.

— Я принимаю ваше объяснение и извинения, но по зрелом размышлении я решила, что вы были правы с самого начала. Мы не можем быть счастливы вместе. Хотя я вам сочувствую, я не могу жить в вашем мире, а вы в моем. Позвольте мне помочь спасти вашего брата и увезите его и вашу маму в Америку. Начните там новую жизнь.

— А как же ты, Ана? Что будет с тобой? Она небрежно пожала плечами:

— Со мной все будет хорошо, Джад. С моим состоянием мне не о чем беспокоиться.

— А как же конный завод?

— О, это не более как пустая прихоть скучающей богатой наследницы, — усмехнулась Диана. — Для девушки моего положения это неподходящее занятие.

Боль, увиденная ею в глазах Джада, увеличила ее душевное смятение. Но она знала, что должна оставаться твердой до конца. Неожиданно у нее со страшной силой разболелась голова.

— Извините меня, я должна прилечь. Мне нездоровится после вчерашнего, и мне нужно отдохнуть, если мы отправляемся завтра утром.

Накинув на плечи одеяло, она хотела лечь, но остановилась.

— Так вы принимаете мою помощь или я всю ночь должна вас уговаривать? Он стиснул зубы.

— Да, Ана. Ваш план вполне разумный, а так как времени у нас остается мало, это наш последний шанс спасти Ронана. Я буду вам вечно благодарен.

Не желая, чтобы он заметил слезы на ее глазах, Диана быстро отошла.

— Ну раз мы обо всем договорились, я ложусь спать. Обсудите все подробности с остальными. Помните, что чем скорее мы приступим к делу, тем раньше ваш брат будет на свободе. Доброй ночи.



Джад сидел с матерью на полу у камина. В углу комнаты храпел Финбар. Дермот и Лайэм ночевали под навесом с лошадьми. Взгляд Джада задержался на спящей на тюфяке молодой женщине.

Еще в Англии он беспокоился, что Ана могла забеременеть. Он хотел жениться на ней, не из-за ребенка, но потому, что он любил ее. Джад с отвращением покачал головой. Какой же он дурак! Никакой «Аны» не было вовсе. Была леди Диана Грейсон, дочь графа Фоксвуда. Судя по ее отношению к нему, и ребенка никакого тоже не было. Как он мог так заблуждаться насчет этой женщины? Айрин стиснула его руку:

— Не беспокойся, сынок. У меня такое чувство, что все будет хорошо.

Джад встряхнулся и ответил ей натянутой улыбкой:

— Да, мама. Я думаю, ты права. Еще до конца недели мы освободим Ронана и решим, где мы будем жить.

— В этом я не сомневаюсь. Но я говорила о тебе и твоей прелестной Ане. Ты же не отказался от мысли вернуть ее любовь?

— Это пустая затея, мама. Я извинился, и она приняла мои извинения. Но она сказала, что у нас с ней нет ничего общего. Когда мы выручим из беды Ронана, каждый пойдет своим путем.

Джад вытянулся на своем одеяле и вздохнул.

— Я думал, я хорошо ее знаю. Как я мог так ошибаться? Спокойной ночи, мама.

Айрин, наклонившись, погладила его по голове.

«Мой милый мальчик, тебе много еще предстоит узнать и понять о своей любимой. Она жертвует своей любовью ради тебя, а ты этого не видишь. Я могу только молиться о том, чтобы судьба вмешалась и не дала вам обоим совершить величайшую ошибку в жизни».




13.


— Ана, деточка! — воскликнула Тилли, обнимая Диану, когда на следующий день та вошла в Феллзмер-Холл. — Слава богу, ты жива и невредима! Когда я вернулась за ножницами в гостиную и нашла это письмо, я чуть не умерла со страху.

— Со мной все хорошо, Тилли, — заверила ее Диана. — Я просто немного устала.

Тилли пристально на нее посмотрела.

— Ты уверена? Ты побледнела, и под глазами у тебя тени, как будто ты… — Заметив вошедшего с ней мужчину, Тилли ахнула. — Мистер Девлин! Неужели это вы? Что вы здесь делаете? Ну и дела! Это вы спасли мою бедную девочку от этих головорезов?

Смущенный Джад покачал головой:

— Нет, мисс Тилли. Дело в том, что… видите ли, я… это я похитил Ану, — выговорил он с трудом. — Простите меня за то беспокойство, которое я вам доставил.

— Вы пробрались в дом и увели с собой мою крошку? — Тилли поразила его, расплывшись в улыбке. — Да это самая романтическая история, какую я когда-либо слышала! Говорила я тебе, что мистер Джад…

Взяв Тилли за руку, Диана увлекла ее за собой к лестнице.

— Ничего здесь романтического нет. Это всего лишь политика. Я тебе все расскажу, пока буду мыться и переодеваться.

Она обернулась к Джаду:

— Располагайтесь как дома. Я пошлю за экономкой, чтобы вам и Дермоту приготовили комнаты. Если вы голодны или вам что-нибудь понадобится до моего возвращения, позвоните. Шнурок звонка вот здесь в углу.

Джад молча проводил ее глазами. Как холодно и равнодушно отдавала она короткие и четкие приказания! После их разговора прошлой ночью она все время оставалась такой холодной и равнодушной.

Единственным проявлением какого-либо чувства были слезы у нее на глазах при прощании с его матерью. Они обнялись скорее как родные, чем люди, впервые встретившиеся пару дней назад. Мать уезжала в Дублин с Финбаром, и Диана, целуя ее, пообещала, что Ронан скоро будет с ней.

По дороге в Феллзмер он всячески старался вовлечь ее в разговор. Усадив ее перед собой на лошадь, он пытался то нежностью, то дерзостью вызвать в ней хоть искру чувства, но безуспешно. Она была холодна как лед, отвечая односложно или простым пожатием плеч. Женщина, которую он полюбил, становилась для него чужой.

— Могу я войти, Джад? — Дермот заглянул в дверь.

— Да. Ана пошла переодеваться. А где Лайэм, поехал домой?

Дермот вошел и закрыл за собой дверь.

— Да. Сказал, что не хочет попасться на глаза своей тете Розе. Мы встретимся с ним попозже в роще за деревней.

Сняв шляпу, Дермот оглядел просторный холл и присвистнул:

— Однако у твоей красотки неплохой дом. Вот уж никогда не думал, что буду ночевать в замке.

— Дом большой, но замком его не назовешь. И попридержи язык. Эта дама не имеет ко мне никакого отношения.

Дермот продолжал оглядываться по сторонам.

— Ладно, я это запомню. А нет ли тут где-нибудь спиртного? Неплохо бы горло промочить после дороги.

Джад нахмурился, когда его приятель направился прямо к столику, где стоял поднос с напитками.

— Веди себя пристойно, Дермот. Хозяйке не понравится, если ты станешь тут пить.

Открыв хрустальный графин, Дермот принюхался к содержимому.

— Ошибаешься. Когда я пожаловался Лайэму утром, что у меня в горле першит, она предложила мне попробовать бренди как лекарство. Сказала, что ее мать всегда держит его в доме. И при этом очень по-дружески держалась.

Открыв бутылку, он принюхался и улыбнулся.

— Ага, это оно самое и есть. Когда он налил себе рюмку и сделал глоток, Джад нахмурился.

— Это все твои выдумки. Я никогда не слышал, чтобы Ана с тобой разговаривача.

— Ну да, не слышал. Ты тогда как раз лошадь выводил. Она мне еще сказала, что, если горло у меня не пройдет, у ее няни есть от этого травка.

То, что Диана разговаривала с его друзьями, но не с ним, еще более усилило раздражение Джада. Она со всеми хорошо обращается, кроме него!

Дермот привлек его внимание, указав на портрет на стене.

— Вот это красавица! Кто бы это мог быть?

К своему удивлению, Джад узнал женщину на портрете. Он хотел сказать Дермоту, что это леди Виктория Прескотт, бывшая его хозяйка, но внезапно заметил что-то странное в ее изображении. Если у леди Виктории были пышные локоны, у женщины на портрете волосы были длинные и прямые. Вместо нарядного платья на ней были простая белая блуза, бриджи и высокие сапоги, а изображена она была на палубе корабля. Но в своей мужской одежде она выглядела на удивление женственной.

В точности как еще одна хорошо знакомая ему особа.

— Смотри, здесь ее имя, — сказал Дермот, указывая на металлическую пластинку под портретом. — Кэтрин Грейсон, графиня Фоксвуд. Это, должно быть, мамаша твоей красавицы. Счастливчик ты, Джад!

— Ана не моя красавица, Дермот. Сколько раз мне тебе напоминать?

— Пока сам не поверишь в это, приятель. Как только я тебе сказал, что она говорила со мной утром, у тебя шерсть дыбом встала, как у волка, охраняющего свою волчицу. Ты же ее любишь. Почему ты даешь ей ускользнуть?

Джад устало потер себе затылок.

— Ничего я не даю. Ты же слышал ее, когда мы вчера обсуждали план освобождения брата. Как только Ронана приведут, мы вытаскиваем пистолеты, связываем ее и Ярдли и скачем в Дублин. Диана ясно сказала, что не желает меня больше видеть после этого.

Дермот фыркнул:

— Не знаю, кто из вас глупее. Она, потому что так говорит, или ты, который ей верит.

— Ты начинаешь походить на мою мать с твоими заявлениями.

Дермот поднял рюмку:

— На свете нет женщины мудрее Айрин Девлин Макбрайд, так что я принимаю твою насмешку за комплимент. За ее здоровье, приятель!



— Я просто не могу этому поверить, — говорила Тилли, застегивая платье на Диане. — Твой Джад в бегах от правосудия, да еще он из семьи мятежников! Я понимаю теперь, почему ты не хочешь, чтобы он знал о ребенке. Тебе и младенцу лучше держаться от него подальше.

— Ты не права, Тилли, — раздосадованно заметила Диана. — Я не хочу, чтобы он знал о ребенке, чтобы не создавать ему лишних забот. Джад хороший человек, а его семья пострадала от англичан, распоряжающихся в этой стране. Не хватало ему только англичанки в жены, чтобы напоминать, что он потерял и почему.

Тилли покачала головой:

— Но ты любишь этого человека, Ана. Я слышу это в твоем голосе и вижу в твоих глазах. Почему ты не можешь сказать ему о ребенке?

— У меня нет другого выбора. Джад должен бежать со своей семьей, и в Англии ему тоже оставаться небезопасно. Если бы он узнал о ребенке, он бы счел своим долгом остаться со мной, а этого я не могу позволить. Я не хочу, чтобы он подвергался опасности из-за меня.

Диана взглянула на себя в зеркало.

— Ты отлично подновила это платье, Тилли. В нем совсем не видно, как я пополнела, правда?

Не слыша ответа, Диана повернулась к ней.

Тилли смотрела прямо перед собой. Она, казалось, пребывала в глубокой задумчивости.

— Тилли, что с тобой? Ты расстроилась, что я решила скрыть от Джада известие про ребенка?

Тилли улыбнулась. Слезы заблестели у нее на ресницах.

— Нет, голубушка. Я горжусь тобой. Ты так любишь этого человека, что готова пожертвовать своим добрым именем и репутацией ради него. Какая жалость, что он не узнает, что ты для него сделала.

Пока Тилли расчесывала ей волосы, Диана рассказала о страданиях семьи Джада и о том, как она собирается помочь спасти Ронана.

— …поскольку меня к этому как бы принудили, меня свяжут вместе с Ярдли, в то время как Джад и остальные скроются через боковую дверь. Лайэм встретит их там с оседланными лошадьми.

— А куда они потом денутся?

— Мать и дядя Джада постараются попасть на корабль, отплывающий в Америку. В Дублине у них есть друзья, которые могут им помочь.

Тилли вздохнула.

— Мятежники, побеги, приключения! Как это все увлекательно! А мне с тобой можно?

Диана с улыбкой покачала головой:

— Нет, Тилли. Джад против того, чтобы и я принимала в этом участие. Дай ему волю, он бы меня не допустил.

— Но я тоже хочу помочь тем, кто заслуживает помощи.

Диана обняла худые плечи своей старой няни.

— Для тебя у меня особое задание. После ужина ты своими искусными руками переделай для Джада и его друга Дермота две ливреи. Так как они будут сопровождать меня под видом моих слуг, надо, чтобы у них была подобающая одежда.

— Друга его я не видела, но твой Джад повыше и поплотнее, чем наши лакеи. Но я сделаю, что смогу.

— Он не мой Джад, Тилли.

— Я знаю, но ты же не можешь запретить мне надеяться. Отдохни, пока я помогу Розе с ужином.

Когда за Тилли закрылась дверь, Диана присела на кончик кровати. Сердце у нее сильно билось, боль в боку все еще мучила, но выступившие на глаза слезы не имели никакого отношения к этим ощущениям.

«Господи, дай мне силы довести это до конца. Я не могу сказать Джаду о ребенке и о том, как сильно я его люблю. Дать ему уйти — это самое тяжелое, что мне пришлось испытать в жизни. Но другого пути нет».



На следующий день из ворот Феллзмера выехала карета. В ней сидели Диана, Джад и Дермот.

Встретив за деревней Лайэма с друзьями верхом, они все двинулись к монастырю.

Дермот нервно дергал концы своего парика.

— Я никогда такие штуки не надевал. Вы уверены, что это необходимо, леди Диана? Диана сочувственно улыбнулась:

— Ничего не поделаешь, Дермот, так надо. А кроме того, Ярдли знает Джада в лицо, так что парик и очки его надежно прикрывают.

Она поправила на нем отвороты.

— А вам идет этот костюм. Голубой цвет вам к глазам. А как ваше горло сегодня? Настойка, что Тилли приготовила, вам помогла?

Обветренная физиономия Дермота еще больше покраснела.

— Да, миледи. Она меня прямо-таки усыпила, и я забыл о всякой боли.

Джад гневно на него уставился.

— Скорее это бутылка бренди, что ты прикончил за ужином, подействовала на твое горло и на твою слабую голову. А теперь хватит болтать и сосредоточься на том, что нам предстоит.

Отвернувшись к окну, Джад мысленно ругал себя за эту вспышку. Его гнев был вызван не столько поведением старого друга, сколько присутствием сидевшей напротив них женщины.

Диана выглядела подлинной аристократкой с головы до ног, в собольей накидке и элегантном платье из лилового бархата. В уложенных короной волосах сверкали усыпанные бриллиантами шпильки. Она надела также бриллиантовые серьги и сапфировый кулон. Вид у нее был поистине королевский.

«Только идиот мог не догадаться, что перед ним не искательница приключений из Америки, а благородная леди, — укорял он себя. — Страсть ослепила меня. Как я мог даже вообразить, что такая женщина полюбит меня?»

Чувствуя устремленный на него взгляд, Джад, повернулся к Диане. На какую-то долю секунды он увидел в ее глазах печаль, созвучную той, что таилась в его собственном сердце. Но она тут же исчезла. Быть может, он только вообразил себе это, чтобы унять душевную боль.




14.


Хью Ярдли встретил Диану в дверях своего кабинета. Главный констебль — человек лет сорока, худощавый, среднего роста, с темными глазами и редеющими светлыми волосами. На нем были отличного качества коричневые сюртук и брюки и белоснежная рубашка. С типичной офицерской галантностью он склонился над рукой Дианы:

— Добрый день, миледи. Я был поражен, получив вчера ваше письмо с сообщением о вашем спасении из рук мятежников.

— Есть чему поразиться, сэр, когда вас похищают из вашего собственного дома. Я представления не имела, что эта страна кишит мятежниками.

Движением руки она указала на сопровождавших ее двух мужчин:

— Простите, но я была вынуждена взять с собой своих слуг для безопасности. Я не успокоюсь, пока мои похитители не будут пойманы и сурово наказаны.

Бросив беглый взгляд на остановившихся у дверей мужчин, Ярдли подвел Диану к креслу у камина.

— К сожалению, миледи, ваши опасения вполне оправданы. Мы живем в тревожное время. — Он помог ей снять накидку. — Прошу вас, миледи, присядьте и обогрейтесь у огня. Я прикажу подать чай.

Диана села и покачала головой. Снимая перчатки, она дала ему заметить, что руки у нее слегка дрожат.

— Прошу вас, не трудитесь распоряжаться о чае. Я слишком взволнована, чтобы пить что-нибудь или вести светскую беседу.

Ярдли сел рядом с ней.

— Я понимаю, миледи. Хотя я надеялся, что вы расскажете мне о перенесенных вами испытаниях. Чем раньше вы предоставите мне сведения о ваших похитителях, тем скорее я смогу принять меры к их разысканию.

Диана прижала к глазам обшитый кружевами платок.

— Боюсь, что мало могу вам рассказать. Похитители держали меня с завязанными глазами и связанной по рукам и ногам. Единственный, кого я видела, был юноша, которого я подкупила, предложив ему мой браслет. Он и освободил меня. Он был невысокого роста, рыжеватый. Он приносил мне воду в хижину, где меня держали. Я была в таком состоянии, что больше ничего не заметила.

— Не могли бы вы по крайней мере сказать мне, где расположена эта хижина?

— Нет. Какие-то развалины где-то в горах. Когда этот юноша освободил меня и помог мне выйти, было темно, все спали. Я взяла лошадь, привязанную у дерева, и поскакала, не оглядываясь. Я так боялась, что они проснутся и пустятся в погоню. Я скакала и молилась, чтобы Бог помог мне спастись.

Диана прижала пальцы к губам, изображая отчаяние и страх.

— И наш Отец небесный услышал мои молитвы. Потому что, когда стало светать, я узнала дорогу. Я была недалеко от дома. Только покровительство свыше сохранило меня.

Ярдли нахмурился.

— Если вы не можете описать ваших похитителей, я не знаю, каким образом мы сможем их найти.

— Хотя я и не видела их лиц, сэр, я слышала, о чем они говорили, — отвечала она уязвленным тоном. — Уверяю вас, что слух у меня отличный. Когда они думали, что я сплю, они говорили между собой вполне откровенно. Один из них сказал, что мне нельзя причинять какого-либо вреда, поскольку меня предстоит обменять на его брата. Этого человека называли Джад.

— Я так и знал! — С загоревшимися глазами Ярдли погладил ее по руке. — Простите мне эту вольность, миледи, но это известие подтверждает мои подозрения. Джад Макбрайд был приговорен к смертной казни десять лет назад за убийство английского офицера, но сбежал. — Главный констебль потер руки. — Теперь, когда я знаю, что он здесь, я могу наконец осуществить планы его поимки.

— И ускорение казни его брата является частью вашего плана? — приподняла брови Диана. Ярдли внезапно побледнел.

— О чем вы говорите?

— Этот Джад ожидал вашего ответа на предложение обменять меня на его брата, когда он узнал, что вы пренебрегли его угрозами мне и перенесли день казни его брата на следующий понедельник. Я полагаю, что вы сделали это, чтобы вынудить его играть в открытую.

— Я… я…

— Вы не думали, что он и в самом деле убьет меня; — продолжала она, не дожидаясь ответа, — и на его угрозу ответили новой угрозой. Вы были уверены, что ваш план удастся. Как же иначе вы могли подвергнуть мою жизнь опасности, если вы не были абсолютно уверены в успехе?

— Но я никогда…

— Я восхищаюсь вашей уверенностью и храбростью, сэр. Мой отец был бы очень расстроен, если бы что-то случилось со мной. — Она вздохнула. — И мой дед, герцог Четэм, тоже. Он очень заботится о семье и жестоко расправился бы с любым, кто нанес кому-нибудь из нас какой-то вред. Его не остановило бы даже его высокое положение одного из советников короля.

— Ваш дед Джеффри Карлайл, герцог Четэм? Заметив капли пота на бледном лбу Ярдли, Диана состроила самую невинную мину.

— Да, у дедушки еще много других титулов. А брат мамы Джонатан — маркиз Фарнзворт. А дядя Джастин — виконт Линдли. А папа — граф Фоксвуд и барон Олдвин. — Она покачала головой. — Я и половину всех их титулов не помню.

Не сводя глаз с ошарашенного лица Ярдли, Диана испустила вздох.

— Простите, сэр, я обычно никогда так много не болтаю. Это похищение, этот ужас и потом мое чудесное спасение совсем помутили мне разум.

— Конечно, конечно, миледи, — с готовностью подтвердил Ярдли. — Учитывая обстоятельства, это вполне понятно. Могу ли я сделать что-то, чтобы вас успокоить хоть немного? Требуйте чего хотите.

Она отвела взгляд, комкая в пальцах платок.

— Да, есть одна вещь, которую я бы хотела просить вас исполнить, хотя вы, наверно, найдете мою просьбу немного странной…

— Все, что вам угодно, миледи. Если это в моей власти, я охотно все для вас сделаю.

Диана с трудом скрыла ликующую улыбку.

— Я хочу видеть молодого человека, брат которого похитил меня. Кажется, его зовут Ронан Макбрайд.

— Но этот человек — преступник, приговоренный к смерти. — Ярдли с трудом мог говорить от изумления. — Его брат ворвался в ваш дом, похитил вас и угрожал вас убить. Чего ради вы хотите подвергать себя такому испытанию?

— Потому что я хочу понять, как все это со мной случилось. Я хочу посмотреть в глаза этому негодяю и сказать ему, что гнусный план его брата не удался. Я хочу собственными глазами увидеть разочарование на его лице, когда он поймет, что у него больше нет никакой надежды.

Ярдли нахмурился.

— Но, дорогая леди, я просто не могу позволить вам посетить его в камере. Там даже таким, как он, нелегко приходится. Что же говорить о благородной особе. Ваша безопасность…

— Тогда приведите его сюда, — настаивала она. — Если вас так беспокоит моя безопасность, пусть его приведут в цепях. Но я хочу видеть Ронана Макбрайда. Из-за этого человека было жестоко нарушено мое душевное спокойствие. Прошу вас, сэр, дайте мне такую возможность.

Хью Ярдли встал, подошел к столу и остановился в задумчивости. Его затянувшееся молчание. встревожило Диану. Ей начинало казаться, что ее план не удался. Когда она украдкой взглянула на Джада, он незаметно ей подмигнул поверх своих маскарадных очков. На лице его мелькнула легкая улыбка. Неожиданно это придало ей новую уверенность. Она уже снова хотела воззвать к Ярдли, когда он обернулся к ней.

— Миледи, взвесив все, я решил позволить вам короткую встречу с Ронаном Макбрайдом. Я прикажу охране немедленно привести его.

Когда он направился к двери, Диана взглянула на Джада и увидела, как он слегка покачал головой. Без слов он давал ей понять, что что-то не так. Она сразу же сообразила, что это было..

— Сэр! — окликнула она Ярдли. — Не может ли охрана подождать в другом помещении, пока я встречусь с этим мятежником? Я не хочу, чтобы кто-нибудь слышал нас. Не хватало еще, чтобы об этом узнали в Англии. Чем меньше людей знают о моем похищении, тем лучше для нас обоих, не так ли?

— А разве вы не собираетесь рассказать вашей семье о том, что случилось с вами? — спросил он осторожно.

— А зачем бы я стала их волновать? Я цела и невредима. Я пережила это испытание без единой царапины. Но если об этом станет известно в Англии, пойдут всякие слухи, и моя семья потребует, чтобы кто-то ответил за все причиненные мне неприятности. Нужно ли мне продолжать?

Ярдли поклонился.

— Нет никакой необходимости, миледи. Сейчас я приведу Макбрайда.

Когда дверь за ним закрылась, Диана вскочила и торжествующе рассмеялась.

— Получилось! Этот чванливый осел поверил каждому моему слову!

Джад сделал знак Дермоту слушать у дверей. Сам он взял Диану за руку и отвел ее в самый дальний угол:

— Все получилось прекрасно, Ана. Но говори тише, его помощник за дверью может услышать тебя.

Диана поспешно зажала себе рот рукой.

— Ой, я и забыла! Я боялась, что он не приведет Ронана. Когда он согласился, я чуть не запела от радости.

Джад сдернул очки и привлек ее к себе.

— Ну конечно, он согласился. Ярдли жестокий сукин сын, но он не дурак. Перспектива иметь дело с твоим высокородным семейством сдавила страхом его черное сердце. Любимая, ты была великолепна! — Он поцеловал ее в щеку. — А теперь поищем боковую дверь. Лайэм говорил, что она ведет в соседнюю комнату.

Диана последовала за ним, но в мыслях у нее была совсем не дверь. Она все еще чувствовала на своей щеке прикосновение губ Джада. В этой спонтанной ласке были и восторг, и проклятие. Это напомнило ей все, что она должна была навеки потерять. Даже в ливрее, пудреном парике и очках Джад был замечательно хорош собой. Его прекрасное лицо будет сниться ей до конца дней.

Диана вздохнула.

Если бы только можно было…

— Дверь за этим гобеленом, — сказал Джад, приподнимая старинную ткань, украшавшую стену спальни главного констебля. — Подойди сюда, Ана, и придержи его, пока я счищу ржавчину с задвижки. — Он достал из кармана нож. — Пари держу, что эту дверь сто лет не открывали.

Менее чем за минуту задвижка уже двигалась свободно. Отдав нож Диане, Джад потянул за железное кольцо, и тяжелая дверь медленно и со скрипом отворилась. Джад осторожно сделал шаг за дверь и тут же вернулся, тщательно закрыв ее за собой.

— Дверь не видно с дороги, ее скрывает кустарник, — сказал он Диане. — Солнце садится, но я видел Лайэма и остальных у стены. Похоже, что все готово.

— Это хорошо. Как только стемнеет, вы с Дермотом увезете своего брата, прежде чем кто-нибудь заметит неладное.

Диана вздохнула, улыбкой скрывая внутреннюю боль.

— Ярдли скоро вернется, и у нас не будет времени проститься. Я никогда не забуду тебя, Джад. Я желаю тебе всего хорошего и надеюсь, что ваша семья обретет в Америке лучшую жизнь. Ты заслуживаешь счастья.

Джад коснулся рукой ее щеки.

— Ана, я не хочу терять тебя… В дверях внезапно появился Дермот с пистолетом в руке:

— Вам лучше поторопиться. Ярдли в соседней комнате отдает приказания своим людям. Он отправил их ужинать и приказал вернуться через час.

Достав пистолет, Джад нацепил очки. Они с Дермотом заняли то же положение, в каком они находились в присутствии Ярдли. Сев на софу, Диана сообразила, что она все еще держит в руке нож, данный ей Джадом. Она засунула его под подушку как раз в тот момент, когда в комнате появился главный констебль со своим пленником.

Хотя голова его была опущена, Диана могла видеть, что Ронан Макбрайд был копией Джада, только моложе. Одет он был в отрепья, кандалы на руках и ногах сковывали его движения. Когда он оказался посередине комнаты, Диана увидела, что темные пятна у него на лице, на руках и ногах были не грязь, а следы ударов.

— Ну вот и он, миледи, — сказал Ярдли, подходя к своему столу. — Хотя в толк не могу взять, зачем вам понадобилось видеть этого зловонного преступника. Мне просто тошно от вони, испускаемой этой тварью.

Диана спрятала стиснутые кулаки в складках юбки.

— Согласитесь, сэр, это не столько вина этого человека, сколько условия в вашей…

Слова замерли у нее на устах, когда Ронан взглянул на нее и подмигнул. Несмотря на его жалкий вид, в его сверкающих голубых глазах искрилась проказливость. Его распухшие губы дрогнули в улыбке. Казалось, что он самым настоящим образом флиртует с ней.

Диана была рада, что Ярдли был в этот момент занят, зажигая лампу на столе, и не заметил ни поведения Ронана, ни ее собственной реакции на него. Она перевела дух и снова вошла в свою роль:

— Итак, ты брат Джада Девлина. Ты отдаешь себе отчет, на что пошел твой брат, пытаясь добиться твоего освобождения?

На какое-то мгновение Ронан нахмурился, но тут же улыбнулся, выгнув бровь. Подмигнув ей еще раз, он наклонил голову. Не пытаясь разобраться в причинах такого его поведения, Диана продолжила свой монолог.

— Тяга к преступлению у вас наследственная, — говорила она, обходя вокруг Ронана, словно изучая его. — Твоего брата осудили за убийство. Теперь он еще больше увеличил свою вину, похитив меня. Он думал, что сможет обменять меня…

Диана наклонилась, рассматривая наручники.

— Главный констебль, наручник на правой руке плохо закреплен.

— Вы ошибаетесь, миледи. Я сам ему их надел.

— Я полагала, что вы беспокоитесь о моей безопасности. Говорят вам, что этот наручник еле держится.

Проворчав что-то себе под нос, Ярдли подошел с ключами в руке:

— Ну ладно, миледи. Я сейчас проверю. Когда он наклонился, Джад бесшумно выступил вперед и приставил пистолет к его виску:

— Одно только слово, Ярдли, и я спущу курок. Ты будешь мертв, прежде чем твои люди сюда вернутся. Дермот, запри дверь и задвинь ее креслом. Я не хочу, чтобы кто-нибудь помешал нашему свиданию с моим старым другом Хью.

Уронив ключи, Ярдли пытался вырваться из рук Джада. Джад схватил его за горло. Ярдли побагровел и судорожно ловил ртом воздух, дыхание его прерывалось. Изображая себя невольной жертвой, Диана схватила Джада за руку:

— Прошу вас, отпустите его. Ему больно. Вы обещали никого не трогать, если я помогу освободить вашего брата. Я исполнила то, что вы заставили меня сделать. Не увеличивайте свою вину, нарушая данное мне слово.

Джад разжал руку, сжимавшую горло Ярдли, но по-прежнему держал пистолет у его виска.

— Ладно. Я не стану убивать его сейчас. Но если он будет сопротивляться, я не задумываясь прикончу его. А теперь с дороги, вы оба, не путайтесь у меня под ногами. Дермот, держи их под прицелом, пока я не освобожу брата.

Диана помогла с трудом державшемуся на ногах Ярдли добраться до софы.

— Простите мое участие в этом обмане, сэр, но меня к этому принудили. Банда мятежников ворвалась в наш дом и грозилась всех убить, если я не стану им помогать. Все время, пока я находилась здесь у вас, он угрожал мне пистолетом. Он поклялся убить меня, если бы я сказала что-то или намекнула вам на то, что происходит. — Слезы лились у нее по лицу. — Я так боялась, я просто не знала, что делать.

Наблюдая за Джадом, который сбросил парик и очки, Ярдли успокаивающе похлопал ее по руке:

— Не плачьте, милочка. Я вас ни в чем не обвиняю. Это целиком моя вина. Мне стоило бы догадаться, что Джад Макбрайд что-нибудь такое придумает. — Наклонившись к ней, он прошептал: — Но не все потеряно. У меня готов сюрприз для этого ублюдка. С ним будет покончено, и мы навсегда забудем о нем и о его угрозах.

Встревоженная его словами, Диана взглянула на Джада, поднявшего с пола ключи.

«Что мне делать? Я не могу допустить, чтобы что-нибудь случилось с Джадом. Но как предупредить его, не обнаружив своей роли во всей этой истории?»



Джад опустился на колени рядом с Ронаном, чтобы снять с него кандалы.

— Я сейчас сниму с тебя это, Ронан.

— Рад тебя видеть, братец. Я уж начал сомневаться, подоспеешь ли ты вовремя. А как мама? Она, вероятно, беспокоится.

— Конечно, — отвечал Джад, бросая на пол кандалы и наручники. — Но она не переставала надеяться. Она сейчас в Дублине с Финбаром, чтобы достать нам места на корабле. Тогда мы сможем уехать из Ирландии.

Ронан застонал, разминая себе кисти рук.

— Так вот, значит, до чего дошло? Я по глупости попал в беду, а мама должна потерять свой дом!

— Не думай об этом. После всего, что мама пережила здесь, она охотно уедет, в особенности с тобой.

Джад помог Ронану сесть и налил ему воды из графина, стоявшего на столе.

— Никогда я еще не видел на человеке столько синяков и порезов. Тюремщики, наверно, использовали тебя как мишень!

Кивком головы Ронан указал на Ярдли:

— Это он. Ему доставляет удовольствие бить человека, который не может ему ответить.

— Ничтожный трус! Ну я ему сейчас покажу… Ронан схватил его за руку:

— Не стоит он твоих трудов. Но кто эта дама и как ты сумел убедить ее помочь нам? Подобные особы, как правило, не водятся с такими, как мы.

— Леди Диана здесь не по своей воле. Я ее похитил и заставил помогать нам.

— А я-то был уверен, что она твой друг. Мало кто знает, что ты называешь себя Девлин.

— Но она не… — Джад понизил голос до шепота: — Ну да, ты прав. Она назвала тебя братом Джада Девлина. Как Ана объяснит это, если Ярдли припомнит, что она сказала?

— Ана, вот как? Стало быть, она все-таки друг. Или больше, чем друг, а Джад?

— Да, я люблю ее, но она больше не хочет иметь со мной дела. Мой бешеный нрав и моя ненависть к англичанам лишили нас возможности когда-либо быть вместе. Она помогает мне только ради нашей матери. — Он провел рукой по волосам. — Черт, если Ярдли вспомнит, что она сказала, и сообразит, что Ана здесь по своей собственной воле, он сможет и ее привлечь к суду.

— Судя по тому, как он поглаживает ей руку, я думаю, он не заметил ее ошибку. — Ронан усмехнулся. — Посмотри-ка, он ее обнял, чтобы утешить. Я думаю, ты зря беспокоишься, братец.

Смешанное чувство овладело Джадом при виде парочки на софе. С одной стороны, он был доволен, что Ярдли, похоже, поверил в невиновность Дианы. Она сможет спокойно вернуться к своей прежней жизни в Англии. Но его бесило то, что этот человек прикасается к ней. Ему хотелось за одно это вытрясти из него душу. Но помимо всего этого, у него появилось еще странное чувство, что должно произойти нечто страшное.



Притянув к себе Диану, Ярдли шептал ей на ухо:

— Когда Макбрайд подойдет поближе, я его разоружу. А вы тем временем падайте на пол и старайтесь уберечься от пули.

— Но как вы разоружите его? Главный констебль посмотрел на Джада. Злобная улыбка скривила его губы.

— Подробности не имеют значения, миледи. Следуйте моим указаниям, и все будет в порядке.

Когда Джад приблизился к софе, Дианой овладел страх. В одной руке он»держаЛ пистолет, в другой наручники. Его движения были спокойны и уверенны. Он был так хорош! Этого человека она любила и будет любить, несмотря ни на что. «Боже, я не могу допустить, чтобы с ним что-нибудь случилось, — твердила она про себя. — Господи, пошли мне силы и мужества помочь ему!»

— Пора заняться тобой как следует, Ярдли! А ну вставай и поворачивайся без лишних слов.

— Ты идиот, Макбрайд, — презрительно усмехнулся Ярдли. — Мои люди не дадут тебе с братом уйти отсюда.

— Твои люди ничего не смогут сделать. Мы уйдем через дверь в спальне.

— В спальне? Кто тебе сказал… Ах, я и забыл, что ты родился и вырос в этих местах. Возможно, ты знал старого аббата, который жил здесь, пока монастырь не заняли правительственные войска.

— Оставь веревки и шарфы, мы свяжем ими наших английских друзей, — обратился Джад к Дермоту. — А сам уходи с Ронаном. В спальне за гобеленом дверь. Меня не ждите. Я вас догоню.

Дермот чуть не на руках понес Ронана к двери в спальню. Джад направил пистолет на Ярдли:

— Не пытайтесь совершать героические поступки, сэр, а не то я с удовольствием всажу вам пулю в лоб.

Ярдли медленно встал.

— Я в этом не сомневаюсь. Ты еще десять лет назад доказал, что метко умеешь стрелять, убив офицера.

— Я никого не убивал. Офицера убил твой брат, этот жалкий трус. Его следовало бы судить за это преступление, а не меня, и тебе это известно.

— Ллойд мертв и не может признать или отрицать твое обвинение.

Джад приподнял брови:

— Вероятно, совесть в нем пробудилась, потому он и покончил с собой.

— Как ты смеешь утверждать такое! — Лицо Ярдли исказилось яростью. — Единственный проступок моего брата в том, что он влюбился в твою сестру. До самой смерти его мучило то, что она погибла из-за несчастного случая.

— Этот несчастный случай был его рук делом! Ллойд заслужил все муки, какие ему пришлось испытать за этот грех и за смерть моих братьев. Из-за него и из-за тебя погибла моя семья. А теперь поворачивайся, пока я не спустил курок!

— Скажите пожалуйста! Такие угрозы, и от кого — от того, кто заявляет, чтр он невиновен в убийстве десять лет назад.

— Еще и не таким станешь, как побегаешь десять лет от петли! — Джад швырнул наручники на софу. — Наденьте их на него, миледи!

— Мало тебе, что ты уже завлек эту бедняжку в свои низкие проделки? Сомневаюсь, чтобы у нее хватило сил надеть на меня наручники. Уж лучше я сам.

Он надел наручник на правую руку и щелкнул замком. Заложив руки за спину, он повернулся спиной к Джаду:

— Надевай второй сам, и покончим с этим. Диана не успела предупредить его, когда Джад сделал шаг к Ярдли. Тот внезапно развернулся и, ударив Джада по руке закованной в наручник кистью, выхватил пистолет и еще одним ударом в грудь сбил Джада с ног.

— Ну что, удивил я тебя? — Ярдли с торжествующей улыбкой наклонился над поверженным Джадом. — Я научился этому фокусу на Востоке. Туземцам, может быть, и не хватает цивилизации, но в способности к самозащите у них мало равных. Могу сказать, Джад Макбрайд, что не жалею теперь о тех долгих часах, что я провел, отрабатывая этот прием.

Джад с ненавистью смотрел на своего врага. Диана в отчаянии не знала, что делать. Достав из-под подушки нож, она попыталась отвлечь Ярдли:

— Сэр, не позвать ли мне охрану? Вы же не хотите, чтобы этот человек снова сбежал? Ярдли усмехнулся:

— Никуда он не сбежит, уверяю вас, миледи. Я десять лет ждал своего часа и теперь сам приведу приговор в исполнение, облегчив задачу палачу.

Когда Ярдли взвел курок, Диана бросила в него нож. В тот же момент, когда нож пронзил руку главного констебля, раздался выстрел. Джад не успел увернуться, и пуля попала ему в плечо.

Уронив пистолет, Ярдли выдернул нож из раны и стремительно повернулся к Диане.

— Вы намеренно ранили меня, чтобы я промахнулся. Что это значит, леди Диана? Вы на самом деле жертва или вы в сговоре с этим негодяем?

Диана желала знать только одно — насколько серьезно ранен Джад. Но она не могла отвести взгляд от Ярдли. Его глаза сверкали гневом. Рукав его сюртука пропитался кровью. С ножом в руке он медленно приближался к ней. Диана попятилась, опасаясь за собственную жизнь.

— Вы хотели убить его, сэр. Нельзя стрелять в беззащитного человека.

— Этот человек убийца, заслуживающий смерти. Я начинаю думать, что вы соучастница в их заговоре.

— Но это смешно. — Диана отступила еще на шаг. — Меня похитили и принудили играть эту роль. Как вы можете предъявлять мне такие чудовищные обвинения?

— Называйте это интуицией, если хотите. Я так давно борюсь с врагами Англии, что чую их по запаху. И от вас сейчас разит той же вонью, миледи. Я готов прозакладывать свое пятилетнее жалованье, что вы добровольно помогали этому ирландцу и, следовательно, виновны в измене.

— В измене? Я никого не предала и не нанесла ущерба моей стране.

— Но против вас явные улики, и я, как глава местной власти, признаю вас, леди Диана Грейсон, виновной и приговариваю вас к смерти. Чтобы ускорить события, я сам приведу приговор в исполнение.

Диана нырнула за софу.

— Вы с ума сошли, сэр. Если вы сделаете еще один шаг, я закричу.

— Кричите, сколько хотите. Мои люди не услышали выстрела, и вас они не услышат. Они в другой части здания.

Выйдя на середину комнаты, Ярдли указал окровавленным ножом через плечо:

— А ваш дружок вам не поможет. Из-за вас я не попал ему в голову, но выстрел в сердце так же смертелен.

Диана похолодела.

— Ты убил Джада! — ахнула она. — Бессердечный негодяй! Ты в аду сгниешь за это!

Ярдли с усмешкой начал подбираться к ней.

— Господь не наказывает за исполнение долга. Я имел полное право…

Звук тяжелого удара и стоны заполнили комнату.

Ярдли пошатнулся и рухнул на пол.

Джад стоял над ним, как ангел мести. Лицо его было бледно и левая сторона рубашки промокла от крови. Глядя на Диану, он бросил пистолет и протянул ей руку:

— Ана, ты невредима, любовь моя?

Какую-то долю секунды Диана была прикована к месту. Но она тут же выскочила из-за софы и бросилась к нему. Джад привлек ее к себе.

— Ты жив, слава богу! Если бы я не боялась причинить тебе боль, я бы расцеловала…

Джад прильнул к ее губам поцелуем, который красноречивее всяких слов доказал, что он очень даже жив. Обвив руками его шею, Диана отвечала на его поцелуи с пылкостью, которой она давно не испытывала.

— Как я могла даже подумать, что расстанусь с тобой? — выдохнула она немного погодя. Как давно она уже не чувствовала себя такой свободной и счастливой. — Не буду больше скрывать. Я люблю тебя. Но сейчас не время для ликования. Сядь и дай мне взглянуть на твою рану, прежде чем ты истечешь кровью.

— Это пустая царапина, с ней можно и подождать. Нам пора, скоро вернется охрана.

Она стянула рубашку с его левого плеча и ощупала рану.

— Ой, Ана, хватит теребить меня, больно!

— Ничего. Охрана еще не сию минуту вернется, а я только осмотрю тебя.

Она осторожно сквозь платок коснулась краев раны.

— Я чувствую пулю вот здесь. Слава богу, рана неглубокая. Я боялась, что будет хуже.

— И было бы, если бы ты не пустила в ход нож. Кстати, кто научил тебя так ловко бросать нож? Твой отец или братья?

Диана оторвала кусок от своей нижней юбки.

— Вообще-то, моя мать. Она научила меня и верхом ездить, и стрелять, и фехтовать.

— Я видел ее портрет в гостиной в Феллзмере. Не похожа она что-то на графиню.

Осторожно перевязывая ему плечо, Диана улыбнулась:

— Да, мама не совсем обычная графиня. То есть она прекрасная хозяйка и всегда на высоте, когда речь идет о светских приличиях. Но этим искусством она овладела, только когда вышла замуж за моего отца. До того она жила в Ирландии и имела довольно сомнительную репутацию.

— Прости, любовь моя, но твоя мать и леди Виктория — близнецы. А я доподлинно знаю, что леди Виктория — дочь герцога Чэтема. Каким образом дочь такого человека могла оказаться вне закона?

Закончив перевязку, Диана отступила на шаг полюбоваться делом своих рук.

— Это долгая история. Когда-нибудь, когда у нас будет время, я тебе ее расскажу. А теперь я посмотрю, не найдется ли у главного констебля для тебя лишней рубашки.

Джад остановил ее, обняв за талию:

— Ты сказала, что расскажешь мне эту историю когда-нибудь. Значит ли это, что у нас с тобой есть время впереди?

— Это зависит от тебя, Джад. Захочешь ли ты связать свою жизнь с преступницей? Боюсь, что высоких связей моей семьи будет недостаточно, чтобы убедить Ярдли не предъявлять мне обвинения в помощи тебе и Ронану.

Джад прижался головой к ее груди.

— Я никогда не хотел, чтобы ты оказалась замешана в печальной истории моей семьи, но теперь я рад, что так вышло. Я люблю тебя, Ана. Я небогат. Я могу предложить тебе только свое сердце и поклясться, что пойду на все, чтобы сделать тебя счастливой.

Радость переполняла сердце Дианы. Она не потеряет его, они будут вместе навсегда. Их жизнь будет нелегкой, но они все преодолеют — ложь, несправедливость, тяжести пути в Америку. У них будет ребенок.

До сих пор Диана не позволяла себе думать о ребенке. Но теперь, когда между ней и Джадом не было больше преград, она могла сказать ему о ребенке.

Взяв его за подбородок, она приподняла его голову. Когда их взгляды встретились, Диана пригладила ему волосы и улыбнулась, заметив тревогу в его глазах.

— Конечно, я стану твоей женой, Джад, но сначала мне нужно сказать тебе кое-что…

— Джад, чего ты ждешь? — Дермот появился в дверях, прервав ее признание. Увидев повязку на плече Джада и распростертого на полу Ярдли, он застыл в изумлении.

— Что здесь произошло? Этот мерзавец напал на тебя, прежде чем ты успел его обезвредить? Джад встал.

— Да. Если бы не искусство Аны управляться с ножом, он бы меня застрелил. Теперь ему известно, что Ана нам помогала, и у нее тоже начнутся неприятности с законом. К тому же у меня пуля в плече, но это может подождать, пока мы не окажемся подальше отсюда. А где Ронан?

— Лайэм и наши ребята отвезли его в пещеру, где укрываются местные повстанцы. Они приведут его в порядок и как следует накормят впервые за долгие месяцы.

Ярдли начал стонать и метаться. Встав на колени, Дермот подобрал нож.

— А что нам делать с ним? Связать его или сразу прикончить? Покойник не сможет свидетельствовать против тебя или твоей девушки. Мне-то все равно, я с вами еду в Америку, но Ана…

— Не убивай его, — взмолилась Диана. — Этот человек — чудовище, но я не хочу быть соучастницей в его убийстве. Возьмем его в заложники на несколько дней. Тогда он не сможет донести на меня и не успеет послать на розыски своих людей, пока мы не уехали из Ирландии.

Джад обнял ее здоровой рукой.

— Я полагаю, похититель лучше убийцы. Ты слышал, что она сказала, Дермот? Ярдли поедет с нами. Надень на него кандалы и наручники и завяжи ему глаза. Нам понадобится экипаж, чтобы увезти его отсюда.

— Не понадобится, — отозвался Дермот. — Лайэм на всякий случай приготовил двух запасных лошадей. Мы его положим поперек седла на одну и привяжем. Леди Диана может поехать со мной. Если она привыкла только к дамскому седлу.

Джад с усмешкой покачал головой:

— В этом нет необходимости. В дамском или мужском седле, она ездит получше тебя.

— И пожалуйста, Дермот, называйте меня Ана. Так меня называют все мои друзья. К тому же я теперь начинаю новую жизнь вне закона, и мне пора перестать называться леди Дианой.

Несколько минут спустя, перекинув барахтавшегося главного констебля через плечо, Дермот вынес его через боковую дверь. Джад остановил Диану, взяв ее за руку.

— Выйдя сейчас со мной из этой двери, ты много потеряешь, Ана. Твоя репутация, доброе имя, положение — все это разлетится прахом. Быть может, ты уже никогда не сможешь вернуться в Англию. Я молю бога, чтобы ты не раскаялась в том, что полюбила врага своей страны.

— Никогда, любимый, — отвечала она с улыбкой.

— Ты уверена, Ана? Еще не поздно найти способ договориться с Ярдли. При помощи твоей семьи и нескольких убедительных свидетелей мы сможем доказать, что он лжец и ты невиновна.

Диана поцеловала его в губы.

— Пусть мы родились на противоположных берегах этого бурного политического моря, Джад, но если, обретя друг друга, мы расстанемся, мы навеки станем врагами своих сердец.

Надев накидку, она взяла его под руку и направилась к двери.

— Пошли, нас еще многое ожидает в жизни.




15.


На следующий день на закате Диана и Джад подъезжали верхом к главному Подъезду Феллзмера.

— Завтра не смогу даже сесть после этой езды, — простонала Диана. — Мы бы уже давно приехали, если бы ты не настаивал на том, чтобы выбирать все эти горные тропы.

Джад, наклонившись, погладил ее по руке.

— Прости, любимая, но я хотел избежать риска наткнуться на кого-нибудь из людей Ярдли. Не обнаружив на месте тебя, своего командира и одного из заключенных, они, наверно, рыщут по всей округе.

— Но здесь, похоже, они еще не были. Все выглядит спокойно, и посторонних незаметно. Будем надеяться, что я смогу собраться, проститься с Тилли и отдохнуть ночью до нашего отъезда.

Сойдя с лошади у подъезда, Джад помог слезть Диане, воспользовавшись этой возможностью, чтобы еще раз обнять и поцеловать ее. Вся боль и тревоги прошедших месяцев растаяли в этом поцелуе.

— До чего же я тосковал по тебе, Ана. Прошлая ночь, которую мы провели в пещере с Ронаном, Ярдли и другими, далека от того, как я представлял себе нашу встречу.

— Бедняжка, — Диана обвила руками его талию. — Но мы ничего не могли поделать, пока не убедились, что Ронан в полной безопасности. Слава богу, врач оказался на нашей стороне и пришел в пещеру, чтобы осмотреть его и удалить у тебя пулю. К концу недели Ронан будет уже вполне в состоянии путешествовать. Тогда мы покинем Ирландию, и твои друзья смогут освободить Ярдли.

— Да, но у нас еще много дел. И главное, найти священника, который обвенчает нас как можно скорее. — Джад поцеловал ее в голову. — Я все еще не могу поверить, что у нас будет ребенок.

— Тебя действительно это радует или ты просто хочешь мне доставить удовольствие?

Джад заглянул ей прямо в глаза.

— Как ты можешь подумать такое? Когда мы были еще у Ярдли, ты сказала, что хочешь открыть мне секрет. Мне всякие мысли приходили тогда в голову. Я даже боялся, что ты за это время могла выйти замуж. Но когда вчера ночью ты вызвала меня из пещеры и рассказала о нашем ребенке, я был вне себя от радости. Ты и наше дитя, плод нашей любви, — это величайшие сокровища, которые я буду беречь всю жизнь.

— Я все еще никак не могу понять, что случилось с письмом, которое ты мне оставил, — задумчиво сказала Диана. — Впрочем, все к лучшему. Если бы я его получила, я бы не приехала в Ирландию. Я бы все еще была в Англии, ждала, переживала и молилась о твоем возвращении. Я, может быть… а когда я только подумаю, что вчера я чуть не потеряла тебя… — Она утерла слезы. — Но я больше не хочу думать о том, что могло бы быть. Мы снова вместе, остальное не имеет значения.

— Это правда, а пока давай войдем в дом. Ты с рассвета на ногах, и тебе нужно отдохнуть немного.

Они были уже у дверей, когда Диана остановилась.

— Эта мазь, что дал мне врач для твоей раны, она у меня в седельной сумке. Я пойду возьму ее, а ты пока прикажи лакею позаботиться о наших лошадях.

— Ана, я вполне здоров. Я и сам о них позабочусь.

Она подтолкнула его к двери.

— И снова растревожишь рану? Ну уж нет. Пойди отыщи кого-нибудь из прислуги и не спорь со мной. Я сейчас.

Зная ее упорство, особенно в заботе о нем, Джад открыл дверь и вошел в дом. Не успели глаза освоиться с полумраком, царившим в холле, как Джад почувствовал чью-то руку, схватившую его сзади. Мощный удар кулака сбил его с ног.

Джад потянулся было за пистолетом у себя за поясом, но нападающий прижал к его горлу острие шпаги.

Нападающий был высокого роста, хорошо одет, в волосах его сквозили серебряные нити. Голубые глаза пылали гневом.

— Только шевельнись, Девлин, и я перережу тебе горло.

— Не спеши, дорогой, — раздался поблизости женский голос. — Если ты перережешь ему горло, как он сможет рассказать нам то, что мы желаем узнать?

Мужчина нахмурился.

— Ты, как всегда, права, дорогая. Но мне не терпится пустить ему кровь. Он этого заслуживает после всего того, чему он нас подверг.

— Терпение, любимый, — проворковала женщина. — Если мистер Девлин не удовлетворит наших требований, ты можешь делать с ним все, что захочешь. Если только я сама не убью его сначала.

Джад хотел протестовать, когда таинственная незнакомка появилась перед ним с пистолетом в руке. Он сразу же узнал эту прекрасную блондинку.

— Боже мой, вы Кэт…

В этот момент в дверях появилась Диана.

— Мама, папа, что вы здесь делаете? Папа, убери шпагу немедленно!

Опустив пистолет, Кэтрин Грейсон поспешила навстречу дочери.

— Диана Адриенна, ты представляешь себе, как мы о тебе беспокоились?

Диана обняла мать.

— Когда ты называешь меня моим полным именем, я знаю, что я провинилась. Должна ли я сразу же принести свои извинения?

— Ты можешь попробовать, но сомневаюсь, что твой отец легко ими удовольствуется. Не каждый день он узнает, что его старшая дочь сбежала из дома и из одной невероятной истории попадала в другую.

Леди Кэтрин повернулась к мужу:

— Майлс, наша дочь жива и здорова. Убери шпагу и поздоровайся с Аной как следует.

Не сводя с Джада гневного взгляда, граф Фок-свуд убрал шпагу в ножны.

— Это еще не все, Девлин. Вы подвергли жизнь моей дочери опасности, и я заставлю вас заплатить за то, что вы вовлекли ее в ваши опасные дела.

Граф протянул дочери руки, и Диана бросилась в его объятья.

— Моя крошка, я чуть с ума не сошел, когда мы обнаружили, что ты пропала.

— Пожалуйста, прости меня, папа. Я не хотела доставлять тебе столько беспокойства.

— Я знаю, детка, я знаю. Ты расскажешь мне все за ужином. Мы как раз садились за стол, когда ты появилась. А пока тебе нужно выпить чашку чая, чтобы немного согреться.

Джад сел, потирая плечо. Он начинал чувствовать себя немного лишним во время этой семейной сцены, когда леди Кэтрин, подойдя к нему, подала ему руку:

— Позвольте мне помочь вам подняться, мистер Девлин. Судя по тому, как вы обращаетесь с вашей рукой, она у вас побаливает.

Джад хотел было отказаться от ее помощи, но решил не обижать мать Дианы. Взяв ее руку, он был изумлен ее хваткой. Секундой позже он был уже на ногах.

Леди Кэтрин рассмеялась.

— Если вы ожидали увидеть робкое хрупкое создание с нежными ручками, вы ошиблись, сэр. В нашей семье женщины иного склада.

— Я знаю, миледи. Поработав у вашей сестры и полюбив вашу дочь, я ничего другого и не ожидал. Графиня приподняла брови:

— Так вы воображаете, что влюблены в нее?

— Это не воображение, а действительный факт, — отвечал он, тщетно пытаясь скрыть свое раздражение ее насмешливым тоном. — Я знаю, я не могу дать ей многого, но я люблю Диану всем сердцем и жизнь за нее отдам. И никто, даже ее высокородные родители, не помешает мне сделать ее своей женой.

Леди Кэтрин улыбнулась.

— Если моя дочь согласна, я уверена, что вы будете ей прекрасным мужем, Джад Девлин. На мой взгляд, вы ей подходите.

— Значит, вы одобряете наш брак?

Взяв его под руку, она направилась в гостиную.

— Конечно, но мой муж — это совсем другое дело. Его, скорее всего, будет трудно убедить.

— Вы думаете, граф станет возражать, потому что я ирландец, да еще и беглец от правосудия? Леди Кэтрин покачала головой:

— О нет. Браки с ирландцами и ирландками и людьми вне закона в нашей семье имели место. Все дело в том, что мой муж не захочет расстаться с любимой дочерью ради кого бы то ни было. По его мнению, сам король для нее был бы недостаточно хорош. Однако пойдемте. Вам надо привести себя в порядок перед ужином. И не волнуйтесь. Когда мы все поговорим с Майлсом, он изменит свое мнение. Джад вздохнул.

— Граф, быть может, прислушается к вам и Ане, но я сомневаюсь, что он поверит хоть одному моему слову.

— Может быть, и нет. Но если мы все будем на вашей стороне, вам будет легче.

Это замечание озадачило его.

— Кто все, миледи?

Леди Кэтрин усмехнулась лукаво.

— Увидите, мистер Девлин, увидите.



Диана ахнула, когда, войдя в гостиную, она увидела у стола их всех.

— Дядя Джастин! Анжела! Что вы делаете в Ирландии?

— Мы тебя искать приехали, — заявила Анжела. Маленькая изящная блондинка в нарядном платье своего любимого розового цвета, она погрозила Диане пальцем. — Я так о тебе беспокоилась, что оставила Джорджа в Лондоне и поспешила тебе на помощь. Как ты могла уехать, не сказав мне ни слова? Если у тебя были неприятности, ты должна была прийти ко мне. Я думала, мы с тобой подруги, скорее даже родные сестры, чем двоюродные.

— Ну конечно, Анжела. Я просто не хотела вовлекать тебя в мои проблемы. Я думала, что смогу и сама справиться.

— Да уж, я теперь знаю кое-что о твоих трудностях. Переоделась мужчиной, пробралась в этот притон, и этот ужасный Баркли Ивенстон напал на тебя. Жаль только, что он не умер!

Дианой овладел страх.

«Это Стивен рассказал им все. Только бы он не сказал им о ребенке. Он же обещал мне никому не говорить».

Она постаралась скрыть свои опасения под маской раздражения.

— Стивен никогда не мог хранить тайну. Я полагаю, он рассказал вам, почему я уехала в Ирландию?

— Да. Он сказал, что ты бежала, опасаясь преследований за то, что ты стреляла в Баркли. Но не вини беднягу Стивена, Ана. Твой брат Джеймс обещал выколотить из него правду, если он не расскажет все, что ему известно.

Вспомнив о пылком нраве брата и о том, что он может сделать, если ему станет известно про нее и Джада, Диана снова содрогнулась. Она почувствовала, как кровь отлила у нее от лица.

— А где Джеймс? Ждет своей очереди накинуться на меня?

Майлс усадил дочь рядом с собой.

— Нет, мы с матерью решили, что будет лучше для всех, если он останется дома с Трилейном и Сарой. Он возражал, конечно, но мы не уступили.

— Папа, ты ничего не сказал мне об Эрике. Его вы тоже с собой не взяли?

Майлс покачал головой:

— Эрик сбежал от нас в Грецию три месяца назад, и мы не знаем, где он.

— Как он мог? Ему ведь только шестнадцать лет!

— Когда мы прибыли в Грецию, мы узнали, что лорд Байрон погиб в борьбе с турками. Эрик всегда им восхищался, но я и не подозревал насколько. Эрик исчез, оставив нам записку, где сообщал, что присоединяется к повстанцам. Мы долго его искали, но так и не нашли. Я только молю бога, чтобы его не убили.

Подавив собственную тревогу, Диана постаралась успокоить отца:

— Эрик уже взрослый и умеет обращаться с оружием не хуже тебя и мамы. Я уверена, что с ним ничего не случится, папа.

Наблюдавший за ними все это время с другого конца комнаты Джастин подал Диане чашку чая и коснулся ее щеки:

— Ты побледнела, Ана. Тебе нездоровится?

— Ничуть. Я вполне здорова. Просто я немного устала, — заверила его Диана.

Она чувствовала себя неловко под наблюдательным взглядом дяди и попыталась отвлечь его внимание, в свою очередь задав ему вопрос:

— А где тетя Виктория? Она тоже приехала в Ирландию?

Юстин достал часы и, взяв Диану за руку, стал считать ее пульс.

— Нет, Виктория дома, собирает в школу детей. К тому же ты знаешь, Ана, что она так же, как и ты, не выносит морских путешествий.

Он сдвинул брови:

— Странно. Только минуту назад ты была бледна как полотно, а теперь у тебя щеки горят, как уголья. Быть может, у тебя начинается какая-то болезнь. После ужина я тебя осмотрю на всякий случай.

У Дианы замерло сердце. Не хватало ей только врачебного осмотра! В особенности когда этот врач был членом ее благодушной, но чересчур возбудимой семьи. Надо постараться, чтобы никто не знал о ребенке, пока они с Джадом не поженились. Тогда никаких осложнений с семейством не будет.

«Да, так мы и поступим. Как только я смогу поговорить с Джадом наедине, я объясню ему, почему мы должны хранить нашу тайну. Когда мы поженимся и уедем отсюда, я напишу им о ребенке».

Приняв такое решение, Диана испытала огромное облегчение. Она улыбнулась дяде:

— Я очень ценю вашу заботу, но, право же, в этом нет необходимости. Все, что мне нужно, — это поесть и выспаться.

— Но Ана, я все же считаю…

— Джастин, моя дочь совершенно здорова, — заявила леди Кэтрин, входя в комнату с Джадом. — Перестань наконец исполнять обязанности врача и садись. Сейчас подадут ужин. Что касается меня, я умираю с голоду. — Она подтолкнула Джада к креслу рядом с Дианой, прежде чем сама заняла место напротив своего мужа. — Все здесь знакомы, так что никаких представлений не требуется. — Она оглядела присутствующих: — А где Тилли? Я думала, она уже здесь.

Диана заметила, что Джад нервничает. Руки его были сжаты в кулаки, взгляд устремлен прямо перед собой. Под прикрытием скатерти она потихонькау взяла его за руку. Он бросил на нее взгляд и улыбнулся, когда губы ее прошептали: «Я люблю тебя». Пальцы их сплелись, и от этой близости напряжение начало спадать. Но все нарушилось, когда минутой позже в комнату вошла Тилли и сразу же устремилась к Диане.

— Слава богу, ты невредима, Ана! — воскликнула она. — Я чуть с ума не сошла, когда ты вчера не вернулась. Я опасалась, что что-то случилось. Как ты себя чувствуешь? Как ребенок?

Комната наполнилась гулом голосов. Все заговорили сразу.

— Ребенок? — Майлс стукнул по столу кулаком. — О каком это ребенке идет речь, Диана?

— Папа, позволь мне объяснить, — начала она.

— Не кричите на нее! — вскочил с места Джад. — Я никому не позволю говорить так с моей невестой!

— Прости, Ана! — рыдала Тилли, вцепившись ей в плечо. — Умоляю, прости меня! Я забыла, что об этом нельзя говорить.

— Я же видел, что с ней что-то не так, — кивнул Джастин. — Врач всегда замечает такие вещи.

— Чудесно! У тебя будет ребенок, как и у меня! — восторгалась Анжела.

Только леди Кэтрин спокойно вздохнула, откинувшись в кресле.

— Похоже на то, что с ужином нам придется обождать.



Когда шум замолк, Тилли удалилась спать с головной болью, и ужин был наконец подан.

— Почему ты нисколько не удивилась, когда Тилли упомянула о ребенке? — спросил Майлс через стол свою жену. — Она тебе уже сообщила об ожидаемом прибавлении семейства?

Леди Кэтрин покачала головой:

— Нет. Я сама пришла к такому заключению.

— У тебя новый сверхъестественный дар открылся?

— Вовсе нет. Просто женская интуиция, милорд. — Кэтрин сделала знак лакею у двери. — Питерс, скажите кухарке, что можно подавать десерт. — Она снова повернулась к мужу: — Теперь, в отсутствие прислуги, нужно ли мне напоминать тебе, что я родила Диану и Джеймса меньше чем через шесть месяцев после свадьбы? Очевидно, страстность в любви — это фамильная черта, так что не осуждай нашу дочь.

— Но это совсем другое дело! — продолжал негодовать Майлс. — Ана слишком молода для замужества, не говоря уже о том, чтобы стать матерью.

— Ей двадцать два года. Она сейчас на три года старше, чем была я, когда выходила за тебя замуж. Вместо возражений почему бы тебе не утешиться мыслью о том, что наша дочь выходит за любимого человека? Мне самой в этом отношении повезло, и я никогда не раскаивалась. — Послав Майлсу воздушный поцелуй, Кэтрин повернулась к Джастину: — А ты не собираешься сказать Джаду и Ане, почему ты настоял на том, чтобы приехать сюда с нами?

Джастин поставил бокал.

— Я приехал в Ирландию, чтобы извиниться за поступок моего сына Майкла. Ну и затем, чтобы помочь мистеру Девлину и его семье.

— А что Майкл сделал такого ужасного? — спросила Диана.

— Он взял одну принадлежащую тебе вещь, — отвечал Джастин, доставая из кармана пачку бумаг. Выбрав одну из них, он протянул ее Диане. — Прежде чем мистер Девлин уехал, он написал тебе письмо, объясняя в нем причины своего внезапного отъезда и обещая вернуться через несколько недель. Майкл нашел его на камине в коттедже и решил сам отдать его тебе. Как ты, может быть, помнишь, это было в тот день, когда Майкл и половина всех обитателей нашего дома слегли с ветрянкой. Не желая признаться в том, что он побывал в коттедже, мой сын спрятал письмо под матрас. К тому времени, как он поправился и стал выходить из своей комнаты, ты уже уехала.

Джад поцеловал руку Дианы.

— Теперь ты знаешь, что я и правда оставил для тебя письмо. Я бы никогда не уехал, не сделав по крайней мере этого.

Наклонившись, она коснулась губами его губ.

— Я никогда больше не усомнюсь в тебе, любимый.

— Может быть, стоит подумать немного о приличиях? — нахмурился Майлс. — У вас еще будет время для… для… этого, когда вы поженитесь.

— Как это все романтично! — вздохнула Анжела. — А когда состоится церемония?

— Как только мы найдем священника, который согласится обвенчать нас без оглашения в церкви наших имен, — отвечал Джад. — Поскольку меня разыскивают, мы не можем откладывать наш отъезд, но я хочу, чтобы сначала состоялась наша свадьба.

Диана стиснула ему руку.

— Может быть, нам удастся найти священника, который поддерживает повстанцев.

— Но вам же еще нужно и свидетельство о браке, — сказала Кэтрин. — Это будет непросто для человека в вашем положении, Джад. Может быть, вам лучше подождать со свадьбой.

— Ни за что! — взорвался Майлс. — Моя дочь, беременная и незамужняя, никуда не поедет! Если уж я должен отдать мое дитя этому человеку, то пусть сначала он на ней женится.

— Но, Майлс, существуют известные правила и законы, — напомнила ему Кэтрин. — Нельзя жениться без свидетельства, да и найти священника, который согласится обойтись без оглашения в церкви имен новобрачных, будет непросто.

— Просто? — усмехнулся граф. — Конечно, непросто. Но за деньги все можно купить, любовь моя. Даже свидетельство и даже венчание.

— Чиновников купить возможно, но я сомневаюсь, что священник пойдет на это и примет взятку.

— Не взятку, Кэт, а пожертвование. Ведь отцу Касперу нужны книги и другие материалы для школы, которую я здесь построил в прошлом году, как ты думаешь?

Заметив, что усилия, направленные, чтобы успокоить гнев мужа, увенчались успехом, Кэтрин довольно улыбнулась. Майлс объяснил всем, как он собирается поговорить с местным судьей и священником на следующий день.

— Завтра к вечеру Диана и Джад будут женаты, — заявил он с уверенностью.

Пока обсуждались планы завтрашней церемонии и ужина, который должен был за ней последовать, Кэтрин наблюдала за дочерью. Ей будет жаль расстаться с ней. Хотя внешне Диана походила на отца, по характеру она была ближе к матери. Обе они отличались стремлением к независимости, обе пренебрегали условностями и не терпели несправедливости. А влюбившись, они отдавали любимому человеку свое сердце безраздельно, никогда не испытывая даже минутного сожаления или раскаяния.

Внимание ее переключилось на Джада, обнявшего Диану. Он будет хорошим мужем ее дочери, любящим, заботливым, понимающим. Он сказал, что не может дать ей многого, но он был не прав.

Да, он был небогат, но недостаток благ материальных щедро возмещался его личными качествами: гордостью, отвагой и преданностью. Диана будет с ним спокойна и счастлива.

Она смахнула слезы с глаз и увидела, что Майлс наблюдает за ней. С грустной улыбкой он покивал ей головой.

«Он знает, о чем я думаю, и он согласен со мной. Боже, до чего я люблю этого упрямого замечательного человека. Как только мы останемся одни, я напомню ему об этом, пусть даже мне на это потребуется целая ночь. А что, неплохая мысль!»

Кэтрин улыбнулась ему в ответ.



Диана подтолкнула Джада.

— Посмотри только на моих родителей! После стольких лет они по-прежнему ведут себя как молодые влюбленные, улыбаются, перемигиваются! А ты будешь так вести себя со мной через двадцать лет?

Джад быстро поцеловал ее губы.

— Ну конечно. У нас, может быть, и не будет такого роскошного дома, но нашей любви не будет конца, клянусь тебе!

Наблюдая за ними, Анжела указала отцу на пачку бумаг на столе рядом с его прибором.

— Ты еще не сказал мистеру Девлину, какое у тебя есть для него предложение. Почему бы тебе не сделать это сейчас? Я думаю, он будет доволен.

— Надеюсь.

Джастин обратился к своему бывшему управляющему:

— Когда Кэтрин и Майлс сообщили мне о пропаже Дианы, я взял на себя смелость прочитать твое письмо в надежде, что мы сможем узнать из него, куда она делась. Но вместо ответа на наши вопросы я обнаружил в письме некоторые подробности, возбудившие мое любопытство. Я поехал в Лондон и через одного знакомого члена парламента навел справки о тебе. То, что я узнал, поразило меня. Джад пожал плечами.

— Полагаю, когда ты выяснил, что твой служащий — беглый преступник, ты поразился.

— Это верно, но на меня особое впечатление произвела та несправедливость, которой подвергся ты сам и твоя семья. Сестра убита, братья застрелены, и ты сам приговорен к повешению за преступление, которого не совершал.

Майлс нахмурился:

— А что, собственно, убедило тебя в том, что Джад невиновен?

— Несколько фактов. Во-первых, Ллойд Ярдли, бывший якобы свидетелем убийства офицера, сам был подозреваемым. Если бы не влияние его брата, его бы судили вместо Джада.

— А кто его брат, который обладал такой властью? — спросил Джада Майлс.

— Хью в то время служил в том же полку, что и его брат. Ллойд застрелился два года назад, и Хью обвиняет в его смерти меня. Поэтому он и вернулся в Ирландию и занял пост главного констебля в нашем графстве. Он арестовал моего младшего брата Ронана, надеясь поймать меня, когда я попытаюсь его спасти.

— Да, Тилли мне говорила, что вы с Аной предприняли вчера. Целый спектакль с переодеваниями, и моя дочь в роли невинной жертвы. И вам это удалось? Вы выручили Ронана из тюрьмы?

Прежде чем ответить, Джад бросил на Диану быстрый взгляд.

— Да, Ронан в безопасности. Он скрывается у друзей в горах. Но план наш не совсем удался. Ярдли застал меня врасплох. Когда он хотел убить меня, Ана бросила в него нож. Поэтому он промахнулся.

— Я сама проделала то же самое, когда была молоденькой девушкой, чтобы спасти моего отца, — засмеялась Кэтрин. — Я довольна, что мои уроки пошли тебе на пользу, Ана.

— Боюсь, что праздновать успехи еще рано, любовь моя, — предостерег ее Майлс. — Помогая Джаду, наша дочь стала сообщницей в преступлении. Если Ярдли жив, он выдвинет против нее обвинение. Не так ли, мистер Девлин?

Джад знал, какая последует реакция на его ответ, но избежать этого было невозможно.

— Я… я не убивал Ярдли, сэр. Он жив.

— Жив? — Майлс поднялся так резко, что опрокинул стул. — Это значит, что уже сейчас он может быть на пути сюда с ордером на ее арест! Тогда мне придется убить его. Кэт, нам нельзя терять ни минуты. Слава богу, наш корабль тут поблизости. Мы отправляемся немедленно.

— Папа, подожди! — Диана схватила его за рукав. — Ярдли не будет в состоянии что-либо предпринять в течение по меньшей мере недели. Мы с Джадом похитили его. Местные повстанцы будут держать его в пещере, пока мы не уедем из Ирландии.

Майлс обнял дочь.

— Ана, детка моя, в хорошенькую историю ты попала! Помогаешь беглым преступникам, нападаешь на констебля, похищаешь его! И почему только ты не могла спокойно жить дома, заниматься рукоделием, ездить на балы и быть такой, как все девушки нашего круга?

Она опустила голову ему на плечо.

— Прости меня, папа. Я очень сожалею, что так разочаровала тебя.

Взяв ее за подбородок, Майлс приподнял ей голову.

— Как ты могла разочаровать меня, Ана? Дочь леди Кэт и капитана Майлса Трилейна, ты не могла быть иной. Умница, храбрая, горой стоящая за тех, кого любишь. Ты можешь мне не поверить, но я горжусь тобой. — Поцеловав ее в лоб, он взглянул на стоявшего у нее за спиной Джада. — Смотрите, мистер Девлин, позаботьтесь как следует о моей дочери, а то я найду вас хоть на краю света и разорву на куски своими собственными руками.

— Постараюсь избавить вас от такой необходимости, сэр.

— Смотрите же.

Майлс повернулся к жене:

— Пока я не найду способ снять с нашей дочери обвинения, которые этот констебль не преминет ей предъявить, Диана не сможет вернуться в Англию. Мы должны помочь ей и Джаду с семьей покинуть Ирландию. Мне кажется, какой-то из наших кораблей отплывает на следующей неделе в Америку.

Немного подумав, Кэтрин кивнула:

— Да, Рори отплывает из Дублина в субботу. После доставки груза он отправится в Балтимор на верфь к Колину для ремонта. Ты бывала у дяди Колина, Ана. Может, вы с Джадом могли бы обосноваться там?

— Балтимор прекрасный город, мама, но мы с Джадом хотим жить за городом. Нам придется осмотреться как следует, пока мы примем окончательное решение.

— Я не хотела бы, чтобы вы отправились просто в никуда. Хватит с меня безвестного отсутствия Эрика. Для меня будет настоящей пыткой не знать, где ты и что с тобой.

— У меня есть предложение, которое может разрешить ваши недоразумения и принести пользу мне самому, — вмешался Джастин. — В прошлом году скончался в Балтиморе мой кузен и оставил мне приличных размеров ферму. Она называется Грин-Хиллз. Там большой дом и две тысячи акров отличной земли. — Он обернулся к Диане и Джаду: — Не хотели бы вы купить ее у меня?

— Это очень заманчиво звучит, дядя Джастин. Но почему вы хотите продать ферму? — спросила Диана. — Может быть, кто-нибудь из ваших детей заинтересуется ею.

— Мэтью — мой наследник. Он унаследует титул и всю ту собственность, что с ним связана. Анжела и Джордж — городские жители и фермерством не интересуются. А Майкл еще слишком мал, чтобы знать, что ему нужно в жизни. Скорее всего, мы передадим ему конюшни в Вестлейке и усадьбу в Сассексе. Ну как, покупаете вы у меня Грин-Хиллз или нет?

Джад уже отрицательно покачал головой, когда Диана, подумав, заговорила:

— У меня есть собственное состояние, но я не знаю, хватит ли его на покупку фермы.

— Я никогда не соглашусь жить на средства жены. Я благодарен тебе, Прескотт, но я не могу себе позволить…

— Сможешь, если ты примешь мое предложение, — сказал Джастин. — Ты станешь моим компаньоном.

Джад уставился на него в изумлении.

— Компаньоном? В чем? Я разбираюсь только в лошадях.

— Вот именно это я и имел в виду. Там достаточно земли, чтобы завести конюшни и скаковой круг. Мы сможем зарабатывать большие деньги, продавая лошадей. С твоим опытом ты скоро приобретешь известность, и люди станут приезжать за сотни миль, чтобы купить лошадей в Грин-Хиллз.

Прежде чем Джад успел ответить, Джастин показал ему бумагу:

— Я уже составил купчую. В ближайшие двадцать лет ты будешь выплачивать мне половину всех доходов от конюшни. Все, что ты заработаешь на ферме, твое.

— Это очень великодушное предложение, Пре-скотт. Но ведь на постройку конюшен и на приобретение племенных лошадей тоже нужны немалые деньги. У меня кое-что отложено, но, боюсь, этого не хватит.

Диана открыла было рот, но он прикоснулся пальцем к ее губам.

— И твои деньги я не трону, Ана, это мое окончательное решение!

Она отдернула его руку от рта.

— А почему нет? Брак — это союз, где обе стороны участвуют на равных правах. Я не понимаю, откуда у тебя такое упрямство.

— Потому что я упрям, как все ирландцы, — парировал он. — Делай что хочешь со своими деньгами. Покупай драгоценности и туалеты или сбереги их для наших детей. Мне все равно, что ты станешь с ними делать. Но я отказываюсь…

Майлс положил руки им обоим на плечи:

— Хватит препираться. Такие споры ничего не решают и приносят больше зла, чем добра.

— Но это же смешно и глупо, папа. Грин-Хиллз будет для нас чудесным домом; но нам же нужны конюшни и племенные лошади. У меня есть на это деньги, а он возражает!

— У него есть гордость. Это качество я научился ценить. Никто не имеет права лишить человека его гордости. Согласись, Ана, и уважай его решение.

Джад с улыбкой пожал графу руку:

— Благодарю вас, сэр, за понимание.

— Это не стоит труда, но я, в свою очередь, попрошу вас об одолжении.

Заподозрив неладное, Джад перестал улыбаться.

— И что я могу для вас сделать, сэр?

— Дело очень простое. Я уважаю вашу гордость, как мужа моей дочери, но уважьте и вы любящего отца, желающего одарить свою дочь.

Джад понял, к чему он клонит, и тут же воспротивился:

— Мне и ваши деньги не нужны. Пользоваться вашей благотворительностью нисколько не лучше, чем принимать ее от своей жены.

— Я не намерен заниматься благотворительностью. Я просто хочу сделать моей дочери свадебный подарок, соответствующий месту, которое она занимает в моем сердце. И если я хочу подарить ей двадцать тысяч фунтов, вы должны уважать мое желание.

— Но, сэр, я не хочу…

Майлс остановил его движением руки:

— И пожалуйста, ни слова больше, мистер Дев-лин. Я не потерплю возражений. Вы примете мой подарок, и все!

— А если я откажусь, что вы сделаете? Снова попытаетесь перерезать мне горло?

— Я бы вам посоветовал не выводить меня из себя. Я имел дело с более опасными противниками и всегда выходил победителем.

Диана переводила взгляд с отца на Джада, с ожесточением смотревших друг на друга.

— Два сапога пара! — рассмеялась она. — У вас обоих слишком много гордости и упрямства. Всего два часа назад, папа, ты грозил убить Джада за то, что он увел меня из дома. Теперь ты угрожаешь ему за то, что он не хочет взять твои деньги.

Майлс вздохнул.

— Я только хотел, чтобы тебе было лучше, Ана. Диана толкнула в бок Джада:

— И вы не лучше, мистер Девлин. Папа великодушно предложил нам подарок, который помог бы нам устроить новую жизнь для себя и для нашей семьи, а ты отказываешься! Если он готов уважать твое желание не трогать мое состояние, почему ты отвергаешь его щедрый подарок? Это не благотворительность, а проявление отцовской любви и заботы. Не правда ли, мама?

Кэтрин, казалось, была полностью погружена в собственные мысли.

— Что, дорогая? Ах да, я помню, ты сказала, что твой отец и Джад очень похожи, оба упрямые и гордые. С этим нельзя не согласиться. Хотя у вас, джентльмены, есть свои основания, я полагаю, что пришло время для компромисса. Вы оба любите Диану. Мы не можем завтра праздновать свадьбу, если жених и отец невесты никак не могут сойтись во мнениях.

Кэтрин встала.

— Итак, я думаю, вы сможете прийти к соглашению и без моей помощи. А я, с вашего разрешения, отправляюсь спать. Завтра много дел, и мне надо хорошенько отдохнуть. Спокойной ночи. Уже у лестницы ее догнал Майлс.

— В чем дело, любовь моя? Ты никогда не ложишься раньше полуночи, как бы рано тебе ни вставать на следующий день. Тебя беспокоит что-то? Если это замужество Дианы или мой спор с этим молодым человеком…

— Нет, нет. Диана и Джад будут счастливы вдвоем, и я знаю, ты с ним договоришься. Дело в том… когда я слушала ваши споры, я задумалась о свадьбе. Я была так счастлива и так уверена, что все будет хорошо, как вдруг мной овладело какое-то предчувствие. Что-то ужасное должно случиться завтра, Майлс, я это знаю.

— Ты волнуешься по пустякам, Кэт. Просто ты слишком много пережила за последние дни, когда мы искали дочь. Теперь мы знаем, что с ней все благополучно и она выходит замуж за человека, которого любит. Ты должна радоваться наступающему дню, а не ужасаться его наступлению.

— Я знаю, Майлс. Последний раз, когда у меня было такое чувство, я не придала ему значения. А на следующее утро мы обнаружили, что Эрик исчез. Наш младший сын сражается где-то там, в этой богом забытой Греции, и все потому, что я не прислушалась к опасениям в своей душе и не остановила его вовремя.

Майлс нежно обнял жену.

— Хорошо, любимая. На этот раз мы будем более осмотрительны. Прежде чем идти за свидетельством о браке к судье, я пошлю кого-нибудь на наш корабль. Пусть они пришлют нескольких членов команды охранять дом. Остальные будут готовить корабль к немедленному отплытию. Поговори с Джастином и предупреди его тоже на всякий случай. Все вместе мы позаботимся о том, чтобы день свадьбы нашей дочери прошел благополучно.




16.


— Джад, я надеюсь, что мои родители не проснутся и не пойдут тебя искать, — шептала Диана, впуская его к себе в комнату ночью. — Теперь, когда у тебя с папой наладились отношения, очень бы не хотелось снова их испортить.

Отдав книгу, которую он держал в руках, Джад обнял ее.

— Я прокрался сюда босиком, так что никто не слышал. Но на случай внезапной встречи с кем-нибудь я прихватил с собой эту книгу, чтобы сказать, что я ходил в библиотеку взять что-нибудь почитать, так как страдаю бессонницей. Я просто не мог заснуть, не поцеловав тебя на прощание. Только один поцелуй, и я удалюсь обратно в комнату твоего брата, обещаю тебе.

Диану не нужно было долго уговаривать. Обняв его, она прижалась губами к его губам и была мгновенно охвачена порывом страсти, которую тщетно старалась забыть все эти долгие недели их разлуки. Поцелуй тянулся бесконечно долго, и пожар в ней разгорался все сильнее.

Едва оторвавшись от его губ, она прошептала:

— А разве тебе нужно уходить?

Джад привлек к себе ее покорное тело.

— Я должен. Твой отец настоял, чтобы я спал в комнате твоего брата. Он даже предложил мне воспользоваться его вещами… Как чудесно снова чувствовать тебя в моих объятьях! И какой дивный исходит от тебя аромат! Как от букета весенних цветов.

— Это запах мыла, которое я купила в деревне. Я сегодня впервые его попробовала. Тебе нравится?

— О да. Но когда я только воображаю тебя в ванне, всю с ног до головы в душистом мыле, эта картина сводит меня с ума! Могу я спросить, что на тебе под этим халатом?

Она с улыбкой покачала головой:

— Не думаю, что тебе это на самом деле интересно.

Нежно поглаживая ее спину, он прошептал:

— Не трудись мне рассказывать. Я знаю и сам. Чего бы я только не дал, чтобы увидеть тебя сейчас, увидеть всю!

— Ты бы мог разочароваться. За последний месяц я очень пополнела.

Джад обхватил руками ее щеки.

— Это меня бы не охладило. Я люблю тебя, Ана. Нет такого местечка, от макушки до твоих розовых пальчиков, которое я не обожаю и не жажду покрыть поцелуями.

— Сейчас тебе легко говорить, а что ты скажешь, когда я растолстею, как откормленная к Рождеству гусыня?

Джад улыбнулся.

— То же самое скажу. Ведь у тебя под сердцем растет мой сын.

— Значит, ты думаешь, что будет мальчик? Джад кивнул. Диана возвела глаза к небу.

— Не знаю, что возмущает меня больше: твоя уверенность, что это будет непременно мальчик, или твое чудовищное самомнение!

— Но иначе быть не может. У Макбрайдов всегда было в семье больше сыновей, а дочерей мало. Моя сестра была первой девочкой за три поколения.

Новая мысль внезапно пришла Диане:

— Кстати о Макбрайдах. Какую фамилию я буду носить, когда мы поженимся, Макбрайд или Девлин?

— Хотя мой отец женился на моей матери и признал меня своим сыном, моя настоящая фамилия Девлин. — Он сдвинул брови. — Ты не раздумаешь выходить за бастарда?

Диана поцеловала его в щеку.

— Ни за что. А поскольку власти разыскивают Джада Макбрайда, стать миссис Девлин просто выход из положения. И вообще как ты мог подумать, что такие вещи имеют для меня какое-то значение?

— Самые самоуверенные мужчины могут быть в чем-то не уверены. Ведь это просто чудо, что такая знатная леди, как ты, полюбила такого, как я. — Джад снова сжал ее в объятьях. — Если бы я потерял тебя, Ана, не знаю, что бы я стал делать.

Отчаяние, прозвучавшее в его голосе, взволновало ее до слез.

— Ты никогда меня не потеряешь, — заверила она. — Через несколько часов мы поженимся и вместе проведем всю оставшуюся жизнь.

— Я знаю, Ана, но мне всегда приходилось дорого платить судьбе за все. Я столького в жизни лишился, что ты не должна осуждать меня за мои опасения потерять тебя. Я не усну, пока мы не повенчаемся.

— Это значит, что тебе следует спать со мной. У тебя станет легче на душе, и мы оба отдохнем.

Она увлекла его к постели. Джад рассмеялся, но в смехе его звучало беспокойство.

— В твоей постели спать я уже никак не смогу, даже с моим раненым плечом.

— Ну конечно, — кокетливо прощебетала она, заставляя его опуститься на кровать. — На это я и рассчитываю.

Присев рядом с ним, она начала расстегивать на нем рубашку.

— Так что если вы передумали, мистер Девлин, так и скажите. Потому что, когда я вас раздену, вам уже никуда не деться.

— Но твои родители? Что они скажут, если обнаружат меня здесь?

Диана осторожно стянула с него рубашку и бросила ее в ноги кровати.

— Ты же слышал и видел мою маму? Я унаследовала от родителей свою пылкую натуру. Они едва ли вправе осуждать меня за желание быть с моим любимым.

— Это правда, но у твоего отца нашлись бы возражения…

Диана сбросила рубашку и стояла перед ним обнаженная.

— Милосердное небо, но ты воплощенное искушение! Ты отдаешь себе отчет в том, что ты со мной делаешь?

— О да. Полностью, и это меня приводит в восторг. Очень приятно видеть, как ты счастлив быть со мной.

— Лукавое создание! Ты разыгрываешь соблазнительницу, чтобы заставить меня забыть мои опасения, ведь так?

— Ну конечно. И, по-моему, мне это удается.

— Слишком хорошо удается. Но мы должны быть осторожны. Если я стану двигаться чересчур энергично, моя рана может снова начать кровоточить.

Диана озабоченно нахмурилась.

— Я об этом не подумала. Но ведь должен быть способ избежать этого.

Глядя на его великолепное нагое тело, она решилась:

— На этот раз я обо всем позабочусь.

— Лучше уж мы оба постараемся.

От его прикосновения к ее груди Диана вздрогнула и застонала.

Джад, сев в постели, с тревогой взглянул на нее.

— Прости, любимая. Я сделал тебе больно?

— Нет. Просто моя грудь стала очень чувствительна.

Джад любовался ею в дрожащем свете свечи.

— Твоя грудь так прекрасна. Она немного набухла, а соски потемнели и стали темно-розовыми.

Его прикосновения понемногу становились для нее мучительной сладкой пыткой.

— Поцелуй мою грудь, Джад. Я хочу ощутить твои губы, исцеляющие мою боль.

Джад с готовностью исполнил ее желание. Диана одновременно сгорала и содрогалась. Его руки спускались все ниже, и чем ближе он был к таинственным глубинам ее тела, тем громче становились ее стоны чувственного восторга. Погружаясь в нежную пленительную тьму, Джад тоже издал стон, стон невыразимого наслаждения. Диана оказалась хорошей ученицей. Выгибаясь, она умело вошла в ритм его движений. Дыхание ее стало прерывистым. Со всей накопившейся в ней страстью она впилась губами в шею Джада.

— С возвращением, любимый!



— Это было чудесно! — Диана прижалась к Джаду, прикрывая их обоих одеялом. — Судя по блаженной улыбке на твоей сонной физиономии, я рискну предположить, что наша любовь тебе не повредила.

Не открывая глаз, Джад вздохнул.

— Не жалуюсь. Ты была изумительна, дорогая. Диана поцеловала его.

— Благодарю тебя. Надо сказать, это все потому, что у меня был такой хороший учитель.

Она прикоснулась к его перевязанному плечу.

— Прежде чем потушить свечи, я должна перевязать тебя. Мазь вон там на столе.

— Забудь о ней и вернись на свое место в моих объятьях. Утром ты этим займешься. А сейчас я хочу только спать.

— Ну тогда не упрекай меня, если твоя рана… Ее прервал стук в дверь. Раздался знакомый голос.

— Ана, можно войти? Мне нужно с тобой поговорить.

— Это мама! — ахнула в испуге Диана. — Она не должна увидеть тебя здесь. Тебе нужно спрятаться.

Окончательно проснувшийся Джад оглянулся по сторонам.

— А где мои вещи? Диана накинула рубашку.

— Не знаю.

— Может быть, мне в шкаф залезть, пока она не уйдет?

Кэтрин подергала ручку двери.

— Ана, дверь заперта. У тебя все в порядке?

— Да, мама. Там замок заело. Я сейчас открою.

Она бросила Джаду простыню.

— Завернись и спрячься под кроватью.

— Под кроватью? Но, Ана… Диана остановила поток его возражений поцелуем.

— Ну же, давай.

Джад неохотно повиновался. Когда он скрылся из вида, она открыла дверь.

— Прости, что я заставила тебя ждать, мама. Я зачиталась и заснула.

Вошла Кэтрин в зеленом бархатном халате.

— Чтение очень успокаивает. Я часто сама читаю на ночь. Я хотела бы с тобой поговорить. Нам нужно кое-что обсудить, прежде чем ты уснешь.

— Конечно, мама. Не пойти ли нам в гостиную? Там было бы удобнее.

Графиня покачала головой:

— Зачем? Давай сядем на кровать, как мы это делали, когда ты была маленькая.

Диана затаила дыхание, когда мать подошла к кровати, не заметив валявшиеся на полу брюки Джада. Она проворно затолкала их ногой под кровать. Кэтрин рассматривала лежавшую на столе книгу.

— Читаешь Шекспира, Ана? Я думала, один Эрик его любит.

— Мне тоже его пьесы нравятся. «Сон в летнюю ночь» я больше всего люблю.

— Вот как? Почему тогда книга открыта на «Юлии Цезаре»? Впрочем, это неважно. Садись. Я думаю, тебя очень удивят мои новости.

Диана покорно села, надеясь, что мать скоро удалится.

— Что это за новости, которые не могли подождать до утра?

— Я думала, тебе будет интересно узнать, что Баркли Ивенстон попал в скверную историю в Лондоне.

— А что он сделал? Пытался принудить к замужеству еще одну богатую наследницу?

— Мне очень жаль, что нас не было, когда эта скотина напал на тебя. Как только мы об этом узнали, мы с отцом направились к нему. Я его хотела насадить на вертел и поджарить за его выходку с тобой, но мне не довелось. Баркли Ивенстон исчез.

— Исчез? — рассмеялась Диана. — Скорее всего, скрывается у себя в усадьбе или путешествует на континенте с кем-либо из своих состоятельных друзей вроде барона Монтроза.

— Я бы не была так уверена. После скандала, который маркиз Ренвик учинил два месяца назад, никто в обществе не захочет иметь с ним ничего общего. Даже Монтроз и его компания отреклись от него, когда узнали все.

— Вот теперь я действительно заинтригована, мама. О каком скандале ты говоришь?

— Видишь ли, никто, очевидно, не знал, что Баркли Ивенстон вел двойную жизнь. Маркиз Ренвик был в то же время еще и владельцем притона под названием «Утехи сатаны».

— Там он на меня и напал! Я никогда не думала, что он хозяин этого заведения.

Кэтрин взбила подушки на кровати и откинулась на них.

— И никто этого не знал. Все так бы и осталось тайной, если бы им не овладела жадность и его бы не поймал на шулерстве один из посетителей его заведения.

— Кто же стал его жертвой на этот раз?

— Принц баварский Рэндольф, крестник короля.

Диана ахнула, Кэтрин усмехнулась.

— Очевидно, принц хотел увидеть, как выглядит английский притон. Он вышел из дворца в простой одежде, но со своей охраной. Когда Ивенстон увидел молодого человека с увесистым кошельком за карточным столом, он постарался лишить его этих денег. Но, видно, плохо старался. Принц Рэндольф увидел, как он подменил карту, и уличил его. Конечно, Ивенстон все отрицал. Последовала ссора и драка. Вызвали блюстителей порядка, и многих арестовали, включая…

— Принца Рэндольфа? — хихикнула Диана.

— Вот именно. Принц с подбитым глазом и тремя сломанными ребрами провел ночь в подвале с мошенниками и преступниками. Его величество был ужасно разгневан, узнав, какому обращению подвергся его любимый крестник, и приказал расследовать все происходящее в «Утехах сатаны». В результате тщательно скрываемый секрет Ивенстона выплыл наружу, и это стало концом его общественной жизни. Никто в свете не рискнет навлечь на себя королевский гнев, общаясь с ним.

— Бедный Баркли, — вздохнула Диана. — Он всегда так гордился своим титулом и положением в обществе. Хотя я его ненавижу за то, как он поступил со мной, мне его почти Что жаль. Интересно, куда он делся.

— Многие полагают, что он бежал из Англии, хотя другие думают, что он сменил имя и живет где-то в глуши. Я сама уверена, что они все ошибаются. Через одного знакомого дипломата я узнала, что семья принца Рэндольфа была оскорблена этим происшествием, и они поклялись отомстить Ивенс-тону. Я убеждена, что его уже нет в живых.

Диана вытянулась на постели.

— Ты знаешь, что это значит? Я зря бежала в Ирландию. Если бы я еще несколько недель скрывалась где-то, Баркли Ивенстон никогда бы меня не нашел.

— Это верно, но если бы ты не приехала в Ирландию, Ронана не удалось бы спасти и ты бы не выходила завтра замуж за Джада. Разве ты в чем-либо раскаиваешься, Ана?

— Хотя я и сожалею, что вовлекла тебя и папу во все эти неприятности, я никогда не пожалею, что выхожу за Джада. Мы во многом различны, но в главном у нас много сходства. Я знаю, нам придется нелегко. Я избалована и своевольна, а он упрям и горд. Но я люблю его, а он меня. И пока мы вместе, нам все по силам.

Слезы блестели в глазах Кэтрин, когда она взяла дочь за руку.

— Ты стала славной женщиной, Диана.

— Если так, это потому, что у меня был прекрасный пример в твоем лице, мама. — Диана прикусила дрожащую губу. — Я буду скучать по тебе.

— А я по тебе, детка. Но мы расстаемся ненадолго. Мыс отцом приедем к тебе через несколько месяцев. Я хочу быть рядом с тобой, когда родится мой внук.

— Значит, ты тоже думаешь, что у меня будет мальчик?

Кэтрин улыбнулась.

— Разумеется. Мать всегда знает такие вещи. — Наклонившись, она поцеловала Диану. — Спокойной ночи, детка. Увидимся утром.

Диана села на постели.

— Спокойной ночи, мама. Сладких снов.

У двери Кэтрин обернулась:

— И вам спокойной ночи, Джад. Если не хотите простудиться, советую вам спать в кровати, а не под ней.

Диана недоуменно покачала головой:

— Я поверить этому не могу! Откуда ты узнала?

— Это еще одна вещь из тех, что каждая мать знает. Вот ты сама когда-нибудь увидишь. Спокойной ночи.




17.


— …а теперь можете поцеловать вашу жену.

При этих словах отца Каспера цепи, сковывавшие сердце Джада, упали. Он был свободен. Прекрасная недоступная женщина, которую он любил больше всего на свете, стала его женой. Вместе они преодолели все препятствия. Вместе они обретут счастье, ускользавшее от него последние десять лет. Вместе…

Глядя в его улыбающееся лицо, Диана не удержалась от нервного смешка.

— Так что же, мистер Девлин, намерены вы поцеловать жену или нет? Все ждут. Он усмехнулся.

— Сожалею, что заставил всех дожидаться. Я ждал этого момента всю мою жизнь и намерен сделать это по всем правилам. — Он обнял ее. — Я люблю тебя, Диана Девлин, и буду любить до конца дней.

— Как и я тебя.

Джад скрепил свое обещание поцелуем. Радость переполняла его. И источником этой радости была Диана. Ее любовь стала для него даром небес. Он бы не колеблясь уничтожил всякого, кто осмелился бы причинить ей вред или отнять ее у него.

Он только что собрался сказать ей это, но ему не дали такой возможности. Их окружили с поздравлениями и пожеланиями.

Кэтрин, всхлипывая, обняла дочь.

— Мне трудно в это поверить. Моя крошка — замужняя женщина. Я могу только надеяться, что вы с Джадом будете так же счастливы, как мы с твоим отцом.

Майлс похлопал Джада по плечу и пожал ему руку.

— Начало нашего знакомства было не из приятных, мистер Девлин, но что было, то прошло. Сегодняшний день и будущее — вот что имеет значение. Моя дочь любит вас, и я уважаю ее чувства. Позвольте мне выразить вам мои самые лучшие пожелания и приветствовать вас в качестве нового члена нашей семьи.

Джада покорила искренность графа. Более десяти лет он считал, что все аристократы одинаковы: жадные, ленивые, эгоистичные. Но Майлс Грейсон был совсем другой. Он был сильным, твердым, преданным и щедрым. Можно было только восхищаться этим английским лордом, открыто выступающим за независимость Ирландии и оказывающим помощь ее жителям.

— Спасибо вам, сэр. Не только за ваши добрые слова, но и за то, что благодаря вам могла состояться наша свадьба. Это так много значит для нас обоих.

Майлс покачал головой:

— Не нужно благодарности, Джад. Вы и моя дочь хотели сочетаться браком перед отъездом, и я счастлив, что мне удалось вам в этом помочь. А теперь, с вашего разрешения, мне нужно поговорить с отцом Каспером, прежде чем он удалится. Я должен получить у него список всего необходимого для приходской школы.

Анжела с отцом подошли поздравить новобрачных. Приподнявшись на цыпочки, изящная маленькая женщина поцеловала жениха в щеку.

— Поздравляю, Джад. Я желаю вам и кузине счастья и благополучия, которого вы заслуживаете.

— И я тоже, — сказал Джастин, пожимая руку Джаду. — Если я смогу что-либо сделать для тебя и Аны, дай мне знать.

— Разве недостаточно того, что ты уже сделал? Благодаря тебе у нас с Аной есть дом, ферма и громадные возможности для будущего. Я смогу предоставить жилье матери и брату и обеспечить работой моих друзей, которые едут с нами. Не знаю, смогу ли я когда-нибудь отблагодарить тебя.

— Начинай дело и докажи, что я удачно выбрал-себе компаньона. — Достав из кармана бумаги, он передал их Джаду. — Здесь договор, по которому ферма переходит тебе и Диане, фамилия и адрес моего поверенного. Как только прибудете в Балтимору, повидайтесь с ним. Он поможет вам открыть счета и обосноваться в вашем новом доме.

— Сейчас не время для деловых разговоров, Джастин Прескотт, — заявила подошедшая Кэтрин. — На свадьбе едят, пьют, веселятся, а не обсуждают разные дела.

Ради такого случая графиня отказалась от своего излюбленного мужского костюма. В платье из золотистой парчи, в бриллиантах и с высокой прической в форме короны, Кэтрин Грейсон выглядела воплощенной грацией и изяществом. Джад был поражен, когда она горячо обняла его и поцеловала.

— Поздравляю и приветствую вас в качестве члена семьи. Мне очень жаль, что ваша мать и брат не смогли быть с нами. Когда, по вашему мнению, они получат сообщение, которое мы им отправили сегодня утром?

— Я поручил вашему лакею Питерсу оставить его в лавке в нашей деревне. Ее владелец связан с повстанцами. Завтра к середине дня он доставит письма матери и Ронану.

Кэтрин одобрительно кивнула:

— Превосходно. Тогда они направятся в дублинскую гавань, передадут мою записку Рори и будут готовы отплыть в субботу. Я с нетерпением ожидаю встречи с ними.

Джад огляделся по сторонам:

— А где Ана?

— На кухне. Тилли захотела, чтобы Ана взглянула на свадебный пирог, который она украшала. А вот и Ана. Она разговаривает вон там у дверей с кузиной. — Кэтрин вздохнула. — Я не хочу хвастаться, Джад, но я уверена, что моя дочь — самая красивая молодая, какую я когда-либо видела.

Джад улыбнулся.

— Не стану с вами спорить, миледи. Что касается меня, я не сомневаюсь, что моя жена — самая красивая женщина в мире.

«Алый бархат на многих выглядит вульгарно, но только не на Диане, — подумал он. — Он только выгодно оттеняет ее цвет лица, вместе с белым кружевом на шее и у кистей рук». Джад дивился своему счастью быть женатым на таком совершенстве, когда предмет его мыслей приблизился к нему.

— Приветствую вас, супруг мой! Я только что отправила Анжелу на кухню помочь Тилли, чтобы быть с тобой. Ты по мне соскучился?

— О да, любовь моя. Я подумал, что ты уже раскаялась в своем замужестве и поспешила к отцу Касперу с просьбой расторгнуть брак, — поддразнил он ее.

Диана шутливо ткнула его пальцем под ребра.

— Ваша шутка отнюдь не забавна, супруг мой. Мы женаты, и вам от меня не избавиться, и не мечтайте. Вы у меня в плену.

— И более счастливого пленника на свете никогда не существовало. — Он обнял ее. — Я уже говорил тебе, как очаровательно ты выглядишь сегодня?

— Словами нет. Но твои глаза говорят яснее слов, и это меня радует. Я думала, тебе может не понравиться цвет моего платья. Красное в таких случаях не вполне уместно.

Он покачал головой:

— Только не для тебя, любимая. Оно подходит тебе в совершенстве. Ты в нем как летняя роза.

Краснея от его похвалы, Диана погладила отвороты его синего сюртука.

— Раз уж начался обмен комплиментами, должна сказать, что ты выглядишь изумительно. Мой брат Джеймс недурен собой, но тебе этот костюм больше к лицу. Как только мы приедем в Балтимору, я поведу тебя к портному дяди Колина и мы закажем тебе новый гардероб…

Громкие голоса в холле привлекли общее внимание. Минуту спустя двое мужчин из прислуги Грейсонов буквально втащили в гостиную Лайэма. Упирающийся рыжий ирландец воззвал к Диане и Джаду:

— Ана, Джад, скажите им, что вы меня знаете! Они угрожали мне кишки выпустить, если это не так!

Кэтрин отпустила мужчин движением руки. В это время в комнату поспешно вошел Майлс:

— Я услышал шум. Что здесь произошло?

— Ваши люди схватили одного из моих друзей, — объяснил Джад. — Лайэм, зачем ты здесь? Как там Ронан?

Лайэм снял шляпу и откинул с лица волосы.

— Ронан в порядке. А вот вы с Аной в опасности. Люди, сторожившие Ярдли ночью, говорят, что он поклялся отомстить вам обоим за то, что вы опозорили его. А сегодня рано утром он сбежал из-под стражи. Мы не могли его найти и поэтому увезли Ронана в Дублин для безопасности, а я поспешил сюда, чтобы предупредить тебя.

— Сколько, ты думаешь, понадобится ему времени, чтобы собрать солдат и явиться сюда? Вряд ли он успеет до завтра.

— Ошибаешься. Он уже их собрал, и они на пути сюда, чтобы арестовать вас обоих. Я их опередил, потому что они остановились в деревне, чтобы спросить дорогу.

Джад взглянул на Диану:

— Мы должны ехать немедленно. Я не могу допустить, чтобы ты попала в руки этому негодяю.

— Я пойду переоденусь, пока ты приготовишь лошадей, — сказала Диана. Она повернулась к родителям: — Простите, что мы вот так исчезаем, но у нас нет выбора. Джад и я отправимся в Дублин и встретимся с вами на корабле в субботу утром.

Шум за окнами привлек внимание Кэтрин. Подбежав к окну, она отодвинула портьеру и осторожно выглянула.

— Слишком поздно. Подъехали по меньшей мере десятка два вооруженных людей. Я думаю, за черным ходом тоже следят. Вам не удастся исчезнуть незаметно. — Опустив портьеру, она обратилась к мужу: — Майлс, мы не можем допустить, чтобы этот человек арестовал нашу дочь и Джада. Что нам делать?

— Я отдамся в его руки, — заявил Джад, прежде чем Майлс успел ответить. — Это все моя вина, Ана здесь ни при чем. Если я сдамся и смогу убедить Ярдли, что я заставил ее помогать мне, угрожая убить всех в доме, наказан буду я один.

Диана схватила его за руку:

— Нет! Я не для того выходила замуж, чтобы через час стать вдовой! Если ты выйдешь к ним, я пойду с тобой.

— Дядя Майлс! — Анжела вбежала в гостиную. — Ваши люди препираются с этими верховыми, что подъехали к черному ходу. Отец хотел выйти к ним, но я убедила его подождать вас.

Майлс с минуту помолчал.

— Никто из этого дома не выйдет. Анжела, позови отца. У меня есть план, как раз и навсегда покончить с Ярдли.

— Но, сэр, — запротестовал Джад, — я не позволю вам подвергать кого-либо риску из-за меня. Если я сдамся…

— Забудьте об этом, Джад. Я этого не допущу. Нашей семье случалось попадать и не в такие переделки, и из этой мы тоже выберемся без ущерба для себя. Питере, — обратился он к лакею, — отец Каспер у меня в кабинете. Попроси его сюда. А потом скажи Розе, что я хочу, чтобы вся прислуга собралась в кухне и оставалась там, пока главный констебль и его люди у нас в доме.

Когда Анжела и Питере вышли, Майлс адресовался к Лайэму:

— Главный констебль когда-либо вас видел?

— Нет, милорд. Джад не велел мне снимать маску в его присутствии.

— Отлично. Джад, снимите сюртук и отдайте его Лайэму.

Прежде чем Джад успел что-либо сказать, он заметил, что лицо Кэтрин озарилось восторженной улыбкой.

— Майлс, — сказала она, подходя к мужу. — Мы собираемся разыграть маленький спектакль для главного констебля?

— Вот именно. Ты думаешь, ты сумеешь?

— Разумеется. Что я должна делать?

— Отведи Ану и Джада к нам в комнату и спрячь их в чулане за книжной полкой.

— А зачем у тебя чулан за книжной полкой, мама? — спросила Диана.

— Твой отец распорядился его устроить на тот случай, если кто-то из наших друзей, из тех, кто не в ладах с законом, явился бы к нам в поисках безопасного места. Я никогда представить себе не могла, что он понадобится для моей собственной дочери.

— Подождите минуту, — вмешался Джад. — Я не понимаю, каким образом Лайэм в моем сюртуке и мы с Дианой в чулане сможем чему-то помочь. Ярдли знает, что Диана живет здесь. Если он обыщет дом и не найдет ее, он останется здесь ждать ее появления.

Майлс усмехнулся:

— Ну конечно, он знает, что Диана живет здесь. Мы просто постараемся убедить его, что он ее никогда в лицо не видел.

Диана засмеялась.

— Папа, это замечательно! Я никогда не подозревала, насколько ты можешь быть изобретательным.

Майлс подмигнул ей:

— Это у нас наследственное, Ана, как и слишком пылкие натуры.

Когда она направилась к двери, отец взял ее за руку:

— Дай-ка мне твое кольцо. Оно может пригодиться.

Джад все еще был озадачен.

— Но каким образом…

— У нас будет время поговорить об этом в чулане, — сказала Диана, снимая с пальца кольцо и отдавая его отцу. — Если у тебя нет предложения, чем нам еще заняться.

Ее улыбка и явная уверенность в успехе отцовского плана положили конец сомнениям Джада. Если его прекрасная умница-жена верит, что все будет хорошо, ему не стоит спорить.

Бросив Лайэму свой сюртук, он с Дианой поспешил к лестнице.



Полчаса спустя Ярдли позвали в столовую. Он находился в крайне возбужденном состоянии. Лицо его побагровело. В сером плаще, со шляпой в руках он остановился рядом с креслом, в котором во главе стола сидел граф, и отвесил короткий поклон.

— Простите за вторжение, милорд. Я Хью Ярдли, главный констебль графства. Я здесь по очень важному делу, по делу государственной важности.

Майлс бросил салфетку и гневно на него воззрился.

— Надеюсь, что дело действительно важное. Как видите, у нас сегодня семейный праздник, и всякие помехи мне неприятны. Так почему же вы вломились в мой дом?

Ярдли протянул ему свернутый в трубку пергамент:

— Это ордер на арест вашей дочери Дианы Грейсон.

Граф приподнял брови и засмеялся.

— В самом деле?

Он повернулся к изящной блондинке, сидевшей справа от него.

— Диана, что ты такое натворила? Снова скупила все содержимое местной галантерейной лавки? Анжела, смеясь, покачала головой:

— Глупости, папа! Мы только что приехали. Я еще и вещи не разложила, какие там лавки! А потом, какое преступление в том, чтобы тратить деньги?

— Очень серьезное преступление, если ты тратишь больше положенного тебе содержания и разоряешь этим отца! — усмехнулся Майлс. — Но теперь ты — замужняя женщина и будешь тратить деньги мужа, а не мои. Не так ли, Уинстон?

Лайэм в синем сюртуке с гладко причесанными волосами робко улыбнулся, подергивая шейный платок:

— Да, милорд.

— Папа, не дразни Уинстона, — Анжела нежно погладила Лайэма по руке. — Мы только час как женаты, а ты уже наговорил ему бог весть чего о моих дурных привычках. Не беспокойся, Уинстон, я стану хорошей женой и научусь экономить.

Ярдли, с раскрытым ртом наблюдавший за этим обменом шуточками, внезапно обрел способность говорить:

— Н-н-но эта молодая особа — не ваша дочь Диана Грейсон.

Майлс нахмурился:

— Это не кто иной, как она. Он взял Анжелу за руку:

— Видите это кольцо с фамильным гербом? Диана моя дочь. Это доказывают и счета этой прелестной девицы, которые я оплачивал последние двадцать лет.

— Майлс, в этом нет ничего смешного, — вмешалась Кэтрин. — Главный констебль прибыл к нам по делу, а ты с ним шутки разыгрываешь. — Она снисходительно улыбнулась Ярдли. — Извините моего супруга, но боюсь, что вино, выпитое им по поводу свадьбы нашей дочери, ударило ему в голову. Что это за вздор об ордере на ее арест?

Ярдли вертел в руке свернутый в трубку пергамент.

— Три дня назад ко мне явилась молодая особа, назвавшаяся вашей дочерью леди Дианой Грейсон. Это была высокая красивая девушка с темными волосами. Она была превосходно одета, а ее речь и манеры самого высшего тона. Мои люди сказали, что на дверцах ее кареты был герб Фоксвудов.

Майлс понимающе кивнул:

— Так вот почему наш экипаж нашли на заброшенном пастбище вчера вечером. Местные бандиты воспользовались им для своих гнусных целей. — Он повернулся к Джастину, сидевшему слева от него: — А ты еще говорил, что я напрасно уволил моего конюха. Пари держу, что он — один из этих мошенников, что терроризируют окрестности. А теперь один из них еще и порочит доброе имя моей дочери. Какое же преступление совершила эта особа?

— Не одно, милорд, но главные — похищение, покушение на убийство и помощь осужденному в совершении побега.

Кэтрин ахнула:

— Боже праведный! Какой ужас! — Она улыбнулась сидевшему рядом с ней священнику. — Простите, отец Каспер, за упоминание имени всевышнего при таких обстоятельствах. Я просто вне себя. Как могла молодая женщина совершить такое?

— Папа, я боюсь! — воскликнула Анжела. — Если кто-нибудь в Лондоне услышит о таких чудовищных обвинениях, моя репутация будет навсегда потеряна. Как тогда вы сможете устроить бал для нас с Уинстоном, если я окажусь отверженной и никто к нам не приедет?

Майлс погладил ее по руке:

— Не тревожься, детка. Я об этом позабочусь. Он встал и обратился к сидящим за столом:

— Продолжайте ужин, пока я поговорю с главным констеблем. Когда я вернусь, мы разрежем этот великолепный свадебный пирог и запьем его сверкающим вином, которое так любит моя девочка.

Майлс вышел в холл. Он слышал за спиной у себя поспешные шаги, но не обернулся, пока они с главным констеблем не оказались у парадной двери.

— Ярдли, я не знаю, как вы могли так легко дать себя одурачить, но я не потерплю, чтобы имя моей дочери трепали все, кому угодно, из-за вашей глупости.

— Но, милорд, все это звучало так правдоподобно. Она знала все о вашей семье. Быть может, она служит в вашем доме.

Майлс приподнял брови:

— Маловероятно. Вся моя прислуга — ирландцы, и они служат у меня давно. Единственное исключение — молоденькая горничная по имени Бриджет, маленького роста, с веснушками и мор-ковно-рыжими волосами. У нее такой ирландский акцент, что я сам иногда ее с трудом понимаю. Едва ли это могла быть она.

Ярдли переминался с ноги на ногу.

— Но, может быть, та женщина знала кого-то из вашей прислуги. Если бы я мог допросить слуг и обыскать дом…

— Ни под каким видом!

— Но, милорд, вы не понимаете…

— Нет, это вы не понимаете, — перебил его Майлс. — Вы являетесь в мой дом без приглашения во время свадебного ужина и портите моей дочери самый счастливый день в ее жизни своими возмутительными обвинениями. И если этот ордер не подписан самим королем, я попрошу вас покинуть мой дом.

— Но это еще не все, — настаивал Ярдли. — Кто-то прислал мне письмо на прошлой неделе, где говорилось, что ваша дочь похищена и ее убьют, если я не обменяю ее на одного из заключенных.

— Так вы, видимо, не придали этому письму никакого значения. Иначе вы бы тогда же явились сюда и обнаружили, что это был обман. Диану не могли похитить, так как ее здесь не было.

— Это правда, но я…

— А раз графская дочь была похищена, вам следовало обменять ее на заключенного немедленно.

— Разумеется, разумеется…

Ярдли пятился все дальше и дальше от наступавшего на него графа, пока не оказался припертым к стене.

— Мне было необходимо поймать брата этого заключенного…

— Вы ничтожество! Вы поверили, что мою дочь похитили, но вы и не собирались обменять на нее вашего пленника. Вы настолько увлеклись вашим планом поимки этого брата, что даже не потрудились удостовериться, действительно ли похищение имело место! Да за одно это я бы пристрелил вас на месте!

— Но я исполнял свой долг. Меня назначили на эту должность для поддержания мира и порядка и обуздания мятежников.

Майлс схватил его за отвороты сюртука и встряхнул.

— Вы здесь для того, чтобы охранять достойных подданных его величества. И вы самым жалким образом не справились со своими обязанностями.

— Я… я… простите, милорд, — выговорил, заикаясь, Ярдли. — Мне, право же, очень жаль. Я был не прав. Я надеюсь, я могу как-то искупить свою вину.

Отпустив Ярдли и отряхивая руки, словно он прикоснулся к чему-то грязному или заразному, Майлс презрительно фыркнул:

— Очень сомневаюсь. У меня больше нет времени этим заниматься. Покиньте мой дом и никогда больше не переступайте его порога.

Ярдли старался как-то обойти его.

— Да, милорд. Все, что прикажете, милорд. Он открывал дверь, когда Майлс окликнул его:

— И еще одно слово, Ярдли. Если какой-то слух об этих гнусных обвинениях в адрес моей дочери Дианы долетит до Англии, я уничтожу вас, вашу карьеру, все, что вам дорого. Вы меня поняли?

— Да, милорд. Вполне. Ярдли поклонился, отступая за порог: — Доброй ночи, милорд. Пожалуйста, передайте мои лучшие пожелания новобрачным и мои извинения за то, что я нарушил их спокойствие в такой день. Я больше никогда их не побеспокою.

Минутой позже Майлс усмехнулся, прислонясь к закрытой двери.

— Новобрачные будут очень рады это слышать, очень рады.




18.


На следующее утро в субботу солнце золотистым шаром сверкало в синем осеннем небе. Дул ветерок, и волны бились о борта готовившегося к отплытию корабля.

Диана в меховой накидке прогуливалась с матерью по палубе.

— Я поверить не могу, что пускаюсь в путь без тебя, мама. Кроме моей последней поездки сюда, я никогда еще не плавала на корабле без тебя.

Кэтрин стиснула ей руку.

— Все будет хорошо, Ана. Дядя Рори поможет тебе и твоей новой семье устроиться в Балтиморе. Следующей весной мы с папой привезем твоих братьев и сестру повидаться с тобой. Быть может, Эрик к тому времени одумается и вернется домой, так что и он приедет с нами.

Диана услышала печальную нотку в этих последних словах, но и виду не подала. Ее брат Эрик внешне очень походил на отца, но свой неукротимый дух он унаследовал от обоих родителей. Как и она сама, он был упрям и больше всего дорожил своей независимостью. Но, самое главное, он был борцом по природе и выходил невредимым из всяких переделок. Где бы он ни был и чем бы он ни занимался, Диана не сомневалась, что его везде ждет успех.

Больше всего Диану сейчас заботил ее брат-близнец Джеймс.

— Мама, когда ты передашь Джеймсу мое письмо, скажи ему, пожалуйста, что я действительно очень счастлива. Он всегда был моим защитником, и я боюсь, что он не простит себе, что не помог мне в минуту опасности.

— Что верно, то верно, — усмехнулась Кэтрин. — Джеймс даже мне и отцу не дал бы против тебя слово сказать. Я передам ему твои слова, но не удивляйся слишком, если он вскоре сам явится в Балтимор убедиться, так ли это.

Смех раздался с другого конца палубы, где Майлс разговаривал с Джадом, Финбаром, Дермотом и Лайэмом.

— Твой отец, верно, снова рассказывает о своих подвигах в столкновении с главным констеблем. Он ведет себя так, словно только что был избран премьер-министром, папой римским и архиепископом Кентерберийским сразу! А он всего только перехитрил придурковатого правительственного чиновника, чья жажда мести чуть не сгубила его.

— Но, мама, этот придурковатый чиновник мог бы погубить меня своими обвинениями. Благодаря папе я смогу приезжать в Англию, не боясь ареста.

Кэтрин обняла дочь.

— Это звучит заманчиво, но у тебя не будет времени для путешествий ближайшие несколько лет. Устройство нового дома, ребенок, конный завод, о котором ты всегда мечтала, займут тебя полностью. Хорошо еще, что Тилли и Нора помогут тебе.

— Я рада, что Тилли решилась поехать со мной. Она встретилась с матерью Джада только вчера, но они уже подружились. Сейчас они у меня в каюте решают, что им еще нужно приготовить для ребенка. Не знаю, будет ли это мальчик или девочка, но ребенок будет всеми любим и отлично одет.

Услышав, как кто-то назвал ее по имени, Кэтрин обернулась и увидела своего названого брата Рори О'Бэньона.

— Если ты не хочешь отплыть с нами, Кэт, время прощаться. Скоро начнется прилив, и я не хочу упустить попутный ветер.

Кэтрин улыбнулась высокому рыжему бородачу:

— Иду, Рори. Я надеюсь, ты позаботишься о моей девочке.

— Ну конечно, Кэт. Ана мне как собственная дочь.

— Ну все твои «собственные» — мальчишки, — засмеялась Кэтрин. — Не знаю, как это твоя Мег управляется с десятью сыновьями.

Рори обнял ее.

— У моей Мег золотое сердце, и нравом она тебе не уступит. — Он поцеловал ее в лоб. — Увидимся, когда я вернусь.

Диана со вздохом обняла мать.

— Я буду скучать по тебе, мама. Я напишу тебе, как только смогу, и я не забуду ничего из того, чему ты меня научила.

— А как же я, Ана? — спросил Майлс, подходя к ним с Джадом. — Найдется у тебя что сказать на прощание своему отцу?

Слезы выступили у Дианы на глазах. Еще секунда, и она разрыдалась в его объятьях.

— О да, папа. Я буду и по тебе скучать. Джад поднес руку Кэтрин к губам:

— Благодарю вас, леди Кэтрин. Без вашей помощи я бы все еще искал пути вывезти мою семью и друзей из Ирландии. Вы и граф спасли нам жизнь, и я буду вам вечно благодарен.

— Женившись на нашей дочери, вы стали нашим сыном. — Кэтрин обняла его. — А мы всегда помогаем своим. И не называйте меня «леди Кэтрин». Мы теперь одна семья, и, если вы не можете называть меня мамой, называйте просто по имени. Джад улыбнулся.

— Если вы позволите, леди… Кэт… Кэтрин. — Лицо его внезапно изменилось. — Нет, этого не может быть!

— В чем дело?

— Ну да, конечно, теперь вся понятно.

— Да что понятно?

— Я был подростком, когда мой отец и Финбар говорили об одной пиратке, которая доставляла в Ирландию еду и оружие. Они говорили, что эту женщину следует причислить к лику святых за все то добро, что она сделала. Я помню, что смеялся, потому что не понимал, как это можно молиться святой по имени Кэт. Когда Диана сказала мне, что ее отец женат на мятежнице, я и не догадывался, что она говорит о знаменитой Леди Кошке…

Кэтрин, улыбаясь, приложила палец к его губам.

— Это, мой мальчик, семейная тайна. — Она кивнула в сторону мужа. — Не дай бог, чтобы Майлс услышал, что вы называете меня этим именем. Я обожаю его, но он становится тираном, когда речь заходит о моем прошлом.

— Вы и Майлс счастливы в браке. Не могли бы вы дать мне совет, как нам с Аной быть такими же счастливыми?

Кэтрин с минуту подумала:

— . Запомните четыре простые вещи, Джад. Заботьтесь друг о друге. Никогда не ложитесь в постель в ссоре. Будьте всегда готовы попросить прощения, если искренне считаете себя виноватым.

— Кэтрин, вы сказали, что следует запомнить четыре вещи, но вы назвали только три.

Наблюдая за тем, как он обнял подошедшую Диану, Кэтрин улыбнулась:

— Четвертая у вас уже есть. Взаимная любовь. Если она у вас есть, остальное очень просто.



Час спустя, стоя на молу, Кэтрин и Майлс смотрели вслед исчезавшему вдали кораблю.

— Я никогда не думала, Майлс, что отношусь к числу матерей-наседок, — сказала Кэтрин, утирая слезы. — Сначала Эрик покинул нас и пустился в приключения, а теперь наша красавица-дочь начинает свою жизнь отдельно от нас. Это все равно как утратить какую-то часть себя самой.

Майлс обнял ее и поцеловал в губы.

— Такова жизнь, Кэтрин. Дети рождаются, мы их растим, а как только они вырастают, они уходят. Так всегда бывает.

— Может быть. Но кто сказал, что мне это должно быть по нраву?

— И к тому же нам есть чему радоваться.

— Да, ты прав. Диана вышла за прекрасного человека, и будущей весной я стану бабушкой. Майлс потерся щекой о ее щеку.

— И ты станешь самой прекрасной и желанной бабушкой на свете, любовь моя.

Кэтрин улыбнулась и обняла мужа.

— Как и я, наша дочь полюбила врага и завоевала его сердце. Я молю бога, чтобы Диана с Джадом были так же счастливы, как и мы с тобой.

Нежно прижимая к себе жену, Майлс поцеловал ее.

— Они будут счастливы, любовь моя, непременно будут, моя прекрасная Леди Кэт.



notes


Примечания





1


Cat(англ.) — кошка.




2


Доброе утро, графиня. Смею заметить, что вы сегодня совершенно обворожительны (фр.).




3


Благодарю, дорогой герцог. Вы очень любезны (фр.).


назад вперед | первая последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.